Все об интимной пластике

Пластическая хирургия

Тэги: 

Сегодня мы говорим об интимной пластике. Не секрет, что в последние годы пластическая хирургия набирает обороты, в том числе и интимная хирургия. Ее называют одним из главных трендов последних лет. Вы у себя в клинике замечаете рост популярности этого направления медицины?


Евгений Лешунов: Мы начинали в 2004 году во Владивостоке, где было 600 тысяч населения, и тогда уже был спрос на эти операции. Сегодня, имея практику в Москве, мы можем говорить, что с каждым годом идет рост около 20-30%, и это очень много.


Вы занимаетесь и пациентами мужчинами, и женщинами. Кто чаще всего к Вам обращается?


Евгений Лешунов: У нас есть ассоциация гендерной медицины, поэтому мы гендером особенно увлекаемся, и по опыту нашей клиники можно сказать, что в процентном соотношении на 80% женщин больше, чем мужчин.


С какими проблемами к Вам чаще всего приходят пациентки, заинтересованные в интимной хирургии?


Евгений Лешунов: У нас даже есть такая статистика, что около 13% пациентов приходят к нам с вопросами превентивного характера. Они хотят профилактировать развитие возрастных изменений, в том числе в интимной области. Около 20% это пациентки, которые приходят к нам только лишь за эстетикой: эстетические проблемы малых половых губ, то есть врожденные изменения. Большое количество пациентов приходит с послеродовыми изменениями, возникающими даже после кесарева сечения, и пациентки с постменопаузальными изменениями, когда наступила менопауза и пациенты получили заболевания. И они приходят уже не как пациенты эстетического профиля, а за эстетической процедурой по медицинским показаниям.

 

Есть такой миф, что за интимными операциями лучше обращаться к гинекологу, а не пластическому хирургу. Как получилось, что интимная хирургия выведена из общей в отдельную специализацию? Какова история вопроса?


Евгений Лешунов: Многие врачи до сих пор спорят и ругаются насчет этого, потому что здесь дело в том, что получился достаточно вкусный кусок пирога в итоге, и все пытаются его поделить между собой. История интимной хирургии начинается в 1860 году, когда Бернулли выполнил первое восстановление девственной плевы. Сегодня это больше относят к реконструктивным операциям или к эстетическим, тем не менее, это считается началом. После этого был огромный вклад детских хирургов, как ни странно. Детские хирурги начали публиковать работы по врожденным изменениям малых половых губ и выполняли эти операции девочкам. Первый вклад в развитие именно эстетической коррекции сделали пластические хирурги и подарили эту технологию гинекологам, и сегодня гинекологи активно ею пользуются.


Технический прогресс идет вперед, в том числе в области медицины, появляются новые технологии, новые методики операций, лечения, которые гинекологам, урологам не были доступны. В пластической хирургии Вы это активно применяете?


Евгений Лешунов: Это как раз и послужило методом развития эстетической гинекологии, эстетической андрологии как самостоятельных направлений. Когда-то гинекологи имели определенное количество пациентов, которым хотели помочь, но такие методы, как лазерные технологии, использование различного рода наполнителей, филлеров, ботулинического токсина, стимулирующих препаратов и даже применение жировой ткани как одного из главных регенеративных методов, который мы сегодня применяем в эстетической гинекологии, были доступны только пластическим хирургам. Сегодня пластические хирурги и специалисты эстетической сферы, в том числе и косметологи, делятся с гинекологами своими знаниями, и они активно внедряются в этот процесс на благо качества сексуальной жизни наших пациентов.


В нашей программе хотелось бы все-таки разобраться в интимной хирургии, интимной пластике —это больше эстетика или здоровье? Какие показания к интимным хирургическим операциям?


Евгений Лешунов: Когда мы начинали заниматься данным вопросом, это была эстетика, медицина качества жизни. Мы хотели получить качество сексуальной жизни наших пациентов и использовали методики для улучшения внешнего вида, будь то вульва, увеличение полового члена, различные методики. Но с применением новых технологий, таких как лазеры, которые позволили малоинвазивно подходить к лечению пациентов с пролапсом влагалища, то есть опущением его стенок, стрессовым или ургентным недержанием мочи, вагинальной атрофией, позволило нам взглянуть на технологии, которые мы применяли для эстетики, с медицинской точки зрения. И мы получили огромный ответ от наших пациентов, большие положительные эффекты. Сегодня получилось так, что мы внедрили эстетическую медицину в гинекологию и получили современные малоинвазивные методы лечения именно гинекологической или урологической патологии.


