Психиатр, психотерапевт или психолог?

Психиатрия

Тэги: 

 

Психиатр, психотерапевт или психолог? «Водораздел» между тремя специальностями. Кому они могут помочь и в каких ситуациях? Я предлагаю начать с низшего звена, если так можно выразится, с психолога в этой лестнице. Гурген, правильно ли я понимаю, что психолог как таковым врачом не является?

- Нет, не является, это человек с высшим гуманитарным психологическим образованием.

 

01:02 Какие полномочия он имеет право выполнять?

- Поскольку это гуманитарная специальность, психологи ведут в основном исследовательскую работу и в медицинской практике, в психиатрической практике они очень помогают в плане психологического обследования пациентов. Если говорить о специфике их работы вне медицинских учреждений, то психологи могут заниматься проблемами отношений, проблемами подросткового возраста, детского возраста, проблемами личностных отношений пока дело не касается медицинских проблем.

 

01:56 А где начинается медицинская проблема в таком случае?

- Я думаю тут проще и правильнее привести пример. Если у вас не лады или не складываются отношения внутри семьи, то с этим наверно правильно идти к семейному психологу. А если эти проблемы приводят к тому, что у вас возникают состояния мешающему защищать свое здоровье, то это уже медицинская проблема и это уже задача врача этим заниматься.

 

02:30 Ну смотрите, если смотреть на психологию со стороны, например, молодого студента – абитуриента, который решает пойти в эту область. Я так понимаю, что этот человек будет иметь больше возможностей, но при этом низкую доказательную базу в своей практике терапевтической. Правильно? То есть он может взяться за все, что угодно и теоретически может это продавать, может продавать часы общения с собой и эти практики не будут подлежать никакой стандартизации, как в случае с психотерапевтами и психиатрами и рекомендованными подходами, скажем так.

- Рекомендованные подходы будут примерно одинаковы. Просто дело в том, разница в праве пользоваться этими компетенциями, этими знаниями, этими навыками в практике. Психолог или, как Вы построили свой вопрос: абитуриент или студент, который изучает психологию, он получает обширные, действительно гигантские познания во всех аспектах психологической жизни человека и в рамках этих знаний он естественно изучает все методики, те подходы, которые используют психотерапевты. Многое из этого исследовано именно психологами и ими внедрено в практику клиническую. Если проводить какие-то медицинские параллели, то предположим биология, это или физиология, это область естественнонаучных знаний. Но при этом человек-физиолог, зная все о строении человека, не обладает полномочиями для того, чтобы влезать в эти процесс с врачебными какими-то манипуляциями.

 

04:41 А клятву Гиппократа психологи дают?

- Как ни странно, клятву Гиппократа не дают даже врачи. В России есть «Обещание врача России», и он уже давным-давно никто никому не клянется.

 

05:00 Ну может быть где-то внутренне?

- Да, какая-то внутренняя клятва, конечно, есть о том, что не надо убивать и делать аборты, но психологи, как мы уже с вами определи, это не врачи, это не врачебная специальность, поэтому врачебной клятвы и обещаний они не дают.

 

05:23 Ну тогда мне не очень понятно распространение разных психологических кабинетов, разных решальщиков проблем, семейных, сексуальных, разных новых дисциплин, которые появляются одна за другой, вроде конфликтологи, соционики и прочего, прочего, прочего, которые прикладывают руку, которые вроде бы дипломированные психологи. Я о чем хочу сказать, о том что человек с дипломом психолога в какой-то момент не начинает фантазировать просто на ровном месте и брать за эти фантазии деньги?

- В любой специальности есть те, кто эту специальность изучает, а есть те, кто эту специальность использует на практике. Я думаю, что объективнее и правильнее и со всем уважением говорить о психологах, как о людях, которые изучали психологию, которые изучают аспекты психологии личности, поведение человека, которые разрабатывают методики для исследования и выносят эти методики на суд уже тех дисциплин, которые этим занимаются. С другой стороны, психологи прекрасно понимают, как должно быть. Когда дело касается уже нарушений, психологи могут помогать, должны помогать, пожалуй, в том плане, пока, как я уже говорил, пока это не становится критериями медицинского вмешательства.

