Редкие дерматозы и неинвазивная диагностика

Дерматология

Тэги: 

Олег Дружбинский: Привет, друзья, канал «Медиадоктор», в студии Олег Дружбинский, Екатерина Крюкова. Программа «Онлайн прием», и в гостях у нас сегодня Николай Николаевич Потекаев, профессор, доктор медицинских наук, главный дерматовенеролог и косметолог Москвы. Здравствуйте, Николай Николаевич, спасибо большое, что Вы к нам сегодня пришли. И как раз сегодня мы поговорим об основных проблемах кожных заболеваний, дерматовенерологии.  Давайте перечислим, что самое важное: псориаз, кожные инфекционные заболевания и заболевание типа меланомы. Давайте начнем по порядку, например, с псориаза. Есть достаточно уверенная точка зрения, что он неизлечим. Так ли это?

 

Николай Потекаев: Вы абсолютно правы на счет распространения псориаза. Действительно, им страдает 3 % населения планеты, можно себе представить, сколько миллионов людей поражены этим заболеванием. Что касается излечим он или нет, редкие случаи спонтанного излечения псориаза были, но это больше из разряда казуистики.

 

Олег Дружбинский: Случайная статистическая погрешность.

Николай Потекаев: На самом деле, псориаз можно лечить и достигать перерыва в его развитии, так называемая ремиссия, когда у пациента нет никаких проявлений псориаза на коже, изменения ногтей и так далее, но все-таки это требуется применения лекарственных препаратов или методик.

 

Олег Дружбинский: На самом деле, его можно только заглушить, правильно я понимаю?

Николай Потекаев: Можно приостановить развитие заболевания, подвергнуть разрешению, то есть исчезновению очагов псориаза, высыпаний, при этом очистить кожу.

 

Олег Дружбинский: Псориаз — это во многом, что называется, подарок родителей, то есть существует генетическая предрасположенность?

Николай Потекаев: Абсолютно правильно, псориаз — это наследственное заболевание, передается из поколения в поколение, иногда через поколение. Не обязательно, что родители страдают псориазом и заболеет ребенок. Может быть, потом заболеет внук, может быть через несколько поколений, но то, что это генетическое заболевание, это установленный факт.

Псориаз — это наследственное заболевание, передается из поколения в поколение, иногда через поколение. Не обязательно, что родители страдают псориазом и заболеет ребенок. Может быть, потом заболеет внук, может быть через несколько поколений, но то, что это генетическое заболевание, это установленный факт.

 

Олег Дружбинский: Я так понимаю, что начинается это с того, что на каком-то участке кожи начинается зуд, жжение. Не всегда начинается на голове, может на разных участках тела. Что делать человеку, когда он это видит?

Николай Потекаев: Псориаз зачастую не сопровождается никакими субъективными ощущениями. Зуд и жжение — это больше свойственно заболеваниям аллергическим, таким, как красный плоский лишай, крапивница и так далее. Псориаз может протекать, не беспокоя какими-либо ощущениями пациента, но у него есть свои излюбленные места — локти, области локтей, так называемые дежурные бляшки. Это когда имеются поражения локтей, но нигде больше не присутствует никаких изменений со стороны псориаза, поэтому это называется дежурный бляшки. Их иногда даже не трогают для того, чтобы не провоцировать развитие заболевания.

 

Олег Дружбинский: Я слышал такую версию, что если псориаз находится в каком-то одном месте, лучше его не лечить, потому что он вылезет в другом месте, будет хуже. Есть такое?

Николай Потекаев: Наши предшественники, старые дерматологи, склонялись к такой версии, что, может быть, действительно не стоит. Это на выбор врача и пациента, предпринимать какие-то усилия по этому поводу или нет.

На счет волосистой части головы, это тоже зона, типичная для поражения псориаза, особенно частые высыпания идут по линии роста волос, по краевой зоне, называется еще псориатическая корона.

 

Олег Дружбинский: Николай Николаевич, Вы известны, как человек, который внедрял фото- и лазерные методы терапии. Вы можете поподробнее рассказать, в каких случаях какой метод использовать?

Николай Потекаев: Фото- и лазеротерапия сейчас широко распространены во всем мире в медицине, и в нашей специальности мы тоже внедряли определенные методики при конкретных заболеваниях: при лечении витилиго, обесцвечивания кожи, или при том же псориазе мы использовали эксимерную лампу или эксимерный лазер.

