Эректильная васкулогенная дисфункция

Ксения Бутова: Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа "Медиадоктор", "Сосудистая хирургия" и я, ее ведущая, Бутова Ксения. Сегодня у нас очень интересная тема эфира, мы поговорим об эректильной васкулогенной дисфункции, тема очень актуальная. Мы узнаем о новых методах лечения, диагностики и возможностях рентгенэндоваскулярной хирургии при лечении данной патологии. В нашей студии сегодня будут два гостя, два эксперта: рентгенэндоваскулярный хирург Шевакин Андрей, а также эксперт-уролог, Кузьма Миленин, оба являются представителями клиники ОАО "Медицина".

Давайте начнем с Вами говорить об эректильной васкулогенной дисфункции и немножко поговорим вообще о понятии. Какие заболевания входят в данную дисциплину? С какой точки зрения нам, сосудистым хирургам, может быть интересна данная патология? 

Андрей Шевакин: Само по себе название васкулогенной эректильной дисфункции подразумевает проблему, связанную с сосудистой патологией. Мы, эндоваскулярные, сосудистые хирурги, эректильную дисфункцию можем рассматривать с точки зрения проблемы сосудистого притока и оттока. Механизм эрекции достаточно изучен, это наполнение кавернозных тел и как можно дольше удержание там крови. Сначала наполняется кровь артериальная, артериальные сосуды наполняют кавернозные тела, потом осуществляется отток по венозном коллатералям, венозным сосудам. Если у человека проблема притока, какое-то заболевание сосудистого генеза, в плане сахарный диабет, поражение артерий, то это может вызвать проблемы притока. Но это, как правило, это лица старше 40 лет, курильщики с таким анамнезом. 

 

Ксения Бутова: То есть в эту группу, в основном, входят диабетики? 
Андрей
Шевакин: Диабетики, потому что это еще и поражение дистального сосудистого русла, поэтому это обусловливает фактор наполнения, ухудшения очевидные. Но все же, это не самая главная причина, которая беспокоит наших пациентов, потому что, как правило, это более молодой контингент, 40-45 лет, у которых такие проблемы еще не развиваются. Они длительно лечатся, обращаются к андрологам, урологам, принимают препараты типа виагры. Это не всегда приносит нужный эффект, потому что есть еще так называемая проблема оттока, когда венозная патология может быть отнесена к врожденным состояниям, с клапанной венозной недостаточностью в малом тазу. А отток осуществляется из полового члена именно через дорсальные вены, которые расположены как раз под мочевым пузырем и простатой. Это довольно крупные коллекторы, и если там нет клапанного аппарата, то и отток достаточно быстрый. То есть эрекция наступает, но она непродолжительная, качество ее неудовлетворительное, отток уходит, и она прекращается. 

 

Ксения Бутова: За счет того, что затруднен отток?

Андрей Шевакин: Нет, наоборот, он улучшен. Он быстрый, и эрекция такая же. 

 

Ксения Бутова: То есть кровь не задерживается. 

Андрей Шевакин: Да, не задерживается в кавернозных телах. Диагностика достаточно проста, это можно узнать по банальному ультразвуку. Те клиники, которые занимаются этим не вполне эффективно, достаточно хорошо устанавливают эту причину. Урологи называют это венозной течкой, но это улучшенный отток в понимании сосудистых, эндоваскулярных хирургов. Особенность анатомии в том, что дорсальные вены расположены по боковой поверхности полового члена. Они сразу уходят в малый таз, и там сложно достижимы для хирургии. Почему мы и предлагаем этот эндоваскулярный метод как очередной метод современного лечения 

Ксения Бутова: Существуют какие-то особые причины развития данной патологии? Как может развиться эта венозная утечка? Это, в основном, врожденная патология?
Андрей
Шевакин: Да, она может быть в симптомокомплексе и хроническая венозная недостаточность. 

 

Ксения Бутова: Также поражаются вены и нижней системы, и в комплексе пациент жалуется на варикозную болезнь?
Андрей Шевакин: Да, и часто приходят к сосудистым хирургам с этими жалобами. Мы опрашиваем, но относительно молодые еще не успели вырастить себе эту патологию. Но это потенциально клиенты сосудистых хирургов. 
Раньше бытовало мнение, что эректильная дисфункция имеет психогенный характер. 

Ксения Бутова: Это психоэмоциональный фактор, депрессия, усталость. 
Андрей
Шевакин: Все, связанное с этим. И на сосудистую проблему не обращали внимания. Но сейчас 80 % отдается тому, что это именно васкулогенная причина.

