Правильный психологический подход к детям

Стоматология

Тэги: 

Андрей Григорьянц: Здравствуйте. В эфире канал «Медиадоктор», программа «Красивая улыбка с доктором Григорьянцем». Веду ее я, Андрей Григорьянц. А в гостях у меня прекрасная девушка, прекрасный врач, стоматолог Анна Прелевич.

Анна Прелевич: Здравствуйте.

 

Андрей Григорьянц: Анна уникальный доктор, занимаясь взрослой стоматологией, современной стоматологией, обладает огромным опытом работы с детьми. И почему я называю ее уникальным доктором, потому что тот подход и те инструменты, которые она использует в работе с ребенком, на мой взгляд, максимально приближены к нашим потребностям. Я говорю о родителях, то есть если есть люди, которые нас слушают и у которых есть дети, вы прекрасно понимаете, что значит передать своего любимого ребенка в руки стоматолога. Так вот Анна изучает достаточно много лет то, как провести стоматологический прием детям от 2 до, как она любит шутить, до 90 лет. При этом не травмировать их психику и дать им возможность чувствовать себя прекрасно и комфортно. Анна, я бы очень хотел к Вам обратиться. Прокомментируйте, пожалуйста, насколько Вам на сегодняшний день приятно и комфортно чувствовать себя тем человеком, который один из немногих может настолько здорово и классно общаться с детьми.

Анна Прелевич: Спасибо большое. Чувствовать, наверное, приятно, потому что когда приходят маленькие пациенты, и когда они с радостью несут тебе рисунки, поделки, благодарность за то, что ты вылечила им зуб, это действительно здорово. Когда они делятся в детском саду, что наш доктор не делает уколов и вообще не умеет их делать. А на самом деле, они просто не понимают, что им сделали анестезию, это тоже здорово.

У меня есть дети, которых мы адаптировали к лечению, начиная с двух лет. И сейчас это человечки клиники, которые могут зайти в любой момент в любой кабинет. И совершенно не боятся, кто проводит какие манипуляции, кто проводит какое лечение. То есть страха нет абсолютно. Недавно был забавный случай, когда ребенок взрослому пациенту сказал, что он плохо чистил зубы, поэтому он здесь сидит. А у меня все хорошо, меня научили, и я просто гуляю.

Когда приходят маленькие пациенты и с радостью несут тебе рисунки, поделки, благодарность за то, что ты вылечила им зуб, это действительно здорово

Андрей Григорьянц: Меня, как потребителя, как родителя интересовало бы, в первую очередь, то, насколько моему ребенку комфортно в клинике. Вы должны быть в трендах, Вы должны знать все мультфильмы, должны понимать, что и кто нарисовал вчера, и какие мультики любят смотреть дети сегодня. Если мы говорим о психике ребенка, то затрагиваем уже психологию.

Сегодня тема нашего эфира – это лечение детей со стоматологическими проблемами. Скажите, в чем особенность адаптации детей в процессе лечения? Вы мне рассказали одну очень важную, ценную вещь, что пока мы ребенка не адаптируем, мы не притрагиваемся к нему и не начинаем никакого лечения. Меня это безумно обрадовало, потому что я считаю, что дети не должны быть травмированы. Это тот человек, у которого формируется отношение к тем или иным предметам, людям, формам, сервису. И я бы очень хотел, чтобы Вы этим поделились.

Анна Прелевич: Как считают многие мои коллеги, я живу в иллюзии, что любого ребенка можно адаптировать. На мой взгляд, это абсолютно не иллюзия, это та работа, которая требует времени. Но я совершенно четко уверена, что любого ребенка можно адаптировать. При желании врача, при содействии родителей, при благоприятном отношении всех, кто задействован в этом процессе. Неважно, сколько это займет времени, в моей практике самая долгая адаптация занимала полтора месяца, она была успешной.

Почему для меня важен вопрос адаптации ребенка, потому что стоматолог – это врач, который от рождения всю жизнь может сопровождать Вас и не меняться. И очень важно не обмануть детей, найти ту ниточку, которая позволит ему доверять Вам безгранично. И когда это доверие случается, мы можем совершенно спокойно делать анестезию, ставить пломбы, лечить кариесы, чистить зубы. И ребенок будет совершенно долго, искренне сидеть с открытым ртом, и еще извиняться, если вдруг этот рот пытается закрыться. А у детей это происходит молниеносно. И таких ситуаций очень много.