Фототерапия широко и очень давно применяется в дерматологии, в частности, ПУВА-терапия — это пувален плюс ультрафиолетовое излучение. При лечении псориаза ПУВА-терапия или просто ультрафиолетовое лечение без пувалена, это такой фотосенсибилизатор, тоже применяется. Но в последние годы стали широко применяться новые модификации лазеро- и фотолечения, которые применяются в косметологии. Например, IPL — это селективная импульсная фототерапия, которая активно применяется при коррекции изменений кожи, таких как пигментация или сосудистые изменения кожи, это может быть лечение хлоазмы, такие пигментные пятна часто возникают во время беременности, или это сосудистые звездочки или даже сосудистые невусы, родинки.

 

Екатерина Крюкова: Скажите, а это применяется в научно-практическом центре дерматологии?

Николай Потекаев: Если для этого есть необходимые показания, то пациент получает, но поскольку очень много и часто применяется лазеро- и фототерапия в косметологии, то это обычно платная услуга, поскольку косметология является отраслью коммерческой медицины.

 

Олег Дружбинский: Ультрафиолетовые вспышки, которые помогают при лечении псориаза и довольно большого количества пигментации кожи, всяких изменений, насколько это действенно? Как лечат псориаз ультрафиолетовыми вспышками, в чем природа?

Николай Потекаев: Существует непосредственное оборудование, которое напоминает солярий, но в солярий обычно ложатся, а здесь процедура осуществляется стоя. Это ПУВА-установка, которая повышает чувствительность, в которой производятся соответствующие ультрафиолетовые лучи, причем есть различие этих лучей в зависимости от фильтра, бывает разная длина волны, и применение их в сочетании с приемом фотосенсибилизатора повышает чувствительность клеток кожи к ультрафиолетовым лучам. Общеизвестно, что псориаз летом у пациента проходит.

 

Олег Дружбинский: Да, это благодаря солнечным лучам получается?

Николай Потекаев: Да, благодаря солнечным лучам. Существуют зимние и летние формы псориаза, но чаще встречаются зимние, когда зимой обострение, а летом он проходит.

Существуют зимние и летние формы псориаза, но чаще встречаются зимние, когда зимой обострение, а летом он проходит.

 

Олег Дружбинский: То есть если на локтях есть псориазные бляшки, то нужен солнечный свет. Человек загорает, и псориаз сам по себе проходит?

Николай Потекаев: Зачастую так бывает, но иногда не хватает ультрафиолетовых лучей и требуется применение препаратов.

 

Олег Дружбинский: Очень интересная методология, прямо, что называется, глаза открыли.  В Ваш центр попадают люди по определенным направлениям из поликлиники?

Николай Потекаев: Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии департамента здравоохранения города Москвы был образован в декабре 2011 года за счет объединения всех кожно-венерологических диспансеров Москвы в единую структуру. При этом поменялся не только формат работы, поскольку это были лечебные учреждения, они не занимались наукой, это были лечебно-профилактические учреждения, по-старому ЛПУ. Сейчас это научно-практический центр с единой администрацией, все КВД стали самостоятельными клиниками, но в общей структуре, в едином юридическом лице нашего центра.

Поскольку и раньше население города было прикреплено по районам к конкретным КВД, так и сейчас население прикреплено к конкретному филиалу. В рамках городской территориальной программы государственных гарантий, то есть это бесплатное обеспечение определенными видами медицинской помощи, каждый человек имеет право обратиться по поводу кожных или венерических заболеваний в соответствующее учреждение, в частности, это филиал нашего центра, который расположен непосредственно рядом с домом.

В рамках городской территориальной программы государственных гарантий, то есть это бесплатное обеспечение определенными видами медицинской помощи, каждый человек имеет право обратиться по поводу кожных или венерических заболеваний в соответствующее учреждение, в частности, это филиал нашего центра, который расположен непосредственно рядом с домом.

 

Олег Дружбинский: КВД были расформированы или модернизированы на новый лад?