 

07:09 Хорошо, в любом случае существующие психологи г. Москвы, над ними есть какая-то регуляция? Какой-то надзорный орган, который все-таки просматривает их практическую работу? Вы много говорите об исследованиях, мы не будем касаться этих психологов, которые примыкают к университету, которые пишут научные статьи и разрабатывают вот это все в сторонке. Мне хочется поговорить о практиках и о сфере их возможностей и как не дать себя обмануть в этом смысле, не попасться просто к шарлатанам.

- Нет, над психологами, в рамках психотерапевтической работы, к сожалению, нету какого-то надзорного органа. Они достаточно часто работают в Центрах психологической поддержки и, с точки зрения юридической, оформление все устроено грамотно. Но все-таки очень интересна постановка вопроса. Как не попасть к шарлатанам? В какой момент начинается шарлатанство? Если человек имеет психологическое образование, он … ему ничего не мешает по сути делать ту же работу, что делают в России психотерапевты, кроме одного достаточного важного фактора, то, что он просто не имеет на это право. То есть, как я уже говорил в рамках психиатрической клиники, психиатрического стационара, амбулаторной психиатрической помощи мы все работаем рука об руку и каждый исполняет свою функцию. Психологи проводят психологическое тестирование личности, определяют характер личности и этим безусловно очень хорошо нам помогают. Но мы же должны исходить из того, чтобы помочь человеку в его проблеме, ну мягко, не мягко скажем, … а откровенно говоря, на этом заработать или льстить себе каким-то образом. Поэтому, когда дело касается уже здоровья и благополучия пациента, если кто несет за это ответственность, то это именно врач. Значит психолог может много чего сделать.

 

09:45 Он может еще и напортачить?

- Он может еще и напортачить и при этом ответственности нести он никакой не будет. Если точно также поступит врач, он уже будет нести ответственность и пациент, человек, клиент, обратившийся за психиатрической помощью, может на такого врача жаловаться.

 

10:09 Вы понимаете, я не просто так об этом говорю. Мне кажется в России совершенно фантастический рост каких-то около эзотерических кабинетов, коллективов, клубов, да и все часто связаны с психологией, какие-то их ключевые фигуры имели диплом и мне это, кажется, просто, как сказать, пренебрежением к той специальности которую ты получил, да? И хочется, чтобы психологи несли больше ответственности за свои действия.

- В защиту психологов я могу сказать только то, что иной раз хочется, чтобы и врачи несли больше ответственности за свои действия и эту ответственность надо делить поровну. Давайте попробуем смотреть на ситуацию немножко по-другому, с другой стороны. Не с точки зрения к кому прийти: к врачу-психологу, к врачу психотерапевту или психологу, или не знаю, пользуясь теми метафорами, о которых мы с Вами говорим, кто первый схватит себе пациента, кто на нем захочет заработать или, кто ему захочет помочь на этом заработать. Давайте посмотрим с точки зрения человека, который хочет эту помощь получить. Это получается интересная история. Человек чувствует себя не удовлетворенным, он не чувствует благополучия, то есть он вроде бы, как и здоров, но при этом внутреннего ощущения собственного здоровья у него нет. Проблемы, с которыми люди обращаются к врачам-психиатрам, психологам, психотерапевтам, к неврологам зачастую. Они приходят с внутренним ощущением того, что с ними что-то не так. Они могут прийти, к примеру, к психологу и психолог им скажет: у вас невротическое расстройство. Он проведет обследование в рамках того, что он знает, и знает, как правило не плохо и предложит свою помощь. Человек на эту помощь согласится, но через какое-то время окажется, что помощь, оказанная психологом, не оказывает должного эффекта, человек не меняется и состояние это не уходит. Мы сейчас рассматриваем пессимистический вариант, потому что, к счастью, очень часто психологи помогают, действительно помогают разобраться с чем-то справиться. Но если исходить из пессимистического варианта и выяснится, что помощь не оказана, естественно подрывается уже авторитет специальности. Зачастую у психологов не хватает какого-то мужества признать коллегиальность или порекомендовать другого специалиста, или предложить альтернативный вариант, они действуют в рамках той парадигмы, которую себе избрали и, если эффект не достигнут, они скорее будут склонные осуждать, искать вину пациента, чем свою, будут взывать к известному в психотерапии психологии личности и методикам защиты психики от воздействия. Но нам надо смотреть на пациента не на просто как человека с психологическими проблемами, в данной ситуации, а именно, как на цельную структуру. И надо понимать, что проблемы, с которыми человек обращается, могут иметь различные причины. Я в своей практике психотерапевтической пользуюсь помощью психолога, если я понимаю, что ходить к психотерапевту или занимать его время в этом нет большой необходимости. Если я полностью уверен, что у пациента нету никаких физиологических причин иметь проблемы с психикой, то я с большой охотой порекомендую ему сходить к знакомым психологам для того, чтобы просто наладить какие-то аспекты общения внутриличностного или внутрисоциального. Но если я вижу, что у человека проблемы имеют соматические проблемы, соматическое выражение, если за пациентом нужен более внимательный, более, я боюсь слово сказать компетентный, но я его все-таки использую, более компетентный подход, более ответственный подход, я этого пациента буду вести до излечения. Потому что психика очень тонкая штука и она может качнуться в любую сторону. И зачастую может сложиться такая ситуация, что, нарушив какой-то баланс, человек скатится очень глубоко вниз и проблемы из психологических могут стать уже проблемами психиатрического характера. И за этим надо внимательно следить.