Женщины обращаются к Вам с серьезными травмами, это не только эстетическая сторона, например, послеродовые травмы, разрывы, растяжки?


Евгений Лешунов: Классическое гинекологическое пособие подразумевает восстановление в послеродовом периоде, однако многие из этих пациенток приходят к нам с последствиями раннего вмешательства, неудовлетворенные этим результатом. Поэтому приходится выполнять данные процедуры. Показаниями к интимной пластике могут врожденные ситуации, будь то гипоплазия, недоразвитие больших половых губ, гиперплазия или увеличение малых половых губ, несостоятельность преддверия влагалища, которое сформировалось уже в послеродовом периоде, и так далее.


Если это чисто эстетическая сторона, как соблюсти идеальный баланс? Ведь когда мы приходим к обычному пластическому хирургу с желанием сделать ринопластику, изменить форму груди, тут все более-менее понятно, учитывается желание пациентки и факторы, что можно и что нельзя. Как это происходит в интимной пластике? Вам приходится отказывать пациенткам в операциях?


Евгений Лешунов: Это очень важный вопрос, на самом деле. По оценкам американских психологов и сексологов, более 90% операций в интимной области выполняется без каких-либо медицинских показаний, чисто с эстетической точки зрения или для улучшения качества сексуальной жизни. Однако мы отказываем многим пациентам, когда к нам приходят и просят полностью убрать малые половые губы, или при абсолютно нормальном размере полового члена пациент просит сделать для него невероятные размеры. Естественно, таким пациентам мы предлагаем консультацию психиатра или психолога.

 

Если пациент не намерен отступать от своей цели, приходится выполнить эту процедуру, потому как был случай, когда в Белоруссии молодой человек в тату-салоне отрезал девушке половые губы, т.к. доктора не взялись сделать эту операцию. Девочка оказалась в реанимации с кровотечением. Это дает нам понимание того, что если мы сегодня отказываем человеку в операции, то должны понимать, чем это может закончиться. Он пойдет к непрофессионалу и получит отрицательный результат, и это уже будет наша вина, потому что мы ему отказали.

 

По оценкам американских психологов и сексологов, более 90% операций в интимной области выполняется без каких-либо медицинских показаний, чисто с эстетической точки зрения или для улучшения качества сексуальной жизни.



Какие возрастные ограничения у этих операций?


Евгений Лешунов: Абсолютно никаких. Если мы говорим в целом об эстетической гинекологии или эстетической андрологии, то пациенты приходят с различными патологиями: с недержанием мочи, желанием его малоинвазивной корректировки. И сегодня мы ему отказываем в хирургическом вмешательстве по жизненным показаниям, однако малоинвазивные вмешательства, такие как введение гиалуроновой кислоты в парауретральное пространство позволяет даже в 80 лет избавить человека от недержания, а если и не избавить полностью, то хотя бы сократить число инцидентов.

 

Введение гиалуроновой кислоты в парауретральное пространство позволяет даже в 80 лет избавить человека от недержания мочи, а если и не избавить полностью, то хотя бы сократить число инцидентов.




Как Вы можете помочь при мужском бесплодии?


Евгений Лешунов: Это бич нашего времени. Более 50% бесплодных браков связаны с мужским фактором. Есть такое важное направление, как хирургическая андрология, которая подразумевает вмешательство на яички, семявыносящие протоки. Все эти реконструктивно-восстановительные операции выполняются в микрохирургических центрах.

 

Более 50% бесплодных браков связаны с мужским фактором.


И это действительно решает проблему бесплодия?


Евгений Лешунов: Статистику привести сложно, но в среднем, если мы предъявляем именно факторам облитерации, нарушениям выброса, то устранив этот фактор, мы сможем сделать человека сделать фертильным.


Но наверняка же есть противопоказания к такого рода операциям?


Евгений Лешунов: Естественно, есть. Мы делаем спермограмму, получаем ноль, и говорим пациенту, что, возможно, он бесплоден, но предварительно нам нужно выполнить биопсию яичка, взять микрохирургическим путем кусочек яичка, посмотреть под микроскопом. Если найдем там живых сперматозоидов и в нормальном количестве, мы будем говорить о том, что, возможно, есть фактор обструкции, облитерации, и эта операция даст ему возможность выполнить свою фертильную функцию естественным путем. Если же мы там ничего не находим или 2-3 дохлых сперматозоида, мы ему говорим, что здесь есть возможность попробовать ВРТ — вспомогательные репродуктивные технологии.