Стоматолог – это врач, который от рождения всю жизнь может сопровождать Вас и не меняться

Здесь такая двоякая ситуация. Есть родители, которые готовы тратить на это время, и есть родители, которые не готовы. Но я готова заниматься любыми детьми, сложными, не сложными. Детьми, от которых отказались многие клиники в силу их сложного характера, поведения и прочего. Но когда ты ребенку показываешь сначала на себе, что ты будешь делать, потом на кукле, ты проделываешь манипуляции из раза в раз совершенно спокойно. И показываешь, что это не больно, не страшно, хотя эти два слова мы никогда не говорим на приеме. Ребенок это понимает. Идет игра во время приема, я всегда оставляю право за малышом сказать стоп, на каком бы этапе это не происходило. Я говорю, что в любой момент ты можешь сказать стоп, и я выключаю установку, убираю руки, ты встаешь и уходишь. Многие пробуют, многие проверяют. Когда они понимают, что не обманули, появляется более близкое доверие, можно так сказать.

 

Андрей Григорьянц: Вы на сегодняшний день демонстрируете настолько недооцененную вещь. И я объясню, что я имею в виду. Родителям достаточно лишь желания, чтобы их ребенок был здоров, что позволяет им достичь уже конкретных результатов. По сути, к Вам можно прийти, доверить ребенка, с которым Вы проведете адаптивную работу, подготовку, беседу. При этом мне невероятно нравится подобный подход, потому что доктор в данном случае никуда не спешит, не создает суеты, не сваливается в те старые стереотипы, к которым все привыкли.  Когда пришел ребенок, нужно быстро ему что-то сделать: либо поставить пломбу, либо удалить зуб. Это ужасно, и существуют какие-то ситуации в жизни, где ребенок должен что-то увидеть, должен что-то испытать, чтобы на самом деле получить некий опыт.

Мы же, будучи стоматологами, очень много смотрим на историю медицины, на историю стоматологии. И прекрасно понимаем, что у всех очень жестко, глубоко сидит программа, стереотип, страх к тому, чтобы пойти к стоматологу. Формируется она, естественно, из детства. Поэтому я просто хочу акцентировать внимание на том, о чем Вы говорите, еще больше, еще ярче это преподносить. Когда ребенок пришел в клинику, никто не спешит, в первую очередь, удалить зуб или поставить пломбу. А учитывая, что это ребенок, и он априори отвергает, противоречит и не хочет. Но куда его привели, он понимает. Вы способны создать ему ту атмосферу, как будто он пришел смотреть кино. И в перспективе если Вы добиваетесь тех психологических целей, люди должны быть безумно благодарны тому, что у ребенка нет фобии пойти к стоматологу. При этом его полость рта абсолютно здоровая, зубы все выглядят классно, тогда и приятно вести программу, которая называется «Красивая улыбка с доктором Григорьянцем».

Улыбка должна быть красивой. И мы это прекрасно понимаем, только это должно идти с самого базиса, с азов. Если детей не готовить таким образом, не делать из них здоровых людей, то дальше в определенном возрасте мы начинаем заниматься уже приобретенными проблемами, заболеванием, отсутствием каких-то зубов. Приходим уже к тому, что мы ставим имплантаты и так далее.

Анна, расскажите историю развития Ваших навыков. Я уже очень много лет в стоматологии, я все понимаю, насколько можно хорошо или плохо относиться к своей деятельности. Как Вы к этому пришли, как удалось найти в себе столько терпения? Я безумно люблю детей, но мне крайне сложно с ними работать, у меня включаются сантимент, ненужная в данном случае та же любовь, которая мешает мне быть адекватным, эффективным. И я в определенный момент времени понял, что для этого есть люди, которые могут профессионально решить эту проблему. Поэтому мне не стоит в это вмешиваться. Так вот, с чего это все началось, как Вам удалось быть настолько комфортными с детьми, настолько терпеливой? Это Ваши собственные качества или Вы выработали некий тренинг?