Раньше бытовало мнение, что эректильная дисфункция имеет психогенный характер. Но сейчас 80% отдается тому, что причина - именно васкулогенная.

 

Ксения Бутова: Но это большой процент получается. 

Андрей Шевакин: Но потом, если у человека не получается, присоединяется уже техногенный фактор. Но в основе все равно лежит васкулогенная эректильная дисфункция. Диагностика — это ультразвук, мы еще в своей практике применяем и ангиографическое исследование, делаем такой комплекс.

Ксения Бутова: Какие показания именно к ангиографическому исследованию?

Андрей Шевакин: Это смотрит уролог, пациент несколько раз к нему приходит с жалобами на эти проблемы, и он означает сначала консервативную терапию. Это не помогает, бесконечно виагру невозможно употреблять. 

Ксения Бутова: Тем более, в молодом возрасте.
Андрей Шевакин: Все это вместе уже не помогает и заставляет задуматься: может быть, есть какая-то органическая проблема. Выполняют ультразвук, используют каверджект — это такой простагландин, они усиливают местный кровоток, наступает эрекция, и в этот момент проводят ультразвуковое исследование, смотрят, есть ли артериальные нарушения, увеличенный венозный отток.

Ксения Бутова: А сам пациент может у себя обнаружить эту венозную патологию, не учитывая жалобы на импотенцию? Какие-то еще клинические признаки бывают, чтобы сразу, минуя уролога, идти к сосудистом хирургу? 
Андрей Шевакин: Минуя уролога не получится, потому что все равно с этими симптомами человек обращается к урологу-андрологу. Другое дело, если у него есть хроническая венозная недостаточность, то стоит задуматься, что могут быть венозные проблемы в малом тазу. Их не видно, чисто внешне они не проявятся. 
Как дополнительный метод, может быть МРТ с контрастированием. Основной метод — ультразвук.

 

Ксения Бутова: Как подходят к ангиографии подходят? Это уролог назначает?
Андрей
Шевакин: Здесь уже в комплексе. Если пациенту определена венозная недостаточность и проблема притока, то есть существует и сахарный диабет, и курильщик, и возраст, то надо начинать с такого широкого обследования. Допустим, человеку 45 лет, он жалуется на эректильную дисфункцию, у него находят как артериальные, так и венозные проблемы на ультразвуке. Тут надо делать ангиографию, но просто не все ангиографисты ориентируется в этом, уверен на 90 %. Это достаточно новый подход, и для ангиографистов тоже новый. Когда мы начинали, мы тоже не знали особенности кровоснабжения полового члена.

 

Ксения Бутова: Хотелось бы узнать про артериальное поражение. Получается, идет атеросклероз? 
Андрей
Шевакин: Сужение, стеноз, стенотическое поражение. 

Ксения Бутова: Недостаток кровообращения, получается совершенно другой механизм. 

Андрей Шевакин: В принципе, да, для сосудистого специалиста понятно, что сужение и плохой приток. 

Ксения Бутова: Стеноз, плохой приток крови, тем самым возникает импотенция. 
Андрей Шевакин: Достаточно просто это преодолеть современными методами, есть и баллоны, и проводники. 

Ксения Бутова: Какая примерная статистика обращения пациентов? 
Андрей
Шевакин: Мне сложно судить, поскольку ею больше занимаются урологи. Но достаточно большой процент пациентов пьют еще виагру, они не задумываются о том, что есть альтернативные, сосудистые методы лечения. 

Ксения Бутова: Но мне кажется, сейчас проблема импотентции очень распространенная, особенно в больших городах, учитывая стресс, курение, неправильный образ жизни. 

Андрей Шевакин: Причинами могут быть хронический простатит, это довольно распространенное сейчас заболевание, и связанные с этим осложнения, то же венозное расширение венозного плексуса. 

Ксения Бутова: Но хронический простатит на фоне половых инфекций? 

Андрей Шевакин: Да, это все связано больше с хроническими половыми инфекциями. 

Ксения Бутова: Давайте поговорим про современные методики лечения. Хотелось бы узнать очень подробно, потому что новые методы мало где применяют. Вы, можно сказать, один из первых, кто их внедрил. Давайте поговорим про склеротерапию. Как вы склерозируете дорсальные вены, какие показания, особенности данной процедуры и какой результат мы можем получить? 

