Информатизация здравоохранения

Организация здравоохранения

Тэги: 

Муслим Муслимов. Сегодня мы поговорим об информатизации здравоохранения. У нас в гостях Алексей Евгеньевич Черноусов, генеральный директор и владелец компании Smart Delta Systems.

Алексей Евгеньевич, в последнее время все больше и больше мы говорим об информатизации здравоохранения. Наметился некий тренд и даже в Послании президента Федеральному собранию прозвучал формат «информатизация здравоохранения». Значит, это принято на высоком уровне и в ближайшие пять лет мы должны увидеть определенные шаги, позволяющие здравоохранению организационно выйти на новый уровень. Скажите, видите ли Вы форматы этого тренда? В чём, на ваш взгляд, мы должны быть уверены, как пользователи медицинскими услугами в виде организации формата здравоохранения, и к чему мы фактически придем?

 

Алексей Черноусов. Если рассматривать этот тренд на ближайшие 5 лет, я считаю, что однозначно будет углубление информатизации здравоохранения во всех направлениях, в данном случае, о чем говорил Президент, естественно, в государственных медицинских учреждениях. Хотя сейчас возникает достаточно много частного и государственного партнерства и происходит интегрирование тех или иных медицинских учреждений. Один важнейший момент – это естественное развитие современных высокотехнологичных проектов. Это и направление в части радиологии, онкодиагностики. Естественно, одно из самых последних и, можно назвать, модных направлений – телемедицина, о чем непосредственно было сказано в Послании собранию. Из чего все сделали вывод, что в следующем году, скорее всего, закон, регламентирующий телемедицину, будет принят, потому что он уже готовится.

Это одно из направлений, позволит более эффективно использовать высококвалифицированных врачей. Ни для кого не секрет, что зачастую не хватает грамотных радиологов, а возможность использования и объединения так или иначе единой сети реализации Центров обработки медицинских изображений позволяют держать одного или несколько радиологов, чтобы обслуживать десятки больниц и обеспечить высокое качество предоставления услуг. То же самое телемедицина. Это больше мобильность, больше доступность, возможность, скажем так, получать немедленную необходимую помощь, обеспечить ею пациента, а с другой стороны, снижать простои высококвалифицированных врачей, если таковые случаются.

 

Муслим Муслимов.  Вы свой продукт продали порядка двум тысячам клиник, которые работают сейчас в рамках программы «Инфоклиника». Я знаю, в прошлом у вас был продукт «Инфодент», который был разработан только для стоматологических клиник. В клинике с радиологической направленностью существует своя специфика внедрения, и каждая клиника, по сути, специфична. Так как это и частный бизнес, и государственная система здравоохранения, с какими трудностями в первую очередь вы сталкиваетесь при внедрении?

Алексей Черноусов. Небольшую ремарку скажу. Продукт «Инфодентал» был, и он есть. Сейчас он является одной из частей широкого комплекса «Инфоклиники», потому что стоматология, естественно, это одна из частей. Там большое значение имеет клинико-диагностическая лабораторная деятельность, радиология, сейчас – телемедицина, и так далее. Естественно, есть специфика, как вы сказали. Если это стоматология – там своеобразный бизнес-процесс, своеобразный подход. Причём, он своеобразен как для коммерческих медицинских учреждений, так и для государственных. Если взять государственную стоматологию - их бизнес-процессы очень похожи на коммерческие. Если же касаемся всех остальных отраслей медицины, то уже более существенные различия. Есть, допустим, медицинское учреждение, ориентированное на раннюю онкологическую диагностику с использованием современных технологий, например, позиционно- траекторной томографии и, соответственно, у них одной из основных специфических вещей стоит именно возможность привлечения высококвалифицированных врачей из-за рубежа для удаленной диагностики и организации системы второго мнения, если надо – третьего мнения по выявленным вещам. Это, практически, уже телемедицина, и она практически уже существует. Действительно, врач не находится рядом с пациентом в этот момент.