Николай Потекаев: КВД не были расформированы, они были преобразованы в филиалы Московского научно-практического центра, а что касается модернизации, в саму программу модернизации города Москвы, которая касалась здравоохранения, не вошли, у нас специализированная помощь, но, тем не менее, город дал нам очень много возможностей для самореализации. Были отремонтированы многие помещения, плюс, благодаря нашему развитию, был дан новый импульс нашим учреждениям. Мы приобрели много оборудования, которое позволяет осуществлять удаление различных новообразований, папиллом, аппараты для шлифовки ногтей, удаления ногтей, это что касается грибковых поражений. То есть было закуплено определенное оборудование, которое позволило более эффективно оказывать помощь москвичам.

 

Олег Дружбинский: Распространено мнение, что ультрафиолетовое излучение, используемое в соляриях, способствует развитию или образованию опухолей, злокачественных или доброкачественных. Мы можем лечить псориаз вспышками ультрафиолета. Не будут ли от этого начинать появляться злокачественные образования на коже?

Николай Потекаев: Назначение любого метода, особенно связанного с облучением, требует внимания со стороны врача к пациенту. Пациенту, у которого было онкологическое заболевание, необязательно на коже, а просто онкологическое, противопоказаны виды терапии, связанные с ультрафиолетовым обучением, и вообще физиотерапевтические методы, как таковые.

Что касается допуска к ультрафиолетовому облучению, будь то лечебное или эстетическое, то не всем оно разрешено или будет полезно. Дело в том, что существует много разных видов родинок, и в частности, определенный вид пигментных меланоцитарных родинок. Меланоцит – это клетка, вырабатывающая пигмент меланин в коже. Меланоцитарные невусы или родинки — предшественники меланомы, к ним относится так называемый диспластический невус, но его иногда за рубежом называют атипичный невус. При назначении ПУВА-терапии или ультрафиолетовой терапии доктор обязан обратить внимание на наличие или отсутствие этих диспластических невусов, потому что ультрафиолет провоцирует развитие новообразований.

Пациенту, у которого было онкологическое заболевание, необязательно на коже, а просто онкологическое, противопоказаны виды терапии, связанные с ультрафиолетовым обучением, и вообще физиотерапевтические методы, как таковые.

 

Олег Дружбинский: Обычные родинки — это не проблема для ультрафиолета, но если есть некие образования, вызывающие подозрения, то лучше этим не заниматься?

Николай Потекаев: Да, конечно, это образование может определить дерматолог, есть определенные признаки, которые он знает и которые позволяют расценить, что, скорее всего, это диспластический невус. Обычно применяется еще такой несложной метод с применением небольшого аппарата, дерматоскопа. Это прибор с подсветкой, увеличительным стеклом, с помощью которого, прикладывая к коже, мы можем в 20 раз визуально увеличить образование и посмотреть в окуляр, увидеть более детально, как выглядит это родимое пятно.

 

Екатерина Крюкова: Я хотела бы спросить по поводу солнца. Сейчас в прессе настоящая истерика о фотостарении, о вреде солнца, специалисты советуют мазаться SPF-кремом круглыми сутками, желательно даже дома. Насколько это правда?

Николай Потекаев: Поддаваться истерике, наверное, это излишнее, но что касается вреда солнца, то оно может быть как вредным, так и полезным. Понятно, что в странах, где мало солнца, люди часто люди склонны к депрессии. Солнце — это гормон радости, но излишнее количество солнечных лучей может привести к фотостарению — это раннее старение кожи, потому что в коже есть эластические волокна, они создают каркас кожи, упругость, и под влиянием солнечных лучей могут терять упругость.

Солнце — это гормон радости, но излишнее количество солнечных лучей может привести к фотостарению.

 

Олег Дружбинский: К слову, именно поэтому женщины у южных народов так быстро взрослеют, я бы так сформулировал, да?

 

Николай Потекаев: Во многом это связно с ультрафиолетовыми лучами, потому что появляются морщины не в мимических зонах. Мимические зоны — это морщины там, где бывает какая-то мимика, а есть зоны, где совершенно нет никаких мимических мышц. Например, в советский времена был термин "шея колхозника", когда работают, все время склонившись, и на шее появляются ромбовидные глубокие морщины.

 

Екатерина Крюкова: Когда стоит обращаться к специалистам, косметологам, диагностировать состояние своей кожи, применять упреждающие меры? 

