Как сохранить мужское здоровье?

Андрология

Тэги: 

Олег Дружбинский: Сегодня тема нашей встречи – вопросы андрологии, как сохранить мужское здоровье. В гостях у нас Олег Александрович Юнкер – врач-андролог, хирург. Для тех, кто не знает, андролог – врач, который специализируется на лечении и выявлении, профилактике болезней мужской репродуктивной системы. Бывают такие проблемы у мужчины, о которых вслух не говорят.

Олег, с чем большинство к вам приходят?

 

Олег Юнкер: Наверное, чаще всего, как к андрологу, приходят пациенты с мужским бесплодием. Как к урологу, наверное, чаще всего с хроническим простатитом и нарушением эрекции.

 

Олег Дружбинский: Каковы основные причины мужского бесплодия? Больше всего по статистике, по симптоматике, из-за чего мужское бесплодие существует?

Олег Юнкер: Факторов очень много. Очень много, на самом деле, и основные факторы - внешние. Конечно, наряду с внешними факторами, которые занимают огромную-огромную группу, есть генетические заболевания. Большая группа заболеваний связана именно с нарушением эндокринной функции, тот же сахарный диабет.

 

Олег Дружбинский: Я, насколько себе представляю, невозможность зачатия детей связана с двумя функциями: во-первых, плохо работают сперматозоиды и, во-вторых, есть какие-то проблемы с проведением сперматозоидов наружу. Генетика – всегда штука странная, казалось бы, эволюция должна была генетических индивидуумов, не способных к продолжению рода, как-то купировать, их уже быть не должно. Почему же они существуют?

Олег Юнкер: Давайте начнем с генетики. Есть определение Чарлза Дарвина, что такое естественный отбор. В определении, боюсь я дословно не воспроизведу его, говорится о том, что естественный отбор - это есть выбраковывание особей, которые не могут произвести потомство – примерно такой смысл изречения. Но, почему-то рождаются люди, у которых есть генетические нарушения. Они рождаются, как правило, у здоровых родителей; такие люди, к сожалению, бывают. Иногда, например, бывают мужчины с ХХ хромосомами, внешне – это мужчины, а по факту у него нет функции. Это одно из заболеваний, которое чаще всего встречаются.

 

Олег Дружбинский: Если есть ХХ хромосома – это неизлечимо, правильно я понимаю?

Олег Юнкер: Практически у таких пациентов не бывает сперматозоидов, но сегодня технологии такие, что мы можем сделать операцию на яичке и получить оттуда сперматозоиды. Если какой-то уровень созревания сперматозоидов есть, то такие родители могут быть генетическими родителями, можно получить.

 

Олег Дружбинский: С врожденной ХХ хромосомой мужчина в принципе не имеет репродуктивной функции?

Олег Юнкер: Сперматозоиды могут быть, на каком-то уровне сперматогенез может существовать и его можно получить при помощи забора сперматозоидов из яичек. То есть, это искусственное получение сперматозоидов.

 

Екатерина Крюкова: Я как-то читала, что 60% пациентов теряют репродуктивное здоровье еще в детстве. Выходит, это правда? С чем связано? Какие еще факторы риска?

Олег Юнкер: Да, наверное, так и есть. Факторов может быть очень много. Мы начали говорить, что есть две основные причины; на самом деле, этапов репродуктивного процесса или нарушений, где может быть, гораздо больше. Первое, о чем мы начали говорить – это формирование генотипа, то есть если мужчина родится с нормальным генотипом, то все хорошо. Дальше присоединяются внешние факторы, например, травмы мошонки в детстве. Или перенесённый в детстве инфекционный паротит, называется свинкой, может стать четкой, абсолютной причиной бесплодия.

 

Олег Дружбинский: О травме мошонки. Известна история, что мужчина во время драки, футбола или каких-то других физических нагрузок вдруг получает травму, это бывает очень больно. В итоге это может повлиять только в детском возрасте, или во взрослом тоже?

Олег Юнкер: В любом возрасте, безусловно, но в детском возрасте такие травмы бывают чаще, чем во взрослом все-таки. Сперматозоиды – чужеродное вещество в организме, они не связаны с кровью, ведь они несут только набор одной хромосомы – либо Х, либо Y. Если вдруг при повреждении яичек, или воспалении яичек, кровь начинает контактировать со сперматозоидами, тогда может быть физиологическая форма бесплодия. Наши антитела воспринимают сперматозоиды как чужеродное и начинают их убивать.