 

К вспомогательным репродуктивным технологиям сегодня относят ЭКО, процедура ИКСИ, то есть все искусственные инсеминации относятся к технологиям ВРТ.

 

То есть основные противопоказания носят общий характер, как и для всех хирургических вмешательств?


Евгений Лешунов: Да, абсолютно. Главным противопоказанием является отсутствие показания к операции.

 

С чем чаще всего обращаются женщины к интимной пластике?

 

Евгений Лешунов: Есть определенный топ процедур, например, увеличение точки G, немного дискутабельный момент, на ней нужно останавливаться подробнее.

 

Расскажите, что собой представляет такая операция?

 

Евгений Лешунов: Это даже не операция, а процедура. Она заключается во введении геля гиалуроновой кислоты в переднюю стенку влагалища.

 

Это общая анестезия?

 

Евгений Лешунов: Это делается вообще без анестезии, она здесь не нужна. Стенка влагалища практически не чувствительна при введении тонкой иглы. Единственное, при введении геля девушка чувствует легкое распирание или жжение, связанное с введением препарата или с тем, что он раздвигает собой ткань.

 

Однако, зачем выполняется эта процедура, уже более интересный вопрос. Совсем недавно, буквально лет 10 назад, наконец-то открылось, что у женщин, оказывается, есть простата, и этот вопрос очень интересный, потому как он много кем признается, много кем не признается. Иммуногистохимические исследования, аутопсийный материал — доказательств выше крыши, которые Международная академия по анатомической номенклатуре гистологических образований активно приняла к обращению. Сегодня термин female prostate активно муссируется и употребляется. Так вот, введение в точку G, в зону проекции женской предстательной железы, в переднюю стенку влагалища, является абсолютно эстетической процедурой, она никаким образом не влияет на саму ткань простаты, однако увеличивает чувствительность влагалища. И те девушки, которые ранее не испытывали оргазма ввиду каких-либо проблем с передачей возбуждений на саму предстательную железу, сегодня могут его получать после этой процедуры.

 

Сейчас очень популярна пластика влагалища. Это чисто эстетическая история, когда женщин что-то не устраивает?

 

Евгений Лешунов: Вы затронули одну из больных тем эстетической гинекологии. С одной стороны, это очень болезненная реабилитация после операции, с другой стороны, эту методику пластические хирурги приняли от гинекологов, потому что классическая гинекологическая операция позволяла устранять пролапс передней, задней стенки и несла чисто медицинский вклад, то есть когда был пролапс. Однако пластические хирурги в свое время поняли, что с помощью этой процедуры можно увеличить ощущения девушке и начали выполнять ее с целью улучшения качества сексуальной жизни. В результате, по самой скромной американской статистике Майкла Голдмана, это около 16% осложнений, т.е. это каждая пятая. Сюда входит диспареуния, то есть это боли, которые будут ее преследовать во время секса, ранение прямой кишки, мочевого пузыря, уретры, образование рубцов и прочие проблемы, которые могут возникнуть. Поэтому сегодня мы стремимся уйти от хирургических пособий. Когда вагинопластика не показана, когда нет пролапса, делать ее — большое преступление.

 

Мы идем в сторону малоинвазивных технологий. Сегодня есть лазерное вагинальное омоложение — эта тема обсуждается практически на каждом конгрессе. И связано это с тем, что эта технология позволяет производить обработку стенок влагалища тем же самым лазером, которым мы раньше обрабатывали только кожу. Сейчас мы с помощью специальных насадок обрабатываем стенку влагалища, и это позволяет нам устранить и вагинальный пролапс, и недержание, и убрать сухость, и даже работать с онкологическими пациентами, ранее перенесшими рак молочной железы. Сегодня ни одна другая технология не позволяет этого сделать.

 

В результате вагинопластики, по самой скромной американской статистике, это около 16% осложнений, т.е. это каждая пятая. Сюда входит диспареуния, то есть это боли, которые будут ее преследовать во время секса, ранение прямой кишки, мочевого пузыря, уретры, образование рубцов. Когда вагинопластика не показана, когда нет пролапса, делать ее - большое преступление.

