Еда как лекарство, как способ быть здоровым. Взгляд с точки зрения превентивной медицины

Профилактика заболеваний

Тэги: 

Д. Хохлов:

Здравствуйте, дорогие друзья. И снова с вами программа «Профилактика заболеваний» на канале «Медиаметрикс» И я, Денис Хохлов.

И. Акинфиев:

И я, Илья Акинфеев. Сегодня мы поговорим о превентивной медицине. С нами Катя Янг – врач-эндокринолог, врач превентивной медицины, известный блогер Инстаграм. Здравствуйте.

Катя Янг:

Здравствуйте, очень приятно, что пригласили.

Д. Хохлов:

Начнем с самого начала. Что же такое превентивная медицина, потому что это не очень известный термин.

И. Акинфиев:

Я бы даже добавил, что и многим врачам он неизвестен.

Катя Янг:

Актуальна превентивная медицина стала еще в XIX веке. Известный хирург Николай Иванович Пирогов заявил, что будущее за медициной профилактической, буквально так он и сказал и тем самым задал вектор развития этого направления. Но на самом деле превентивная медицина – еще она называется функциональная медицина – концептуально известна достаточно недавно. Эту концепцию создал американец, его зовут Джеффри Блэнд, в 1990-м году. То есть как направление оно существует всего 20-25 лет, всего чуть-чуть.

Немножечко о сути – что такое функциональная, превентивная медицина? Что происходит обычно на приеме врача, когда человек приходит с определенными жалобами? Например, возьмем высокое давление. Врач измеряет давление, говорит: «У Вас высокое давление, держите таблетку», то есть лечат.

Д. Хохлов:

То есть находят симптомы, находят болезнь...

Катя Янг:

Находят симптом, находят болезни и лечат симптом или воздействуют на патогенез – на механизм возникновения заболевания. Функциональная медицина старается вникнуть в причину заболевания и воздействовать на эту причину всеми способами, которые доступны, не только таблетками. Это и питание, и изменение образа жизни, режима сна и отдыха, воздействие дыхательных техник, это может быть воздействие массажа.

Д. Хохлов:

Мануальные техники?

Катя Янг:

Да, мануальные техники обязательно. Врач функциональной медицины старается разобраться в самой главной причине и воздействии генетики. Многие заболевания опосредованы генетически, и если есть какой-то ген, который предрасполагает к заболеванию, это вовсе не означает, что это заболевание разовьется.

Если есть какой-то ген, который предрасполагает к заболеванию, это вовсе не означает, что это заболевание разовьется

Д. Хохлов:

Это не приговор?

Катя Янг:

Да, и формируя образ жизни, воздействуя на питание, врач функциональной медицины может предотвратить возникновение этого.

Д. Хохлов:

Мы даже не лечим болезнь, мы ее просто предотвращаем, она не появится?

Катя Янг:

Абсолютно точно. Врач превентивной медицины предотвращает развитие потенциального заболевания.

Врач превентивной медицины предотвращает развитие потенциального заболевания

И. Акинфиев:

Катя, подскажите, когда следует обращаться к такому врачу – с детства либо когда возникают начальные проблемы?

Катя Янг:

Я бы сказала, что стоит обратиться к врачу функциональной медицины, когда человека начинает что-то беспокоить, он, например, начинает быстро уставать.

И. Акинфиев:

Это актуально в наше время.

Катя Янг:

Очень актуально, потому что в нашем режиме дня, в режиме мегаполиса человек находится в постоянном информационном стрессе, в постоянном рабочем стрессе. Дай Бог, у него в семье все хорошо, а то бывает с работы придет, дома дети, жена или муж, какие-то проблемы, заболевания родственников, собственные болезни, то есть человек находится в постоянном стрессе. И чтобы стресс себя не реализовал в какое-нибудь заболевание, иногда стоит прийти к врачу функциональной медицины и сказать: «Меня что-то беспокоит, усталость, головные боли» – то, на что мы привыкли не особо обращать внимание.

Мы же все в стрессе, мы все находимся в определенных условиях, это перестает восприниматься, как что-то актуальное или беспокоящее, то, что можно перетерпеть. К врачу в России обращаешься, когда сильно заболит.

