Что такое метаболический синдром и как его лечить?

Эндокринология

Тэги: 

Олеся Голубцова: В эфире программа «Худеем с доктором Аскерхановым», которую веду я, Олеся Голубцова и Рашид Аскерханов, бариатрический хирург. Сегодня у нас в гостях Магомедова Альбина Юсуповна, врач-эндокринолог поликлинического отделения Городской клинической больницы №3. Сегодня наша тема — метаболический синдром.

Что такое метаболический синдром? Расскажите нам.

 

Альбина Магомедова: Многие люди знают выражение «обмен веществ». Также слово «метаболизм» легко созвучно и находится в понятии у врачей-клиницистов. Слово взято из греческого языка и переводится, как «переход», либо «перемена» на русский язык. врачи взяли за основу использовать термин «метаболический синдром» для обозначения момента, когда идет переход, либо перемена здорового организма уже в стадию патологии.

В целом, получается симптомокомплекс. Никогда невозможно термин «метаболический синдром» обозначить как одно определение. Конечно, есть свои нюансы, которые я хотела бы озвучить. В этот комплекс обязательно входит понятие, как перемена или переход, именно в отношении окружности абдоминального, то есть объема живота у человека, от нормы к патологии. У женщин такой переход оказался при объеме 80 сантиметров, у мужчин началом перехода считается объем от 94 сантиметров. То есть, начинается фактор того, что нужно задуматься. в целом, каждый может подумать, сколько в день он встречает людей, например, с таким объемом талии, что у мужчин, что у женщин, то в принципе, каждый подумает, так это здоровый человек по сути дела, с такими объемами. То есть, чаще всего таких людей мы можем видеть на подиуме, по-хорошему.  Конечно, есть исключения. Исключение —беременные женщины, мы сразу к исключению относим, и люди, которые занимаются активно спортом и у них идет большое нарастание мышечной массы. Соответственно, идёт изменение абдоминального объема, абдоминального – так называется ожирение, оно будет касаться избытка жировой массы. Это является обязательным критерием, от которого мы начинаем отталкиваться.

 

Рашид Аскерханов: Чтобы поставить диагноз метаболический синдром, который состоит из?..

Альбина Магомедова: Я хочу вначале перечислить все компоненты, которые входят. обязательным первоначальным компонентом должна быть окружность талии, по цифрам, которые я озвучила. Все люди знают, что в обыденной жизни есть такой фактор холестерин, который понимают как отклонение, когда он повышен. Но, далеко не все люди знают, что не только холестерин, на самом деле, может влиять на переход обмена веществ из нормы в патологию. Важным фактор-компонентом нарушения жирового обмена обязательно является холестерин общий. Вторым важным компонентом является уровень таких показателей, как триглицериды.

 

Олеся Голубцова: Альбина, я хотела бы уточнить. В общем анализе крови у нас есть холестерин. Какие должны быть превышения, чтобы мы говорили, что это уже близко патологическому состоянию?

Альбина Магомедова:  В целом, можно запомнить цифру, чтобы примерно понимать, это 5, до 5,2-х, но есть такой нюанс, когда аппаратура, которая исследует, у неё есть свои референтные значения, по котором мы, врачи, также ориентируемся. На этот счёт, тоже есть спор, что некоторые, допустим, сенсеи-профессора говорят, что нет, не должно быть отличия, что есть четкая цифра, допустим до 5-ти, и всё на этом, а есть те, кто, всё-таки, ссылается на аппаратуру.

 

Олеся Голубцова:  До 5,2-х, это Вы говорите про единицы, в которых измеряют. А я имею в виду, на сколько процентов от нормы, от допустимых значений, должны быть отклонения в большую сторону, чтобы мы говорили, что это уже переходит к патологическому состоянию? Потому что, может быть, чуть-чуть, небольшое превышение и можно иногда связать это с тем, что, например, человек жирного накануне поел. Такое тоже бывает?

Альбина Магомедова:  На самом деле особенность в том, что, когда в медицине проводится любая диагностика, пациент всегда должен быть ознакомлен с правилами её проведения. Поэтому, в данном случае мы с вами говорим: во всех исключительно ситуациях, после правильного проведения любого анализа, когда мы получаем с вами результат.

