Хронические риниты

Оториноларингология

Тэги: 

Олеся Голубцова: В эфире канал «Медиадоктор», программа «Ухо. Горло. Нос» и ее ведущие Олеся Голубцова и Георгий Степанов. Сегодня мы будем говорить про хронические риниты, и поможет нам разобраться в этой теме наша гостья, Ирина Красникова — врач-оториноларинголог Диагностического центра № 5 Департамента здравоохранения г. Москва. Здравствуйте.

Ирина Красникова: Здравствуйте.

 

Олеся Голубцова: Расскажите нам, что такое хронический ринит, всегда ли это следствие острого ринита, запущенного?

Ирина Красникова: Это не всегда следствие острого ринита, но достаточно большую проблему сейчас представляют хронические риниты в связи с их частой встречаемостью. Я бы сказала, примерно 25% моего приема составляют именно хронические риниты. Они бывают разные по своей классификации, по причинам, это и аллергические, и вазомоторные, и атрофические риниты, которые происходят в результате нарушения обменных процессов.

 

Олеся Голубцова: Как понять, что ринит хронический?

Ирина Красникова: Главное отличие острого от хронического — это больше 10 дней. То есть обычный ринит длится 8-10 дней, и он должен пройти.

 

Олеся Голубцова: Если дольше, то уже можно говорить о хроническом течении.

Георгий Степанов: Сначала идет подострый, спустя какое-то время мы его классифицируем уже как хронический, но опять-таки все зависит от того, какой он по происхождению, что способствует хронизации воспалительных заболеваний полости носа. Какие факторы провоцируют развитие хронических ринитов?

Ирина Красникова: Развитию хронических ринитов способствует бесконтрольный прием лекарственных средств. Это сейчас очень часто встречается, когда люди приходят в аптеку, сами себе покупают по совету продавца сосудосуживающие средства, и таким образом развивается хронический ринит. Кроме того, рецидивирующие острые риниты бывают, когда не долечивают, некогда ходить к врачу, занимаются самолечением, один острый ринит накладывается на другой и постепенно переходит в хроническую форму. И, естественно, аллергия - причина хронических ринитов.

Развитию хронических ринитов способствует бесконтрольный прием лекарственных средств

 

Георгий Степанов: Какие профессии угрожают развитием хронических ринитов? Мы знаем, что испарение некоторых веществ, даже мука может способствовать повреждению этого барьерного слоя и развитию заболевания.

Ирина Красникова: Это деревообрабатывающая промышленность, где есть стружка, химическая там промышленность, шерсть, хлопчатобумажная промышленность. В общем, все то, что может оседать на слизистой и приводить к необратимым процессам.

 

Олеся Голубцова: Бытовая химия тоже негативно сказывается?

Ирина Красникова: В общем-то, да.

 

Георгий Степанов: Если немножко отвлечься от темы, произошел несчастный случай с ребенком. Все знают такое лекарственное вещество растительного происхождения, как чистотел. Бабушка оставила себе для прижигания бородавок, мама перепутала, забрызгала ребенку в нос, соответственно, произошел спаечный процесс. Это как один из видов развития хронического ринита, поэтому бытовая химия в зависимости от степени агрессивности.

Есть определенная травматизация, потому что наша слизистая покрыта слизью, в которой работают секреты, борются с инфекцией, и сама слизь, которая при помощи реснитчатого эпителия выводит из полости носа по направлению к наружи инородные тела, в том числе мелкие бытовые аллергены. Но если у нас развилось воспаление, то происходит большая выработка слизи, изменяется ее качество, она становится более вязкой. В норме человек должен просто отсморкаться, выдуть слизь из носа, и у него все получается, нос дышит дальше. Если же присутствует инфекционный агент, аллергический агент или бытовые аллергены, это может способствовать развитию воспаления сначала острого, а потом хронического ринита.

Можете пояснить разницу между хроническим катаральным ринитом и хроническим гипертрофическим ринитом. В чем их принципиальное различие, переходит ли один в другой?