Д. Хохлов:

Когда уже невмоготу, что называется.

Катя Янг:

Вплоть до того, что только скорую остается вызвать. А это зачастую поздно.

Д. Хохлов:

Как есть выражение, что нужно за день до болезни, а тут обычно наоборот, через день после болезни обращаются.

Катя Янг:

У нас в стране начинает развиваться направление превентивной медицины – то, что называют диспансеризацией. Это очень хорошая тема. Хотя бы узнать, что с давлением, с элементарной биохимией, анализом крови, то есть то, что может побеспокоить и можно предпринять меры до возникновения сердечнососудистых катастроф – самая актуальная тема. Единственное, что врач функциональной медицины не ограничится объемом того, что предлагается нашей диспансеризацией, а назначит больше, чтобы разобраться в процессах, которые происходят внутри организма.

Д. Хохлов:

Это сложные процессы, они требуют более глубокого изучения.

Катя Янг:

Безусловно. Надо смотреть, лично я смотрю очень многие показатели. Когда мне интересно разобраться, я чувствую себя своеобразным доктором Хаусом, который назначает много исследований. Томограммы я не назначаю, это уже чересчур, но человек мне обозначает определенные жалобы. Моя анкета, которую я даю своим клиентам-пациентам, занимает 14 страниц.

И. Акинфиев:

По времени сколько прием составляет у такого доктора?

Катя Янг:

Час-два нужно на заполнение анкеты, дальше обычно мы общаемся по этой анкете, это не меньше часа-полутора. Далее я еще возьму себе время, не сразу выдам, у меня нет стандартного списка анализов, которые человеку назначат. Я практикую персонализированный подход.

Д. Хохлов:

Это самый правильный подход, ведь все люди разные, как бы это банально не звучало.

Катя Янг:

То есть индивидуально. У меня нет такого: «Вот Вам списочек, сдайте вот это, вот это…»

Д. Хохлов:

«Приходите через неделю» и такая пачка списочков.

Катя Янг:

Список большой. Я посмотрю и генетические анализы, особенно то, что касается питания, и развернутую биохимию, я очень люблю разбираться в гормонах, как эндокринолог. Естественно, я назначу гормоны, притом назначу нестандартные гормоны. Есть гормон лептин, его вообще мало кто назначает – гормон насыщения.

Д. Хохлов:

Да, в схемах его нет.

Катя Янг:

Он во многих лабораториях смотрится, но его очень мало кто назначает, его еще надо суметь интерпретировать. Тоже интересная тема – тема референс-назначений в лаборатории. Очень часто бывает, что пациент приходит с определенным набором жалоб к врачу: «У меня болит то, у меня головокружение, я не могу вставать по утрам». Поставят иногда клиническую депрессию, но там куча должна быть критериев. Бывает, человеку назначают анализы, например, общий анализ крови, посмотреть на предмет анемии – бывает слабость при анемии. Могут посмотреть гормоны щитовидной железы – тоже может быть слабость при них, все, что угодно. Анализы приходят в норме этих референс-назначений. И что происходит? Врач говорит: «С Вами все в порядке, не выдумывайте, идите, попейте успокоительное». А человеку плохо. И отличие врача функциональной медицины то, что он умеет сопоставить эти значения гормонов, которые выше, ближе к верхней границе нормы или к нижней.

Есть гормон кортизол – гормон стресса. Мы все находимся в стрессе, и наши надпочечники в той или иной степени реагируют. И можно его сдать разными способами, в частности, можно сдать, и он будет в норме. А на самом деле, этого количества кортизола человеку с его нынешним стрессом недостаточно. Получается, в пределах референса абсолютно нормальный, человеку говорят: «У Вас все в порядке с надпочечниками, не выдумывайте». А у него настолько высокий уровень стресса, он не спит, у него чрезвычайно важная работа, он занимает важный пост, где нужно принимать критические, жизненно важные решения, и он в постоянном напряжении. Его надпочечники синтезируют кортизол, но этого количества человеку становится недостаточно.

И. Акинфиев:

Вот зачем нужны 14 страниц. Чтобы понять, изучить.

Катя Янг:

Конечно, чтобы разобраться.