Анна Прелевич: Изначально, когда взрослые пациенты начали приводить своих детей, я понимала, что надо как-то этих детей адаптировать. Посмотреть в глаза родителям и сказать, что я не могу вылечить Вашего ребенка, мне было стыдно. Я начала искать подходы. К каждому ребенку индивидуальный подход. Один, второй, третий. Это продолжалось до тех пор, пока не появился ребенок с заболеванием «аутизм», которого было мегасложно вылечить. Тогда начались психологические курсы, попытки адаптации, разговоры с огромным количеством психологов, как можно найти подход к малышу, чтобы вылечить зуб. Потому что наркоз был противопоказан, а лечение требовалось экстренное. Через 2 месяца ребенок был адаптирован, он разрешил к нему притронуться.

 

Андрей Григорьянц: Мы говорим о том, что отсутствует какое-либо медикаментозное обезболивание, наркоз, мы избегаем этого всего?

Анна Прелевич: Да, мы работаем без наркоза.

 

Андрей Григорьянц: Я просто хочу сделать на этом акцент. Речь идет о том, что адаптация, подготовка ребенка позволяет избежать использования наркотических препаратов, которые очень часто применяются для детей, особенно сложных. То есть нужен наркоз, нужно отключение сознания у человека.

Анна Прелевич: Бывают экстренные ситуации, когда лечение требуется незамедлительно. И тогда мы с родителями разговариваем следующим образом. Я отправляю на наркоз, но после того, как полость рта у ребенка зонирована, мы приходим и занимаемся адаптацией.

 

Андрей Григорьянц: Речь идет исключительно об экстренных случаях, когда острая боль, когда стоматология требует острого вмешательства.

Анна Прелевич: Да, когда стоматология требует острого вмешательства. А так для каждого ребенка есть свои рычаги. Как воздействовать, как играть, кто-то любит одно, кто-то любит другое. У нас очень, я бы сказала, странные меры общения с детьми, потому что когда ребенок начинает в кресле кричать, я в ответ тоже могу крикнуть. Он этого не ожидает, вот он сидит просто и кричит. И когда я даю такой же крик и говорю, что я могу громче, он искренне удивляется и говорит, что вообще не думал, что ты можешь кричать. То есть мы пытаемся и шокотерапию, и ласково, и игра, и иногда мы меняемся местами, когда ребенок не готов сесть в кресло, я могу сесть кресло, и он проводит осмотр. Такие варианты редко, но бывают. Самое главное – найти подход к одному конкретному человеку, чтобы впоследствии у него не отложилось в голове, что это больно, страшно, это какой-то негатив, дискомфорт. Потому что сейчас даже если лечение длится 40-50 минут, дети встают, и в конце я задаю такую фразу: «Кто молодец?». И на данный момент 60% детей говорят: «Ты». Еще 40% осталось, которые говорят, что я, показывая на себя пальцем. Но ребенок в ходе работы понимает, что мы делаем. То есть для того, чтобы нарисовать на зубе бабочку, требуется взять несколько видов красок, нарисовать все это. А он должен сидеть и не шевелиться, потому что иначе бабочка может быть с кривым крылом или сердечко может быть немножко похоже на квадрат. Самое интересное, что за 10 лет моей работы с детьми все видят то, что я рисую. Хотя, по сути, это эстетическая реставрация на зубе, ничего больше. Но все видят цветные круги, звездочки, бабочки. То есть все в это свято верят.

 

Андрей Григорьянц: Мне кажется, что очень важно еще донести смысл, о котором родители не задумываются. Почему мы все время говорим о родителях? Потому что ребенок сам не пойдет никогда к стоматологу. И мы говорим о том контингенте пациентов, которые всегда исключительно в сопровождении. Инициатива исходит от родителей, и приезжает ребенок с родителями, особенно если мы говорим о детях от 2 до 7 лет, от 2 даже до 12 лет.