Ирина Красникова: Хронический катаральный ринит обычно является следствием персистирующего острого ринита, когда происходит череда острых ринитов, слизистая не успевает восстанавливаться. Но для обоих ринитов характерно три ряда жалоб: это заложенность носа, выделения из носа и нарушение обоняния. При гипертрофическом рините все эти проявления более стойкие и более выражены, то есть заложенность носа постоянная. При катаральном она бывает то больше, то меньше, зависит даже от факторов внешней среды. Но и, конечно, способы лечения. При гипертрофическом это хирургические способы лечения.

 

Олеся Голубцова: Хочется разобраться, гипертрофический — это разрастание тканей внутри носа или это сильная просто заложенность? Как это вообще выглядит?

Ирина Красникова: Это как результат разрастания ткани. Оно может быть диффузное, это разрастание, и локализованное, то есть может затрагивать носовые раковины по всей длине либо в переднем или заднем отделе.

 

Олеся Голубцова: Мы можем понять, что у нас гипертрофический ринит и увидеть это визуально в зеркале или нужно идти к врачу?

Ирина Красникова: Сами вы оценить не можете.

 

Олеся Голубцова: Какие нужны исследования, чтобы поставить именно этот диагноз?

Ирина Красникова: Это начинается с банальной риноскопии, потом эндоскопия.

 

Георгий Степанов: Осмотр полости носа при помощи носового зеркала.

Ирина Красникова: Носового зеркала и осветителя. И эндоскопия сейчас очень популярна и нужна, потому что позволяет рассмотреть задние отделы носа, носоглотку.

 

Олеся Голубцова: Не больно?

Ирина Красникова: Нет, это не больно. Достаточно хорошо переносится, занимает примерно 5 минут, можно местно обезболить, у кого порог чувствительности высокий. Потом это уже компьютерная томография.

 

Георгий Степанов: Чтобы определиться в дальнейшем, нужна операция или нет, нужно посмотреть, страдает ли непосредственно функция внешнего дыхания. Проводится ряд исследований функций внешнего дыхания, ФВД. При помощи определенного прибора человек делает вдох-выдох. И смотрится по графику, насколько кривая нарастает и стихает, препятствует ли что-то нормальному вдоху и выдоху. Если функция вешнего дыхания страдает, если вне обострения, более-менее в спокойном состоянии, то встает вопрос о дополнительном методе лечения. Как можно попытаться бороться медикаментозно с хроническим катаральным ринитом?

Ирина Красникова: Сейчас наиболее распространены назальные кортикостероиды. Иначе говоря, гормональные препараты. Но когда больной слышит, что назначаем ему гормональный препарат, он сразу пугается, что наберет в весе, будут побочные действия. Сейчас гормональные препараты более современные, у них низкая биодоступность, то есть они действуют только на слизистую оболочку носа, не всасываются в системный кровоток и не влияют на весь организм. Можно использовать антисептические препараты при ухудшении, антибактериальные местные препараты, ирригационную терапию, имеется в виду промывание солевыми растворами, вяжущие средства на основе серебра, особенно используются в детской практике, физиотерапию.

Современные гормональные действуют только на слизистую оболочку носа, не всасываются в системный кровоток и не влияют на весь организм 

 

Олеся Голубцова: Какие есть вариации физиотерапии для лечения катарального ринита?

Ирина Красникова: Тубус-кварц, лазер, электрофорез с различными препаратами. Есть достаточно много вариантов. Мы всегда советуемся с физиотерапевтом, потому что есть побочные действия по другим заболеваниям, и мы уже совместно выбираем.

 

Олеся Голубцова: А дома человек может еще какое-то сопутствующее лечение проводить, скажем, ингаляции, прогревание?

Ирина Красникова: Ингаляции можно делать в домашних условиях, но нужно иметь специальный прибор — небулайзер, потому что то, как мы привыкли дышать над паром, это уже устарело и не так действует.

 

Олеся Голубцова: А что такое небулайзер?

Георгий Степанов: Небулайзеры бывают при помощи ультразвука, компрессионные, то есть лекарство заливается в приемную капсулу и разбивает до 3-х микрочастиц, причем есть небулайзеры «продвинутые», то есть можно задать размер тех частиц, которые человек будет вдыхать.

