Алкоголизм и наркомания

Светлана Ходукина:  Я, Светлана Ходукина, и наш специалист, директор центра по проблемам химической зависимости "Гармония", Юрий Юрьевич Холькин и Роман Масленников. Сегодня мы говорим духовных аспектах химической зависимости. 

 

Светлана Ходукина:  Хотелось бы какое-то введение услышать. Что мы понимаем под духовностью? Это какая-то религия, какой-то внутренний мир, что это такое?

Юрий Холькин: Я свой взгляд на духовность выскажу. Духовность – это некое трансформирующееся начало. На мой взгляд, духовность состоит из трёх частей, самых важных. Первая часть, это принятие внутри себя, что существует высшая сила. Второй момент, это умение наладить связь с этой высшей силой. Третья позиция, это умение жить в согласии с высшей силой. Эти три момента и определяют, на мой взгляд, духовность. К духовности есть разные пути.  Духовность, как кипящее жерло вулкана, что-то такое трансформирующееся, меняющееся, не статичная вещь. Вулкан, мы знаем, это гора; кто-то по склону вулкана поднимается, приходит к духовности, и называют свой путь, допустим, христианством. Другой человек идёт с другой стороны, приходит к этой же духовности и называет это иудаизмом, исламом, буддизмом и так далее, тому подобное. Религия – это путь к духовности, на мой взгляд. С этой точки зрения все религиозные практики равны, они примиряют друг друга, не противоречат друг другу. Если же мы начинаем говорить о том, что мой путь правильный, вот этот путь неправильный, то мы сваливаемся в религиозный фанатизм, который приводит к массе конфликтов, к убийствам в том числе. Не надо забывать, что подавляющее большинство убийств на нашей планете было совершено под знаком религии. Мы помним и крестовые походы, и сейчас войны идут, это религиозные войны. Убийство и духовность - вещи несовместимые. 

 

Светлана Ходукина: Я правильно понимаю, что человек может не принадлежать ни к какой религии, тем не менее, быть духовным? 

Юрий Холькин: Да, конечно.

 

Роман Масленников:   А что для него будет высшей силой? У верующих это бог, а у него?

Юрий Холькин: Высшая сила.

 

Роман Масленников:   Эта высшая сила может быть воплощена в дереве, в камнях, в воздухе, в звёздах?

Светлана Ходукина:  Многие называют Вселенная, просто сама жизнь, что-то такое, наверное? 

Юрий Холькин: Я не соглашусь с Вами, это слишком примитивное отношение к духовности. 

Это, скорее, опосредованное. Мы можем через дерево приходить к духовности. Мы знаем много практик духовных, тотемных и так далее, но мы сейчас не об этом говорим. Мы говорим о более глубинных вещах. Высшая сила, как понимание, как ощущение себя, кто мы внутри. Биологическая какая-то сущность, которая пытается обрести некоторую духовность. Либо мы себя начинаем ощущать духовным существом, живущим в телесной оболочке. То есть подход совершенно разный здесь.

Зачастую, химические вещества, алкоголь в том числе, дают очень интересные духовные практики. Существует различные зоны возбуждения, и мы получаем разный эффект от наркотических веществ. Существует группа седатирующих веществ, группа возбуждающих веществ, стимуляторы, и также третья, так называемая, группа психоделиков. Они друг с другом переплетаются. Если говорить об алкоголе, то алкоголь, очень удивительный наркотик, потому что обладает свойствами всех трёх групп. В зависимости от нашего желания, нашего настроения мы получаем тот или иной эффект. Часть людей, говоря о биологических аспектах, получают определённое успокоение. Часть людей, наоборот, возбуждается, алкоголь даёт прилив сил. Часть людей употребляют алкоголь для того, чтобы получить некий духовный опыт. Существуют разные ступени получения опыта, разные уровни духовного опыта. Наверное, сегодня имеет смысл поговорить не только об алкоголе, но и о других наркотиках, которые называются психоделиками, и какой опыт с ними получаем. 

Наркотики делятся на группы седатирующих веществ, возбуждающих веществ и психоделиков 

 

Светлана Ходукина: Они получают опыт, который не могут получить без употребления алкоголя или наркотических веществ.