 

15:53 Смотрите, мы все-таки приходим к выводу, о чем? Вы сказали о том, что при отсутствии соматических нарушений я без каких-либо болей внутренних и моральных отправляю человека к психологу.

- Нет, но …

 

- Что подразумевается? Что психолог - это хороший собеседник и внимательный слушатель.

- Да, зачастую это единственное, что нужно человеку для того, чтобы поправиться.

 

- Вам не кажется это диким? Ведь можно так делегировать человека к хорошему другу или просто к хорошему человеку.

- На заре своей работы я очень часто задавал этот вопрос своим пациентам. Я спрашивал, почему вы пришли к психотерапевту? Если у вас есть какие-то проблемы, вы можете взять алкогольный напиток, прийти к своему другу, ему обо всем этом рассказать и получить от него какую-то обратную связь и это вам поможет. Самый откровенный ответ, который я услышал, был следующим. У меня была, я сейчас буду говорить от лица своего пациента, у меня была в жизни ситуация, когда было тяжело, было плохо, я пришел к своему товарищу, мы с ним выпили, я рассказал, что со мной не так, что со мной плохо, через какое-то время он эту информацию использовал против меня. Теперь у меня нету друга, а если информацию, с которой я пришел к вам, вы используете против меня, я смогу подать на вас в суд за несоблюдение врачебной тайны.

 

17:32 Ну это какой-то агрессивный пациент.

- Ну это агрессивный пациент, но при том абсолютно откровенный.

 

17:40 Мне кажется самый главный фактор здесь – это символическая величина доктора, ну здесь не доктор, не врач, но все-таки когда официальная фигура с дипломом, с регалиями, с опытом и такой важный человек слушает твои такие серые проблемы и ищет в них что-то великое. Мне кажется как-то так. Эта сила никогда не устареет, тянущая людей к врачам в некоторых случаях.

- Да, есть такое наблюдение, прошедшее сквозь столетие, что врач все-таки обладает какими-то сакральными познаниями, сакральными знаниями и к нему все приходят за каким-то советом, за какой-то мудростью, за какой-то волшебной таблеткой, но надо сказать, что последнее десятилетие ситуация меняется, потому что информационное поле, в котором мы живем, разрастается, зачастую к нам приходят пациенты, знающие гораздо много больше, чем некоторые доктора. Они имеют возможность обращаться к двум, трем специалистам, искать какие-то альтернативные мнения и складывается потрясающая ситуация, что вроде бы человек хочет тебе довериться, но каждый раз слышит какое-то новое мнение и он разрывается. Вроде бы как доверять надо, а с другой стороны если третий человек тебе говорит третью точку зрения, то кого выбрать?

 

19:19 Сложный вопрос, индивидуальный. Можно еще последний по психологам. Вы сказали о том, что большинство психологов работает в психологических центрах соответствующих, у нас есть также психологические службы телефонные

- Да, есть.