Олеся Голубцова: То есть над картошкой уже не годится.

Ирина Красникова: Нет.

 

Георгий Степанов: Просто так над картошкой подышать, конечно, можно.

Ирина Красникова: Успокоить себя.

 

Олеся Голубцова: Когда ткани разрастаются, это уже необратимый процесс?

Ирина Красникова: Да, это необратимый процесс, потому что бывает разрастается только слизистая, а бывает даже затрагивает и саму кость носовой раковины.

 

Олеся Голубцова: Какова причина разрастания — это острый катаральный ринит, который не лечится и начинает усложняться и перерастать в гипертрофический или какие-то другие причины?

Георгий Степанов: Есть определенное количество слизи, и вот садится инфекционный агент, допустим, вирус. В ответ на воспаление запускаются работы тех клеток, которые спят, то есть начинается повышенная выработка слизи. В норме наши ресничные эпителии в носу выводят весь слой. Если сверху получается надстройка слизи, выводить гораздо тяжелее. Дальше разрушается еще слой, добавляется инфекционный агент, обычно на 3-5 сутки болезни, но бывает, что и раньше. Потом идет уже воздействие непосредственно на клеточный слой. Организм умный: не хватает слизи для того, чтобы все вывести, значит, нужно выработать ее еще больше, и таким образом у нас происходит сначала увеличение самой клетки, а потом и их количества.

 

Олеся Голубцова: Получается, мы запускаем процесс.

Георгий Степанов: Да, сильно запускаем процесс, потому что не следим за собой. Ту же самую ирригационную терапию можно проводить достаточно регулярно в домашних условиях.

 

Олеся Голубцова: Но с другой стороны, только такая терапия тоже не поможет. Если у нас есть этот гипертрофический ринит и какое-то разрастание, какие методы используются, чтобы сделать посвободнее дыхание?

Георгий Степанов: Лекарственная терапия не спасает.

Ирина Красникова: Тогда хирургические методы, всевозможные вазотомии, диструкции.

 

Олеся Голубцова: Это какие-то полноценные хирургические вмешательства с помощью скальпеля?

Ирина Красникова: Сейчас используются электроды либо ультразвуковые, либо радиоволновые. Они вводятся в толщу носовой раковины, образуется раневой канал, и потом на этом месте развивается фиброзная ткань, уменьшается в размере носовая раковина. Но когда уже процесс гипертрофии затрагивает полностью всю толщу носовой раковины, то тут уже прибегают к конхотомии.

 

Георгий Степанов: Суть этой операции, скажем так, искусственно увеличить объем носоглотки.

Ирина Красникова: Да. Но здесь один нюанс — то, что она должна быть щадящей, хирурги должны обращать на это внимание, потому что если ее удалить в таком большом объеме, то уже появится другая проблема.

 

Олеся Голубцова: Атрофия.

Ирина Красникова: Атрофический процесс полости носа, и там уже будут другие жалобы: и корки, и сухость, и кровотечения.

 

Олеся Голубцова: Хотелось бы немножко узнать по поводу того, сколько нужно пациенту на реабилитацию после этой процедуры. Вы сказали, что она проходит в стационаре, и уточните под каким наркозом.

Ирина Красникова: Каждый случай оценивается индивидуально. Конхотомия производится на месте с вмешательством на перегородке носа. То есть отдельно конхотомия не так часто бывает, как правило, это сочетанная патология, деформация перегородки носа и носовых раковин. В стационаре больной пребывает примерно 5 суток, потому что есть риски послеоперационных носовых кровотечений, поэтому желательно наблюдение в стационаре.

 

Георгий Степанов: Что такое трофический ринит?

Ирина Красникова: Трофический ринит — это ринит, при котором происходят деструктивные изменения слизистой носа в результате нарушения трофики, иначе говоря питания слизистой носа, и в итоге происходит ее истончение. Бывает диффузная форма и локализованная.

 

Георгий Степанов: Диффузная — когда затрагивается вся слизистая?

Ирина Красникова: Да, то есть вся слизистая. Часто встречаем так называемый передний сухой ринит, когда процесс локализуется в переднем отделе перегородки носа.