Д. Хохлов:

Мы все знаем, что мы – это то, что мы едим. Так что же нам есть? Что же нужно покупать, когда приходишь в магазин?

Катя Янг:

Питание – моя любимая тема. Питание очень люблю, потому что считаю, что питанием можно реально творить чудеса. Один врач функциональной медицины Марк Хайман сказал: «Самый могущественный инструмент управления Вашим здоровьем – это вилка». С помощью питания мы можем значимо влиять на все биохимические процессы, которые происходят внутри нашего организма. Я давно уже перестала воспринимать еду, как источник калорий. Более того, я в своей практике совершенно не считаю калорийность, чтобы похудеть.

Самый могущественный инструмент управления Вашим здоровьем – это вилка

Д. Хохлов:

То есть выхолащивание еды до химических формул, энергоисточников.

Да.

Катя Янг:

Белки, жиры, углеводы – и посчитаем. Но все это уходит в энергетическое: сколько белки дают? 4 килокалории, жиры 9 килокалорий.

Начинается это безумное взвешивание еды, высчитывание. Прежде всего, нужно знать, как еда влияет на биохимические процессы в нашем организме. А вот это гораздо интереснее. Еда, любая еда – это сигнал, который запускает определенные биохимические реакции. Например, всем известно, что у нас должен быть определенный уровень сахара в крови. Если он будет высокий, это состояние называется сахарный диабет. Он также может упасть ниже определенных значений, и будет состояние гипогликемии, когда Вы будете испытывать дрожь, агрессию, слабость, в пот бросит, то есть совершенно не приятное и совсем не полезное состояние для нашего головного мозга.

Любая еда – это сигнал, который запускает определенные биохимические реакции

Д. Хохлов:

И даже подчас более опасное, чем гипергликемия.

Катя Янг:

Абсолютно точно. Состояние инсулинорезистентности, когда клетки не чувствительны к нашему инсулину в виду неправильного образа жизни. Если комплексно сказать, употребление овсяной каши утром усугубляет эти гипогликемии. Почему? Потому что овсяная каша – это углевод, на углевод вырабатывается инсулин. Инсулина на ту кашу, которая в наших современных реалиях заваривается кипятком, она уже готова, ее не надо варить 40 минут, как раньше, вырабатывается слишком большое количество. Вот этого количества инсулина гораздо больше, чем нужно. Сахар крови падает, и человек начинает хотеть есть, потому что испытывает состояние гипогликемии. И вот эта каша может запустить такой каскад сахарных реакций, что человек будет весь день хотеть есть и весь день будет хотеть перекусывать, будет хотеть съесть сладенькое. Что будет? Естественно, сахар крови упал, он съест яблоко, потому что придерживается правильного питания. Если он не придерживается правильного питания, он наестся конфет.

Инсулина на ту кашу, которая в наших современных реалиях заваривается кипятком, вырабатывается слишком большое количество

Д. Хохлов:

Он пойдет булочку съест или конфетку.

Катя Янг:

Булочку, прежде всего, потянет на углеводы. Человек весь день подъедает, перекусывает. И это путь в диабет, по-хорошему, потому что это постоянные колебания сахара крови, пики инсулина, человек ест, ест, ест, и уровень инсулина начинает расти.

Д. Хохлов:

А началось все с каши.

Катя Янг:

Но это не значит, что каша зло. Надеюсь, что из моих слов не сделается подобный вывод. В определенных условиях кашу стоит есть. Но я, например, рекомендую ее есть в обед, когда утренний уровень кортизола уже падает, хочется взбодриться, немножечко подстегнуть кортизол. Кортизол – это контринсулярный гормон, поэтому в обед гарнир из углеводов – самое оптимальное.

И. Акинфиев:

Необычно получается как-то – каша и в обед.

Д. Хохлов:

Потому что мы привыкли утром есть углеводы, в обед уже мясо.

