Как сохранить зрение?

Дарья Волянская: Добрый вечер, дорогие друзья. В эфире канал «Mediadoctor» и ваша любимая программа «Онлайн прием». У микрофона Дарья Волянская. У нас сегодня замечательный гость Вячеслав Куренков, профессор, доктор медицинских наук, офтальмохирург. Здравствуйте!

 

Вячеслав Куренков: Добрый вечер!

 

Дарья Волянская: Мы сегодня озаглавили нашу передачу так — «Здравый взгляд как сохранить зрение». И у меня сразу к Вам первый вопрос. Наверное, в нашем организме нет более сложного механизма, чем глаз. Человек за десятки столетий не смог придумать ничего более совершенного и искусственного в отличие от других органов. Мы уже научились и выращивать, и создавать. А вот с глазом все очень сложно, и можно сказать, что глаз — это космос. И опытные офтальмологи это признают. Как Вы считаете, в будущем наука, которой Вы занимаетесь, шагнет в медицинском направлении вперед?

 

Вячеслав Куренков: Все мы хотим шагнуть далеко вперед. Не только в области глаза, но и в области вообще нервной системы, потому что масса травм или заболеваний приводит человека в обездвиженное состояние. Он годами вынужден лежать и коротать таким образом время. Поэтому что со стороны зрения, что со стороны других органов и систем все это очень сложно и интересно. И даже самый современный компьютер не может сравниться ни с одной клеткой человеческого тела. Глаз — это уникальное творение природы, которое дает возможность человеку видеть окружающий мир, общаться, обучаться, выполнять работу, оставлять потомство, созерцать, наблюдать, творить и действовать. Мы каждое утро просыпаемся, открываем глаза. Только с открытием глаз мы можем делать какие-либо вещи.

Зрение нужно сохранять всю жизнь, оно нам нужно 24 часа в сутки, 7 дней в неделю и 365 дней в году. Поэтому без глаз жить невозможно, и за ними нужно наблюдать. Мы, офтальмологи, стоим на страже этого зрения и порой даже очень навязчиво рекомендуем обращаться к врачу.

 

Дарья Волянская: Мы дожили до того момента, что стало модно следить за своим здоровьем. Мы идем к превентивной медицине, когда можно отследить заранее, если будешь регулярно обследоваться, заниматься диагностикой. Все научились регулярно ходить ко всем врачам, а вот к офтальмологам почему-то обращаются именно по факту, когда с глазами что-то произошло. Вы заметили какие-то перемены?

 

Вячеслав Куренков: Модно стало со времен Гиппократа, потому что он говорил, что будущее за профилактической медициной. Нужно прежде всего делать профилактику, чтобы потом лечить более качественно, быстро.

 

Дарья Волянская: Скажите, как регулярно надо ходить к офтальмологу?

 

Вячеслав Куренков: Как и к любому специалисту. Это ежегодный осмотр. Если у человека есть какие-либо проблемы с глазом, то очередность и время осмотра назначает врач. Он может быть гораздо чаще, чем раз в год, по необходимости и в зависимости от течения того или иного заболевания и имеющихся проблем.

 

Дарья Волянская: Какие заболевания глаз наиболее распространены и с чем чаще всего к Вам обращаются, как к профессионалу?

 

Вячеслав Куренков: Мы все привыкли судить о глазной патологии по тому, носит человек очки или нет. Но это далеко не так, хотя близорукость, дальнозоркость, астигматизм — это выраженное заболевание. Если представить, сколько людей имеют миопию, то это порядка 25-30% населения. Это колоссальное количество. Другие заболевания встречаются в меньшей степени. Есть такое физиологическое заболевание, как пресбиопия — это возрастные изменения зрения, когда перестает работать хрусталик, и человек вынужден пользоваться очками для действий, для того, чтобы читать текст. Поэтому среди глазных заболеваний чаще всего наблюдается близорукость, дальнозоркость или астигматизм.

 

Дарья Волянская: Это уже заболевание?