Факторов мужского бесплодия может быть очень много: генетика, инфекции, травмы…

 

Олег Дружбинский: Как узнать, например, у ребенка 7 лет, была ли травма, насколько она повлияла, на что? Есть какая-нибудь возможность уточнить, узнать?

Олег Юнкер: Мы можем гипотетически предположить по степени травмы. Если, например, явное четкое размозжение яичка, то, наверное, это будет более очевидно. Но узнать можно только тогда, когда мужчина достигнет репродуктивного возраста, когда он сможет сдать спермограмму и после этого делать какие-то выводы. Мальчик должен достичь фертильного возраста, когда он становится мужчиной.

 

Олег Дружбинский: Он сдал, например, спермограмму и она показывает что-то отрицательное. Бывают случаи, что невозможно что-то исправить? Какие это случаи?

Олег Юнкер: Да, конечно. Отсутствие собственной выработки сперматозоидов, либо есть полностью аплазия протоков. Полностью закупорены либо отсутствуют семявыносящие протоки. Самая главная причина, очевидно, уже в более взрослом возрасте – это инфекционные процессы. Хламидии и гонорея вызывают четкую обструкцию семявыносящих путей. Это четкая причина бесплодия. 70-80% бесплодных браков связаны с инфекциями прежде всего. 

 

Олег Дружбинский: То есть, бесплодный брак, в котором мужской фактор бесплодия – это, в первую очередь, инфекционные заболевания. На что инфекция влияет? Я так понял – это проводящие пути, в первую очередь.

Олег Юнкер: 70% причин всех бесплодий – это инфекции. Не всегда инфекционные процессы приводят к закупорке, но так бывает. В основном, инфекции приводят к нарушению подвижности сперматозоидов. Даже если вдруг сперматозоид с инфекцией оплодотворяет, то могут наступить такие процессы, как самопроизвольный аборт, либо замершая беременность.

 

Олег Дружбинский: Как это лечится и что делать, если вдруг выяснилось, что есть осложнения на протоке?

Олег Юнкер: Все зависит от степени нарушений. Зависит от того, насколько выражен процесс, но при этом сперматогенез может быть у мужчины сохранен. Тогда мы получаем сперматозоиды из яичка хирургическим путем.

 

Олег Дружбинский: Варикоцеле, известный фактор, я несколько раз встречал у своих знакомых эту проблему. Один знакомый лечился, делал операцию. Потом у него родился ребенок, чему он очень рад, но сначала у него долго ничего не получалось. Какие симптомы у варикоцеле? Как начинать это лечить, как с этим разбираться?

Олег Юнкер: Варикоцеле дословно с латыни «виноградная гроздь». Почему такое название? Потому что вены в мошонке настолько сильно бывают расширены, что их можно обнаружить визуально, даже без каких-либо специальных методов обследования. Вены настолько расширены, они настолько выглядят гроздьевидно, как будто это гроздь синего винограда. Варикоцеле – это патология вен мошонки, патология врожденная, то есть мужчина рождается с такими венами. Проявляться начинает со взрослением, когда ребенок начинает расти. Я видел девятилетнего пациента с очень выраженной степенью варикоцеле.  Чем выше становится пациент, тем больше факторов, которые приводят к расширению вен мошонки. То есть, это варикоз вен мошонки.

Очень много теорий есть, как варикоцеле влияет на сперматогенез. Ученые не могут прийти к какому-то одному общему мнению, но абсолютно чётко понятно, что при варикозе очень высокая температура в мошонке, а природа специально вынесла яички из организма в мошонку, чтобы температура была 35 градусов. Повышение температуры губительно для сперматозоидов – это первое, и второе – происходит нарушение гемодинамики, нарушение кровообращения, что тоже приводит к некоторому застою и гибели тканей яичка.

Перегрев мошонки является одним из внешних факторов бесплодия. Высокая температура, горячее производство, сауна – это внешние факторы мужского бесплодия.

 

Екатерина Крюкова: Варикоцеле связано с эректильной дисфункцией?

Олег Юнкер: Напрямую – нет. Конечно, у пациентов с варикозным расширением вен мошонки, мы можем предположить, есть некоторые венозные застои. У таких пациентов более вероятны эректильные дисфункции, связанные с нарушением венозного оттока.