 

Буквально 15-20 лет назад такая щепетильная тема, как интимная пластика не обсуждалась не то что публично, такими интимными подробностями люди делились шепотом друг с другом. Сейчас по телевизору открыто об этом говорят, показывают результаты своих работ. С моральной точки зрения, это хорошо или плохо?

 

Евгений Лешунов: На самом деле, интимная сфера должна оставаться интимной, но проблема в чем, что единственное проведенное в России исследование по качеству сексуальной жизни в 2005 году в Ростовской области показало, что у нас больше 50% женщин живут с сексуальными дисфункциями. Половина из них живет без оргазма, 20% живет с болями, которые мучают их не только во время сексуальной жизни, но и в повседневной, и они считают это нормой. Возможность развития и популяризация интимной пластики ведет нас к улучшению качества сексуальной жизни, а она является одним из ключевых понятий качества жизни в целом.

 

Больше 50% женщин живут с сексуальными дисфункциями. Половина из них живет без оргазма, 20% живет с болями, которые мучают их не только во время сексуальной жизни, но и в повседневной, и они считают это нормой. Возможность развития и популяризация интимной пластики ведет нас к улучшению качества сексуальной жизни, а она является одним из ключевых понятий качества жизни в целом.

 

Если говорить о статистике, насколько увеличилось количество обращений к Вам с просьбой переделать то, что когда-то сделали другие?

 

Евгений Лешунов: Есть такая статистика — около 20-30% операций, которые удается выполнять в нашей клинике, действительно направлены на устранение дефектов. Это не связано с тем, что врачи плохо работают, просто есть определенный контингент врачей, который никогда этому не обучался, но который считает, что он вполне хорошо в этом разбирается. На это направлены наши обучающие программы. За 10 лет нами обучено более 1000 врачей, в том числе врачей из зарубежья, Латинской Америки, Азии, стран Ближнего Востока, мы даже обучали в Саудовской Аравии, хотя у них сегодня это закрытая тема.

 

К чему может привести некачественная женская интимная пластика? Можете описать последствия и угрозы для женщины, которая хочет что-то переделать, но не осознает ответственности и идет к кому попало?

 

Евгений Лешунов: Разнообразие этих процедур дает разнообразие возможных осложнений. Если это вагинопластика, мы уже проговорили об огромном количестве возможных осложнений. Лабиопластика, пластика малых половых губ иногда даст хороший результат, иногда это асимметрия или настолько убираются малые половые губы, что открывается вход во влагалище и идет заброс энтерогенной микрофлоры, то есть у девушки будут рецидивирующие вульво-вагинальные заболевания инфекционного характера, рецидивирующие циститы и прочие заболевания, связанные с воспалительным компонентом. Помимо этого, будет сухость и неудовлетворенность половым актом.

 

От введения различного рода гелей, наполнителей могут начинаться от воспалительных осложнений до крайне неприятных. Недавно нам удалось видеть такую пациентку, у которой развились флегмона и абсцесс в области больших половых губ после некачественно выполненной процедуры. Пациентка была сначала в реанимации, после чего с ней поработали гнойные хирурги, сделали лампасные разрезы, выпускали оттуда все неприятности, и потом с эстетической точки зрения нам пришлось с ней работать.

 

Легко ли исправить такие последствия?

 

Евгений Лешунов: К сожалению, это самая сложная часть нашей работы — переделать то, что уже было сделано. Недавно приходила пациентка, которая в 20 лет сначала убрала себе малые половые губы, потом большие половые губы, и сегодня к нам пришла, как африканская женщина после ритуального обрезания, когда убирается вся вульва. Фактически выполнена вульвэктомия, и то, что сегодня есть на месте вульвы, там рубцы и рубцово-измененная кожа. Она делала это в частной клинике, и врачи пошли на такую сделку с совестью, ради денег выполнили такую калечащую операцию.

 

Если говорить о современных технологиях в области интимной пластики, какие методы Вы используете?

 

Евгений Лешунов: Изначально мы начинали только с хирургической пластики, то есть все, что у нас было – это скальпель и  возможные его применения. После этого был жир, который мы брали методом липосакции и делали фэтграфтинг, и сегодня до сих пор используем эту технологию. Она очень популярна и дает фантастический регенеративный результат. Но в последующем появились филлеры, гиалуроновая кислота, которую использовали косметологи, мы сделали специальные препараты для гинекологов, дли интимной области, для урологов, которые сегодня активно используют в этой сфере. Они тоже стали популярны, и это позволило нам расширить количество врачей, которые могут применять эти технологии. Если раньше хирургию могли делать только хирурги, и с жиром тоже могли работать только хирурги, то сегодня и гинекологи, и косметологи могут работать в этой области, применяя филлеры гиалуроновой кислотой в разных областях.