Андрей Шевакин: Склеротерапия — это как дополнение к окклюзии, и особенность методики заключается в том, чтобы попасть в эти дорсальные вены. К сожалению, они очень мелкие, располагаются в половом члене, все это мы пытаемся спунктировать, как правило, в 80 % получается успешно. Но бывает, что и не успешно, приходится тогда на половом члене открывать вену, то есть производится венесекция, туда устанавливается интродьюсер и выполняется эндоваскулярный этап. Есть такая методика — перевязка дорсальных вен. Сосудистые хирурги должны хорошо представлять. Тем не менее, все вены при такой патологии не перевяжешь, учитывая то, что есть достаточно крупные коллекторы, которые располагаются в малом тазу. 

Перевязки дорсальных вен дают 25% эффективности, в отличие от окклюзии, где это уже 85 %, то есть достаточно высокий процент эффективности.  

 

Ксения Бутова: Расскажите, как проходит данная процедура, болезненна ли она, под какой анестезией.

Андрей Шевакин: Используется местная анестезия, в наркозе здесь нет необходимости, потому что это банальная венесекция, небольшой разрезик. В принципе, это легко переносимо пациентом под местной анестезией. Дальше устанавливается интродьюсер, через него происходит манипуляция, то есть проведение катетеров и окклюзионных устройств, окклюдеров. Сейчас мы предпочитаем использовать продукцию компании ТЕРУМО, это очень хорошая гелевая спираль, она блокирует синус, где крупные коллекторы, практически на 100 %, и рецидивы маловероятно.

 

Ксения Бутова: А если этот коллектор заблокирован, как тогда будет осуществляться отток?

Андрей Шевакин: Отток по малым все-таки осуществляется, в любом случае, по подкожным венам будет осуществляться. Учитывая то, что люди с патологией, венозный отток достаточно обширный. Все сложно перекрыть. 
Бывает, что очень сложно сразу блокировать именно весь отток, потому что сосуды порой достаточно крупные. 

 

Ксения Бутова: Делаете в несколько этапов? 
Андрей Шевакин: Да, несколько раз приходится брать. Установив окклюдер, все равно бывает, что еще есть отток. И тогда как финишный этап мы используем склеротерапию. Это комбинированное лечение. 

Ксения Бутова: В какие вены вводите этоксисклерол?
Андрей Шевакин: Фактически, в дорсальные, как можно дальше. 

 

Ксения Бутова: А как Вы накладываете компрессию?

Андрей Шевакин: Здесь не накладываем. Тут нельзя применить компрессионные методы лечения. Именно просто в катетер и выжигается вена сама по себе, эндотелий сосуда. 

 

Ксения Бутова: Андрей, скажите, бывают ли осложнения от данной процедуры? Можно ли что-то повредить или нарушить венозный отток?

Андрей Шевакин: Маловероятно, потому что сама по себе операция эндоваскулярная, она достаточно хорошо видна, как одна из самых виртуализированных в специальности. Мы каждый этап видим на экране, то есть сосуд подконтрастируется, и мы четко понимаем, что в нем. Соответственно, никуда в другое место, в те же кавернозные тела, попасть нельзя.

Бывает местная гематома в месте пункции, умеренное воспаление, которое быстро снимается консервативной терапией, никаких хирургических проблем мы не наблюдаем. 

Ксения Бутова: Хотелось бы узнать у эксперта, уролога, какова статистика обращений на фоне васкулогенной импотенции именно к урологам?

Кузьма Миленин: Если говорить о молодых мужчинах, то здесь чаще всего все-таки преобладает психогенная эректильная дисфункция. Либо если брать васкулогенную эректильную дисфункцию, то 90 % — это именно веногенная, то есть эректильная дисфункция, связанная с нарушением венозного оттока.

Если брать старшую возрастную группу, то там ситуация практически обратная, чаще всего бывает именно эректильная дисфункция артериогенного генеза. В возрастной группе старше 60 лет преобладает эректильная дисфункция, связанная с гипертонической болезнью, сахарным диабетом, атеросклерозом, то есть ситуация такая же, как с любой другой сосудистой патологией. Ишемическая болезнь сердца является проявлением атеросклероза. Также и артериогенная эректильная дисфункция будет являться частным проявлением атеросклероза. Более того, сосуды полового органа гораздо меньше в диаметре, чем коронарные сосуды, и малейшие отложения холестерина, атеросклеротические бляшки, гораздо меньших размеров, чем сосудов сердца. Они будут приводить уже к нарушению поступления артериальной крови в кавернозные тела и к эректильной дисфункции. 