 

Олеся Голубцова: Что является пусковым механизмом?

Ирина Красникова: Когда объемная операция, травмы, есть такая форма, как озена — это злокачественный трофический ринит.

 

Олеся Голубцова: А чем отличается озена? Какие-то особенности у нее есть?

Ирина Красникова: При озене происходит выраженная атрофия, образование корок в большом количестве с неприятным запахом. Зеленый цвет корок, они снимаются в виде слепков. Прямо форму носа повторяют, оставляя раневую поверхность.

 

Георгий Степанов: Когда мы убираем эти корки, то сначала мы их должны размягчить, чтобы было не так травматично.

 

Олеся Голубцова: В связи с чем она возникает?

Ирина Красникова: Есть такие теории, как эндокринная дисфункция, теория инфекционная, нейровегетативная, то есть нарушение иннервации сосудов слизистой полости носа.

 

Олеся Голубцова: Из-за чего происходит нарушение этих сосудов?

Георгий Степанов: Есть такое понятие, как медикаментозный ринит. Дело в том, что при длительном применении сосудосуживающих препаратов развивается атрофия слизистой, то есть человек настолько привыкает к применению сосудосуживающих средств, что без них уже жить не может. А при применение любых сосудосуживающих средств спустя несколько часов после их применения возникает обратная реакция, то есть увеличение слизистой. И человек думает, что у него снова закладывает нос, начинает бояться, он снова капает сосудосуживающие. Таким образом, постепенно убиваем слизистую.

При длительном применении сосудосуживающих препаратов развивается атрофия слизистой

 

Олеся Голубцова: Как вылечить озену?

Ирина Красникова: На наше счастье, эта форма очень редко встречается. Лечение, в первую очередь, симптоматическое, которое направлено на увлажнение слизистой для отхождения корок. Это различные солевые растворы, масла.

Олеся Голубцова: Можно ли использовать масла для закапывания? Они приносят пользу или вред? И какие масла используются в терапии?

Ирина Красникова: При атрофических процессах показано использование масел.

 

Олеся Голубцова: Это то, что мы называем базовыми маслами —миндальное, персиковое или это эфирные, такие как эвкалиптовое масло?

Ирина Красникова: Мы любим персиковое масло, советуем оливковое масло. Есть препараты на основе масла, содержащие витамины А, Е. Они очень полезны и питают слизистую.

 

Олеся Голубцова: А если мы просто ощущаем некую сухость, можно ли закапывать масла для профилактики?

Георгий Степанов: Дело в том, что изначально надо понимать, от чего появляется сухость слизистой оболочки полости носа. Если это из-за того, что банально не хватает влажности в том помещении, где мы живем и работаем, а нам не хватает, тогда достаточно будет просто поставить увлажнитель или как-то его заменить. Если это настоящий сухой ринит, тогда мы применяем масла.

 

Олеся Голубцова: То есть можно. С увлажнителем у меня опыт есть, проблема в том, что нужно постоянно менять фильтр, добавлять воду, как правило, первое время ты это делаешь, потом забываешь. С маслом все гораздо проще: есть проблема — закапал, стало легче.

Ирина Красникова: Но надо учесть, что в полости носа присутствует мукоцилиарный транспорт. Слизистая покрыта эпителием, на котором есть ворсинки, плюс бокаловидными клетками выделяется слизь, и они постоянно движутся, тем самым обеспечивая транспорт слизи с уже обезвреженными микроорганизмами в сторону носоглотки и наружного носа. И когда мы очень часто используем масла, реснички склеиваются, и плохо происходит движение. Таким образом, микроорганизмы осаждаются в слизистой, могут присоединяться инфекционные процессы.

 

Олеся Голубцова: У нас очень актуальная проблема: с нашим активным течением жизни мы переносим многие болезни на ногах. Особенно это касается ринита. Можно вылечить хронический ринит, при этом не выбывая из рабочего графика?

Ирина Красникова: Хронический он есть хронический, мы его уже не вылечим. Но стадии ремиссии можно добиться.

 

Олеся Голубцова: То есть постельный режим не нужен.

Ирина Красникова: Ни в коем случае.