 

Муслим Муслимов. Скажите, а разработан ли вашей компанией уже отдельный продукт по телемедицине?

Алексей Черноусов. Да, этот продукт разработан. Мы начали разрабатывать еще в начале 2016 года. Видимо, предугадали тенденции, сейчас он уже вышел в то, что мы называем продуктив, как раз у одного из наших клиентов. Это еще один хороший пример частно-государственного партнерства. Соответственно, уже возможность телемедицинской консультации есть и в том объеме, который сейчас позволяет текущее законодательство. Одно из направлений — это телемедицина на уровне ассистанса, когда не ставится диагноз, не даются рекомендации пациенту, но у пациента что-то возникло и в телемедицинской конференции врач говорит, к какому специалисту обратиться, как срочно ему нужно обратиться, какие предварительно сделать диагностические процедуры. Он не ставит диагноз, тем не менее, дает пациенту информацию, куда целенаправленно идти, чтобы не потерять время. Предварительная консультация, без постановки диагноза. Пациент сразу понимает, куда ему ехать, что делать, и мы сокращаем время до начала лечения.

 

Муслим Муслимов. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о программе в целом. В чём ее плюс? Что еще есть на данный момент на рынке? Какие международные тренды вы учитываете в рамках разработки инновационных моделей? Я знаю, что у вас программа состоит из ряда модулей, которые, собственник или, в случае с госучреждениями, главный врач, лицо принимающее решение, может выбрать для своего применения. В чём ваша особенность?

Алексей Черноусов. Одна из особенностей нашего продукта – то, что мы охватываем, практически, все стороны жизни медицинских учреждений. Мы не ориентированы либо на очень крупные, или очень маленькие учреждения. У нас всегда есть что предложить: от частнопрактикующего врача до региональной информационной системы. Мы не гнушаемся малых клиентов, больших клиентов. Все клиенты для нас важны.

 

Муслим Муслимов. Вы говорите о региональном уровне, а как же федеральные?

Алексей Черноусов. В данный момент федеральный уровень закрыт на уровне систем федеральных сервисов Единого сегмента, который реализовал в свое время «Ростелеком». Что касается региональной системы, охватывающей целиком все медицинские учреждения в регионе и создание региональных сегментов, соответственно, у нас есть опыт, мы реализуем региональный сегмент и его взаимодействие с Федеральным сегментом. С точки зрения особенностей, естественно, очень много отслеживаем взаимодействие и новые направления того, что происходит на западных рынках.

 

Муслим Муслимов. То есть у вас есть какая-то аналитическая служба или отдел, который этим занимается?

Алексей Черноусов. У нас есть очень хороший опыт взаимодействия с нашим партнером, компанией CGM GmbH. Это западная крупнейшая компания CompuGroup Medical, крупнейшая в Европе. Она работает в 30 или 40 странах, где сейчас представлены продукты. Они являются нашими партнерами. Ряд радиологических решений таких компаний, допустим, мы берем и адаптируем к российским требованиям и используем в своей продукции. У компаний, которые работают практически во всех странах, в том числе и за океаном, достаточно большой объем инновационных решений. Находясь в постоянном партнерстве и общении, информацию о том, что нового появляется, мы получаем ряд решений. С другой стороны, есть одна особенность, связанная с работой иностранных разработчиков медицинского программного обеспечения, скажем, даже сложность их работы: бизнес-процессы, методики учета, правила наши и европейские отличаются как белое и черное, то есть очень существенно, если мы не говорим о радиологии, где не бизнес-процессы, а медицинский процесс, практически, идет. Там же, где касается уровня учета всех методик, для них это сложности. Поэтому западные компании больше идут с точки зрения экспертных систем, где есть большой опыт, систем радиологических, где существенная работа математика в возможных 3D–реконструкциях, анализе изображений и существенные диагностические возможности. Именно управленческие – наибольшие возможности у российских компаний, которые выросли на том, с чем приходится работать.