В возрастной группе старше 60 лет преобладает эректильная дисфункция, связанная с гипертонической болезнью, сахарным диабетом, атеросклерозом, то есть ситуация такая же, как с любой другой сосудистой патологией.

Ксения Бутова: Отличается ли у Вас подход в лечении? Хотелось бы узнать урологический подход. 
Кузьма Миленин:
Сейчас появляются препараты, которые повышают выработку окиси азота в эндотелии кавернозных тел, они немного изменили ситуацию. Урологам стало немножко проще работать. Приходит пациент, есть проблема с потенцией, назначаются препараты, такие как виагра, левитра, сиалис, и вопрос зачастую решается. Но проблема в том, что эти препараты не устраняют причину.

Они несколько увеличивают приток крови, но если там есть сужение артерии, то как они были сужены, так они и остаются узкими, как был у пациента атеросклероз, так он и продолжает прогрессировать. Рано или поздно эти препараты перестают помогать, повышаются дозировки. Потом, когда небезопасные дозировки перестают давать эффект, уже встает вопрос либо о протезировании полового органа, либо о внутрикавернозных инъекциях. Это препараты простагландина Е, которые тоже вызывают приток крови, но уже при местном применении.

Ксения Бутова: Мы их применяем в сосудистой хирургии. 
Кузьма Миленин:
Да, препарат простадил, он вазапростан, все это то же самое, только местно, в виде спрея, который вводится в уретру в виде инъекций в кавернозные тела. Эти препараты дают эффект до какого-то времени. Но если прогрессирует атеросклероз, и сосуды продолжают суживаться, то действе препарата рано или поздно тоже заканчивается. И здесь, как альтернатива, протезирование полового органа, различные баллонные дилатации, шунтирование, но это уже не внутрисосудистое.

Техника развивается, и со временем наличие стентов меньшего диаметра, чем для коронарных сосудов, позволило бы эти проблемы решать внутрисосудисто. Сужение артерии сопровождается появлением патологических шунтов. То есть там, где узкое место, где крови тяжело проходить, она находит обходные пути, идет сброс вены через патологически открывшиеся шунты. Мы можем их закрыть, тем самым увеличить приток крови в артерии. Отчасти это тоже решает проблему и улучшает ситуацию.

 

Ксения Бутова: Методик лечения сейчас достаточно много. Поговорим про баллонную ангиопластику, стентирование. 
Андрей Шевакин:
Это сейчас достаточно распространенный внутрисосудистый метод вмешательства, используются проводники, есть очень большой спектр инструментария. Технически представить себе, что там будут трудности, вряд ли возможно. Все можно восстановить, за исключением сахарного диабета, это пациент с дистальным поражением, то есть тут достаточно сложно. Здесь подойдет консервативная терапия, вазапростан. Если это магистральный тип кровотока, то есть атеросклероз, то здесь мы можем применить баллонную ангиопластику, это вполне эффективная вещь, и многие пациенты это уже испытали и достаточно довольны. 

Ксения Бутова: А через какое время пациент после процедуры может вернуться к нормальной половой жизни? 
Андрей Шевакин:
Практически сразу. 
Кузьма Миленин: В западных методиках везде речь идет о хирургическом рассечении кожи, выделении вены, и путем венесекции мы попадаем в венозную систему полового органа. Мы же стараемся всячески избежать венесекции, потому что остаются рубцы, и стараемся пунктировать эти вены, пусть это занимает больше времени, но зато будет косметический эффект. И я Вам скажу, что 99 % пациентов на этом настаивают, даже если мы им говорим, что будем возиться 2 часа. 
Даже если мы спунктировали несколько вен, и половой орган весь в гематомах, опух и синий, то проходит буквально 2 недели, и никаких следов, последствий не остается. Абсолютно все гематомы рассасываются, отек уходит, никаких последствий нет. После любого разреза, естественно, остаются рубцы, и это уже никуда не денешь. 

Ксения Бутова: После этих процедур пациенты стопроцентно могут вернуться к нормальной половой жизни или приходится долечиваться или применять препараты? Этих процедур достаточно?
Кузьма Миленин:
Как правило, если причина именно в сосудистых нарушениях, и мы их полностью устранили в ходе вмешательств, никаких дополнительно препаратов не требуется. После операции по поводу веногенной эректильной дисфункции улучшения отмечаются в 100% случаев. То есть у всех наших пациентов существенно улучшается эрекция, но на сегодняшний день примерно до половины случаев эти проблемы возобновляются. Потому что если у человека есть венозные патологии, это, как правило, системная проблема. Это вены, либо недостаточность клапанов, либо слабость сосудистой стенки, нехватка белков, то есть это генетически обусловленная проблема. Те венозные коллекторы, в которых идет перераспределение, тоже могут быть не очень состоятельными.