 

Олеся Голубцова:  Но все-таки, на сколько должно быть превышение? На 10% или…

Альбина Магомедова:  Есть понятие уровня до 5, уровень холестерина общего. если он уже начинает превышать, на парочку единиц, мы не говорим о том, что это сразу смертельная ситуация. Естественно, люди не только с уровнем абдоминального ожирения 85-90, есть люди с истинными формами ожирения, у которых окружность талии превалирует в огромной степени. Я бы хотела именно акцентировать на том, что самая изюминка, которая для людей непонятна, и это люди могут воспринимать как, уже на сегодняшний день, как здоровый, внешне стройный человек, на самом деле здесь имеются первые тайные, тихие шаги, которые могут изменить в дальнейшем его судьбу и состояние здоровья.

 

Олеся Голубцова:  То есть, чуть-чуть превышение, на пару единиц, уже нужно задуматься, что тихие шаги мы уже делаем.

Альбина Магомедова:  Может быть, немножко пугающе, но, на самом деле, это определение было последний раз скорректировано еще в 2005 году Всемирной ассоциацией диабетологов, и за 12 лет, хотя с избыточной массой людей очень много, но это определение не потеряло свою актуальность. почему я хотела обратить внимание в целом? растущее поколение, или мы даже, когда смотрим на людей с избыточной массой тела, у нас не возникает понимания, что это болезнь, это диагноз, его надо лечить так же, как, допустим, инфаркт миокарда, который случается. люди живут каждый день, они существуют, занимаются работой, воспитанием, семьей и всеми делами. Но это бомба замедленного действия, когда процесс идет медленно, верно, тихо.

Наличие у человека факторов ожирения не смертельно для существования, но это медленный, постепенный процесс, ведущий к другим заболеваниям

Олеся Голубцова:  Понятно, а потом в любой момент может как-то вылиться.

Альбина Магомедова:  Да, такая ситуация, когда мы вообще, в принципе озвучиваем. XXI век – это век профилактики. Люди на сегодняшний день достаточно грамотные, много чего хотят о себе знать, многие даже готовы что-то менять, в принципе заниматься, особенно, когда дело касается детей. Конечно, какие-то факторы, как дополнительные знания, наверно, важны.

Здесь именно я определяю момент, что надо задуматься: когда бы вообще надо о себе подумать и что может быть первым показателем того, что что-то не то происходит, как я должен поступить? На самом деле - именно проявления метаболического синдрома.

 

Олеся Голубцова:  Третье, следующее, у нас триглицериды, вы сказали?

Альбина Магомедова:  В целом, нарушению жирового обмена способствуют четыре компонента. Два из них мы уже сказали, это окружность талии и показатель общего холестерина. Третий - это триглицериды. Также есть липопротеины, они делятся на высокой плотности и низкой плотности. этот важный момент очень просто сделать, потому как все можно посмотреть по анализам, по анализу крови.

 

Олеся Голубцова:  То есть, самый обычный, который в поликлинике при обследовании, диспансеризации?

Альбина Магомедова:  Совершенно верно. Это всё, в принципе, доступно и просто, по сути дела, определить не составляет никаких сложностей. Воспользоваться измерительной лентой, воспользоваться показателем сдачи на анализ крови, и, наверное, биохимический показатель.

Еще обращает на себя внимание следующий компонент метаболического синдрома - уровень глюкозы либо сахара, как люди уже привыкли слышать, который, естественно, тоже должен быть по природному своему существованию определенной нормы. Если он по правильно проведённой диагностике имеет превышение, конечно, это тоже тихий звонок. На это надо обратить внимание.

Последним компонентом из составляющих метаболического синдрома является уровень артериального давления. Критерием определения является повышение верхнего давления, либо систолического, показатель выше 130, и нижнего давления, если показатель составляет выше 80 миллиметров ртутного столба. То есть, выше 130 на 80 уже должно нас настораживать.

Само определение метаболического синдрома даётся на основании его составляющих, обязательным является 100% присутствие абдоминальной формы ожирения и два любых компонента, которые мы с вами перечислили.

 

Рашид Аскерханов:  Чем страшен метаболический синдром? Например, пациенту поставили диагноз - метаболический синдром; что ему делать? чего опасаться ему?