 

Олеся Голубцова: Скажите, а есть какие-то показания для оперативного вмешательства при озене?

Ирина Красникова: Да, когда фармакотерапия совсем не помогает, то все-таки есть операции, направленные на сужение просвета носовых ходов.

 

Георгий Степанов: Если мы говорим о трофическом рините, то мы понимаем, что просвет в полости носа расширен?

Ирина Красникова: Да.

 

Георгий Степанов: С чем связано это ощущение заложенности при атрофическом рините, озене?

Ирина Красникова: Это так называемое нарушение аэродинамики полости носа.

 

Олеся Голубцова: Из-за корок, которые образуются?

Ирина Красникова: Даже не столько корок, то есть даже если очистить полость носа, все равно они остаются. Дело в том, что в норме носовые ходы имеют извитость, они узкие, и когда струя воздуха поступает в нос, то она испытывает сопротивление. Она не напрямую идет, а по этим ходам испытывает сопротивление, по рефлекторным связям происходит стимуляция дыхательного центра. Человек дышит в определенном ритме, и ткани организма, органы получают достаточное количество кислорода. Когда же при озене напрямую идет поток воздуха, никакого сопротивления не испытывает, дыхательный центр не реагирует, и человек реже дышит. В итоге наступает гипоксия, то есть недостаток кислорода, и изменение в сердечно-сосудистой системе, все органы страдают.

 

Олеся Голубцова: Мы обсудили уже трофический ринит, самое время поговорить об аллергическом. Насколько это актуальная проблема? Мне кажется, аллергиков стало горазо больше.

Ирина Красникова: Действительно, это уже бедствие. Очень распространена аллергия более тяжелой формы, поливалентная, то есть на множество аллергенов и сложность диагностики. Аллергенов море, и столько тестов не бывает, чтобы определить.

Очень распространена аллергия более тяжелой формы, поливалентная. Аллергенов много, и столько тестов не бывает, чтобы их определить.

 

Георгий Степанов: Я всегда придерживался теории, что 80% успешных диагнозов — это правильно собранный анамнез. Какие факторы или, может быть, наследственность влияет на развитие аллергического ринита?

Ирина Красникова: Наследственность влияет, это предрасположенность к гиперреактивности. То есть это такая склонность иммунной системы человека, неправильно реагировать на чужеродный агент. В норме, когда поступает чужеродный агент, то слизистая не восприимчива к этому.

 

Георгий Степанов: За счет развития этого защитного слоя, мукоцилиарного транспорта?

Ирина Красникова: Да, в том числе. У аллергиков происходит обратное.  У них поступает чужеродный агент, аллерген, и начинается реакция со стороны слизистой, со стороны клеток, тучных клеток, лимфоцитов, макрофагов, целая система. Слизистая становится очень гиперреактивной, и когда уже второй раз встречается с этим аллергеном, то активная реакция в виде ринорея, то есть слизистых выделений. Как правило, это водянистые или пенистые выделения, чихание, зуд, заложенность носа.

 

Георгий Степанов: Пароксизмальное чихание.

Ирина Красникова: Пароксизмальное, приступообразное.

Георгий Степанов: Настоящая классическая триада при аллергическом рините: это пароксизмальное чихание, гидрорея — обильные, водянистые выделения и связь с аллергеном.

Классическая триада при аллергическом рините: пароксизмальное чихание, гидрорея — обильные, водянистые выделения и связь с аллергеном.

 

Олеся Голубцова: Как отличить аллергический ринит от катарального? Какие исследования нужны?

Ирина Красникова: Иногда бывает достаточно непросто это выяснить, но обязательно нужно обращать внимание на анамнез. Есть разные тесты. Допустим, определение иммуноглобулина Е, как общего, так и специфического в плазме крови.

 

Олеся Голубцова: Этот анализ что показывает, насколько человек аллергик?

Ирина Красникова: Да, потому что аллергический ринит – это иммуноглобулин Е, зависимая реакция, и у аллергиков он повышен.

 

Олеся Голубцова: Но как Вы уже сказали, иной раз не понятно на что, потому что может быть многокомпонентная аллергия. Получается, что человеку приходится на каждый компонент отдельно сдавать и отдельно за это платить, это не дешевый тест.