 

Когда же появились лазерные технологии, для нас это открыло новый мир, медицинскую часть этой проблемы. Применение эрбиевого лазера позволяет нам устранить огромное количество заболеваний, реабилитировать пациентов с различной степенью нарушений и придать им нормальное качество жизни.

 

Последние тренды – это применение нитевых методов. Раньше мы применяли нитевые методы только для лица, пластики тела, придания контуров, то есть малоинвазивный лифтинг. Мы давно ушли от классического фейслифтинга, и тем пациентам, которым он сейчас не показан, мы выполняем нитевой лифтинг, он очень эффективен в своей практике. При вагинопластике часто выполнялась перинеопластика, пластика именно промежности – не столько стенки влагалища, сколько ширины входа во влагалище. Сегодня это возможно сделать с помощью нитей, что малоинвазивно. Если после вагинопластики как минимум 3 месяца нельзя заниматься сексом и месяц женщина не может даже сидеть нормально, то эта технология позволяет за месяц абсолютно свободно восстановиться и вернуться даже к фитнесу.

 

Последние тренды – это применение нитевых методов. При вагинопластике часто выполнялась перинеопластика. Сегодня это возможно сделать с помощью нитей. И если после вагинопластики женщине как минимум 3 месяца нельзя заниматься сексом и месяц она не может даже сидеть нормально, то эта технология позволяет за месяц абсолютно свободно восстановиться и вернуться даже к фитнесу.

 

Какие еще операции Вы выполняете мужчинам?

 

Евгений Лешунов: Мужчин у нас очень мало, они, как правило, очень боятся. Но если зарекомендовать себя, как врача, разбирающегося в эстетической андрологии, пластике полового члена, то отбоя от пациентов не будет, потому что интернет пестрит этой рекламой. Сегодня как раз многих мужчин и отталкивает избыточность этой самой рекламы.

 

Как не заблудиться в мире рекламы? Ведь сейчас у нас каждый мнит себя специалистом. Что нужно делать, чтобы не ошибиться в выборе хирурга, что должно насторожить или как сразу понять, что к этому человеку не стоит обращаться?

 

Евгений Лешунов: Я думаю, что громкие названия, низкие цены – это все то, что выдает в человеке не такого уж большого специалиста. Однако многие специалисты у нас себя зарекомендовали тем, что ведут так называемый дневник врача. О каждом пациенте, которого они прооперировали, они выкладывают какую-то запись.

 

То есть отзывы клиентов, коллег, рекомендации?

 

Евгений Лешунов: Да, это отзывы клиента и публикация своих клинических случаев.

 

Давайте перейдем к денежному вопросу. Какая цена должна вызывать подозрение у пациента и дорого ли это?

 

Евгений Лешунов: Мое мнение, что интимная пластика должна стоить дорого, потому как это качество жизни, это качество сексуальной жизни, и пациент его не осознает, пока он за него не заплатил. Сегодня большинство пациентов приходят уже в зрелом возрасте выполнять то же самое обрезание по эстетическим показаниям. Они к нему относятся, как к правильной эстетической процедуре.

 

Интимная пластика — дорогое удовольствие. Но грамотные врачи умеют различать: когда вы делаете эстетическую процедуру по показаниям улучшения качества жизни, она стоит дорого, когда же для лечения заболевания, она стоит дешевле.

 

Интимная пластика — дорогое удовольствие. Но грамотные врачи умеют различать: когда вы делаете эстетическую процедуру по показаниям улучшения качества жизни, она стоит дорого, когда же для лечения заболевания, она стоит дешевле.

 

От чего это дорогое удовольствие начинается?

 

Евгений Лешунов: Все зависит от конкретной процедуры. Лазерные процедуры для женщин стоят от 15 до 45 тысяч в клиниках разного уровня, у врачей разного аппетита. Если мы говорим о лабиопластике, в регионах эта процедура может стоить 15 тысяч, в Москве цены начинаются от 25 тысяч и выше. Все зависит от сложности клинического случая и от конкретной ситуации.