Альбина Магомедова:  Эти критерии, на самом деле, не просто так взяты, потому что именно эти факторы влияют на незаметное начало повреждения. Человек себя воспринимает, свой организм, уникально. Что бы они могли образно представить, что происходит в нашем организме? Я бы, условно, посоветовала углубиться в наши органы, это, в принципе, зрительно, мысленно возможно.

Что же происходит, когда вдруг два из компонентов с метаболическим синдромом могут повышаться? Перво-наперво - это влияние на наши сосуды. Все мы понимаем, что сосуды наши разного диаметра, но это единственный источник для транспортировки всех питательных веществ, всех, особенно кислорода в организме. Каждая клеточка каждого органа способна функционировать и полноценно существовать в течение многих-многих лет при достаточном кровоснабжении. Если брать во внимание наши факторы, то, на самом деле, первыми начинают страдать именно те сосуды, которые являются доставщиком всех питательных веществ, в том числе, кислорода.

Я немножко поясню.  Взять, к примеру, уровень повышения артериального давления. Что делает высокий уровень артериального давления? Оно, в целом, вызывает периодически спазмы сосудистой стенки. Для сосудистой стенки, это, на самом деле, сильное напряжение, её нормальное функционирование начинает давать сбой в момент, когда начинаются спазмы. Так как все питательные вещества и кислород проникают через сосудистую стенку к близлежащим клеткам, где-то уже легкий сбой может происходит. Если брать уровень повышения липидного спектра, хотя бы 1 из 4-х компонентов, что мы с вами перечислили, то, в целом, это может в дальнейшем привести к образованию бляшек внутри в любой части хоть маленького сосуда.

 

Олеся Голубцова:  Кстати, на слуху проблема —бляшки в сосудах, это, вообще, что означает? Что из себя представляют бляшки?

Альбина Магомедова:  во внутренней части сосудистой стенки, если к ней даже малейший воспалительный процесс присоединяется, а это вполне может быть, то с повышенным уровнем жирового обмена один из компонентов может просто-напросто присоединиться и, как говорится, задержаться на сосудистой стенке. К нему могут присоединится еще последующие. Диаметр сосуда по природе своей сделан именно в том диаметре, который необходим для полноценного кровоснабжения данного органа; при суженном просвете, естественно, орган получает не в 100-процентном соотношении все питательные вещества. Конечно, это дело не однодневного характера. это может вообще любого органа касаться.

 

Олеся Голубцова:  Нарушится нормальное кровоснабжение и дальнейшем к каким-то более серьезным патологиям привести?

Альбина Магомедова:  Здесь фишка, особенность в том, что не всегда это всё может о себе дать сразу, здесь и сейчас. Если только уже очень укрупненная бляшка, именно атеросклеротическая, как это называется в медицине, она, в принципе, может о себе дать знать. Допустим, это будут сосуды ног, может вызывать болевой синдром. Но, в целом, когда всё медленно развивается, она о себе даст потом знать, но тогда, конечно, уже могут быть другие последствия, проявления.

Какой еще спектр остался из компонентов?  Это уровень сахара. Я всегда задаю вопрос своим пациентам: если уровень глюкозы в крови большой, чем это плохо? Казалось бы, сладкая кровь, ну и что с того? Я для простоты сравнения всегда привожу такой пример. Если взять, допустим, камень размером с куриное яйцо и каплю воды. Мы с вами понимаем, что из них сильнее, что слабее. Но, есть такая особенность: если капля воды с одинаковой скоростью, ежесекундно будет капать на один и тот же участок камня, то с течением времени камень начнет менять свой силуэт. Именно такая особенность у глюкозы, начинается с момента, когда она повышается в крови выше нормы, необходимой для нас. Чем опасны проявления таких систем, как явно сахарного диабета, для пациента? Тем, что истончается сосудистая стенка и она будет способна к разрыву, так скажем. Более того, эти осложнения опасны тем, что, к сожалению, сосудистую стенку прикрепить мы не сможем, восстановить её целостность уже невозможно. Конечно, в тот момент врачи вместе с пациентом стараются просто остановить на этом этапе осложнения, дабы не было прогрессирования в целом.

Получается, в чём особенность метаболического синдрома? Это тройная комбинация, что поражается именно сосудистая стенка и получаются все его последствия, касаемо всех клеток, органов, которые сосуд кровоснабжает.