Ирина Красникова: Да.

Олеся Голубцова: Получается, что нужно на весь список сдавать анализ?

 

Георгий Степанов: Аллергический ринит формируется на фоне повреждения защитного слоя, поэтому чаще всего бывает именно на фоне ОРВИ. Если же брать исследования при аллергическом рините, то надо понимать, что нам не нужно сдавать панель, условно говоря, на белок мяса и так далее, то есть определенные панели, которые наиболее часто встречаются. Сначала мы действительно сдаем иммуноглобулин Е, чтобы понять, насколько организм готов дать нам аллергическую реакцию, и если он повышен, мы уже начинаем обследовать, рекомендовать определенные обследования и выявляем, что есть готовые панели на бытовые аллергены, это таракан, шерсть, пыль, споры плесени. Домашние животные тоже бывают причиной развития аллергической реакции. Поэтому либо мы подбираем, на что у нас аллергия чисто эмпирически, то есть опытным путем — отдаем кошку, убираем шерстяные ковры, одеяла и прочее, либо же мы сдаем определенную панель аллергенов и выявляем, на что у человека аллергия.

 

Олеся Голубцова: Но бывает такая непростая ситуация, когда мы не можем избавиться от аллергена, потому что пыль есть везде. Сегодня ты ее вытер, завтра она опять появилась, те же споры плесени, которые в воздухе присутствуют всегда. Как быть аллергикам, которые страдают аллергическим ринитом?

 

Георгий Степанов: Есть определенные правила поведения при аллергическом рините. Если бытовые аллергены невозможно полностью исключить, мы в любом случае убираем те же самые ковры, шерстяные изделия, заменяем на синтетику. Когда подозреваем аллергию на пыль, то это минимум два раза в неделю уборка, проветривание, использование препаратов, которые блокируют возможность, чтобы аллерген сел на слизистую полость носа.

 

Олеся Голубцова: А что такое специфическая иммунотерапия в лечении и в борьбе с аллергией? Когда используют этот метод?

Ирина Красникова: Специфическая иммунотерапия — это такой метод, когда в организм вводится аллерген, начиная с низких доз, подкожно, бывает сублингвально или интерназально, и таким образом организм привыкает к нему

 

Олеся Голубцова: Сублингвально — это как?

Ирина Красникова: Под язык капается.

 

Олеся Голубцова: Но не от всех аллергенов можно избавиться, есть какие-то определенные виды?

Ирина Красникова: Да, это должна быть моновалентная аллергия и когда аллерген четко определен. Чаще используется в детском возрасте, подростковом. При запущенных формах аллергии у взрослых уже эффект будет не такой.

 

Олеся Голубцова: А на какие аллергены уже существуют препараты? Потому что я знаю, что на каждый аллерген существует свой препарат. Зарубежный опыт позволяет избавиться от аллергии на домашних животных. У нас это пока невозможно.

 

Георгий Степанов: Панель тех медикаментов, которые позволяют избавиться от самых популярных аллергенов, есть. Тут важно понимать другое, что не каждому взрослому и не каждому ребенку показано проведение специфической иммунотерапии, это раз. И во-вторых, надо понимать, что эта специфическая иммунотерапия проводится до контакта с аллергеном. То есть если мы говорим об аллергическом рините, есть интермиттирующий, есть персистирующий, то есть сезонный, а есть круглогодичный. Если у ребенка или у взрослого мы имеем дело с сезонным аллергическим ринитом, подобрали, что это береза, ольха, то до начала цветения.

Олеся Голубцова: До весны мы начинаем принимать.

Георгий Степанов: Потому что когда организм дал реакцию, проведение специфической терапии не поможет. И ее проведение требует определенных навыков. Чаще всего это проводит аллерголог, потому что провести специфическую терапию можно, но надо быть готовым к тому, что организм человека может дать любую реакцию на введение аллергена, вплоть до анафилактического шока. Поэтому это проводится в медицинской организации и должна быть укладка с адреналином, со всеми теми препаратами, которые будут помогать вывести человека из этого состояния.