Катя Янг:

Еще интересный момент опять же про то, что еда – это сигнал. В 2009-м году были открыты интересные нейропептиды – орексины. Они вырабатываются в гипоталамусе и ответственны за бодрствование в нашем организме. Если уровень орексинов высокий, мы бодры, веселы, замечательно можем функционировать. Как только он падает, можно впасть в состояние сомнамбулы, такая нарколепсия. Но это уж совсем крайне выраженное состояние. Нарколепсия есть, когда человек спит, постоянно мучительно испытывает чувство сонливости. Так вот, выяснили, что употребление углеводов снижает уровень орексинов, а употребление белка уровень орексинов повышает. Что происходит? Как определить, что Вы переели углеводов? Если Вас мучает дневная сонливость после приема пищи в обед, Вы спать хотите, нужно пить кофе, взбодриться – Вы переели, скорее всего, углеводов.

И. Акинфиев:

А кажется наоборот, сонливость – что-нибудь сладенькое тогда нужно, выпить чайку.

Д. Хохлов:

Подпитать мозг обычно говорят.

Катя Янг:

Подпитать мозг? Ан нет. Этого можно избежать, добавив немножко белка. То есть Вы немножко добавили белка – рыбки, мяса, креветки, яйцо, в конце концов…

Д. Хохлов:

А если человек вегетарианец, какая у него замена для белка? Может он заменять белком растительным?

Катя Янг:

Почему нет?

Д. Хохлов:

Это то же самое будет?

Катя Янг:

Конечно, это же белок. Здесь имеют значение аминокислоты, белок растительным белком можно восполнить.

И. Акинфиев:

Старение и пища – есть взаимосвязь, или старение запрограммировано генетически и не зависит от продуктов питания?

Катя Янг:

Теорий старения очень много. Я бы не сказала, что нужно выделять какую-то единственную теорию, как главную. Скорее всего, они все имеют под собой определенную базу, которая вносит свой вклад в старение. Это и митохондриальная теория старения, свободнорадикальная теория, теория избыточного гликирования и так далее. Но что касаемо пищи и старения, все эти факторы неправильным питанием можно усугубить и ускорить старение. И если рассматривать какие продукты могут ускорить все эти неприятные последствия в виде старения, я бы на первый план выделила простые углеводы, сахар.

Если рассматривать какие продукты могут ускорить неприятные последствия в виде старения, я бы на первый план выделила простые углеводы, сахар

Д. Хохлов:

Опять же, мы возвращаемся к тем же булкам, сахару, конфетам.

Катя Янг:

Абсолютно точно. Одна из теорий старения связана с избыточной гликацией. Что такое гликирование? Это когда белки и жиры соединяются с углеводами, и получается такая клейкая субстанция, и если это рассматривать с точки зрения мембран, биохимии и так далее, клетка просто становится не функциональна, засахарена. Естественно, это либо запускает апоптоз – гибель клетки, либо она плохо функционирует, не вырабатывает нейромедиаторы, не выполняет свою функцию.

Д. Хохлов:

То есть конфеткой можно и убить себя раньше времени, ускорить старение.

Катя Янг:

Ускорить старение. И второй момент, на который бы я в пище обратила внимание, это трансжиры. Трансжиры – если кратко объяснять, что это такое, это в пространстве измененная молекула. Она может молекулярно быть точно такой же, как изначально, но ее пространственная структура изменена.

Д. Хохлов:

И для организма это не одно и то же?

Катя Янг:

Абсолютно точно. Все мембраны у нас в основном состоят из жиров, поэтому я готова оду им петь. В общем, если эта неправильная в пространственном отношении молекула встраивается в клетку, эта клетка точно так же перестает нормально функционировать, и самое ужасное – она может превратиться в раковую.

Что такое трансжир? Это гидрогенезированное растительное масло. Гидрогенезированное – это значит, что через это масло пропустили молекулы водорода и значительно нагрели. И это жидкое растительное масло становится твердым. Это производителям очень нравится, потому что дешево, продляет срок хранения очень сильно и придает органолептические свойства продукту, но это яд.

И. Акинфиев:

Катя, расскажите, когда следует начинать правильно питаться, с какого возраста?

Катя Янг:

С младенчества. Я считаю, что все наши здоровые привычки должны формироваться в детстве, и, в частности, в питании. Но примером для детей должны быть их собственные родители. Поэтому если есть возможность, нужно стараться кормить грудью. Если нет такой возможности, то когда Вы будете выбирать смесь, нужно внимательно читать состав. В очень многие смеси добавляют пальмовое масло.