- И туда часто звонят люди в пограничном, да, состоянии

- Извините, это телефоны доверия?

- Да, телефоны доверия, там работают психологи обычно

- Да, психологи специально работают.

19:47 Это не является опасным: общение с такими людьми, которые находятся в такой пограничной ситуации, а на трубке все-таки не врач висит.

- Вы знаете, если психолог обладает тактом выслушать и в нужный момент забить тревогу, то это на пользу, потому что надо понимать, что, если говорить об экономическом аспекте, то себестоимость часа работы врача-психотерапевта учитывая его подготовку, его загруженность, гораздо больше, чем себестоимость врача социального работника, ну просто социального работника или психолога. Поэтому …

 

20:28 Ну это такой этический скорее вопрос, допустимо ли это?

- Да, это допустимо, как какой-то один из элементов фильтра. Человек должен именно знать кого из этого невода схватить и отправить за специализированной помощью уже к врачам.

 

20:45 Хорошо, давайте подытожим, с какими проблемами можно не боясь идти к психологу и всё-таки рассчитывать на их помощь.

- Это любые, ну не любые, это проблемы взаимоотношений внутри любого круга, которые не выходят за рамки проблемы общения, то есть человек, который сможет тебя выслушать и дать какие-то короткие или емкие рекомендации, как поступать правильно, или укажет на ошибку в поведении, то с этим можно идти к психологу. Если … ну все остальное лучше уже доверять врачу-психиатру или психотерапевту.

 

21:51 Давайте поедем дальше. Психотерапевт, кто он такой, что входит в его полномочия, какие проблемы ему подвластны, какие нет?

- Психотерапевт – это в первую очередь врач. Это врач, прошедший 6 лет обучения, получивший диплом «Лечебное дело», после этого он совершенствуется по психиатрии и после изучения психиатрии он совершенствуется по психотерапии. Это если говорить о России.

 

- То есть это еще более прогрессивный психиатр получается в некотором случае?

- Ну не то чтобы более прогрессивным, скажем так.

 

- Более наученный…

- Ну с этой же логикой кардиолога можно называть более прогрессивным терапевтом. Нет на самом деле психотерапия, это изучение психотерапии – это конкретное изучение именно этой области познания психиатрии. Психиатрия включает в себя несколько компонентов. Есть большая психиатрия, есть малая психиатрия, органические расстройства, есть пограничные расстройства, масса-масса-масса всего.

 

23:08 Можно технический момент прояснить, на каком участке получения образования медицинского, один студент проходит как психиатр, другой как психотерапевт. Почему это случилось и оправдана ли эта двоица в принципе?

- Психотерапевт в любом случае проходит образование по психиатрии. Психиатр, если он хочет заниматься только психиатрией, то ему не нужно проходить.

 

23:38 Психотерапевт учится дольше?

- Да.

- А он может называть себя психиатром?

- Да, он может, так и называется врач-психиатр, психотерапевт.

23:55 Он выбрал специальность психотерапия. Что происходит после этого, что можно изучать в рамках этой дисциплины и как врачевать?