 

Вячеслав Куренков: Естественно, заболевание, когда человек пользуется очками. И есть другие заболевания, такие как катаракта, глаукома, отслоение сетчатки, конъюнктивит — когда у человека красный глаз, он не может смотреть на свет и так далее. Это различные сосудистые заболевания, которые не видно со стороны. Они находятся внутри глаза и представляют большую опасность для зрения.

 

Дарья Волянская: Какие-то общие заболевания организма могут воздействовать на глаза?

 

Вячеслав Куренков: В организме все взаимосвязано. Допустим, если человек страдает гипертонической болезнью, то терапевт направляет своего пациента для оценки стадии процесса к глазному врачу – офтальмологу, чтобы тот посмотрел глазное дно и осмотрел степень изменения сосудов. Многие заболевания имеют свою связь с органом зрения, и иногда это видно нам, офтальмологам. Это не касается такой специальности, как иридодиагностика. Это немножко другие изменения, которые бывают в органе зрения.

 

Дарья Волянская: А если у человека сахарный диабет, он автоматически в зоне риска?

 

Вячеслав Куренков: Сахарный диабет поражает не только глаза, он поражает также почки, сердце, мозг. Это связано с изменением сосудов, образованием новообразованных сосудов, которые могут вызвать те или иные состояния. Чаще всего при диабете на глазном дне появляются кровоизлияния из-за этих сосудов. Поэтому если у пациента сахарный диабет, он должен обращаться к офтальмологу, чтобы вовремя сделать профилактическую лазеркоагуляцию, скоагулировать эти сосуды, чтобы не было внутреннего кровоизлияния в глаз. Если оно происходит, то человек теряет зрение, потому что при этом пропитывается все стекловидное тело, и человек оптически не может видеть.

 

Дарья Волянская: Вячеслав, скажите, какие первые симптомы должны человека насторожить? Даже если он не носит очков и чего-то кардинального еще не замечалось?

 

Вячеслав Куренков: Любые состояния. Мы не рекомендуем разбираться самостоятельно, что бы не произошло с глазом. Если есть чувство песка, засоренности в глазах, не нужно бежать в аптеку и покупать кучу капель, нужно просто обратиться к врачу и разобраться, что там.

Если есть чувство песка, засоренности в глазах, не нужно бежать в аптеку и покупать кучу капель, нужно просто обратиться к врачу и разобраться, что там

 

Дарья Волянская: Не заниматься самолечением?

 

Вячеслав Куренков: Да, ни в коем случае. Если снизилось, исказилось зрение или появились мутные молнии в глазу, это первые симптомы, что нужно идти к врачу.

 

Дарья Волянская: К сожалению, у нас есть категория граждан, которые любят самостоятельно заниматься своим здоровьем, не обращаясь к специалистам. И очень часто читают всякие глупости в интернете, там очень много мифов, слухов, и хотелось бы, чтобы Вы, как первоклассный специалист, их развеяли.

Скажите, это правда, что если зрение очень сильно упало, рожать женщине уже нельзя?

 

Вячеслав Куренков: Женщине рожать можно при любом зрении. Дело в том, что даже если у женщины нормальное зрение, то она должна обратиться к офтальмологу в первый и третий триместр беременности. Тем более, если есть заболевания глаз, за ними нужно наблюдать на протяжении всей беременности. Если это элементарная близорукость, то обязательно тщательно осматривается периферия глазного дна на наличие разрывов и дистрофических процессов, чтобы в первый же триместр беременности их купировать и чтобы не возникло во время родов такое грозное осложнение, как отслойка сетчатки.

 

Дарья Волянская: Если после родов женщина замечает, что у нее резко ухудшается зрение, чем можно помочь молодой маме?

 

Вячеслав Куренков: Если человек носил правильную коррекцию, знал свои диоптрии и посещал офтальмолога, то зрение не падает. Мы наблюдаем женщин в послеродовом состоянии, и у них зрение не меняется, оно остается таким же.

Единственное, если она носила неполную коррекцию, то после родов вполне возможно, что из-за снижения компенсационных способностей глаза она приходит к своей коррекции и вынуждена одевать уже более сильные очки, потому что снизилась компенсационная способность глаза.