Ключевое для меня в том, что Вы делаете, – это то, что Вы позволяете детям избегать наркоза. Это очень важно.  Я думаю, что это первое, что нужно обозначить и донести до широкой массы. То есть аудитории необходимо понимать, что если доктор своим профессионализмом и подходом позволяет избежать наркоза для ребенка – это очень здорово. Это нужно взять, как первостепенную причину, зачем заниматься адаптацией, зачем изучать психологию, прежде чем удалить зуб и установить пломбу, столько времени ты тратишь на разговоры с детьми, изучая бабочек, рассказывая им о мультиках. Наша задача заключается в том, чтобы таких докторов было много, а не Вы одна.

Ребенок – это очень нежная личность, которую легко ранить, легко травмировать его психику. И мы об этом должны помнить. Исходя из того, что психология является первостепенной при знакомстве с детьми, то большое количество людей интересуются на сегодняшний день, чем мы работаем, что мы используем в арсенале средств при работе с детьми. Мы уже говорим о технологиях, о материалах, возможно, какие-то из этих технологий влияют на состояние ребенка. Может, ему классно смотреть телевизор, слушать музыку, когда он уже предрасположен. Дальше мы используем те или иные девайсы, инструменты, материалы. Расскажите, что в Вашем арсенале на сегодняшний день.

Если доктор своим профессионализмом и подходом позволяет избежать наркоза для ребенка – это очень здорово

Анна Прелевич: В арсенале материалы практически с минимальным уровнем токсичности, в арсенале анестетики, которые не содержат в себе аллергенов, не вызывают аллергических реакций. В арсенале пломбы, мы ставим такие же, как и взрослым пациентам, потому что если ребенок правильно адаптирован, то он совершенно спокойно переносит установку не просто химического композита, а фактически я не работаю химическими композитами с детьми. Я делаю реставрацию на зубе. Если это молочный зуб, то мы делаем реставрацию полную, эстетическую, он выглядит так же, как выглядел до того, как его поразил кариозный процесс. И я считаю, что все это возможно, потому что все это составляющие здоровой улыбки. Как показывает практика, есть пломбы, которые в цвете ставятся на молочные зубы, веселые пломбы. Я работала ими ровно неделю.

 

Андрей Григорьянц: Вам было не весело?

Анна Прелевич: Нам было не весело. Я могу договориться с ребенком. Объяснить ему, что когда он улыбается, зеленое, красное и желтое – это не всем смешно. И лучше, чтобы никто не знал, что у него когда-то был кариес.

 

Андрей Григорьянц: Как здорово. Вы уже готовите к высокоэстетичным требованиям маленьких людей.

Анна Прелевич: И он понимает, что кариес – это не очень хорошо, он это осознает и говорит, что давай сделаем так, чтобы никто не знал, что он когда-то вообще у меня был. А желтое или розовое будет сразу видно. Вообще никаких проблем не возникает и не создает нам в дальнейшем.

 

Андрей Григорьянц: Используете ли Вы фотографию и визуализацию на больших экранах для детей? Я задаю этот вопрос, потому что прекрасно знаю, что мы это используем постоянно для работы с высокоэстетичными требованиями. Если мы говорим о винирах, протезировании, то часто приходится использовать фотостатус, большие экраны. И это достаточно красиво и очень показательно. Это единственный метод, который позволяет нам передать информацию человеку о том, что у него есть и что у него будет. Ребенок требует подобной визуализации?

Анна Прелевич: На мой взгляд, да, потому что для ребенка это так же информативно, как и для взрослого пациента. Мы можем показать ему улыбку, как он почистил зубы, потому что все спорят, что они чистят зубы идеально. И только фотография позволит показать, насколько неидеально это есть на данный момент, и тогда все возражения меркнут.

А еще это как мотивационный момент. Мы делаем фотографию до лечения, во время лечения и после лечения. В конце лечения фотографии распечатываются, и внизу пишется фраза: «Подарок». И он счастливый идет и получает по этому талончику подарок. То есть весь процесс налицо, и повод для гордости у малыша, потому что он проделал для себя работу, но работа внутри. Она, по сути, не видна. У него есть документальное доказательство того, что была проблема, он эту проблему решил, он справился. И это очень здорово, когда они могут этим гордиться и показывать маме, папе, бабушке, всем друзьям. У нас один ребенок ходил две недели с нашей картинкой и демонстрировал ее всем.