 

Муслим Муслимов. Какие уникальные фишки, уникальные модели вы предлагаете сейчас медицинскому бизнесу и крупным медицинским организациям?

Алексей Черноусов. Есть ряд вещей, я о телемедицине уже сказал, что, практически, первой на рынке реализовали данное решение в составе полноценной медицинской информационной системы. Современными web – решениями сейчас уже никого не удивишь. Одно из наиболее интересных вещей – то, что на нынешнем уровне решение связано с интеграцией различных сервисов, различных мобильных приложений в том числе. Сейчас модно то, что называется лидогенерацией. Большинство клиник сейчас в погоне за клиентом ищут возможные пути привлечения клиентов через различные сервисы, взаимодействия сервисов со всеми лидогенераторами, которые возможны.

Одно из последних направлений - реализация интеграционных решений со всеми крупнейшими клинико-диагностическими лабораториями, создание унифицированного федерального лабораторного портала, через который возможен обмен по результатам клинико-диагностических исследований. Клиники, лаборатории могут обмениваться между собой результатами в он-лайн режиме. Это повышает и качество, снижает вероятность человеческого фактора при проведении диагностических исследований, соответственно, это одно из существенных направлений. Практически, оно уникально для России и было привезено из Австрии.

В перспективе – интеграция клинико-диагностических лабораторий, создание федерального лабораторного портала с возможностью обмена по результатам клинико-диагностических исследований

 

Муслим Муслимов. У вас даже происходит интеграция с телефонией. Вы делаете единый блок, и вопрос заключается в том, что все доработки в большей степени направлены на организацию системы здравоохранения, что действительно важно. Какие решения сейчас предлагаются для пациентов? Есть ли возможность заходить в личный кабинет, в который подгружается история болезни?

Алексей Черноусов. Да, естественно. Какие здесь вещи? Уже, практически, становятся стандартом личные кабинеты и возможность записаться на приём. Такое сейчас есть даже у государственных клиник в рамках информатизации здравоохранения. В некоторой степени коммерческие клиники, зачастую, отстают даже от государственных, потому что все наши клиенты, являющиеся государственными, в обязательном порядке имеют портал записи для граждан.  Это по всей стране, я говорю про государственные, практически, 100%.  Если говорить о коммерческом секторе, то это, наверное, процентов 15-20.

 

Муслим Муслимов. Система ЕМИАС, которую мы все знаем, реализована в Москве. Как я понимаю, московское здравоохранение пользуется этой программой. Скажите, есть ли отличие программы ЕМИАС и вашей платформы?

Алексей Черноусов. Отличия есть: разные разработчики. ЕМИАС начал разрабатываться 4-5 лет назад. Мы работаем уже 16 лет, а сама система разрабатывается с 1998 года. Различие в том, что ЕМИАС, в первую очередь, был ориентирован на снятие очередей в клиниках, быструю запись пациента,

На обеспечение задач, которые поставлены Федеральным Министерством здравоохранения по предоставлению соответствующих государственных услуг гражданам, как запись на прием, обеспечение снижения очередей в регистратуру, повышения лояльности к гражданам. Сейчас продукты предлагают не только о записи на прием, но и возможность пациентам получать свою электронную историю болезни, оперативно получать данные о проведенных клинико-диагностических исследованиях через несколько минут после того, как они закончены. Не требуется ехать в медучреждение для получения информации, если только не нужна документально оформленная. Также сервисы - телемедицинские консультации, появилась возможность предоплачивать или оплачивать услуги через интернет, в том числе оплачивать курс лечения. Допустим, если клинике, где ведется курс лечения, требуется доплата, не обязательно приезжать в клинику рассчитываться, можно доплатить, оплатить, соответственно, облегчается жизнь людей. В том числе возможных систем информирования о предстоящих приемах и так далее. То есть здесь очень широкий спектр.