           

Дарья Волянская: Какой совет Вы можете дать людям, которые тревожатся за свое зрение, на бытовом уровне. Как максимально обезопасить себя дома?

 

Вячеслав Куренков: Главной защитой является врач-офтальмолог. Как гигиена зрения, должна быть хорошая освещенность рабочей поверхности. Должны стоять определенные лампы, чтобы при искусственном освещении хватало освещенности для нормальной работы глаз.

Мы пользуемся компьютерами, всевозможными гаджетами, и надо знать гигиенические параметры.

 

Дарья Волянская: Что вреднее: компьютер, чтение книг, телевизор или мобильный телефон?

 

Вячеслав Куренков: Если правильно пользоваться, то ничто в жизни не вредно.

 

Дарья Волянская: Может быть, есть какие-то рекомендации? Сколько часов в неделю можно проводить за компьютером?

 

Вячеслав Куренков: Гигиенисты зрения считают, что зрительная работа на компьютере не должна быть более 4 часов в день, с перерывами каждые 40 минут. Расстояние от экрана должно быть на расстоянии вытянутой руки. Цент должен находиться немножко ниже поля глаз. Никакого отрицательного влияния экран монитора не несет. Это раньше устанавливали защитные экраны, сейчас это не требуется, потому что разработчики учли все особенности, которые нужно применять при производстве данных систем, ведь они используются человеком и не должны ему вредить. Поэтому все наиболее безопасно, если человек соблюдает временной режим использования этого оборудования.

Зрительная работа на компьютере не должна быть более 4 часов в день, с перерывами каждые 40 минут. Никакого отрицательного влияния экран монитора не несет

 

Дарья Волянская: В одном материале была написана очень интересная вещь, что не менее 30% головного мозга занято переработкой именно оптической информации. Т.е. мы видим не только глазами, как мы думаем, в том числе и мозг постоянно работает, сопровождая и перерабатывая.

 

Вячеслав Куренков: Задние доли мозга, затылочные бугры отвечают за зрительные образы. Когда только студенты приходят изучать офтальмологию на курс офтальмологии, им говорят, что глаз – это мозг, вынесенный на периферию. И это действительно так. Эта оптическая система снабжена нервными клетками и самим зрительным нервом, который способен воспринять информацию. Все это передается в затылочные бугры по проводящей системе, где расшифровываются сигналы, и мы получаем зрительные образы. Сколько процентов? Это трудно сказать. Затылочная область достаточно большая.

Глаз – это мозг, вынесенный на периферию

 

Дарья Волянская: Я просто к тому, что если у нас падает зрение, ухудшается восприятие оптических образов, то и мозг хуже работает?

 

Вячеслав Куренков: Нет, это не так. Допустим, у человека абсолютно нормальный мозг, но у него проблемы со зрительными нервами. Тогда просто невозможно сигналу попасть в ту зону, где она может быть переработана в зрительные образы. Поэтому это никак не связано.

Глаз можно сравнить с камерой. Если вы направите камеру на объект, то увидите на экране отображение. Вот тот путь, который идет от отображения до вас, он может быть прерван. Поэтому и глаз может работать нормально, и воспринимающая система может быть здоровая, но человек может не видеть.

 

Дарья Волянская: Синдром сухого глаза. Когда офисные работники сидят целый день у компьютера, у них начинается в глазах резь и пелена. Что нужно делать? Какой тут путь лечения?

 

Вячеслав Куренков: Тут нельзя сразу оперировать. Проблема в выработке секрета, который увлажняет глаз. На море Вы наверняка находили кусочки стекла, которые отшлифованы и такие прозрачные, гладкие и блестящие. Когда Вы их берете, они начинают высыхать, и становится видно, что они мутные. Так же и роговица: если она не увлажнена, то не будет прозрачной, не будет давать такой оптический эффект, как во влажном состоянии. Соответственно, если не хватает слезы, то появляется пленка, чувство соринки, краснота глаз и другие симптомы, которые складываются в этот синдром сухого глаза.