Николай Потекаев: Можно разделить несколько периодов у женщины, когда она так или иначе вынуждена обращаться к косметологу. Мы не берем детский период, если речь не идет о кожных заболеваниях. Обычно 85 % подростков страдают теми или иными по степени выраженности формами акне, угрей, это достаточно часто встречается. Понятно, что себорея, жирная кожа является минимальным проявлением этого патологического процесса в дальнейшем, поэтому не все обращаются, иногда можно справиться банальными средствами. Но в определенный момент могут появиться воспалительные изменения, в частности, появляются угри, акне по-научному, и нужно обращаться к врачу. Казалось бы, со временем пройдет, закончится этот переходный период, но дело в том, что существует тяжелая форма акне, которая заканчивается образованием рубцов, происходит глубокое поражение кожи за счет воспалительной деструкции.

 

Профилактика этих рубцов заключается в том, чтобы как можно быстрее начать лечение угревой сыпи, это первое. Второе, когда женщина может обращаться, это уже эстетический момент, связанный со взрослением.

 

Екатерина Крюкова: Когда начинается настоящее увядание, хотелось бы понять?

Николай Потекаев: Считается, что после 25 постепенно начинается увядание, но у всех все по-разному. Здесь имеет существенное значение генетика, у кого-то раньше, у кого-то позже, кто-то постоянно подвергался солнечному излучению, соответственно, возникает фотостарение, у кого-то более тонкая кожа, более светлая, то есть очень много нюансов. Но, как правило, после 30-35.



Олег Дружбинский: Если у ребенка вдруг начинают появляться угри, нужно мазать одеколоном, прижигать их или нельзя? Что лучше не делать, чтобы потом не было изрытого лица?

Николай Потекаев: Если на коже появляются изменения, что-то беспокоит, обращаться нужно к специалистам, потому что все зависит от конкретного клинического случая. Например, очень многие пациенты говорят: "Я удалил бородавку, использовал чистотел". Какой чистотел, как он использовал, как выжигал? То есть приходят уже, к сожалению, с худшей ситуацией, чем было до того, как он начал применять свои народные средства, поэтому обращаться нужно к специалисту.

Есть минимальные проявления типа фолликулита, это маленькие гнойнички, они могут возникнуть в результате потливости или каких-либо других причин. Если речь идет не о серьезной инфекции, то протирают водкой. Если это не помогает, то надо обращаться к специалисту.

Первый период — это переходный, возвращаясь к вопросу, я его немножко не закончил. Второй — период, когда женщина начинает следить за своей внешностью, потому что рано или поздно, после 30-40 лет, она уже замечает появление морщин и так далее. И третий период — это как раз период появления возрастных поражений кожи. Те женщины или мужчины, которые злоупотребляли солнечными ваннами в юности, в зрелом периоде, очень часто ходили загорать, к сожалению, после 60 лет или даже раньше могут расплачиваться за это, появляются такие образования на коже, как себорейные кератомы. У женщин они могут быть на спине, лице, часто на тыльных поверхностях кистей.

 

Екатерина Крюкова: А какие методы антиэйдж косметологии Вы советуете своим пациентам при первых признаках старения?

Николай Потекаев: Мы можем разделить этот подход к улучшению внешнего облика или состояния кожи на несколько крупных разделов. В первую очередь, это соблюдение режима, обычно я даже не говорю о применении каких-либо средств. Общий режим, режим питания и режим образа жизни. Например, ложиться спать раньше 12 часов, так как раннее засыпание способствует тому, что человек лучше отдыхает, у него более здоровый цвет кожи. У любителей компьютеров, которые ночью сидят в Интернете, цвет кожи всегда нездоровый, это связано с недосыпанием.

Раннее засыпание способствует тому, что человек лучше отдыхает, у него более здоровый цвет кожи. У любителей компьютеров, которые ночью сидят в Интернете, цвет кожи всегда нездоровый, это связано с недосыпанием.

 

 

Олег Дружбинский: Николай Николаевич, Вы, как хороший врач, всегда советуете здоровый образ жизни. Это, наверняка, правильно, на ночь крепкий чай, кофе не пить, проветривать перед сном, и тогда все наладится.