 

Муслим Муслимов. Руководители медицинских учреждений – люди, в целом, непростые. У каждого есть свои пожелания. У кого-то один отдел работает в большей степени, у них есть своя специфика, или тот или иной профиль, на который стоит уделить внимание. Чего вы ждете от руководителя? Какое восприятие у них должно быть программного обеспечения в целом, чтобы процесс интеграции шёл как можно быстрей? Приведите, пожалуйста, примеры, на ваш взгляд, самые быстрые и эффективные, лучшие интеграции.

Алексей Черноусов. Начну с того, что ждать от руководителей. Главное, самое важное, чтобы руководители, именно первое лицо, а ни в коем случае руководители IT-отделов или кто-то из заместителей, понимал, что внедрение медицинской информационной системы в клинике можно поставить вровень с бизнес-инжинирингом, когда мы, практически, реорганизуем управление на предприятии. Соответственно, именно первое лицо обязательно должно принимать участие в данном процессе. Иногда бывает, он делегирует полномочия, допустим, IT –директору, а еще хуже – системному администратору, или заврегистратурой внедрить систему. Практически, он поручает реорганизовать его бизнес, который он на этот момент не смог реорганизовать. Как результат, именно здесь и возникают основные проблемы внедрения. Они, как правило, очень редко связаны с техническими аспектами. Техническое обеспечение современное, соответствует требованиям и нет каких-либо исключительных проблем. Самое важное – именно полноценное участие руководителя в процессе.

Внедрение медицинской информационной системы в клинике реорганизует управление бизнес-процессом

 

Муслим Муслимов.  Фактически, бизнес-процесс – это формат мышления, по которому, так или иначе, строится работа в клинике; конечно же, его складывать на плечи системного администратора было бы нелогично.

Алексей Черноусов. Он не может принимать управленческие решения. Меняется документооборот. Какие-то вещи уходят из учетной части, какие-то новые появляются, появляются новые возможности изменения в движении пациентов, финансов, управленческих; соответственно, решение принимает первое лицо, либо человек, которому дают максимальные полномочия в принятии решений.

 

Муслим Муслимов. Бизнес-процесс, действительно, нельзя доверять. Зачастую у нас руководителями медицинских учреждений становятся специалисты различных профилей, не всегда организаторы здравоохранения. Чаще всего, врачи тех или иных специальностей, которые получили небольшое образование в виде трехмесячных курсов. Думали вы, как с ними быть на одной волне, на одной плоскости, выпустить некие рекомендации по внедрению, и существуют ли они на данный момент? Может быть, даже сделать курсы для них, тогда наша вариация и наши взгляды на процесс внедрения однозначно стали бы более эффективны. Как вы смотрите на это?

Алексей Черноусов. Я абсолютно с вами согласен. Внедрение, которое мы проводим уже многие годы в медицинских учреждениях, помимо результатов того, что внедрение состоялось, дает очень большой неоценимый опыт с точки зрения анализа управленческих решений в медицинских учреждениях. Причём, дает возможность не только анализировать в каждом отдельном случае, но и сравнивать. Когда мы знаем, что конкретное решение в конкретной клинике: вот здесь такое решение дало свои результаты, а вот это, наоборот, казалось бы, хорошее, привело к тем или иным проблемам. И, когда работаешь уже с другими медицинскими учреждениями, несешь с собой не только программное обеспечение, а именно опыт управленческих решений.

Одна из фишек – мы продаем не только систему, мы продаем решение. Мы предоставляем решение, когда в систему заложены те или иные управленческие механизмы и те или иные рекомендации. У меня есть опыт. Время от времени я собираю семинары, где делюсь информацией с коллегами из медицины по опыту внедрения, по опыту организации управления, по поводу аналитики и принятия управленческих решений на базе тех или иных аналитических показателей, в том числе и как обеспечить достоверность собираемых данных. Мы говорим даже не о задваиваемости, а о том, как сделать бизнес-процесс таким, чтобы у меня информация, полученная для анализа, была достоверной. Небольшой практический пример. В некоторых медицинских системах, я видел, доктору предлагается указать, сколько времени он потратил на прием. Мы отлично понимаем – это человеческий фактор. Если мы будем контролировать его выручку и время, потраченное на прием, он всегда внесет такую информацию, чтобы руководителю показалось, что все хорошо. Сделав соответствующие управленческие решения, направим бизнес-процесс так, чтобы учёт был автоматическим и было невозможно скорректировать, подогнать результат - это один из небольших примеров.