В этом случае нужно обратиться к офтальмологу. Дело в том, что причины синдрома сухого глаза могут быть разные. И решить, что делать с конкретным пациентом, может только врач. Но есть опять-таки гигиенические мероприятия. В помещении, где человек работает за компьютером, должна быть достаточная влажность. Изменив показатели влажности, комфортность работы резко увеличивается.

Если человек не носит правильную коррекцию и сидит часами у монитора, то синдром сухого глаза тоже может усугубиться. В организме все связано, и несколько различных заболеваний накладывают отпечаток друг на друга и усиливают те или иные отрицательные ощущения.

В помещении, где человек работает за компьютером, должна быть достаточная влажность

 

Дарья Волянская: Каждый год появляются новые методы диагностики, лечения заболеваний во всех направлениях медицины, в том числе и в офтальмологии. О лазерной коррекции зрения все наслышаны. Если много лет назад ее не каждый мог себе позволить, то сейчас она более или менее доступна. Что такое лазерная коррекции? Какие показания для проведения такой операции и как она проводится?

 

Вячеслав Куренков: В этом году исполнилось ровно 20 лет с того момента, когда мы впервые сделали лазерную коррекцию зрения в широкомасштабном плане в России. И с тех пор началась эра лазерной коррекции. За 20 лет провелось колоссальное количество операций не только в нашей клинике, но и во многих других. Была изучена масса научных вещей, которые сопровождают эту методику, выявлены особенности. Поэтому разработаны показания, противопоказания и правила лазерной коррекции зрения.

Это методика коррекции зрения при помощи эксимерного лазера, которая позволяет видеть пациентам без очков и контактных линз. Она безопасна, надежна и предсказуема, дает отличные результаты, пациент остается доволен.

Что же происходит? Есть у нас такая часть глаза, как роговица, которая обладает определенной оптической силой. Дальше есть преломляющая система — хрусталик, есть глазное дно, куда ложится изображение, и там должен сформироваться четкий зрительный оптический образ, для того чтобы он трансформировался дальше. Если без очков у близоруких людей этот зрительный образ не ложится на сетчатку, то нужно изменить оптическую силу роговицы, чтобы ее сбалансировать, и она ложилась в ту точку, куда нужно. Для этого и делают лазерную коррекцию при помощи эксимерного лазера.

Сейчас существуют масса методик, но принцип действия у них один — это РЭИК, Ласек, ФРК, Ласик.

 

Дарья Волянская: Какой лучше? Какой более современный?

 

Вячеслав Куренков: Они все надежные. Важно то, как это сделано.

Формируется лоскут при помощи микрокератомы либо другого лазера. Дальше по расчетным показателям делается абляция испарения части ткани роговицы, т.е. формируется другая оптическая поверхность, тем самым изменяется ее оптическая сила, и человек таким глазом уже хорошо видит на протяжении дальнейшей жизни.

 

Дарья Волянская: Какова длительность этой операции?

 

Вячеслав Куренков: Сама лазерная коррекция идет 30-40 секунд. Раньше были статьи «Идеальное зрение за 30 секунд». Это действительно отражало суть.

 

Дарья Волянская: Это проводится под наркозом?

 

Вячеслав Куренков: Операция проводится под местной анестезией. Мы иногда по показаниям применяем и в более младшем возрасте, когда нельзя применить к ребенку другие способы коррекции, а им нужна коррекция, допустим, единственного глаза. Поэтому даже дети ее нормально переносят.

 

Дарья Волянская: Какие противопоказания? Ее можно делать абсолютно всем?

 

Вячеслав Куренков: Обычно эту операцию делают в возрасте от 18 до 40 лет и выше. Но дело в том, что выше количество пациентов резко снижается, потому что там могут вступать в силу другие особенности у пациента. Это пресбиопия, это и другие заболевания глаза, которые не дают возможности сделать операцию. Или пациент не получит того желаемого эффекта, который он хочет. Назначаются с целью коррекции другие операции, которые решают все задачи, поставленные пациентом.