От проявлений метаболического синдрома страдает в первую очередь сосудистая система

Рашид Аскерханов: Скажите пожалуйста, Альбина, метаболический синдром для самого человека — это же не принципиально: есть у него метаболический синдром, либо у него есть просто диабет. Либо есть какая-то разница, и именно разница в подходах лечения метаболического синдрома или, например, повышение тех же триглицеридов?

Альбина Магомедова:  Мы с вами обсуждаем важные моменты, но, если углубиться в обыденную жизнь, я с вами согласна. Простота этого состояния в чём? Опять-таки, возможность его определить не составляет никаких сложностей. Каждый человек может это сделать, обратившись к врачу, пойти в любую лабораторию и сдать анализы. В чём сложность? Сложность в том, что, в принципе, цифры, которые мы с вами говорим, отклонения от нормы к патологии, будут незначительны, практически, никаких субъективных ощущений человеку не несут. Соответственно, зачем мне идти обследоваться, если меня, в целом, всё устраивает, если я, в принципе, имею нормальный вес в сравнении в целом с обществом? Как правило, эти люди не обращается за помощью, они всегда чувствуют себя хорошо, нет жалоб. В этом, конечно, есть особенность и сложность процесса. Хотя, на самом деле, это самый правильный повод обратить внимание, ликвидировать то качество жизни в будущем, те последствия, которые они за собой несут. Важный момент в этом состоит.

 

Олеся Голубцова:  Если запустить, то к каким последствиям может привести? Может, к хроническим заболеваниям, про диабет вы сказали, ещё что-то?

Альбина Магомедова:  Все слышат всегда и всё, основные мировые врачебные конференции и пропаганда, связанная с профилактикой – всё это ведется, чтобы заниматься недопущением, профилактикой болезней, которые за собой ведет метаболический синдром. Повышение нарушения липидного обмена, атеросклероз, его прогрессирование, захват больших масштабов, ведет за собой такую болезнь, как атеросклеротическая болезнь в целом, которая даже существует, как отдельная нозология. Повышение уровня глюкозы, мы уже понимаем, ведет к заболеванию сахарный диабет 2 типа, как правило, а повышение уровня артериального давления, конечно же, влечет за собой гипертоническую болезнь. Статистика в том, что в современном мире происходит омоложение этих заболеваний; возраст, который страдает этими болезнями, уже всё более ранний и ранний. Если взять лет 10 – 12 назад, я еще была студенткой, то мы всегда определяли критерий больше 40 лет, как правило, стабильно встречающийся; за прошедшее время чаще возраст начинается уже от 30 лет, а в моей практике начиналось у людей уже с 20-ти лет так же страдают, теми же явными заболеваниями. 

 

Олеся Голубцова: С чем связано омоложение болезни, как Вы считаете? Образ жизни, питание?

Альбина Магомедова:  Это образ жизни, это наша, так скажем, цивилизация, это условия, которые постепенно ведут к заболеванию.

 

Олеся Голубцова:  Как соотносится метаболический синдром с ожирением? Это параллельные вещи и параллельные диагнозы? Или метаболический синдром идёт до ожирения, как предвестник?

Альбина Магомедова:  Мы, может быть, немножко увлеклись проявлениями компонентов, но я в определении метаболического синдрома озвучила, что 100% первичным моментом для постановки этого диагноза является именно уровень абдоминальной формы ожирения. Когда он уже имеется, тогда мы смотрим остальные компоненты. конечно, увеличение объема талии, который постепенно может привести к истинному ожирению, оно, как раз-таки, больше способствует тому, что все остальные моменты могут присутствовать. То есть, это может быть ожирение, сопровожденное гипертонической болезнью, или ожирение связано с параллельным нарушением жирового обмена, и получается, как с атеросклеротическим поражением. Конечно, это всё связано именно с первым фактором – ожирением.