 

Андрей Григорьянц: Для лечение детей в стоматологии на сегодняшний день существуют некие современные рамки. Есть набор опций, далее нам важно использовать материалы с минимальным содержанием токсичных веществ. Если мы говорим о современных материалах, то они абсолютно биосовместимы и не содержат ничего вредного и опасного. После чего нам нужно будет обязательно проговорить очень подробно, какова систематизация этого подхода.

Ребенок – это человек, который требует определенного количества посещений в год, это определенные средства по уходу, средства гигиены. И у детей есть свои собственные правила, которые они вынуждены соблюдать. Ребенок, когда он не у стоматолога, получает очень большое количество информации о том, как классно можно жить, что нужно делать для того, чтобы быть красивым и здоровым. Как часто Вы прописываете детям те или иные конкретные щетки, пасты, учите их это делать? И как это выглядит, насколько они идут на контакт, когда их заставляешь выполнять некое домашнее задание?

Анна Прелевич: На контакт идут отлично, у нас даже есть дневники для детей, которые мы выдаем на дом, где они отмечают, как они почистили зубы. Родители должны проверить, поставить отметку. И раз в 3 месяца с этими дневниками они приходят на прием к стоматологу, и я уже проверяю. Есть более ответственные, есть менее ответственные. Но здесь важно найти подход к каждому ребенку. И если с одним ребенком я могу рассмотреть момент ответственности, то с другим рассмотреть другой вариант, что ты вместо того, чтобы проводить время у меня, мог бы поехать покататься на велосипеде. А сейчас сидишь в кресле, и мы вынуждены лечить зубы. Это тоже работает.

Каждый ребенок уже находит свою мотивационную идею. Конечно, есть небольшой процент детей, которые ленятся, которых не заставляют родители в силу своей занятости на работе. Но когда они приходят в кресло, я вижу каждый раз уныние от того, что я 5 минут назад почистил зубы. То есть старание есть у всех. Такого, чтобы ребенок пришел с нечищеными зубами, нет, хотя бы за 2 минуты до того, как сесть в кресло, все стоят в ванной комнате и надраивают зубы просто на отлично. Поэтому просто нужно вырабатывать для каждого индивидуального человечка свои мотивационные моменты.

 

Андрей Григорьянц: Какова роль родителей во всей стоматологической истории ребенка? И какую часть информации приходится обсуждать именно с ними?

Анна Прелевич: Роль родителей очень велика, потому что без помощи родителей мы фактически ничего не можем. Я работаю в сотрудничестве с родителями. Когда ребенок приходят первый раз, если не было негативного опыта до того, как он попал к нам, я рассказываю некую историю, родители также поддерживают. И в виде игры все это происходит.

Если был негативный опыт, то мы уже отталкиваемся от него. Пытаемся совместно создать ту историю, в которую ребенок будет верить. И наша задача здесь переломить момент нежелания приходить к стоматологу и нежелание чистить зубы. Поэтому те родители, которые стараются участвовать в играх, в домашних заданиях, которые мы иногда придумываем совместно, результаты получаются фантастические. Даже те дети, которые не садились в кресло, приходят с радостью, с удовольствием. От родителей требуется всего немножко – 5 минут утром и минут 10-15 вечером. 10-15, потому что когда мама чистит зубы, привлекает к этому ребенка, потом папа включается в процесс. Можно поиграть в того же стоматолога дома. И ребенку уже интересно, он понимает, что все заинтересованы в том, чтобы у него были здоровые зубы. Когда настолько большой акцент на этом делается, когда настолько большая мотивация всех взрослых, он интуитивно в это все включается. Ему хочется тянуться к этим взрослым, которые чистят зубы, которые переживают, тратят время на него, привозя его в клинику.

Когда малыши начинают вредничать, начинают говорить, что я уйду, я говорю, что ты можешь уйти, я ничего не буду делать. Но ты расскажи маме, почему ты встал и ушел. Вы знаете, немногие доходят до первого этажа, многие возвращаются и говорят, что хорошо, победила, работаем.

 

Андрей Григорьянц: Как часто детям необходимо посещать доктора-стоматолога?