 

Дарья Волянская: Человеку сделали операцию, и он сразу хорошо видит?

 

Вячеслав Куренков: Да, он встает с операционного стола и уже говорит, что видит по-другому. Но в течение непродолжительного времени, как правило, 2 часа, когда пациент наблюдается после операции в клинике, у него резко нарастает зрение до такой степени, что он может управлять даже автомобилем.

При помощи лазера делается коррекция близорукости, дальнозоркости и астигматизма. Все рефракционные аномалии, которые заставляют человека использовать очки, можно скорректировать при помощи эксимерного лазера.

Все рефракционные аномалии, которые заставляют человека использовать очки, можно скорректировать при помощи эксимерного лазера 

 

Дарья Волянская: Вы, как офтальмолог, как относитесь к линзам? Сейчас есть даже ночные контактные линзы, и чего только нет. Они вредны или скорее полезны? Ведь мы знаем много историй, когда линзы раздражали сетчатку глаза.

 

Вячеслав Куренков: Детям мы очень часто назначаем контактную коррекцию до того момента, когда им можно сделать эту операцию. Также контактная коррекция назначается в тех случаях, когда пациенту по тем или иным противопоказаниям нельзя делать лазерную коррекцию.

Но надо помнить, что контактные линзы – это все-таки инородное тело, которое изменяет путь дыхания роговицы, потому что роговица в состоянии бодрствования дышит атмосферным воздухом. И хоть пишется, что она кислородопроницаемая, но количество кислорода, потребленного под линзой, резко ниже, чем при ношении очков или вообще без них.

 

Дарья Волянская: То есть их нельзя годами носить, как очки?

 

Вячеслав Куренков: Дело в том, что масса пациентов, которые в настоящий момент идут на операцию, — это те пациенты, которые уже не могут продолжать носить контактные линзы. У них наступают состояния непереносимости, которые это делают невозможным. Тогда они делают лазерную операцию. Не потому что они хотят ее сделать, а потому что вынуждены и не хотят возвращаться к очкам.

 

Дарья Волянская: Вы согласны с таким утверждением, что даже с хорошим зрением желательно носить очки?

 

Вячеслав Куренков: Нет, не согласен. Если только солнечные.

 

Дарья Волянская: Но мы же иногда замечаем, что к вечеру глаза утомляются, краснеют. Может быть, просто надеть очки, которые выпишет врач?

 

Вячеслав Куренков: Если у человека нормальное зрение, то он не использует очки.

 

Дарья Волянская: Сколько пар очков желательно иметь человеку, у которого проблемы со зрением?

 

Вячеслав Куренков: Минимум одну, потому что если у него проблемы со зрением, ему надо ими пользоваться. Если человек использует контактные линзы, ему тоже нужно использовать очки.

 

Дарья Волянская: Нельзя ходить только в линзах?

 

Вячеслав Куренков: Они нужны для того, чтобы удлинить срок эксплуатации пациентом линз, т.е. срок использования на глазу. Нужно давать глазу возможность отдыхать от них. И мы рекомендуем нашим пациентам, что как только они приходят вечером домой, они должны снять линзы и одеть очки. Если в выходной они не выходят из дома, то они тоже должны пользоваться очками. Тем самым глаз лучше восстанавливается и лучше переносит потом контактные линзы.

 

Дарья Волянская: А как же специальные очки для вождения, чтения книг, работы за компьютером? Сейчас уже нет такой необходимости?

 

Вячеслав Куренков: Есть очки для вождения с желтым светофильтром. Когда плохая погода и нужно улучшить контрастность, тогда можно их применить. Обычно, если посмотреть на участников движения, вы не заметите людей в таких очках. Сколько бы об этом не говорили, все равно человеку с нормальным зрением комфортнее не пользоваться никакими очками.

Человеку с нормальным зрением комфортнее не пользоваться никакими очками

 

Дарья Волянская: Если говорить о солнечных очках. Почему ультрафиолет вреден для глаза?