 

Олег Дружбинский: Я уточню для себя: если температура тела 38 градусов, то это хорошее предохранение от беременности?

Навряд ли будет стопроцентной контрацепцией, но, безусловно, сперматозоиды будут в этой порции эякулята не совсем жизнеспособные и здоровые – это факт.

 

Олег Дружбинский: Что делают с варикоцеле? Как его лечат?

Олег Юнкер: Уже более ста лет проводят операции, которые направлены на устранение варикоцеле. Собственно, цель операции – устранение обратного кровотока. Разновидностей операций очень много, и, так как совершенствовалась вся медицина, то совершенствовались и эти операции. Самая известная – это операция Иваниссевича, которая выполняется уже более ста лет в мире. Сегодня, наверное, золотым стандартом является операция Мармара – микрохирургическая операция, которая делается с пахового доступа. Как бы ни делали эти операции – смысл один: устранить обратный кровоток.

 

Олег Дружбинский: После операции восстанавливается полностью фертильность?

Олег Юнкер: Не всегда. Есть очень много факторов, которые приводят к бесплодию. Если мы видим варикоцеле и выполняем операцию по поводу варикоцеле, как правило, показатели спермограммы улучшаются, но операция не может быть панацеей. Это не 100%.

 

Екатерина Крюкова: Бывает ситуация, когда мы вылечили варикоцеле, вылечили ЗППП, но при этом спермограмма неудовлетворительная?

Олег Юнкер: Да, есть идиопатическая форма бесплодия, когда при всех обследованиях, при всех выполненных лечениях показатели спермограммы никак не улучшаются. Идиопатическая значит «непонятная». Наука не имеет ответа на вопрос.

 

Олег Дружбинский: Давайте, продолжим следующую тему – по поводу инфекционных заболеваний и влияние их на мужское бесплодие. Каких больше всего инфекций? Вы уже сказали про ЗППП, какие еще инфекции сильно влияют на мужское бесплодие? Чего следует опасаться?

Олег Юнкер: Наверное, следует опасаться всех инфекций, которые передаются половым путем. Есть инфекции, которые могут быть в норме у человека, но при определенных условиях могут вызывать бесплодие. Например, микоплазма, уроплазма – их не обязательно лечить, но они могут быть тоже причиной бесплодия или бесплодного брака.

 

Олег Дружбинский: Что у нас с эректильной дисфункцией? Что на нее влияет? Здесь есть несколько точек зрения, я поясню. Мне приходилось уже беседовать с урологами в эфире, и я услышал такую фразу, что проблема эректильной дисфункции, отсутствие эрекции, на 70% – это какая-то психологическая проблема, на 30% – медицинская. Мне хотелось бы, чтобы вы прокомментировали эти цифры, так ли это и что делать? Как с чем бороться?

Олег Юнкер: Если мы говорим о молодых пациентах, то эта статистика верная. Но для пациентов в возрасте за 40-50 лет немножко другие факторы: все-таки, снижение уровня половых гормонов, поражение сосудов и эндокринные проблемы начинают выходить на первое место.

Отсутствие эрекции на 70% – психологическая проблема, на 30% – медицинская

 

Олег Дружбинский: Из медицинских проблем, связанных с отсутствием эрекции, что в основном является фактором ее отсутствия или снижения?

Олег Юнкер: Нарушение кровоснабжения. Прежде всего, нарушение эрекции связано с сосудами, то есть нарушение кровообращения. Схема лечения назначается в зависимости от степени поражения.

 

Олег Дружбинский: Я хотел бы обсудить известный фактор. Известен сам феномен Виагры и всех препаратов, связанных с ней, она уже продолжительный период времени появляется. Вы, как врач, считаете хорошо это, или плохо для пациентов?

Олег Юнкер: Давайте, не будем говорить о торговых названиях некоторых лекарств. Будем говорить терминами. Все препараты, которые появились на рынке для улучшения эрекции, те, которые реально работают, связаны с воздействием на сосуды полового члена. Препарат, который вы упомянули, появился первым, и он наиболее изученный. У нас уже нарицательное имя стало, а на самом деле во всем мире этот препарат выписывается только врачом и только при сосудистой патологии. Затем появились препараты более пролонгированного действия, опять же, они были созданы тем же ученым. Позже появилась еще одна группа препаратов, которые действовали еще дольше, но механизм один и тот же.