Если в 2-х словах, есть определенная норма жировой массы, которая у нас должна быть в целом. Жировая масса, жировые клетки у нас накапливаются, когда нарушен энергообмен в пользу получения энергии и меньшей её затраты, жир, конечно, накапливается. Чем это плохо технически? Если представить, каждая жировая клетка оседает одна на другую, в те же мышечные ткани. Она, на самом деле, создает механический барьер для нормального обмена питательных веществ и кислорода между кровью и тканями. чтобы получить энергию внутрь клетки, для нас нужен особый гормон под названием инсулин. Он вырабатывается в поджелудочной железе, в эндокринной его части, и, соответственно, именно инсулин является источником поступления глюкозы внутрь клетки. Накопление жировых клеток внутри, вплоть до диагноза ожирение, создает механический барьер для работы инсулина, для попадания глюкозы внутрь клетки. Результатом является внутриклеточное энергоголодание, так называемое.

С другой стороны, организм компенсаторно пытается осуществлять какие-то действия, помочь, чтобы внутри клетки не наступал голод, в том числе, даже самой жировой клетке: она тоже должна существовать, поглощая огромное количество энергии, иначе ее жизнедеятельность невозможна. Получается, что компенсаторное увеличение количества инсулина для преодоления механических преград ведет за собой то, что сама гиперинсулинемия, такой термин, еще больше влияет на показатель артериального давления, как дополнительный фактор. Соответственно, это изменение внутри организма дает толчок к дальнейшему нарушению липидного спектра, нарушению углеводного обмена, потому что глюкоза не может попасть внутрь клетки, она в крови всё время увеличивается и напрямую влияет на уровень артериального давления.

 

Олеся Голубцова:  Ожирение и метаболический синдром влияет на выработку гормонов щитовидной железы?

Альбина Магомедова:  В литературе я не могу сказать фактор, что именно из-за инсулинорезистентности, избытка веса есть заболевание щитовидной железы. вообще, щитовидная железа для чего существует? Она как бы регулирует скорость работы организма. Если первично там патология, это не потому, что вследствие ожирения, а наоборот, идет первичная патология щитовидной железы, которая проявляется снижением её функции, механически ведет к замедлению работы всего организма, его темпа.

 

Олеся Голубцова:  То есть, первично в ожирении нарушение щитовидки.

Рашид Аскерханов:  Бывает и наоборот.

 

Олеся Голубцова:  Бывает и наоборот, но я помню, у нас был гость и мне говорили, что, наоборот, ожирение влияет на то, как будет работать щитовидная железа.

Рашид Аскерханов: Вообще, жировая ткань действует на все органы, и гормонопродуцирующие, и не гормонопродуцирующие, которые, в принципе, нарушают их функцию изначально, что и печень, что поджелудочной железы. Альбина, скажите, пожалуйста, если мы говорим, что статистика ожирения с каждым годом растет, какая статистика метаболического синдрома в России, и кто больше страдает – женщины, мужчины, или это не принципиально?

Альбина Магомедова:  На самом деле, я думаю, что никому не составит сложности посмотреть и зрительно определить. Статистика действительно колоссальная и растет. Если уже ожирение, и такие его проявления, как диабет и гипертония, встречается почти у каждого первого с избыточной массой тела, то метаболический синдром среди взрослого населения уже охватывает 40, 50, 60% в развитых странах. Среди молодёжи достигается 20-25%, среди детского возраста, где-то, 6-7%, такая статистика есть.

 

Олеся Голубцова:  Как, вообще, здоровому человеку прийти к этому состоянию? Что провоцирует его, какие факторы? Может быть, переедание или, наоборот, увлечение жирными продуктами, или более сладкими? Что опасное приводит нас к метаболическому синдрому?

Альбина Магомедова:  Однозначно, наши условия жизни, малоподвижность. Каждый человек живет в обыденной жизни со своими заботами, бытовыми вопросами, работой, семьей и получается, естественно, никто со стороны не дает анализ, в целом, какой же образ жизни я веду? Насколько часто я употребляю пищу, насколько она калорийная? Как правило, в суете, особенно, в мегаполисах, такого анализа, практически, не происходит среди людей, потому что заняты совершенно другими, важными заботами своей жизни. Живя в своей суете, люди, конечно, хотят успевать, и много успевать в своей жизни. Но, благодаря чему это происходит? У нас есть понятие «цивилизация», мы пользуемся благами, возможностями на сегодняшний день – это электроника, средства передвижения, это мобильные устройства. Мы с вами делаем, может быть, колоссально много дел за день, но при этом, если со стороны себя проанализировать, сколько мы движения либо вверх, либо вниз осуществили, либо прошлись в день?