- Психотерапия проводится, для психотерапии есть методика психотерапевтического интервью и тут уже зависит от того с чем конкретно к тебе приходит пациент или какую нишу в рамках этой специальности ты хочешь занять. Потому что ниш масса, потребность психотерапии гигантская, люди хотят этой помощи, просто не всегда знают к кому за этой помощью идти.  Опять-таки повторюсь, это очень странное внутреннее ощущение того, что то-то не так. Просто говорить об этой проблеме с точки зрения врача, кто к тебе пришел, там уже разберемся. Давайте посмотрим с точки зрения именно пациента, к кому я пойду, как это обычно происходит? У человека есть какая-то проблема и тут он услышит, что это все от нервов. Услышав такую формулировку, естественно человек пойдет к врачу-неврологу, не до конца понимая, что врачи-неврологи, они занимаются немножко иным спектром проблем. Они могут назначить, в принципе зачастую назначают препараты успокоительные, транквилизаторы, иногда это помогает, иногда не помогает. Дальше начинается настоящее веселье. Если это не помогает, пациент начинает разбираться дальше и в какой-то момент он услышит фразу, что, а тебе бы надо сходить к психотерапевту, если он это услышит. Услышав это, первая реакция достаточно отрицательная, потому что психотерапевт, это что-то с психикой, это что-то рядом с психиатрией, а значит я псих, а я не псих, часто мы слышим агрессию и пытаемся до человека донести, что проблемы с психикой не всегда означают, что вам нужно идти к психиатру. Более того, тех проблем, с которыми работают врачи-психиатры - это большая психиатрия, это расстройства шизофренического ряда, это биполярные расстройства, они встречаются не так часто, но поскольку специальность достаточно стигматизирована и люди представляют себе психиатрический стационар по фильмам или по каким-то отрывкам фраз, типа «карательная психиатрия», они этого боятся и прячут свои проблемы в какой-то долгий ящик. Если человеку вовремя объяснить, что проблемы эмоционального характера есть, с ними надо работать и для этого есть врачи-психотерапевты. Если человек эту информацию воспримет, ну это зависит оттого, как эту информацию до него донести, то он за этой помощью обратится и вдруг узнает для себя, что это просто весёлый бородатый доктор, как я, с которым можно поболтать, пошутить, посмеяться, попробует посмотреть на ситуацию с другой стороны и человек все охотнее-охотнее за этой помощью обращается и частенько даже рекомендует своим друзьям, если есть какие-то проблемы, сходи к психотерапевту, поговори. он уже знает, что в этом ничего страшного нет.

 

28:11 Давайте с двух сторон продублируем, посмотрим. Со стороны пациента, я так понимаю. Специальность психиатра стигматизирована, это правда, все боятся, что ты придёшь, тебе сделают справку пожизненную, ты не сможешь получить права, ты не можешь трудоустроиться, тебя там высмеют несколько человек, к психиатру не идет.

- А еще может быть фильм «Пролетая над гнездом кукушки», еще половину мозга отнимут.

 

28:42 Да, возможно. И он думает, а как же, как же быть, таблетки все-таки хочется себе выписать, какие-то интересные, чтобы вернуться в норму. Да, действительно есть веселый дядя психотерапевт, уже мягкий вариант психиатра.

- Давайте назовем так.

- И он может предложить, я так понимаю, психотерапевт какие-то телесные практики в нагрузку к медикаментозному лечению, ну не телесные, ну разного рода психотерапевтические, да?

- Методики, да.

- Они самого разного рода бывают. С другой стороны, если мы будущий врач, мы определяемся, мы будем психиатром или психотерапевтом. Я так понимаю, одного врача привлекают острые состояния, пограничные и он чувствует свою силу в этом, а второй врач хочет развиваться в мягких, сбалансированных ситуациях, где в принципе неожиданностей, наверно, ждать не приходится и хочет совершенствовать свои техники и практики, и уходить в детали, скажем. Правильно я понимаю? Возможно внедрять свои методики, если в психиатрии сложно что-то придумать новое, наверно, методы усмирения больного сознания, то психотерапия этим занимается, как психология, верно?

- Вы очень вдумчиво подходите к этой.. к этому вопросу, хотя на самом деле все гораздо проще. В идеальном мире, в котором мы все хотим существовать, мы все друг другу помогаем. И психиатр помогает психотерапевтам, психологи помогают всем нам. Поэтому разницы в выборе специализации для будущего врача именно в том, а как он хочет помочь своему пациенту.

 

30:41 Да, мне это интересно.

- Психиатры вместе с психотерапевтами обладают достаточно большой, то есть не достаточной, а очень большой возможностью помогать пациенту. К примеру, если мы возьмём расстройство из большой психиатрии - шизофрения, о которой так часто все говорят, которую все так часто боятся, психиатр может поставить, не может а поставит диагноз, назначит лечение, психолог поможет провести психологическое тестирование этого пациента, психотерапевт научит как жить внутри собственной личности, страдающей такими расстройствами.

 

31:31 Я не хочу принижать работу какого-либо из них. Я просто хочу понять, чьи действия регламентированы, а у кого остается поле для спекуляций таких рабочих. И мне так кажется, мне дилетанту, в этом вопросе, что у психиатра порядок действий врачебных наиболее регламентирован и шаг в лево, шаг вправо – расстрел.