 

Олег Дружбинский: Насколько влияет употребление разных стимулирующих препаратов на мужскую эрекцию и есть ли от нее зависимость? Некоторые мужчины побаиваются принимать эти препараты, потому что начнешь их принимать, втянешься и без них тебе уже никуда. Пожалуйста прокомментируйте, как оно влияет?

Олег Юнкер: Конечно самый большой миф, что это стимулятор. Эти препараты не стимулируют ничего, они только улучшают кровообращение в пещеристых телах полового члена. Это самая большая ошибка, которую допускают пациенты, когда возлагают надежду на такие препараты. При приёме силденафила – это химическое название групп этих препаратов – механической эрекции не возникнет; чтобы эрекция возникла, нужен сексуальный стимулятор, желание жить половой жизнью. Это база, основа, откуда ползут все мифы. Никакого привыкания к этим препаратам не возникает. Может быть, некая психоэмоциональная зависимость. Мы четко знаем с вами эффект плацебо, когда в исследованиях дают пустышки и препараты работают. Какая-то группа пациентов с психоэмоциональной зависимостью существует, безусловно. Она все равно будет в это верить или не верить. Тут еще будет очень много зависеть от настроя, как врач преподнесет. Конечно, никакой зависимости к этим препаратам нет. Еще один страшный миф, что эти препараты вызывают, или могут вызвать, увеличивают частоту смерти во время полового акта.

 

Олег Дружбинский: Кстати, любопытный момент. Известно несколько слухов, или мифов, об известных актерах, что мужчина в возрасте за 50-60, несмотря на спортивное телосложение, пытаясь доказать, что он по-прежнему мачо и большой молодец с молодыми женщинами, употреблял эти стимулирующие препараты. Рассказывают, что буквально в момент акта и скончался. Что с этим происходит?

Олег Юнкер: Безусловно, во время половых актов бывает внезапная клиническая смерть, это связано со многими факторами, но, прежде всего, виновны не препараты, а исходное состояние сосудов человека. Надо просто рассчитывать свои физические силы во время полового акта. Сами препараты никаким образом не увеличивают частоту смерти. Это научно доказанный факт на основе доказательной медицины. Даже в некоторых исследованиях есть какое-то уменьшение рисков. В связи с расширением сосудов многие пациенты, кто принимал такие препараты, могли отметить некоторые побочные эффекты: они связаны с заложенностью носа, либо с чувством прилива крови к лицу. Это как раз то прямое действие на сосуды, которое может быть.

 

Олег Дружбинский: Есть ли смысл в курсовом применении таких препаратов?

Олег Юнкер: Да, безусловно. Если есть у пациента стойкие проблемы, связанные с нарушением кровообращения, то такие препараты назначаются именно курсовыми дозировками. Сегодня появились лекарства с очень маленькими дозировками, такие препараты назначаются ежедневно в течение нескольких месяцев, что дает очень хороший эффект.

 

Екатерина Крюкова: То есть эффект в итоге пролонгируется? Перестает быть одномоментным?

Олег Юнкер: Знаете, это как тренировка определенным образом. То есть мы все время расширяем-расширяем сосуды… Это именно фактор лечения.

 

Олег Дружбинский: Я бы хотел поговорить с вами о слабой эрекции и одновременно о преждевременном семяизвержении. Может быть, это немножко разные факторы. В первую очередь, слабая эрекция связана с плохой проводимостью крови в пещеристые тела. Преждевременное семяизвержение – известный факт, это существует. В чем природа и как это лечится?

Олег Юнкер: Природа этого заболевания очень сложная. Есть определенные мифы, которые связаны с семяизвержением. Тут, наверное, надо разграничить: есть эмоциональные факторы, в основном это проявляется у молодых пациентов с началом половой жизни, когда слишком высокий темперамент, слишком высокие гормоны. Эмоции зашкаливают, что может быть психоэмоциональным фактором. Быстрое, или преждевременное семяизвержение может внезапно посетить мужчину, оно может быть связано с некоторыми воспалительными заболеваниями: с тем же воспалением простаты или семенных пузырьков – это может быть. Некоторые эндокринные проблемы могут вызывать такие состояния. Лечатся совершенно по-разному. Нужно четко выявить причину и тогда лечение может иметь успех.