 

Олеся Голубцова: Мы можем через эту терапию избавиться от аллергии на домашних животных?

Георгий Степанов: Я выбираю меньшее из зол, и если мне дороже ребенок или любимая жена, то найду возможность пристроить кота и навещать его. Поэтому не надо лишний раз раздражать организм аллергеном.

 

Олеся Голубцова: Вы сказали до контакта с аллергеном. Получается, если у нас домашнее животное постоянно, контакт уже произошел, и эту терапию мы не можем применять.

Георгий Степанов: Не можем, бессмысленно ее применять.

 

Олеся Голубцова: При аллергическом рините антигистаминные препараты мы принимаем интраназально либо внутрь, и как долго это лечение должно проходить?

Ирина Красникова: Антигистаминные препараты применяем во внутрь, они бывают первого поколения, второго и третьего. Первое поколение уже немножко устарело, так как имеет ряд побочных действий.

Олеся Голубцова: Сонливость

Ирина Красникова: Да, в том числе и сонливость и быстрое привыкание, то есть рекомендуется через 7-10 дней смена препарата. Это зависит от тяжести аллергического ринита. Легкие формы требуют кратковременного приема, допустим, 10 дней, 14 дней. Поллинозы, сезонные риниты, требуют применения именно в конкретной сезон, когда у человека проявляется аллергия на луговые травы, сорные травы. И той группе пациентов, которая страдает от круглогодичного ринита, приходится достаточно часто прибегать к этим препаратам и длительными курсами.

 

Олеся Голубцова: Вообще можно избавиться от аллергического ринита?

Георгий Степанов: Он относится к хроническим заболеваниям.

Олеся Голубцова: Добиться стойкой ремиссии.

Георгий Степанов: Добиться ремиссии можно. Если мы говорили об АСИТ, он действительно помогает, только дело в том, что препараты первого поколения мы можем использовать в острой фазе. В чем преимущество препаратов второго поколения: они поддерживают на определенном уровне уровень гистаминов, это раз. Во-вторых, когда мы их даже отменяем, они свой эффект продолжают выдавать еще на протяжении от 2-х до 4-х дней. Поэтому это наиболее прогрессивный подход, и мы иногда заблаговременно начинаем проводить системно антигистаминную терапию.

 

Олеся Голубцова: Наверное, стоит теперь перейти к вазомоторному риниту, узнать, что же это такое.

Ирина Красникова: Это опять же неинфекционный ринит, который появляется в результате нарушения регуляции в функционировании сосудов носовых раковин, слизистой носа, точнее сказать. Бывают разные причины: это и общесоматические заболевания, и вегетососудистая дистония, которая практически у каждой женщины, и эндокринное заболевание.

 

Олеся Голубцова: Это распространенная форма ринита?

Ирина Красникова: Да, достаточно распространенная форма ринита, часто встречается.

 

Олеся Голубцова: Как это выглядит, клиническая картина?

Георгий Степанов: Если мы будем проводить дифференциальную диагностику с аллергическим ринитом, то тут надо понимать, что не будет контакта с аллергеном. Не будет указана связь с аллергеном. Чаще всего на фоне общесоматических заболеваний, и в том числе у меня наблюдалась пациентка, у которой развился вазомоторный ринит, и во время беременности у нее была реакция по типу аллергической на вид даже мужа. Поэтому муж всю беременность прожил у мамы. есть как я говорю. Есть определенный провоцирующий агент, это инфекции, стрессовые ситуации, эндокринная система и применение некоторых лекарственных препаратов, в том числе противоэпилептических препаратов, сидатиков, нестероидной противовоспалительных средств может спровоцировать развитие вазомоторного ринита.

 

Олеся Голубцова: А как его от катарального отличить?

Георгий Степанов: Вазомоторный ринит не постоянный. Если мы берем катаральный, он постоянный, вазомотор провоцируется резким запахом, сменой температурного режима, это будет попеременная заложенность носа, в отличии от катарального.

 

Олеся Голубцова: Спасибо Георгию и спасибо Ирине, на этом мы завершим наш эфир. Мы разобрались во всех видах ринита. Друзья, обращайтесь вовремя к врачу. До свидания.