Наверное, важность в этом состоит – сесть, задуматься: что бы я за день смог в себе изменить, добавить какие-то движения? Кто-то мог бы сказать: я работаю в офисе на 17 этаже. Естественно, если человек поднимется на 17-й этаж с утра, то он полдня может просто приходить в себя, в целом. Но есть возможность воспользоваться лифтом, допустим, до 15-го этажа, а остальные пройти пешком. При этом он не устанет, но движение энергозатрат у него за это время сложится.

в первую очередь, я думаю, все-таки, провести самоанализ каждому для себя. Очень много, колоссальное количество рекомендаций, подтвержденных, медицински доказанных, но в обычной жизни я бы, всё-таки, посоветовала на этот момент обратить внимание. Плюс, еще какие могут быть факторы? Наследственный фактор, к сожалению, тоже никто не отменял. Если уже присутствует фактор, что у человека, может, разовьется, то есть, естественно, предрасположенность.

 

Олеся Голубцова:  Сладкоежки в зоне риска?

Альбина Магомедова:  Конечно, особенно, дети сейчас стали в процентном соотношении увеличиваться, потому что для детей это радость. Взрослые также очень часто любят сладкое употреблять. Одно из объяснений говорит о том, что при ожирении инсулинорезистентность, которая ведет к внутриклеточному голоданию, дает сигнал головному мозгу, что надо что-то употреблять еще извне, чтобы попытаться скомпенсировать голод, хотя в крови, если посмотреть, глюкозы достаточно много. Это с одной стороны.

Есть факторы, которые говорят, что в современном мире, в быту, в суете получить какую-либо душевную радость, она должна присутствовать, тоже сложно, и люди, как правило, через сладкое также могут его осуществлять, так что какое-то время дает моменты радости. Употребил сладкое – вроде радость, счастье привалило, как говорится.

При ожирении происходит внутриклеточное голодание. В головной мозг поступает сигнал, что надо употребить пищу, хотя в крови глюкозы достаточно

Рашид Аскерханов: метаболический синдром, мы уже поняли, связан напрямую с ожирением. пациенты с ожирением, прежде всего, идут к эндокринологу. Скажите, как лечат эндокринологи ожирение?

Альбина Магомедова:  Что можно посоветовать в первую очередь? Во-первых, это индивидуальность пациента. Это тоже не для кого не секрет. Перед тем, как рекомендовать лечение, нужно полностью вместе с пациентом, в первую очередь, наладить с ним контакт на уровне сознания. к этому приходишь уже со временем и опытом.

Когда ваш пациент уже осознает, что это ожирение, что у него есть уже какие-то последствия, что мне надо за себя взяться, к врачу идёт уже с психологическим настроем: белый халат, сейчас мне начнут говорить, что нужно мало есть, хотя, в целом, мое природное существование, все едят, все употребляют пищу, все ходят в рестораны, а мне сейчас начнут запрещать – знаете, как ребенку, «нельзя, нельзя» уже создает барьер. Поэтому, конечно, первая задача - постараться не напугать пациента, его выслушать, и первым словом никогда не говорить «нельзя». Это, наверное, также важный момент, чтобы создать приятные отношения с пациентом. только после этого пациент начинает доверять врачу, чтобы выполнять его рекомендации. Я никогда не ставлю, и эндокринологи по большей части, наверное, не ставят сразу условия в плане еды, сколько раз в день, считать калории.

На самом деле, всё начинается с медленного изменения образа жизни, но индивидуально по отношению к пациенту. Если он мне рассказал, что в свои будни он двигается примерно столько или столько, то я индивидуально начинаю: а давайте, мы какие-то несколько ступенек, или этажа 2 попробуем. Это должно быть по капле, чтобы психология потихоньку, добрым обманом привыкала. Первая, основная задача состоит в этом.

Когда уже пациент понимает, что нет рамок, пугающих его, потому что всегда будет временным результатом, то есть, он будет держаться, дальше он сорвется и это не даст в дальнейшем успехов – соответственно, удерживаем этот момент.

Конечно, очень важно, чтобы пациент обратился к врачу. Даже если доктор эндокринолог сможет помочь в последующем назначением лекарственных препаратов и прочего, это все будет делаться безопасным в защиту пациента после полного его обследования, диагностических процедур, выявления его ритма жизни и, возможно, добавление даже лекарственных препаратов.