Анна Прелевич: Здесь в зависимости от возраста ребенка и в зависимости от того, как малыш чистит зубы. Некоторым от 2 до 5 лет я рекомендую раз в 3 месяца, даже если все в порядке, ничего не беспокоит, мы смотрим, как чистит, как ухаживает, не появилось ли новых кариозных полостей. И если гигиена хорошая, родители уделяют должное внимание, тогда раз в 6 месяцев, как и взрослым.

 

Андрей Григорьянц: Что необходимо для достижения красивой улыбки у ребенка? Какие средства гигиены нужно использовать ежедневно, какой частоты должны быть походы к стоматологу?

Анна Прелевич: Ходить к стоматологу нужно начинать с полутора-двух лет. Это не значит, что мы будем лечить Вашего малыша, мы будем его приучать посещать стоматолога. Мы будем играть с ним в игры, будем учить его чистить зубы, даже в таком маленьком возрасте. Я использую в арсенале как зубные щетки, так и гидропульсоры у малышей, начиная с 3-хлетнего возраста. Ничего вредного и ничего сверхъестественного в этом нет. Но ребенок приучается к чистоте полости рта с малых лет. И дальше, когда он не использует какой-то из этих девайсов, ему уже становится некомфортно. Посещать стоматолога в маленьком возрасте до 6 лет я рекомендую раз в 3 месяца. Дальше, когда ребенок справляется с гигиеной, с профессиональной гигиеной полости рта и чистит уже достаточно неплохо зубы, тогда раз в полгода, как и взрослые пациенты. Я считаю, что кроме желания родителей и настроя, все остальные предпосылки быть здоровыми и улыбаться широко и хорошо есть у всех.

Ходить к стоматологу нужно начинать с полутора-двух лет. Это не значит, что мы будем лечить Вашего малыша, мы будем его приучать посещать стоматолога

Андрей Григорьянц: Насколько наше население, говорим о России, перестраивается со временем? Насколько меняются взгляды на здоровье? Родителям становится важнее, что происходит с их ребенком, здоровы ли его зубы или нет? Я говорю о присутствии или отсутствии той или иной культуры, которая должна быть у людей по отношению к полости рта, к своим зубам. Мы, стоматологи, очень часто говорим, что культура отсутствует. На самом деле, она жизненно необходима. И очень важно, чтобы мы могли избегать всех проблем, которые связаны с зубами, потому что это сюрпризы, и ничего приятного в этом нет.

Что на сегодняшний момент происходит, потому что все начинается с детей. Если ребенок следит за тем, насколько здоровы его зубы, то все классно. Если он не следит, то приобретает серьезные проблемы. И с возрастом это превращается в потерю зубов. Как Вы оцениваете отношение к стоматологии с самого раннего возраста?

Анна Прелевич: Сейчас я замечаю тенденцию, что иметь здоровые зубы – это очень модно. Что касается малышей, то к моей радости, огромное количество родителей готово тратить свое время на адаптацию малышей. Работает сарафанное радио, когда ребенок приходит, и мама рассказывает. Как ребенка готовили, как с ним играли. И приводят второго, и говорят, что мы тоже так хотим. Потому что стереотип советской стоматологии, когда дети плакали в кресле и кричали, боялись бормашины, сейчас фактически ушел очень далеко. По крайней мере, мы пытаемся переломить это в сознании родителей, в первую очередь. Потому что огромное количество людей, приходя на прием, говорят, давайте мы подержим. Мы категорически против, чтобы ребенка держали. Когда он сам захочет, он нам даст добро, и мы будем лечить.

Больше проблема не в детях, а в родителях, потому что многие не верят, что это возможно, стоматология без боли. И они перекладывают все это на малыша. Когда они видят, что ребенок совершенно спокойно приходит, садится и выходит с улыбкой, смеется во время приема, то и родители с такой же радостью идут дальше лечиться. Они понимают, что если ребенку было не больно, на выходе он получил здоровый, красивый, белый зуб, которым он хвастается всем, то и мама, и папа задумываются.