 

То же самое и у мужчин, то есть пластика полового члена выполняется довольно часто. Очень много клиник предлагают данную процедуру, и цены разнятся в зависимости от процедуры. Допустим, удлинение полового члена за счет подрезания связки, подвешивающей половой член, так называемая лигаментотомия, в среднем стоит около 45 тысяч в Москве. Однако, если врач к этому подходит более серьезно, он сразу же предлагает пациенту правильный экстендер — тот девайс, который будет растягивать белочную оболочку, тем самым удлинять еще больше половой член. Такой девайс стоит в районе 20-25 тысяч. В среднем, такая процедура должна стоить от 70 тысяч.

 

Сколько в среднем длятся операции в интимной пластике?

 

Евгений Лешунов: Все зависит, опять же, от процедуры. Это не нейрохирургия, здесь нет 4-5-часовых операций, но если мы делаем ту же лабиопластику, она не может выполняться меньше, чем за 45 минут. У всех великих врачей лабиопластика, пластика малых половых губ длится от 45 минут до 1,5 часов, и главный их тезис — когда ты знаешь, что ты делаешь, эта операция не может быть: а) простой и б) быстрой. У нас во многих роддомах предлагают роженицам сделать это сразу в послеродовом периоде: два зажима кинули, по ним обрезали и обметали. Результат этих операций мы часто видим, потому что нам приходится их переделывать.

 

У всех великих врачей лабиопластика, пластика малых половых губ длится от 45 минут до 1,5 часов. Главный их тезис — когда ты знаешь, что ты делаешь, эта операция не может быть: а) простой и б) быстрой. У нас во многих роддомах предлагают роженицам сделать это сразу в послеродовом периоде: два зажима кинули, по ним обрезали и обметали. Результат этих операций мы часто видим, потому что нам приходится их переделывать.

 

Какой период реабилитации после такого рода операций?

 

Евгений Лешунов: Все зависит от конкретной операции. После вагинопластики это месяц, как минимум, вы не можете нормально сидеть, до трех месяцев без вагинального коитуса. Если мы говорим о лабиопластике, то около месяца без вагинального коитуса, однако к активной социальной жизни можно вернуться уже через 3 дня и не бояться каких-либо проблем.

 

Что касаемо мужчин, у них немножко все сложнее. Если мы говорим об удлиняющих или утолщающих процедурах, опять же полтора-два месяца без активной половой жизни, некоторым из этих пациентов мы назначаем специальные препараты, антидепрессанты для того, чтобы блокировать эрекцию. В течение 1-1,5 недели у него не должно быть даже эрекции, чтобы швы не ушли туда, куда не нужно, чтобы жир при липофилинге полового члена оттуда не убежал, не растворился, не был задавлен, ишемизирован. Соответственно, все варьируется от переделенной процедуры.

 

Вот приходит к Вам девушка 18 лет с просьбой что-то себе переделать, перекроить, Вы будете ее останавливать, объяснять, что могут быть осложнения, и зачем в 18 лет это делать?

 

Евгений Лешунов: Естественно, мы обсуждаем эти вопросы, однако нужно брать во внимание, что в 18 лет к нам приходят девушки, которые еще не жили половой жизнью, у них комплекс, они не могут вступить в половой контакт, добиться от себя каких-то действий, потому что считают, что у них что-то не так, комплекс раздевалки. Тут проблема, скорее, психологическая, может быть сексологическая, и тут два варианта: либо отправить к сексологу, который убедит в том, что это нормально, либо, если это действительно так, есть гипертрофия, и она выраженная, будет ей мешать и в интимном плане, и в жизни, то таких пациентов я понимаю. И даже если девушка не живет половой жизнью, даже если она не рожала, я ее беру на операцию.

 

Операции по восстановлению девственной плевы — это сложная операция?  Часто приходят с такой просьбой?

 

Евгений Лешунов: Операция не частая, особенно в нашем регионе. Что касаемо кавказского региона, там в некоторых областях это выполняется по религиозным показаниям. В нашем случае чаще всего приходят пациентки, которые говорят о том, что мы хотим сделать подарок любимому на годовщину. В этом случае у нас есть два варианта выполнения этой операции. Один вариант будет краткосрочный, когда через 2-3 дня все прошло, женщина занимается любовью, и проявляется эффект той самой девственной плевы, то есть она получает желаемое кровотечение, некую болезненность, которую она хотела ощутить, и обоим приятно.