 

Рашид Аскерханов: Какие на сегодняшний день лекарственные препараты существуют? Каковы их принципы лечения?

Альбина Магомедова:  Лекарственная терапия сейчас очень активно разрабатывается, есть препараты, которые уже имеются в арсенале врача для использования их, допустим, в лечении того же сахарного диабета. Но, с течением времени, исследования препаратов доказали, что, в принципе, они являются и профилактикой диабета, и, без влияния на патологический процесс любого другого органа, может даже влиять в лечении и самого ожирения.

Есть группы, которые повышают чувствительность, начинают ликвидировать периферический барьер в виде избыточных отложений жировой массы.

 

Олеся Голубцова:  Человек не меняет при этом свой рацион? У него именно из-за таблеток изменения идут, которые не дают откладываться лишнему жиру и перерабатывают?

Альбина Магомедова:  Препарат любом случае будет выполнять свой эффект, лечебный эффект у него обязательно будет. будет ли он внешне худеть и будет ли это зависеть от изменения его образа жизни? Уже накоплен опыт и врачи всегда озвучивают, что, когда мы назначаем вам лекарственную терапию, результатом будет снижение веса; его можно будет четко интерпретировать, если вы меняете свой рацион питания. Если человек, всё-таки, не меняет рацион питания в плане дисбаланса жирной и углеводистой пищи, то профилактика заболевания, как такового, диабета будет, но снижения веса может и не отмечаться. Это всегда оговаривается в начале с пациентом, дабы он сам понимал, что, если через месяц есть эффект, значит он поступает правильно. 

 

Рашид Аскерханов:  А дальше он бросает пить препараты…

Альбина Магомедова:  Вы знаете, нет, потому что к современным препаратам, часто используемым, нет ни привыкания, ни зависимости, эффект будет, даже если принимать его очень длительно. Но, как только вес снижается, мы всегда говорим: шанс уйти от лекарств у вас есть. Мы даже сами совместно с вами можем его отменить.

 

Олеся Голубцова:  Сейчас модны фитотерапия, добавки, на многих, кстати, пишут, что снижает уровень холестерина, регулирует уровень глюкозы. Вообще, есть в этом правда?

Альбина Магомедова:  Я могу вам честно сказать, что моя практика не слишком длительная, если так уж взять, она базировалась на основе доказательной медицины, и я всегда стараюсь пользоваться именно теми рекомендациями, которые имеют четкие доказательства и результаты исследований. Поэтому, я не говорю, что «нет, отрицание», возможна фитотерапия, но я, как врач, имеющий свой опыт и свои знания, полученные в современной медицине, вам честно скажу, не использовала. Но, это может быть моё субъективное мнение, поэтому, в целом я не могу сказать ни «за», ни «против», но в доказательной медицине такие алгоритмы, рекомендации для пациента не прописаны.

 

Рашид Аскерханов: Иногда психологически чаи работают лучше, чем они на самом деле есть.

Альбина Магомедова:  Если уж так помогает, то как эффект плацебо.

 

Олеся Голубцова:  Да, плацебо, об этом и речь. Но есть еще различные добавки, например, водоросли, прочие вещи, которые, якобы, тоже помогают работать организму. Вы не советуете?

Альбина Магомедова:  Я говорю, я базируюсь на основе четких клинических рекомендаций, которые существуют.

 

Рашид Аскерханов: Какие нюансы Вы можете посоветовать нашим пациентам, может быть, из своей практики, чтобы снизить вес, может, что-то поменять в рационе питания?

Альбина Магомедова:  Я бы для начала, перед тем, как к врачу обратиться, порекомендовала сесть и проанализировать свой каждодневный режим.

Я всегда говорю пациентам вести дневник, он всегда помогает, потому что пациент описывает свой режим, наглядно видит; дальше идёт общение с врачом, вместе можно какие-то моменты корректировать. То есть, первое, наверное, всё-таки, анализ своего режима дня.