 

Екатерина Крюкова: Как эффективно поднять тестостерон и в каких случаях это необходимо?

Олег Юнкер: Отчасти мы затронули эту тему, когда мы поговорили о нарушениях эрекции в более старшем возрасте. Снижение тестостерона происходит с возрастом, есть теория детерминированной выработки тестостерона, то есть как будто у каждого свое видео выработки тестостерона, которое кончается, кстати.

 

Олег Дружбинский: Насчет этой теории я на всякий случай уточню. Есть разные теории, среди них и такая, что мужчине отведено в жизни, условно, 10 000 половых актов, и все. Он в жизни их проходит, и на этом точка. Так это или нет?

Олег Юнкер: У эндокринологов существует теория выработки инсулина, как будто есть запас выработки гормонов в организме. Конечно, эта теория не может быть 100%, но она как-то работает. Поэтому, снижение тестостерона может возникнуть в любом возрасте, и в 23 года, например. У кого-то железнодорожный состав с цистернами, а у кого-то маленькое ведерко из песочницы с тестостероном. Снижение уровня тестостерона, безусловно, приводит к снижению эрекции. Поднять тестостерон искусственно невозможно практически, это конечно мифы огромные.

 

Олег Дружбинский: Я знаю о том, что ребята, занимающиеся спортом или фитнесом, колют себе тестостерон из разных соображений. Не буду комментировать, естественно, но я знаю, что это как-то влияет на усиление потенции.

Екатерина Крюкова: Даже гели существуют.

Олег Юнкер: Да. Существуют гель-препараты тестостерона для накожного нанесения, они используются в медицине, но, если мы колем тестостерон извне, то свой перестает вырабатываться.

 

Екатерина Крюкова: Вы вообще стараетесь не прибегать к гормональным препаратам?

Олег Юнкер: Нет, мы используем гормональные препараты в своей практике, используем достаточно широко, но такие препараты должны быть назначены по строгим клиническим показаниям под наблюдением врача, безусловно. Потому что одно из показаний гормонозаместительной терапии – это снижение уровня своего тестостерона. При нормальном тестостероне никогда тестостерон извне не назначается.

Если свой уровень тестостерона в норме, то нет никакой необходимости получать его извне

 

Олег Дружбинский: Есть еще вопрос, который помечен в общем списке заболеваний. Есть термин «перелом полового члена». Расскажите, что это такое, почему это происходит? Как может быть перелом?

Олег Юнкер: Это орган, собственно, который предназначен для максимального растягивания, но при резких движениях, при чрезмерной нагрузке может быть разрыв белочной оболочки и пещеристых тел, что может приводить к перелому, к настоящему перелому. Это может быть выражено четкой и явной клинической симптоматикой с кровоподтеками, с воспалением, с ярко выраженной болью. Достаточно опасное состояние, но такие состояния почти не проходят незамеченными, потому что больно. Больно, и люди бегут к врачу. Не всегда, правда, они бегут к врачу, но это бывает. Бывают микротравмы полового члена, в основе этих травм лежит теория развития болезни Пейрони – искривление полового члена. Переломы могут приводить затем к искривлению.

 

Олег Дружбинский: На всякий случай: а как это лечится? Накладываются шины, гипс – извините за такую шутку?

Олег Юнкер: Отчасти вы правы. Происходит протезирование. Есть специальные протезы, которые вводятся внутрь пещеристых тел и тогда мы можем исправить ситуацию, но есть и консервативное лечение. Под консервативным лечением мы подразумеваем некоторые препараты, которые рассасывают эти уплотнения. Также может быть использован метод ударно-волновой терапии – он достаточно эффективен, и при очень выраженных искривлениях мы можем достичь некоторой мягкости и уменьшения угла искривления.

 

Олег Дружбинский: Я сразу в этой связи хотел бы задать один уточняющий вопрос. Довольно много ходит рекламы об увеличении полового члена. Вам приходилось, наверное, это видеть, сталкиваться. Что вы на эту тему можете сказать? 