 

Муслим Муслимов. Есть ли у «Смарт Дельта Систем» готовые рекомендации по всем управленческим решениям? Я думаю, что на рынке, и в целом, по каждому руководителю, который пользуется вашей программой, было бы очень интересно узнать.

Алексей Черноусов. Сказать по всем, наверное, было бы слишком громко сказано. Но отдельные рекомендации, естественно, есть, в виде отдельных рекомендаций по бизнес-процессам, оптимальных с точки зрения работы медицинского учреждения. Они не являются догмой и, в любом случае, требуют адаптации по месту, потому что есть множество особенностей.

 

Муслим Муслимов. Алексей Евгеньевич, есть ли миссия у вашей компании?

Алексей Черноусов. С точки зрения миссии можно сказать такую вещь. Если брать для медицинских учреждений – повышение удовлетворенности своим бизнесом, прозрачности своим бизнесом, и предоставить возможность руководителям с удовольствием управлять своим бизнесом и видеть позитивный результат.

 

Муслим Муслимов. Ключевое слово - с удовольствием управлять. Безусловно, руководитель имеет огромную широту полномочий. Эффективность его работы, конечно, зависит от информационной системы, и сейчас мы все больше и больше видим, насколько информатизация процессов в здравоохранении, фактически, влияет на здоровье и продолжительность жизни наших пациентов. Фактически, вы также играете немаловажную роль.

Скажите, что есть ваша команда? Какие качества возводите определяющими для своих сотрудников и какое количество сотрудников у вас суммарно?

Алексей Черноусов. В настоящий момент в нашей компании работает немногим меньше сотни сотрудников. Ряд сотрудников работает в Москве, ряд в других городах. Есть у нас региональные подразделения. Одной из гордостей нашей компании является то, что у меня многие сотрудники работают больше 10 – 15 лет. У нас минимальная текучка, практически, сложившийся годами костяк, которой прирастает, все наиболее талантливые и способные сотрудники остаются и работают 10 и более лет. Ряд сотрудников работает 16 лет, с основания. Я бизнес, практически, начинал один, но в течение полугода собрал команду. Это позволило нам не пропасть; другие различные системы появляются, потом исчезают. Я считаю, одна из причин исчезнувших систем – не удавалось собрать команду, чтобы быстро и активно развиваться.  У нас качественные человеческие отношения в команде, и вообще, способность работать в команде: взаимопомощь, готовность посоветовать, помочь своим коллегам.

 

Муслим Муслимов. Через некоторое время можно будет сказать, что в компании «Смарт Дельта Систем» люди приходят, не став папой, а уходят или продолжают работать, став дедушкой. По количеству времени отработки.

Алексей Черноусов. По количеству детей рекорды у наших сотрудников: у одного сотрудника четверо, дальше трое, трое… Соответственно, у нас временами появляется идея: не ввести ли нам детскую комнату, поскольку сотрудники, даже девушки, у которых появляются дети, не бросают работу, возвращаются, продолжают работать.

 

Муслим Муслимов. Проводите ли Вы какие-то тренинги для своих сотрудников? Командообразующие, может быть, мероприятия?

Алексей Черноусов. Да, у нас есть различные тренинги. Не скажу, чтобы их было очень много и планируем, наверное, их развивать. У нас проходят регулярно, один - два раза в год, различные корпоративные мероприятия, которые связаны не только с увеселительными направлениями, но и различными командными играми, что по большому счёту существенно сплачивает коллектив и дает возможность познакомиться друг с другом. Поскольку мы распределены по разным регионам и ряд представительств сотрудников работает в других городах, это возможность познакомиться с теми, кто работает в Москве или в другом городе, что сплачивает команду компании в целом.