Второй момент, естественно, питание, питание, которое происходит. Наверное, многие и понимают, что это неправильно, но, опять-таки, все подвержены своим бытовым моментам, соответственно, вести дневник именно по питанию, может, несколько дней подряд. Если со всеми этими описаниями обратиться к врачу, я думаю, совместно с врачом медленно, но верно, постепенно мы рацион и режим можем менять не сильно, не мешая, во-первых, жизнедеятельности пациента, и самое главное, не влиять на психику сильном моментом.

 

Рашид Аскерханов: Какие самые основные изменения, могли бы перечислить?

Альбина Магомедова:  Прибавить немножко, все-таки, активность в физической сфере, оно не секрет и не исключение.

 

Рашид Аскерханов: Сколько нужно ходить или бегать?

Альбина Магомедова:  Всё зависит от возраста, от жизнедеятельности. Если это сидячая работа и весь его рабочий день складывается, например, сидя в офисе, то, конечно, физическая нагрузка превалирует в утреннее и вечернее время. По возможности использовать несколько этажей лестницы. Я даже не хочу брать ограничение в километраже. Начинать именно для себя: на сколько я позволю себе сегодня пройти больше, чем вчера прошел. Когда он привыкает к этому, он может еще больше, больше увеличивать свою активность.

 

Рашид Аскерханов: По питанию есть какие-то нюансы?

Альбина Магомедова: По питанию, что может быть в первую очередь? Белковый продукт, мясо, всё понятно.

 

Олеся Голубцова:  Скажите четко, например, в неделю сколько раз можно позволить себе пирожное, сколько раз позволить себе мясо, чтобы не переборщить с холестерином, вот эти моменты.

Альбина Магомедова:  Я понимаю Вас, в принципе, Вы хотите, чтобы я вам расписала, как врач. Я Вам могу это расписать, могу это озвучить, но, я боюсь, Вы через неделю очень сильно на этом зациклитесь и, наверное, будете по-любому отходить. Это не Вы виноваты, это сознание человека, его психологическая зависимость.

 

Олеся Голубцова:  Мне просто интересно сравнить, потому что кто-то говорит, что мясо можно есть хоть каждый день, кто-то говорит, что раз в неделю, кто-то говорит 3 раза в неделю. Для среднестатистического человека что посоветуете?

Альбина Магомедова:  Если человек любитель сладкого, то кусок десерта раз в день он себе может позволить. Тут второй вопрос: в какое время суток он себе позволяет?

Эволюционно сложилось, что основная активность человека – в первой половине дня, с 8 до 15 часов. Поэтому принимать пищу после 18 часов нежелательно

Олеся Голубцова:  Хороший ответ: надо в утреннее время. Как минимум,

до 6-ти вечера.

Альбина Магомедова:  В чём особенность этого момента, я тоже могу объяснить. «Нельзя есть после 6-ти», – это, практически, ни о чём не говорит. «Ну и что?», может последовать вопрос. Это, наверное, сложившаяся эволюционная система, когда наши предки в дневном свете могли что-либо делать и, естественно, их активность была в дневное время суток, а вечером, естественно, был период ожидания, когда невозможно было охотиться толком, был период расслабления. Эволюционно, веками всё устаканилось и на сегодняшний день человек при том, что условия жизни поменялись, также биологически активен днем, а ночью он расслабляется. Такое объяснение, в хорошем смысле, по природе своей.

 

Олеся Голубцова:  Если пофантазировать, в принципе, можно и ночью развести костер и есть.

Альбина Магомедова: Можно, но такой жизненный уклад, всё-таки, не за один день сложился. У нас вырабатываются гормоны активности под названием глюкокортикоиды. Если посмотреть в течение суток, то их выброс в кровь происходит один раз в сутки – в 8 утра, и поддерживают активность человека в течение дня. Выброс глюкокортикоидов происходит однократно, их активность постепенно, в течение дня, идет на спад и примерно после 3-х уже, практически, сходит на нет. Больше, до 8-ми утра следующего дня эти глюкокортикоиды не вырабатываются. Соответственно, дополнительный фактор для обмена веществ, мы с вами можем двигаться, и даже употребить десерт лучше в дневное время, нежели в вечернее. Поэтому, одно и то тоже блюдо, употреблённое в разное время, может дать разный результат.

 

Олеся Голубцова:  Это была программа «Худеем с доктором Аскерхановым», сегодня у нас в гостях была Магомедова Альбина Юсуповна. Спасибо вам большое, было очень интересно.