После операции по поводу веногенной эректильной дисфункции улучшения отмечаются в 100% случаев, но на сегодняшний день примерно до половины случаев эти проблемы возобновляются.

 

Ксения Бутова: Может развиться рецидив? 
Кузьма Миленин:
Да, и требуется повторное вмешательство. Но опять же, если сказать любому пациенту, что мы три раза будем вас брать на вмешательство, три раза пунктировать, делать эмболизацию вен или давайте мы один раз сделаем флебэктомию, уберем все эти вены хирургически, я думаю, что любой пациент согласится несколько раз повторить внутрисосудистые вмешательства, чем один провести оперативное лечение. Это достаточно травматичное вмешательство. 
У нас три основных пути венозного оттока, и все они могут давать утечку венозной крови. Полностью смоделировать естественный механизм, когда у нас при набухании кавернозных тел сдавливаются огибающие вены, когда при напряжении бульбокавернозной мышцы у нас сдавливаются крупные венозные коллекторы, мы не сможем, то есть он в любом случае уже нарушен. И мы только затрудняем венозный отток для того, чтобы скомпенсировать некоторый дефицит этих механизмов. Полностью мы не восстанавливаем. Если бульбокавернозная мышца слабо сокращается, мы не можем ее заменить пациенту. Но проблема эта у нас корректируется настолько, что становится возможна нормальная половая жизнь.

Дальше мы можем уже разбираться с причинами. У кого-то дефицит тестостерона, его нужно корректировать, чтобы улучшить работу бульбокавернозной мышцы. Где-то мы можем улучшить ситуацию венотониками, когда уменьшается отек паравенозных тканей, вены становятся более эластичными, они лучше начинают сдавливаться при эрекции. То есть тут всегда идет комплексный подход. Если мы видим, что нужны дополнительно медикаментозные назначения, мы их делаем.

 

Ксения Бутова: Миниинвазивные методы распространены во всем мире. Мне кажется, очень мало пациентов знают о таких методах лечения. 
Кузьма Миленин:
Клиник, насколько нам известно, достаточно мало. Почему мы обратились к частной клинике, потому что это достаточно проще. Здесь можно найти оптимальное сочетание и понимание с точки зрения уролога, эндоваскулярного хирурга и с точки зрения клиники, которая готова выполнять такие процедуры, чтобы она оценивала это все адекватно. 
Андрей Шевакин: Хочу добавить, в медицине вообще тяжело двигается и развивается то, что на стыке специальностей. 

Ксения Бутова: Согласна, потому что каждый хочет сделать свою операцию. 

Кузьма Миленин: Урологу проще соперировать, чем отдавать сосудистому рентгенхирургу. И сосудистый хирург не ведет прием урологических, андрологических пациентов. К нему напрямую эти пациенты не могут обратиться, нет такого, что в поликлинике или в медцентре сидел сосудистый хирург и принимал урологических пациентов, к нему должен направить уролог. Та же ситуация с сосудистыми вмешательствами. 
Здесь сложно изменить эту ситуацию, потому что здесь, благодаря тому, что мы лично с Андреем Геннадьевичем знакомы, дружим, мы можем осуществлять такое взаимодействие. У нас команда, слаженная годами. 
А в таких условиях, когда руководитель говорит: Иван Иванович, Вы будете работать теперь с Сергеем Петровичем, будете направлять ему всех пациентов. Естественно, у Ивана Ивановича это вызовет большое сопротивление, и он всячески саботирует, пациентам не говорит. И все равно бывают такие пациенты, которых хочется куда-то пристроить, направить, чтобы им там помогли, потому что ты знаешь, что там помогут лучше, чем ты. Такие ситуации неизбежно возникают, и постепенно, когда одного пациента направил, он вернулся довольный, все понравилось, потом второго, третьего, уже начинаешь больше доверять и направлять уже тех пациентов, которых мог и сам прооперировать, когда у них показания больше к малоинвазивным методам.