Олег Юнкер: Вопросы часто задают. Увеличение может быть выполнено хирургическим путем, за счет посечки связок. Да, это может быть сделано. Но мази и гели, какие-либо примочки, визуально и достоверно не увеличивают размера полового члена. Конечно же, это чистой воды уловки, шарлатанство и обман. Увеличение члена возможно только хирургическим путем, либо инъекционными способами, когда можно ввести какой-то гель. Мы знаем, как некоторые женщины увеличивают, например, губы. Такие же подобные препараты могут вводиться в половой член. Тогда есть визуальное увеличение объема. Мы не используем это в чисто косметических целях, но мы иногда используем гиалуроновую кислоту, чтобы исправить некоторые проблемы, которые существуют у пациентов.

 

Екатерина Крюкова: А фаллопротезирование?

Олег Юнкер: Собственно, мы о нем уже поговорили: фаллопротезирование – это протезы, которые вставляются в пещеристые тела полового члена, чтобы, например, исправить при болезни Перрони, или это может быть последним способом лечения эректильной дисфункции.

 

Екатерина Крюкова: А простатит лечите? Говорят, что простатит гипердиагностируют в коммерческих целях, и на самом деле болеют им не так много людей. Вы можете согласиться с этим?

Олег Юнкер: Я, наверное, соглашусь с этой точкой зрения. Статистика разная, где-то в среднем 15% только встречается в популяции. В России эта цифра в 2 раза выше – я думаю, за счет гипердиагностики.

 

Олег Дружбинский: Давайте, разберемся с гипердиагностикой. Чаще всего простатит как диагноз ставится пациентам, у которых есть проблема с эректильной дисфункцией. Правильно?

Олег Юнкер: Не обязательно. Может быть просто боль, нарушение мочеиспускания.

 

Олег Дружбинский: Хорошо: боли и нарушение мочеиспускания – у тебя простатит, давай, тебя будем лечить. Вот коммерческая клиника, два посещения в месяц, платишь за прием и платишь за лекарства. Так это работает. Как этого избежать?

Олег Юнкер: Очень много видов простатита. Классификация простатита огромная. Простатит в разных видах может быть. Это могут быть явные симптомы, это могут быть очень легкие симптомы, отсутствие симптомов. В основном простатиты выявляются при обращениях к урологу с жалобами. Редко кто из пациентов пойдет просто так. Надо признать, с профилактической целью мало пациентов приходит. Но, для выявленного простатита, как правило, требуется лечение, особенно при бесплодии.

 

Олег Дружбинский: Простатит влияет на бесплодие?

Олег Юнкер: Влияет. Основная функция простаты – это выработка семенной жидкости. Семенная жидкость – это среда, в которой живут сперматозоиды. Если там есть нарушения, то, естественно будут нарушения в спермограмме, это может быть причиной бесплодия. Простатитов много, они разные. Они бывают с бактериями, есть без бактерий, они лечатся совершенно по-разному. Лечат ли в коммерческих клиниках простатиты? Безусловно, точно так же, как и в государственных клиниках. Но диагноз должен быть выставлен врачом на основании жалоб и собственно клинических данных, обследования клинического.

 

Олег Дружбинский: Олег Александрович, давайте, попробуем разобраться. Пациенты – чаще всего люди, которые столкнулись с какими-то проблемами своего здоровья. Они первым делом идут в интернет и ищут в поисковиках ответы на все вопросы. Чаще всего получается, как в анекдоте: прочитал весь медицинский справочник, нашёл у себя все болезни, кроме родильной горячки, как еще Джером К. Джером писал. Человек без надлежащего медицинского образования, путаясь в терминологии, находит у себя массу разнообразных диагнозов и потом со всем этим добром идет к врачу. Начинает ему задавать вопросы, а некоторые говорят: «Я сам знаю, как меня лечить, дайте мне рецепт». Такое бывает. Как пациенту разобраться, хороший врач его принимает или нет? Я понимаю, что вам и своих коллег не хочется ругать. Я понимаю, что вы ушли от вопроса про гипердиагностику простатита, но ведь это безобразие, когда врач ставит неправильный диагноз.

Олег Юнкер: Конечно. Но, если мы вернемся к гипердиагностике простатита, то гипердиагностика простатита пошла с развитием собственно медицинских технологий, мы стали делать такие ультразвуки, которые выявляют простатит с очень большой вероятностью. То есть, картина ультразвуковая – ее не подделаешь никак. Другое дело, как она интерпретируется доктором. Вот здесь уже вопрос честности врача, если можно так сказать.