Исходно пальмовое масло – это абсолютно обычное растительное масло. Но это идеальная субстанция для гидрогенизирования. Нужно иметь определенный уровень настороженности, когда в составе видите пальмовое масло. А дальше первый прикорм. Очень многие начинают с каш, фруктовых пюре, вообще начинают с пюре. Надо вдумчиво к этому относиться, потому что это все простые углеводы. К простым углеводам мое отношение очень скептическое. Как я кормила своих детей: я брала банальное брокколи и хорошенечко мяла вилкой. Эта вся культура питания фруктами, соками, пюрешками, кашками – это все большой вопрос, с чего начинать. Надо все обязательно взвешивать. Когда у Вас появляются жалобы на состояние здоровья, я априори считаю, что первое, с чем нужно работать, это начать с питания.

Сейчас эра так называемого ПП – правильное питание. Изначально под собой это имело очень здравые мысли. Но все это ушло в определенную крайность. Все, что сейчас называют ПП, у меня, честно говоря, волосы дыбом встают.

Пальмовое масло – это абсолютно обычное растительное масло. Но это идеальная субстанция для гидрогенизирования

И. Акинфиев:

Это больше в маркетинг начало проникать.

Катя Янг:

Правильное питание – это определенное сбалансированное питание, а здесь начинается какая-то сублимация, замена. Толку делать торты из цельнозерновой муки, йогурта, нежирной сметаны, если исходно это все равно углеводный продукт, который очень близок к простым углеводам.

Толку делать торты из цельнозерновой муки, йогурта, нежирной сметаны, если исходно это все равно углеводный продукт, который очень близок к простым углеводам.

Д. Хохлов:

Дорого ли правильно питаться?

Катя Янг:

Это может быть и очень дорого, и вполне умеренно. Вопрос осознанности и понимания, что такое правильно. Если человек понимает, что такое правильное питание, то он сможет выбрать правильный продукт на полке очень легко, и необязательно он будет стоить дорого.

Д. Хохлов:

Необязательно гнаться за лейблами.

Катя Янг:

Совершенно не нужно. Более того, это даже таит опасность. Давайте разберем на примере безглютеновых диет. Очень популярная сейчас тема. А я расскажу свое отношение к глютену. Я к глютену отношусь нехорошо. Глютен – это клейковина. Она содержится в пшенице, ржи, ячмене и во всем, что выращивалось на полях, где до этого росла пшеница.

Исходно овес – это не глютеносодержащий продукт. И биохимически, и патогенетически глютен вызывает воспаление в нашем желудочно-кишечном тракте и поддерживает это воспаление. Поэтому я его рекомендую убрать из рациона. Люди часто начинают выбирать на полках безглютеновые продукты, совершенно не читая этикетки, то есть берут безглютеновое печенье, безглютеновые макароны, безглютеновые хлопья. А помимо безглютеновой основы там могут содержаться те же трансжиры, пальмовое масло, куча крахмала кукурузного или тапиокового, то есть исходно это будет совсем не полезный продукт, который будет стоить очень дорого.

Д. Хохлов:

С большой надписью «без глютена».

Катя Янг:

На нем зачеркнутый колосок, и это безглютеновая продукция. Действительно, такая безглютеновая продукция актуальна для людей с целиакией – генетическим заболеванием, которое касается только одного, максимум двух процентов населения. Там истинная генетически опосредованная непереносимость глютена, которая ассоциирована жуткими неприятными симптомами от вздутия, диареи до бесплодия, бронхиальной астмы и аутоиммунных заболеваний. Этим людям нужны истинные, с лейблом «безглютеновые» продукты. А те, которые хотят предотвратить воспаление, проблемы желудочно-кишечного тракта, им можно пойти в супермаркет и купить безглютеновое пшено, которое стоит 15 рублей за пакет. Это дешево. Можно есть поленту, кукурузная крупа, которая стоит от силы 20-25 рублей.

Д. Хохлов:

На ней не будет написано, но она будет действительно без глютена?