Сейчас пациент непосредственно сам обращается, необязательно его направляют, он сам находит информацию в Интернете и обращается напрямую к доктору. Ко мне на почту приходят письма, я, к сожалению, не успеваю всегда своевременно отвечать, но по мере возможности стараюсь. Видно, что пациенты достаточно эрудированы, информированы об этой методике, и их интересуют различия, почему, допустим, обращаться именно к Вам, а не к другому доктору. То есть постепенно интерес растет, информация появляется в Интернете, она доступна, и люди начинают интересоваться. 

Ксения Бутова: То есть эректильную дисфункцию нужно лечить и у уролога, и у сосудистого хирурга.

Андрей Шевакин: Но обращаться, прежде всего, к Кузьме Николаевичу. 

 

Ксения Бутова: Да, который потом будет направлять к Андрею Геннадьевичу. 
Андрей Шевакин:
Нет, мы вместе работаем, у нас операции выполняются совместно.

Ксения Бутова: Мы стали разговаривать про операции. Какая примерная стоимость в Вашей клинике? 
Андрей Шевакин:
Любая эндоваскулярная хирургия достаточно дорогостоящая. Окклюдеры Терумо, Азуро номиналом порядка 20.000. Нужны интродьюсеры, гидрофильные проводники, катетеры, плюс частная клиника, выходит в среднем порядка 120-130 тысяч. 

Ксения Бутова: А требуется ли госпитализация на один день? 
Кузьма Миленин: Госпитализация не нужна. При вмешательствах на артериях пациент остается до утра. На венах мы можем отпускать пациента сразу же, там риски минимальные.

 

Ксения Бутова: Нужен потом повторный осмотр через какое-то время? Как Вы наблюдаете пациентов? 
Кузьма Миленин:
Если все хорошо, особой необходимости нет. Если пациент видит, что возвращаются проблемы, он приходит ко мне на прием, я делаю ему ультразвуковое исследование с фармпробой, и тогда уже видим ситуацию, либо речь идет о рецидиве, либо о том, что не полностью еще реализовался эффект. Контроль примерно через месяц, раньше еще не все понятно, там послеоперационной отек, реактивные изменения. Через месяц уже можно посмотреть ультразвуком, определиться, насколько полный эффект от операции. 

Ксения Бутова: Бывают ли осложнения после данных процедур в отдаленном периоде? Многие бояться, не будет ли хуже после врачебных манипуляций.

Андрей Шевакин: Нет, учитывая то, что все делается без разреза, без таких сложных вмешательств, все выглядит достаточно миниатюрно. Имплантация или установка окклюдеров не опасна, потому что это коллекторы, которые осуществляют отток, и миграция практически невозможна. 

Имплантация или установка окклюдеров не опасна, потому что это коллекторы, которые осуществляют отток, и миграция практически невозможна. 

Ксения Бутова: Самая главная безопасность процедуры — малоинвазивность?
Андрей Шевакин:
Да, хуже не становится, миграция этих окклюдеров невозможна. Может быть непосредственно гематома, которая уже за неделю проходит. Мы не рекомендуем в течение недели или пока есть гематома вести половую жизнь. Если пациент пропал, значит у него все хорошо, и он не будет вас беспокоить. Если у него есть момент рецидива, то он позвонит и скажет: вот было все прекрасно, случился опять эпизод. То есть какой-то коллектор более расширился и пошел отток, мы можем опять вмешаться. Чем хороша наша методика, что мы можем несколько раз делать и возвращать эффект. 
В худшем случае все останется так, как было, ухудшений здесь никаких. 

 

Ксения Бутова: Какие общие рекомендации для пациентов от уролога?

Кузьма Миленин: Я бы рекомендовал просто своевременно обращаться к врачу-урологу, андрологу, потому что часто пациенты пытаются сами решать эти проблемы, принимая разные препараты, используя изуверские средства, которые к медицине не имеют никакого отношения. Поэтому затягивают обращение, из-за этого проблемы заходят достаточно далеко.

Стараться избегать приемов препаратов, которые не рекомендовал доктор. Если нет никакой проблемы, то нет никакой необходимости принимать препараты, которые улучшают эрекцию, потому что если есть скрытые проблемы, то они могут проявиться.

 

Ксения Бутова: Главное — не заниматься самолечением и вовремя обращаться к урологу. Наша передача подошла к концу, в нашей студии были два эксперта из клиники ОАО "Медицина", это Шевакин Андрей, рентгенэндоваскулярный хирург, а также уролог Миленин Кузьма. До свидания, с Вами была Бутова Ксения.