 

Муслим Муслимов. Мы ранее говорили о Законе о телемедицине. Нельзя создать закон, который бы работал идеально в новой отрасли. Чего вы ждете от закона по телемедицине? Что он даст вам для развития компании, для развития информационной платформы?

Алексей Черноусов. Что мы ждем? После принятия закона о телемедицине мы ждем, что большее количество клиник, как государственных, так коммерческих, захотят реализовывать эти сервисы для пациентов. Потому что сейчас он был несколько под вопросом. Всегда возникали юридические аспекты: вот это можно делать, а это не то чтобы нельзя, но и не уверены, что можно делать. Соответственно, возникала существенная неопределенность: до какой степени сейчас можно расширять степени телемедицины? Сервисную составляющую реализуем целиком, но, что можно предложить пациенту, руководителю медицинского учреждения – до конца непонятно. Поэтому те, кто сейчас это реализовал, ограничивали по максимуму с тем, чтобы избежать тех или иных юридических казусов. Введение закона о телемедицине уберет эту неопределенность и откроет возможность свободно предлагать услуги, расширять их и оказывать их к гражданам. Для нашей компании, естественно – повышение спроса на продукт, который мы разработали. Он всегда позитивен.

 

Муслим Муслимов. Вы анализировали глубину рынка? В целом, какому количеству учреждений, которые не информатизированы или находятся на   устаревшем информационном обеспечении, необходимы программы, которые вы могли бы предложить, как более лучшее решение?

Алексей Черноусов. Государственные учреждения так или иначе информатизированы, хотя есть заявки федеральных учреждений из ряда регионов. Если говорить о коммерческих, то порядка 25- 30% коммерческих медицинских учреждений используют современные мощные медицинские информационные системы из первой пятерки на рынке. Дальше – системы, так или иначе, не обязательно устаревшие, но основная проблема у других производителей - неспособность быстро предлагать новые сервисы, потому что направление очень инновационное. Надо, практически, каждые полгода, каждые три месяца, предлагать что-то новое, идти на шаг впереди. Это требует существенных ресурсов. Постоянно быть в тренде. Даже, может быть, не только в тренде, а еще и предлагать тренд, о котором еще не подумали. Это, возвращаясь к теме о том, что мы изучаем западный опыт, свои какие-то решения предлагаем.

Соответственно, глубина такая. Я считаю, что порядка 70% медицинских учреждений как потенциальные клиенты находятся в стадии готовности что-либо менять или приобретать. Из них не больше половины находятся в стадии «Мы не доросли, пока нам рано». Я иногда общаюсь с руководителями: вы открыли клинику, вы вложили в неё столько-то миллионов денег, потрать еще 2% от того, что ты вложил в клинику, для информатизации клиники, чтобы эти деньги отбить. Сами понимаете, это оперативное управление. Сейчас представьте, уберем смартфоны. Ты понимаешь, что скорость коммуникации снижается, а эффективность работы, управления сейчас является ключевой. Если сейчас убрать смартфоны, интернет, руководитель понимает, что в единицу времени он сможет решить в 3 раза меньше задач. Может быть, в 30 раз. Обычный стационарный телефон, допустим, можно оставить. Для медицины то же самое: есть у тебя качественное решение, или нет. Это на порядок снижает эффективность. IT- решения в какой-то момент становятся ключевой точкой получения информации для руководителя, быстрого и оперативного анализа. Конкурентное преимущество любого медицинского учреждения – наличие качественной IT-системы.

 

Муслим Муслимов. Алексей Евгеньевич, вы проводите периодически семинары, ваша компания делает. Вы публикуетесь в научных изданиях? Как часто можно увидеть отчеты о деятельности компании и отчеты в виде примеров уникальных моделей?