Катя Янг:

Да. Это вопрос осознанности и знания определенных теоретических моментов. Не надо следовать за модой, надо попытаться разобраться. Не надо просто взять и отказаться от глютена. В моих лечебных стратегиях на два месяца я действительно убираю глютен. Но потом, когда мы поработали с желудочно-кишечным трактом, я спокойно могу это в рацион вернуть. И человеку будет ясно, стоит это возвращать или нет, потому что организм определенно после этого отреагирует.

И. Акинфиев:

Есть мнение об отсутствии доказательной базы витаминотерапии в таблетках. Какое Ваше мнение?

Д. Хохлов:

Нужно ли покупать таблеточки и кушать отдельно?

Катя Янг:

Прежде всего, на что нужно ориентироваться человеку – это на его жалобы. У меня часто в блоге спрашивают: «Что мне попить для профилактики?» Я ответно отвечаю: «Профилактики чего?» Соответственно, идти в аптеку и говорить: «Дайте мне подороже мультивитаминный комплекс на всякий случай» и ожидать вау-эффекта от этого не стоит, это неправильно. Но витамины – это хорошее подспорье в вопросах здоровья и профилактики заболеваний. Например, витамин D. Я вообще за монотерапию витаминами.

Д. Хохлов:

То есть не покупать эти комплексы, которые сейчас популярны?

Катя Янг:

В комплексах целый ряд витаминов и минералов, которые друг другу могут противоречить. И это совершенная лотерея, сработает, не сработает, в какой степени сработает. Поэтому я всегда за диагностику и ориентирование на жалобы.

Когда меня спрашивают, что можно попить на всякий случай, единственное, что я могу посоветовать, это прием витамина D в профилактической дозе, потому что сейчас век эпидемии авитаминозов D. Витамина D не хватает, потому что уровень освещенности минимален, даже когда ярко светит солнце зимой, сейчас все сотовые телефоны могут мерить ультрафиолетовый индекс – ноль. Не вырабатывается витамина D вообще.

В комплексах целый ряд витаминов и минералов, которые друг другу могут противоречить. И это совершенная лотерея - сработает, не сработает, в какой степени сработает

Д. Хохлов:

Мы все ходим в одежде.

Катя Янг:

Одетые.

И. Акинфиев:

Да и сколько по времени мы ходим на улице? Все больше в офисах.

Катя Янг:

Более того, еще интересно про витамин D: чтобы он выработался в коже, угол падения солнечных лучей должен быть определенное количество градусов. Мы живем не в той широте, даже Краснодарский край, чтобы витамин D вырабатывался в достаточном количестве.

Д. Хохлов:

Поэтому либо меняем угол, либо пьем витамин D.

Катя Янг:

Витамин D может выработаться с 11 до 15 часов. Что происходит на курорте? Даже если мы поменяли угол, широту, поехали в отпуск, мы мажемся кремами с СПФ. А если Вы намазались кремом с СПФ, витамин D в коже уже не вырабатывается.

Если Вы намазались кремом с СПФ, витамин D в коже уже не вырабатывается

Д. Хохлов:

И сколько мы там будем отдыхать? Недели две, полторы, этого недостаточно, конечно.

Катя Янг:

Поэтому прием витамина D, а это очень важный витамин, это витамин, который способствует похудению. Если Вы находитесь в дефиците витамина D, похудеть будет очень сложно. Это витамин, который воздействует на иммунитет. Более того, это даже не витамин, это сейчас воспринимается, как гормоноподобное вещество. Большинство людей испытывают его дефицит.

Д. Хохлов:

Об этом на западе очень много говорят. Американцы любят витамин D, достаточно много биодобавок.

Катя Янг:

У нас уже начинают к нему приглядываться, но я хочу сказать, насколько актуальна проблема. У меня ни у одного пациента не было нормальных значений даже близко. То есть у меня ни один пациент не пьет профилактическую дозу, все пьют ту, которую я назначу.

Витамины же разные. Бывают синтетические, а бывают произведенные методом биотехнологий. Например, берут бактерии, вернее, даже не бактерии, дрожжи, их настраивают на производство определенного витамина, и они будут биоидентичны, нежели синтетические. Естественно, эти витамины будут гораздо более дорогие в виду производства, но они будут эффективнее. Дальше касаемо минералов. Хелатные минералы, которые соединены с аминокислотой, усваиваются гораздо лучше, нежели те, которые дешевые, но соединены с неорганическим веществом. Очень важные нюансы, поэтому нужно уметь прочитать этикетку.