 

Вячеслав Куренков: При операциях раньше мы ставили хрусталики, которые не обладали ультрафиолетовым фильтром. И тогда мы стали отмечать, что у пациентов часто поражается центральная зона сетчатки, возникает макулодистрофия, и тогда был применен фильтр, который используется в хрусталиках, чтобы защитить глаз.

Фильтр, либо собственный хрусталиковый, либо дополнительный, который используется в очках, защищает наше глазное дно от неблагоприятного воздействия ультрафиолетового света, который может вызвать не только ожог, но и другие дистрофические состояния, которые могут привести к утрате зрения.

 

Дарья Волянская: Какой срок годности очков? Их же нельзя носить десятилетиями?

 

Вячеслав Куренков: Если человек нормально использует очки, не царапает их, не гнет оправу, не ломает, то их можно носить сколько угодно.

 

Дарья Волянская: Я имею в виду, может быть нужна другая коррекция. Как часто потом надо приходить к офтальмологу?

 

Вячеслав Куренков: Человек ежегодно должен обращаться к врачу. Тем более если у него наличие того или иного заболевания, в том числе и близорукости. До 18 лет обычно близорукость прогрессирует, и в этом случае необходима замена очков, потому что увеличиваются диоптрии. Нужно менять очки согласно рекомендациям офтальмолога.

Если же это более старшие пациенты, то зрение уже, как правило, не меняется. Они могут проносить эти очки всю жизнь, если не поцарапают, не разобьют, не потеряют.

 

Дарья Волянская: Как максимально сохранить зрение? Есть упражнения, которые можно делать дома?

 

Вячеслав Куренков: Эти упражнения мы чаще всего назначаем пациентам, когда была неправильная коррекция при близорукости. У них снижена аккомодация – способность глаза видеть на дальнем и близком расстоянии. Для того, чтобы развить эту аккомодацию, назначаем определенные упражнения. А если глаз работает нормально, не перетруждается чтением книг или компьютером на протяжении суток, такой зарядки делать нет необходимости. Мы рекомендуем, если человек сидит за монитором весь свой рабочий день, ему нужно либо сесть, откинуться и закрыть глаза, отдохнуть 10 минут, либо подойти к окну и найти точку дальнего видения, горизонт, посмотреть туда и одновременно потом на близь, чтобы сменить действие определенных мышечных систем, которые управляют нашим хрусталиком.

 

Дарья Волянская: Какие глазные заболевания могут привести к тотальной слепоте?

 

Вячеслав Куренков: Практически все. Как я уже в начале передачи сказал, все воспринимают зрение, как должное. И только мы, офтальмологи, все время говорим, что нужно ходить к врачу, нужно проверять зрение ежегодно. Это не просто так. Дело в том, что такие заболевание, как возрастная макулодистрофия приводит к тому, что центральное зрение полностью утрачивается, и человек вместо приятной картинки видит только темное пятно перед глазом. Другое дело глаукома.

 

Дарья Волянская: Расскажите, что же это такое? Мы часто слышим это слово. Чем опасна глаукома?

 

Вячеслав Куренков: Глаукома – это повышение внутриглазного давления, в котором ничего страшного, если бы не убивало зрительный нерв. Повышенное давление воздействует на клетки зрительного нерва, и они погибают.

 

Дарья Волянская: А симптоматика этого заболевания есть?

 

Вячеслав Куренков: К сожалению, человек может заметить, что у него глаукома, когда погибает примерно 50% зрительного нерва и когда он уже оптически начинает ощущать изменения в своем зрении. Чем и коварна глаукома, она никак не чувствуется. Это не общее давление, когда болит голова, ломит затылок или есть еще какие-то симптомы.

Человек может заметить, что у него глаукома, когда погибает примерно 50% зрительного нерва

 

Дарья Волянская: А что делать в этом случае?

 

Вячеслав Куренков: При глаукоме внутриглазное давление не ощущается. Нельзя восстановить зрительный нерв, поэтому мы и говорим, что нужно ходить на профилактические осмотры, мерить давление, и тогда, если у человека обнаружится данное заболевание, мы сможем как можно дольше сохранять его нормальное зрение, применив гипертензивные капли.