 

Олег Дружбинский: А как разобраться? Поставьте себя на место пациента. Вы не очень разбираетесь, конечно, вы можете прочитать, что написал врач, сделавший УЗИ, но все равно там не очень понятно. А лечащий врач в кабинете смотрит на вас и говорит: знаете, надо допровериться. Испугать пациента легко, он будет теперь бегать каждую неделю по 2 раза, платить за прием и все такое. Врачу надо же как-то увеличивать сметную стоимость своей деятельности.

Олег Юнкер: Наверное, в самом вопросе мы нашли ответ: если врач начинает, простите за сленг, кошмарить пациента, что «всё плохо», на самом деле у пациента нет никаких жалоб, то, наверное, надо задуматься что происходит? Это, наверное, очевидно.

 

Екатерина Крюкова: Здоровому мужчине как часто надо посещать кабинет андролога? И деткам, кстати, тоже? Детская андрология существует?

Олег Юнкер: Детская андрология существует, но в основном этим занимаются урологи детские, и, безусловно, многие заболевания с которыми мы можем столкнуться в более зрелом возрасте, лежат в детстве. Сужение крайней плоти, фимозы, воспаления, баланопоститы – есть работы, которые четко доказывают, что они могут приводить к простатиту.

Взрослым надо раз в год до 40 лет, может быть, это не всегда актуально. После 40 лет мы вступаем в возраст, когда начинает развиваться гиперплазия простаты, или аденома простаты, чуть старше – это рак. Аденома – это не воспалительное заболевание, это возрастные изменения, которые связаны с уменьшением выработки половых гормонов. А железа работает, это гормонозависимый орган, поэтому узлы, которые прилежат к уретре начинают разрастаться и аденома, или гиперплазия простаты, так правильно говорить, ждет каждого мужчину после 40. Это естественный процесс физиологического старения.

Аденома – не воспалительное заболевание. Это естественные возрастные изменения, связанные с уменьшением выработки половых гормонов

 

Олег Дружбинский: Я хотел бы еще немного по бесплодию уточнить. Если муж с женой живут половой жизнью и через какой-то период времени должно было пройти зачатие, но не происходит по каким-то причинам. Какой срок времени, когда семейная пара должна обращаться или к гинекологу, или к андрологу?

Олег Юнкер: 6 месяцев. Если в течение шести месяцев при открытых половых контактах не происходит зачатие, мы можем говорить о бесплодном браке. Это ещё не диагноз, а состояние, диагноз будет выявлен при обследовании, какой фактор бесплодия влияет. Но, говоря сухим языком, бесплодный брак – это 6 месяцев отсутствия зачатия при открытой половой жизни.

Как обычно бывает? В большинстве процентов случаев сначала идет женский фактор, мужчина говорит: «У меня все хорошо, меня ничего не беспокоит». В структуре бесплодных браков – 50/50, и мужской, и женский фактор делится ровно пополам. Поэтому, если вдруг в семье есть такая проблема, мужчину ничего не беспокоит – это не значит, что не нужно идти к врачу. Нужно идти к врачу. Врач наметит план обследования, который нужен.

 

Олег Дружбинский: Я правильно понимаю, что для мужчины как раз нужно идти к андрологу? Именно к андрологу, не к урологу…

К андрологу не всегда бывает возможно попасть, особенно не в столице. Первое звено – это уролог. Все наши пациенты, как правило, сначала обращаются к урологам. На первом этапе уролог может выявить воспалительные заболевания, как наиболее часто встречающиеся. Может оценить результаты спермограммы, если нужно будет. Может сделать ультразвуковое исследование мошонки простаты. Это первый этап, это всегда должен сделать врач на первом этапе. Может быть и уролог, не обязательно должен быть андролог.

Есть второе звено, это андрологические кабинеты. В Москве очень сильно развито, почти в каждом районе есть андрологические кабинеты, но и есть еще учреждения более высокого уровня, где могут быть выполнены какие-то оперативные вмешательства, или вспомогательные репродуктивные технологии.

 

Олег Дружбинский: Очень интересные вопросы мы задали доктору Олегу Юнкеру, очень интересные ответы получили. Спасибо вам большое. Тема сегодня была: «Андрология. Как сохранить мужское здоровье».