Хелатные минералы, которые соединены с аминокислотой, усваиваются гораздо лучше, нежели те, которые дешевые, но соединены с неорганическим веществом

Д. Хохлов:

Мы приходим и говорим: «Дайте мне вот тот желтенький, зелененький или красненький».

Катя Янг:

Примерно так, самый дорогой. А иногда это просто лейбл. Очень важно уметь прочитать этикетку и знать. Я в своем блоге тоже об этом пишу, что как читать, как выбирать, иногда помогаю выбирать, если есть возможность.

Даже группа витаминов B, многие назначают, пьют группу витаминов. «У меня трескаются губы». «Попейте группу витаминов B». Пьют. А бывают разные формы – бывает активная форма, а бывает неактивная форма. Есть генетический анализ фолатный цикл, полиморфизмы фолатного цикла. Он косвенно показывает, насколько неактивная форма витамина B способна у нас превратиться в организме в активную и обеспечить определенный уровень функционирования. Так вот, многие имеют полиморфизмы – нарушения, это называется по гомозиготному типу.

Д. Хохлов:

Это наследственно.

Катя Янг:

Да, это нюансы. Этот анализ можно посмотреть, и этим людям надо пить витамины B в активной форме. В России они не продаются, но их спокойно можно заказать на сайте витаминов, и они доставляются из Америки. И к выбору витаминов нужно относиться вдумчиво. Это прекрасно работающий инструмент, но если им уметь пользоваться.

Д. Хохлов:

Есть ли различия в питании мужчин и женщин?

Катя Янг:

Я адепт рационализированного питания. Что это имеется в виду? Я каждому индивидууму подбираю свое питание, исходя из его жалоб, образа жизни, наличия стресса, режима и так далее. Можно сказать, что отличий особых нет, потому что у каждого своя схема питания.

И. Акинфиев:

Фаст-фуд – настолько это опасно или все-таки иногда можно?

Катя Янг:

Лучше фаст-фуд не есть. Что такое фаст-фуд? Это чаще всего использование дешевой продукции а-ля растительное масло, простые углеводы, булки. Мы не говорим о Макдональдс, сейчас много всяких фаст-фудов появляется, где можно и гречневую кашу купить, что, в общем-то, неплохо. Но если один вывод сделать, скорее, это не стоит использовать.

Д. Хохлов:

Вообще лучше исключить?

Катя Янг:

Потому что там дешевые компоненты, можно отравиться и чаще всего это простые углеводы.

Самое страшное – сочетание жира с простым углеводом. И атеросклероз образуется не из-за того, что Вы едите холестерин великий и ужасный. Холестерин совершенно нейтральная жироподобная субстанция, даже не жир в чистом виде. Но при сочетании этого вещества с простым углеводом образуются эти бляшки. В сентябре была статья в «Нью-Йорк таймс», что ученым, которые делали исследования в сфере вреда холестерина и рисков смертности, дали взятку сахарные компании, это была громкая публикация.

Самое страшное – сочетание жира с простым углеводом

Д. Хохлов:

Ничего себе, все обвиняют табачные компании, а оказывается, еще и сахаропроизводители занимаются такими подлогами.

Катя Янг:

Я не знаю, насколько это на сто процентов достоверно, но тем не менее, это характеризует явление, что степень ангажированности ученых очень сложно оценить.

Д. Хохлов:

Какие у Вас есть пожелания?

Катя Янг:

Мои пожелания – это внимательно себя слышать и слушать, и если у Вас появляются беспокойства по поводу своего самочувствия, всегда идите к врачу и задайте вопрос: «Что со мной происходит?» И я практически на 100% уверена, что Вам смогут помочь.

И. Акинфиев:

С нами сегодня была Катя Янг, врач-эндокринолог, врач превентивной медицины, известный блогер на Инстаграм. Огромное спасибо, было очень интересно.

Катя Янг:

Взаимно, спасибо за приглашение.