 

Дарья Волянская: Кто в зоне риска? Это могут быть возрастные изменения?

 

Вячеслав Куренков: В зоне риска те люди, у которых в семейной истории были родственники с подобными заболеваниями, или у которых анатомическое строение глаза такое, что возможно развитие глаукомы. Это, как правило, люди с дальнозоркостью, когда очень узкая система оттока. У них может быть другой вид глаукомы, как острый приступ глаукомы. Поэтому когда человек попадает к врачу-офтальмологу, он собирает анамнез, обращает внимание, что нужно наблюдать и как часто нужно это делать. Чтобы сохранить нормальное зрение, пациент должен выполнять эти рекомендации.

Другое — это заболевания зрительного нерва, отслоение сетчатки. Та же диабетическая ретинопатия: если произойдет кровоизлияние и стекловидное тело пропитается кровью, то глаз просто не сможет видеть. Есть и другие образования, которые препятствует возможности видеть. На глазном дне образуется пленочка, мембрана, т.е. те преграды, которые создаются за счет патологического процесса на зрительной оси.

 

Дарья Волянская: Такое заболевание, как катаракта, это все-таки возрастная история или это может коснуться каждого человека?

 

Вячеслав Куренков: Чаще всего бывают возрастные истории, но есть и другие виды катаракты: врожденная, катаракта на фоне приема определенных медикаментов. Лет 20 назад были оральные контрацептивы, которые вызывали катаракту. Сейчас уже изменили состав.

 

 

Дарья Волянская: Правда, что аспирин негативно влияет на зрение?

 

Вячеслав Куренков: Если бы аспирин настолько негативно влиял, то все должны были бы давно ослепнуть. У аспирина масса действий, и может так совпасть, что прием аспирина можно связать с тем или иным отрицательным его действием. У него есть масса противопоказаний. Поэтому прием обезболивающих или противовоспалительных средств должен быть санкционирован врачом.

Если бы аспирин негативно влиял на зрение, то все должны были бы давно ослепнуть

 

Дарья Волянская: Что ждет офтальмологию через 10 лет? Правда, что нас уже будут оперировать роботы, и мы будем ходить с искусственными глазами и не бояться ослепнуть? Вы верите в такое светлое будущее?

 

Вячеслав Куренков: Хотелось бы верить, но руки хирурга не заменит ни один робот. Роботом тоже нужно управлять. Сейчас существует аппарат «Да Винчи», который не используется в офтальмологии, но используется в общехирургической практике. Им все же управляет хирург, а не просто оператор, который может управлять машиной. Поэтому роль хирурга никогда не утратится.

Что касается операций на глазах, то они будут больше механизированы, облегчены в плане их выполнения. Микроскопические манипуляции, особенно на глазном дне, должны быть точными, и с машинной точностью сможет сделать только машина. Поэтому приспособления для хирургии и сопровождение операций – это улучшится.

 

Дарья Волянская: Уже есть методики или оборудование, которое сейчас в тренде и которое Вы используете? В плане технологического прорыва в Вашем сегменте.

 

Вячеслав Куренков: Мы используем все современное оборудование для полного диагностического процесса.  Я не скажу, что оно уникальное или единственное. Его применяют все современные клиники, которые стоят на определенном уровне качества. Масса медицинских учреждений могут не иметь этого. Тогда они обращаются за помощью и направляют пациентов к нам. Мы вынуждены использовать все самое современное диагностическое оборудование, чтобы точность нашего диагностических исследований была максимально высокой, потому что от этого зависит прогноз зрения у наших пациентов.

 

Дарья Волянская: У нас сегодня в гостях был Вячеслав Куренков, профессор, доктор медицинских наук, офтальмохирург, и мы сегодня говорили о здоровье наших глаз, о том, как сохранить зрение, и о том, как лечить глаза. В эфире был канал «Mediadoctor», программа «Онлайн прием». У микрофона была Дарья Волянская. Берегите себя. Не читайте ерунды в интернете, ходите регулярно к врачам, в том числе к офтальмологам. До свидания!