 

Что касается девушек, выполняющих это по религиозным показаниям, там выполняется более сложная операция с выкраиванием лоскута из слизистой влагалища и установкой его в позицию остатков девственной плевы. Такая операция дает более длительный и качественный результат, но и более длительную реабилитацию.

 

Вам не приходилось сталкиваться с тем, что женщина хочет что-то изменить, улучшить свое качество жизни, но в последнюю минуту оказывается морально не готовой к операции? Какие слова Вы находите для таких пациенток?

 

Евгений Лешунов: Таких пациенток очень много, и я очень рад, что даже не пытаюсь их переубедить. В моем случае, если пациентка сомневается, я ее отправляю подумать, она должна пережить этот период, понять, чтобы после операции она не сожалела. Потому как если девушка пошла и выполнила эпиляцию интимной области, которая сегодня тоже является безумно популярной, то волосы отрастут, и все будет в норме. Но если она выполнила лабиопластику, то вернуть тот же самый объем половых губ, который у нее был, практически невозможно.

 

Вокруг интимной коррекции всегда витает очень много слухов, домыслов, и интернет этим переполнен. У людей есть определенные страхи, многие опасаются осложнений, онкологии, бесплодия. Вы, как врач, можете заверить, что никаких последствий для здоровья эти манипуляции, если они правильно исполнены, не несут?

 

Евгений Лешунов: Здесь нет никаких абсолютных эффектов, которые могли бы ограничить дальнейшую жизнь. Никаких побочных эффектов, осложнений мы в своей практике точно не видели. Мировая статистика говорит, что отдаленных последствий после интимной пластики практически никогда не бывает, и если это выполнено профессионалом, по четким показаниям, никаких проблем в этом случае не будет.

 

Мировая статистика говорит, что отдаленных последствий после интимной пластики практически никогда не бывает, и если это выполнено профессионалом, по четким показаниям, никаких проблем в этом случае не будет.

 

 

Обрезание может носить как религиозный характер, так и медицинский. Для чего нужно делать обрезание, что оно может изменить в качестве жизни мужчины?

 

Евгений Лешунов: Я своим пациентам проговариваю, как мантру: практично, эстетично и гигиенично. Мне приходилось работать с пациентами после 40 лет, у которых был фимоз, при обрезании мы находили и камни в крайней плоти, и прочие неприятные вещи. Наличие крайней плоти дает возможность более быстрому и обильному развитию патологической микрофлоры, если есть нарушения с гигиеной. Пациентам, у которых есть преждевременная эякуляция, выполняется обрезание в первую очередь, потому что устранение внутреннего листка крайней плоти способно удлинить половой акт. Это и гигиенический, и практический подход, и, конечно же, правильно, красиво выполненное обрезание придает половому члену эстетичный вид.

 

Если говорить о возрастных пациентах, кому за 60 и выше, с чем они приходят? Можете ли Вы помочь при стрессовом недержании мочи?

 

Евгений Лешунов: Стрессовое недержание мочи может возникнуть в любом возрасте, чаще всего мы это видим в постменопаузальном периоде. Но бывают и молодые девушки, которые приходят к нам с этой проблемой после родов естественным путем. Все зависит от стадии проявления стрессового недержания мочи.

Сегодня золотым стандартом лечения стрессового недержания мочи являются слинговые операции TVT, TOT, TVT-O и различные их модификации с установкой петли, которая будет подвешивать уретру и поддерживать ее. Однако, детородный возраст, нереализованный детородный потенциал, желание отсрочить операцию или медицинские противопоказания к выполнению данной операции, в частности, к общей анестезии, наркозу дают возможность применения малоинвазивных технологий. В этом случае мы можем использовать лазерную энергию, которая позволяет лечить легкие формы недержания мочи, или парауретральное введение геля на основе гиалуроновой кислоты. Урологию мы часто сравниваем с сантехникой: если труба течет, ее надо закрепить в правильной позиции, чтобы устранить гипермобильность уретры, которая позволит скорректировать проблему стрессового недержания мочи.

 

 

У нас в гостях был замечательный врач, Евгений Викторович Лешунов, врач-уролог, андролог, пластический хирург клиники профессора Юцковской, научный координатор Международной ассоциации специалистов гендерной медицины, член Российского общества урологов и член Европейского общества сексуальной медицины. В эфире была программа «Онлайн прием», которую вела Дарья Волянская. Не болейте, берегите себя, до новых встреч.