- Ну не расстрел, конечно.

- Но есть совершенно четкий, да, какой-то норматив.

- Но все-таки медицина – это искусство и каждый подбирает свое лечение, всегда руководствуясь именно интересами пациента, а не интересами своими. Если говорить о какой-то регламентации, то психиатрия обладает своим набором методик воздействия, чаще всего это медикаментозные методики. Психотерапия – это свои методики воздействия и это методики интервью, это различные психотерапевтические школы, которых действительно существует масса. Работу психолога, мы сейчас рассматривать не будем, поскольку в рамках болезни — это не медицинская специальность, поэтому она рассматривается как вспомогательный элемент.

 

33:04 Хорошо, психотерапевт чем может помочь и на каких проблемах сам предпочитает специализироваться?

- Чем может помочь психотерапевт? Возьмем классическую картину невроза. Вспоминаем учебники по психиатрии и по психотерапии, где дано определение, что нервоз – это выражение внутреннего конфликта, где одна часть личности противостоит другой части личности. Суть психотерапевтической работы, суть психотерапевтического интервью заключается именно в том, чтобы указать человеку на этот внутренний конфликт, докопаться до его причин, и помочь этот конфликт преодолеть. Эта работа длительная, это работа дотошная, эта работа очень ресурсная, энергоемкая и с точки зрения пациента, и с точки зрения врача-психотерапевта, поэтому для этого выделена отдельная специальность. Когда человек имеет какие-то психотические расстройства, например, у него галлюцинаторный психоз или галлюцинаторная шизофрения, он просто получает свою вкусную таблетку, и этот симптом уходит. Диагноз, таблетка, эффект получен. Не получен, попробовали другую таблетку, вот так гораздо лучше.

 

34:46 Мне сейчас в голову пришло то, что психиатры просто люди, которые не слишком любят общаться, не слишком, ну дистанцируются от этого. А психотерапевты до последнего, да, стараются не прибегать к медикаментам.

- Тут существует опять-таки масса концепций, масса мнений, каждый поступает, как его научили или как он сам научился, как он считает правильным. Среди психотерапевтов есть потрясающие специалисты, которые могут и острые психотические состояния, из острых психотических состояний вывести за счет методик психотерапевтического интервью либо некоторых других аспектов психиатрического общения. Но вот то, что Вы сказали о том, что психиатры  -  очень остроумные и веселые люди, у них очень тяжелая работа, которая зачастую складывается, влияет и на их личность, и на их характер. Недаром есть такой старый анекдот, в чем разница между пациентом и врачом психиатрического стационара? Ну, у врача есть ключик.

 

36:13 Ну психиатр просто не будет располагать соответствующим временем.

- Да, у психиатра просто нет времени для того чтобы … ну не то чтобы нет времени, у него другой функционал, его задача поставить верный диагноз, учитывая историю пациента и клинические проявления заболеваний и назначить для этого диагноза адекватное лечение. Задача психотерапевта в принципе по большому счету такая же, поставить диагноз.

 

36:45 Ну психотерапевт - обычно расширенный инструментарий, мне кажется, кроме там теории конфликта, о которой мы говорили, выявление его причины, к каким практикам психотерапевты прибегают, совершенно разные.

- Вы, наверняка, знаете, что существует в рамках психотерапии большое количество школ

- Да

- Есть психоаналитические школы, и есть школы, проповедующие гипноз, есть поведенческая школа, школа поведенческой терапии, школа интенсивной терапии, Гешта́льт-терапи́я, терапия творческих самовыражений, масса, масса, масса. И каждая из этих школ, каждая из этих методик может помочь не всегда каждому, но, что называется, попробовать стоит.

 

37:52 А перечисленные школы, они предоставляют какие-то сведения об эффективности собственных разработок?

- Единственная, не единственная, но одна из, длительное временя, единственная подтвержденная школа была - поведенческая терапия, на которой существовала большая выборка того, насколько это эффективно, как это помогает и это выборка была очень релевантной. Сейчас, ну для того, чтобы проводить такую выборку, проводить такие исследования, это займет действительно очень большое количество времени.