 

Андрей Григорьянц: Есть еще одна проблема, которая не анализируется, но исходя из моего собственного опыта и наблюдений, огромное количество людей имеет те или иные проблемы со здоровьем полости рта. Задают себе очень простой вопрос: такое количество проблем, отсутствующих зубов, я столько лет провела в кресле стоматолога, испытывал огромное количество боли, неприятных ощущений. Соответственно, смотря на своего ребенка, ты понимаешь, давай сделаем так, чтобы ребенок не прошел тот же путь, который прошла я. Мне кажется, что этому взгляду не более 20 лет, если говорить о наблюдениях. Потому что раньше очень сложно было перейти эту границу и заставить людей иначе смотреть на стоматологию. 

Есть необходимость раз в 3 месяца приходить в клинику, показывать себя доктору. При этом существует очень много мер профилактики. Мы говорим о хороших клиниках, хороших специалистах, о том, что на сегодняшний день является современным, безопасным, эффективным. На сегодняшний день стоматология развита до такой степени, что это не сопровождается таким большим количеством неприятных ощущений.

Есть определенное количество высококвалифицированных людей, которые готовы предоставить правильную систематизацию, правильный подход и позволить человеку иметь здоровые зубы. Человеку необходимо во всем соблюдать систематичность. И если люди следят за своими зубами, делают большой акцент на здоровье полости рта ребенка, то они могут красиво улыбаться, у них могут быть те улыбки, как в кино. На мой взгляд, очень здорово, потому что это работа огромного количества людей, большого штата докторов, которые создают ощущение, что стоматология изменилась. В России на сегодняшний день очень высокий уровень стоматологических услуг, если мы говорим об оценке международной.

Занимаясь лечением детей, создается благоприятная платформа для его дальнейшей жизни в нормальном, здоровом физическом состоянии. И что еще очень важно, что мы не травмируем психику детей. Поэтому, Анна, мы Вам безумно благодарны за то, что Вы этим занимаетесь, тратите свое время не только на лечение, но и на изучение особенностей детей, как с ними общаться, как предрасположить их к себе.

Мне бы хотелось, чтобы Вы сказали несколько слов родителям, которые не оставят их равнодушными к своим детям и заставят смотреть на это, как на некое обязательство. Иначе ребенок и больные зубы – это совершенно не современный человек. Существует все, что необходимо на сегодняшний день для того, чтобы дать возможность детям быть здоровыми.

Анна Прелевич: Родителям хочу сказать, что они не должны ни в коей мере бояться стоматологов. Ваш опыт – это не значит опыт Вашего ребенка. И когда ребенок будет не давать спать, плача ночью, потому что у него болит зуб, и он боится Вам об этом сказать, это неправильно. Поэтому я призываю приходить, лечить, начиная с самого маленького возраста 2-2,5 года. Вы просто придете, врач посмотрит, сделает необходимые заметки, рекомендации. Чем раньше Вы посетите стоматологическую клинику, тем большее количество проблем можно будет увидеть и ликвидировать на ранних сроках.

Также включается сюда и ортодонтическое лечение. Потому что начиная с трех лет мы уже начинаем отсматривать, ставить на учет к врачу-ортодонту. И, возможно, даже исключаем брекет-систему, потому что если корректировки происходят на ранних этапах, то брекеты не нужны. Поэтому не нужно этого бояться, нужно приходить, нужно общаться, нужно играть. И поверьте мне, когда Вы будете слышать счастливый смех, здоровый смех Вашего малыша, это наибольшая радость и счастье в Вашей жизни. Когда ребенок будет залезать к Вам на ручки и рассказывать, как здорово он почистил сегодня зубы – это тоже повод для гордости.

 

Андрей Григорьянц: Я думаю, что благодаря нашим с Вами беседам намного больше детей станет с красивой улыбкой. И намного меньше детей будет с больными зубами. Я надеюсь на то, что люди, услыша всю эту информацию, поняли, что в России на сегодняшний день уровень стоматологических услуг очень высокий, это раз. Во-вторых, для детей существует абсолютно четкий, понятный протокол. И мы бы очень хотели, чтобы соблюдая все те ценные указания, ту ценную информацию, которую Вы сегодня услышали, это позволит избавиться от проблемы, которая связана со здоровьем зубов у детей. Это была программа «Красивая улыбка с доктором Григорьянцем», в гостях у нас была Анна Прелевич. Мы безумно благодарны Анне Прелевич за предоставленную информацию. До скорой встречи, до свидания.