Алексей Черноусов. Отвечу, что этим вопросом мы сейчас практически не занимаемся. В определенный период мы публиковались. Мы работали с журналами и обнаружили, что в какой-то момент это уже отходит. Публикации и так далее существенной роли не играют, всё переходит в интернет. Пока мы больше стараемся делать на уровне семинаров или каких-то целенаправленных консалтинговых кампаний.

 

Муслим Муслимов. Где можно узнать о времени проведения семинаров?

Алексей Черноусов. Они обычно планируются под группу, под клиента. Поэтому, если необходимо, нужно связаться с нашей компанией. Все наши клиенты хорошо знакомы с нами, и мы всегда сможем обсудить такие вопросы.

 

Муслим Муслимов. То есть мы идем к объединению клиник, может, даже в СРО, чтобы иметь возможность пригласить вас на мастер-класс, так скажем, или на позицию отдельных интересных инноваций в вопросах управления информационной системы?

Алексей Черноусов. Видимо так.

 

Муслим Муслимов.  Скажите, пожалуйста, сейчас, в рамках реформы здравоохранения, государственными деятелями был принят ряд решений. Фактически, мы видим процесс реформирования. Как вы к нему относитесь и насколько он касается вашего бизнеса в целом?

Алексей Черноусов. Я отношусь к процессу реформирования здравоохранения, но мы коснемся сейчас с точки зрения информатизации, IT. Мы не будем сейчас затрагивать все сферы. Хотя, наверное, сферы, связанные с внедрением высокотехнологичного оборудования, не могут не быть связаны с IT, потому что томографы, МРТ, прочие современные вещи, так или иначе – это радиология, удаленная обработка и так далее. В целом, я считаю, это направление позитивное, естественно, оно нас существенно касается, поскольку мы работаем в ряде государственных проектов, где занимаемся информатизацией. Пока находимся на правильных позициях, но дистанция развития еще очень большая. На нынешнем этапе нужно собирать информацию, анализировать ошибки и просчеты, продвигаться в направлении оптимизации управления здравоохранения: снижение нагрузки на врачей, которая сохраняется и при информатизации, зачастую лишней отчётности, лишний сбор информации. По моей оценке, достаточно большой объем в государственных учреждениях, до 30% времени уходит именно на учет.

В нынешних условиях надо снижать с врачей нагрузку по отчётности 

 

Муслим Муслимов. У вас есть аналитический модуль, дающий эту информацию?

Алексей Черноусов. Есть аналитические решения, конечно.

 

Муслим Муслимов. Потому что, говоря, к примеру, о системе ЕМЕАС, там конкретно ребята работают на предмет сокращения времени приема, выписки документов, максимально сокращают работу врачей, чтобы у врача больше времени оставалось на взаимодействие с пациентом. Электронный документооборот — это, фактически, отдельная стезя управления, до которого сложно дотянуться управленцу, как таковому, в медицинских учреждениях. Ваш модуль мог бы очень хорошо решать этот вопрос.

Алексей Черноусов.  Да, естественно. Электронный документооборот везде внедряется, вводится. Зачастую дает позитивные результаты, но мое мнение, и по опыту, для повышения эффективности нужно, по-хорошему, реформировать в стране систему отчётности и сбора медицинской информации. Она создавалась еще во времена Советского Союза, и принципы, заложенные тогда, остались и сейчас. Основная идея в том, что вся информация по каждому заболеванию и так далее, собирается, анализируется и вводится постфактум. Этого сейчас никто не отменял.

 

Муслим Муслимов. Скажите, есть ли у вас рекомендации к этой реформе?

Алексей Черноусов. Есть определенное понимание, есть идеи, которые так или иначе высказываем, но, в любом случае, этот процесс не быстрый, поскольку ему многие десятки лет, как и многим методикам. Их реорганизация слишком сложна.

 

Муслим Муслимов. Алексей Евгеньевич, тогда мы будем ждать от вас этих решений. С нами был Алексей Евгеньевич Черноусов.