Николай Потекаев: Это базовые, основополагающие вещи. Что касается ухода, то существует несколько типов кожи. Бывает жирная, сухая кожа, смешанный тип, когда на одних участках она более жирная, на других сухая. Здесь нужно обратиться к косметологу, который подберет препараты, косметические средства. Для комбинированной кожи есть соответствующие косметические линии.

Существует даже такой метод, как неинвазивная диагностика состояния кожи. Это оборудование, которое позволяет определить эластичность кожи по баллам. Имеется программное обеспечение в компьютере, вакуумный датчик, когда насос засасывает кожу, и по объему складки, которая затягивается, можно определить эластичность кожи. На разных участках она разная, существуют нормы, какая она должна быть. Если есть изменения, то они отражаются, компьютер все обсчитывает. То же самое касается жирности: прикладывается датчик к разным участкам, а дальше высчитывается уровень.

 

Олег Дружбинский: То есть можно рассчитать программу лечения, препараты благодаря этим данным?

Николай Потекаев: Да, это метод доказательной медицины. Объективные параметры можно увидеть, но если они еще дополнены определенным методом исследования, то это не только подкрепляет визуальную оценку состояния кожи, но это еще и метод контроля лечения.

 

Екатерина Крюкова: Мы немножко не договорили про омолаживающие методики. Что Вы непосредственно применяете в своем кабинете, может быть пилинги, инъекции, аппаратные методики?

Николай Потекаев: Вы ответили за меня на свой собственный вопрос. В зависимости от ситуации, конечно. При сухой коже пилинг не назначишь, потому что она достаточно чувствительна к различным воздействиям, но пилинги назначаются, в том числе и при легких формах угревой сыпи, применяются чистки. Бывает механическая, лазерная чистка, применяется метод лазерного омоложения кожи, фракционный фототермолиз — достаточно популярная методика. Эта процедура достаточно интересная по первичным результатам: возникает ощущение, что кожа вся воспалена, потому что возникают микровоспалительные реакции под воздействием этого лазера, как легкий искусственный ожог. 2-3 дня на публике не совсем комфортно появляться, но зато восстановление структуры кожи после этих искусственных микровоспалительных реакций приводит к тому, что кожа немножко подтягивается, такой лазерный лифтинг.

 

Екатерина Крюкова: Она сама восстанавливается?

Николай Потекаев: Да, сама восстанавливается, происходит омоложение. Потом подкалывается гиалуроновая кислота, она является нормальным субстратом кожи. Если ее просто дополнительно вводить, это является дополнительным материалом для нормального строения кожи.



Олег Дружбинский: В Вашей биографии написано, что Вы довольно много работали с редкими кожными заболеваниями, в частности, описывали ряд дерматозов. Когда человек видит, что у него что-то образовалось на коже, он все время волнуется, нет ли здесь какой-то редкой болезни. Есть такая болезнь Морбигана. Расскажите о ней немного. Велика ли опасность редких кожных заболеваний и как их различить?

Николай Потекаев: Редкий дерматозы — это прерогатива специалиста. Поскольку это редкие заболевания, то они и встречаются редко. Скажем, болезнь Морбигана — это вариант общеизвестного и относительно распространенного заболевания розацеа — это розовые угри, которые возникают у женщин после 30 лет в виде покраснений, узелков на коже, расширенных сосудов.

Болезнь Морбигана была впервые описана уже в прошлом веке. Морбиган — это не фамилия автора или пациента, это провинция Франции, откуда был первый больной. Характеризуется отеком, эритемой, покраснением верхней половины лица — лоб, верхние веки.

 

Олег Дружбинский: Верхняя половина лица как будто обгорела на солнце.

Николай Потекаев: Не то, что обгорела, просто розовато-красноватая, кожа насыщенного розового цвета, отечная, причем верхняя половина, но может быть под глазами. Могут появляться «мешки», лоб отекает, и, к сожалению, это заболевание очень трудно поддается терапии. Это солидный плотный отек, а почему плотный, потому что отечность сменяется фиброзом — уплотнение, которое потом не проходит, и чем раньше мы начинаем лечить, тем лучше, но лечить трудно.

 
Олег Дружбинский: Это инфекционное заболевание?