 

38:37 А Вы верите, что все школы, пускай со средними результатами, но смогли бы пройти определенный порог эффективности?

- Если бы они не проходили этого порога, их бы не существовало.

- Вы думаете?

- Абсолютно уверен.

- Мне кажется массовые заблуждения — это такие крепкие орехи.

- Но все-таки за каждой такой школой стоит величина, либо

- Признанные ученые.

- Признанные ученые, которые очень много работают, которые свою практику строят на вполне логичных умозаключениях и, читая все эти работы, читая все эти руководства, ты видишь в этом логику. Но эта логика заканчивается в момент, когда к тебе приходит человек и ты, например, используешь условно клиeнтоцeнтpиpoвaнную тepaпию, а она не помогает, если ты работаешь только в рамках этой школы, этой методики, понятно, что человек не получает результат и он от тебя уходит. Если у тебя круг интересов, круг знаний чуть пошире, ты владеешь разными методиками, разными школами, естественно ты можешь попробовать одно, попробовать другое, на фоне всего этого возникает достаточно много в данный момент направлений мультимодальной психотерапии, которые используют различные подходы для лечения одного пациента.

 

40:08 Хорошо. Гурген, у нас немного времени осталось. Я хочу уточнить. Пациент, который приходит к психотерапевту – это человек, который настроил себя на длительную работу и который осознает у себя фундаментальную проблему, а может быть целый корень, целую ризому таковых. Плюс-минус верно?

-И я бы сказал с такой ухмылкой, а вот и нет, но хотелось, чтобы было так как Вы говорите.

 

40:37 Люди ищут быструю таблетку.

- Люди ищут быструю таблетку, и фарминдустрия эти возможности дает, очень охотно.

 

40:50 Не обязательно про фарму, за одну встречу, скажем.

- За одну встречу, но знаете, сказать, мой самый короткий сеанс с реальным эффектом продолжался 15 минут и после этого у человека не было больше его проблем. Иногда достаточно сказать одну фразу и проблемы решаются. А мы с Вами говорили о том, с чем..

 

41:22 Как выглядит пациент, готовый?

- Как выглядит пациент готовый? Никак он не выглядит. Потому что человек приходит за ответом, он не знает, что с ним происходит. Ему кто-то сказал иди к психотерапевту, либо прочитал на форумах, или он образован, посмотрел кино и решил прийти, но он ни к чему не готов, он не знает, куда он лезет. Но он приходит к психотерапевту, давайте называть, как к проводнику. К проводнику, который возьмет его за руку и с ним приведет его к внутреннему конфликту, к внутренней проблеме и поможет в ней разобраться. Вот как это выглядит со стороны.

 

42:07 Хорошо. Психиатр, наверное, понятно, пациент ищет быстрого, быстрого купирования острого состояния, в котором он находится, если находится, конечно. Правильно?

- Ну опять-таки небольшая путаница в терминологии. Острое состояние – это психоз, это…

 

- Ну как крайняя степень

- Ну как крайняя форма, человек слышит голоса. Естественно в одно время ему это нравится или потом не нравится, или наоборот, или о том, что у него есть какие-то голоса, престает нравится окружающим. Человек приходит за помощью. Ему дают таблетку, все, проблема ушла. И с такого рода проблемой не то чтобы нелепо, но лучше прийти к психиатру, чем к кому-то ни было еще.

 

43:40 Хорошо, я бы хотела спросить Вас напоследок. Как Вы считаете, человеку не зазорно и не стыдно обращаться к трем перечисленным специалистам по мере потребности или кому-то стоит сторониться может быть психиатра?

- Нет.

 

43:33 Я считаю, что все уместны, перечисленные специалисты, в разные периоды жизни, если в этом есть потребность.

- Совершенно верно. Вы знаете, у меня был очень интересный пациент, чьи проблемы можно было бы решить в школьном возрасте, если бы его не отфутболил, извиняюсь за выражение, школьный психолог.

- Я поняла, спасибо. Была программа «Хотите поговорить об этом?». Мы обсуждали роли психиатра, психотерапевта и психолога. Гурген Хачатурян, я, Екатерина Крюкова. Спасибо. До свидания.