Николай Потекаев: Нет, это не инфекционное заболевание, причины его не совсем известны, но таких случаев очень мало. Я описывал этот случай где-то в 2001-м году, это был первый случай в России, который мы описали, а на тот момент было 44 случаев в мире. Это действительно редкое заболевание, но после того, как я его описал, и оно стало известно, описаний появилось намного больше, потому что еще не все об этом знали и не всегда расценивали это заболевание, как розацеа. Моему пациенту в течение двух лет ставили диагноз, потом, когда он ко мне попал, мы разобрались, что это такое.

 

Екатерина Крюкова: Вот Вы вспомнили о Франции, а сами стажировались и работали в Германии. Вы извлекли какие-то новые подходы, привезли их к нам?

Николай Потекаев: Это было почти 20 лет назад. Это была научная стажировка, но поскольку наша специальность клиническая, поэтому она была и практической. Я работал в отделении кожной клиники университета Людвига Максимилиана, это университетская клиника. Моим учителем я считаю своего отца.

Олег Дружбинский: Он тоже врач?

Николай Потекаев: Да, он дерматовенеролог, профессор, доктор наук, член-корреспондент академии наук и так далее, но в Германии у меня появился второй учитель — это профессор Герд Плевек, он сейчас тоже в активной форме.

Олег Дружбинский: А Вы продолжаете контактировать?

Николай Потекаев: Да, безусловно, я член-корреспондент немецкого общества дерматовенерологов. Несколько лет я был в правлении Европейской академии дерматовенерологии.

 

Олег Дружбинский: А как Вы оцениваете уровень нашей отечественной дерматовенерологии по сравнению с европейской или какой-либо другой?

Николай Потекаев: Вот как раз наша специальность такова, что она в значительной степени не зависит от методов, техники, оборудования, я имею в виду не лечебного, а диагностического. У нас очень клиническая специальность, мы рассматриваем глазами, нужно только знание и понимание.

Дерматовенерология в значительной степени не зависит от методов, техники, диагностического оборудования. У нас очень клиническая специальность, мы рассматриваем глазами, нужно только знание и понимание.

 

Олег Дружбинский: Если я правильно помню, что там только 1500 или 1700 конкретных дерматовенерологических заболеваний, и больших не становится.

Николай Потекаев: Всего 10 000 заболеваний, из них 1500 заболеваний кожи. У нас всегда была сильная московская школа, сильная Санкт-Петербургская школа, мощные дерматологи, у нас есть известный дерматолог Никольский, он работал в Ростове-на-Дону, в Казани сильная дерматологическая школа, у нас профильный институт в Екатеринбурге, в Астрахани институт лепры, во Владивостоке кафедра, то есть достаточно развитая и сильная клиническая школа.

Европейская школа разноплановая, поскольку там разные страны. Например, немецкая считается одной из лучших школ, французская, в мире еще американская учитывается, у каждой своя специфика, одна школа сильна в одном, другая в другом.

 

Олег Дружбинский: Существует достаточно распространенная точка зрения, что если ты чем-то серьезно заболел, то лучше ехать в Германию, Израиль или еще куда-то. Вы, как отечественный медик, с этим не согласитесь или согласитесь?

Николай Потекаев: Если мы говорим в целом о медицине, то зависит от направления. Но какие-то вещи, наверное, в одной из стран делают лучше, просто если не успели освоить этот метод, тогда едут, допустим, в Германию или в Англию.

 

Олег Дружбинский: Псориаз туда надо ехать лечить?

Николай Потекаев: Псориаз нет, по кожным болезням я Вам отвечу следующим образом. На консультацию ко мне привели девочку 8 лет, которая передала мне большой привет из Германии. Они были у моего коллеги Томаса Ружички, это директор кожной клиники, который сказал: «Зачем вы приехали к нам? Можете ехать обратно к Николаю Николаевичу». Я не хочу хвалиться, но на самом деле, не всегда имеет смысл тратить деньги и ехать за рубеж, потому что большой разницы иногда действительно нет.


Олег Дружбинский: Наша программа подходит к концу, сегодня на канале «Медиадоктор» была программа «Онлайн прием», которую вели Екатерина Крюкова и Олег Дружбинский, в гостях у нас был Николай Николаевич Потекаев, профессор, доктор медицинских наук и главный дерматовенеролог, косметолог Москвы. Спасибо Вам большое, Николай Николаевич, что Вы с нами сегодня были, надеюсь, еще увидимся и поговорим об интересных кожных заболеваниях. Всего Вам доброго!