Юрий Холькин: Да, совершенно верно. Очень многие наркотики, в том числе и алкоголь, дают определённый опыт, очень интересный. В том плане интересный, что люди даже не подозревают, что существует такой опыт, что его можно в принципе получить. Поэтому очень многие люди, в принципе, не получают этого опыта. 

 

Светлана Ходукина: Сложно. Если взять совсем простой пример. Есть люди, которые, приходя на вечеринку или в какое-то место, не могут не выпить, чтобы, вообще, хоть как-то начать диалог, например. Когда они выпьют, они могут начать диалог. Либо другая ситуация, когда человек не может повеселиться и получить удовольствие на мероприятии, если в нём нет алкоголя или каких-то наркотических веществ. 

Роман Масленников:   Но это не духовность. 

Светлана Ходукина: Безусловно. Я имею в виду, что примерно так оно работает, что человек не может получить эмоциональные ощущения, также он не может получить духовные ощущения.

Юрий Холькин: Если проводить такую аналогию, может быть, очень грубо звучит. Давайте, немного поговорим и Вы поймёте, что я имею ввиду. Потому что одним словом это определить я, например, не могу.

Когда мы употребляем небольшое количество алкоголя, мир вдруг начинает быть совершенно в других красках, мы начинаем замечать более тонкие вещи. Мы живём, только что закончилась весна, начало лета, мы прошли через это, но бывает, что мы бежим, бежим по жизни, и не можем остановиться и почувствовать запах весны. Не видим пробуждение, не видим, как просыпаются листья, как травка пробуждается, какие-то птички, что с ними происходит. Мы вроде бы всё видим, но вглубь себя не пускаем. Но какое-то количество алкоголя вдруг даёт нам возможность увидеть всё в ярких тонах, мы вдруг начинаем ощущать внутреннее биение весны. После алкоголя А. Саврасов, кстати, на подъёме, на этом открытии, как же это чудесно, быстро пишет картину «Грачи прилетели». А. Саврасов был алкоголиком, мы это знаем. 

 

Роман Масленников:  Я не знал. 

Юрий Холькин: Я думал, известный всем факт. Точно так же, как П.Чайковский, допустим, многие свои произведения писал, употребляя небольшое количество алкоголя. Или, допустим, многие писатели, А. Дюма, Э. Золя, Стендаль, принадлежали к клубу гашишеедов. Они употребляли наркотики, после этого были написаны "Три мушкетёра", "Красное и черное" и прочее. То есть небольшие дозы позволяют по-другому видеть мир и подмечать тонкости, пропускать их внутрь, которые раньше не давались человеку. 

 

Светлана Ходукина:  У нас пока получается реклама этого процесса, потому что, вроде как всё хорошо. Много преимуществ даёт, не было бы у нас «Грачей…», если бы человек не употреблял алкоголь. Где граница проходит – в количестве, в чем-то ещё? 

Юрий Холькин: Самое главное, что духовный опыт, который мы обретаем при помощи тех или иных наркотических средств, с некоторыми наркотиками вообще незабываемый, его в обычном состоянии практически невозможно получить. Наркотики нам открывают кучу волшебных дверей в мир духовности. В последние годы, последние 20 лет, людей, которые подсаживаются именно на духовные направления, становится меньше. Может быть, это и хорошо, потому что, на самом деле, слишком сладко. Духовный опыт, который получает человек, фантастический. Но приходится очень дорого платить. Память о некоем опыте, очень мощная, эйфорическая память, неизгладимая; мы помним всегда, всю жизнь. Мы пытаемся снова, снова и снова повторить этот духовный опыт. Первые приёмы очень похожи друг на друга по интенсивности, по глубине восприятия и так далее, тому подобное. Но со временем они становятся всё более и более тусклыми, пыльными, нет такой глубины. Потом мы утрачиваем способность получать тот или иной духовный опыт без наркотиков. 

Первые приёмы одурманивающих веществ очень похожи друг на друга по интенсивности, по глубине восприятия, но со временем становятся всё более и более тусклыми, пыльными

 

Светлана Ходукина:  Получается, очень интересный опыт, но очень высокая цена. 

Юрий Холькин: Да. Цена та, что мы сваливаемся в полную бездуховность. Идёт очень мощный регресс. Я бы провёл аналогию со стимуляторами, как идёт воздействие стимуляторов. Допустим, человек бежит, он может бежать какое-то время, а потом он падает без сил, не может больше бежать. Но его сердце бьётся, он дышит, работает его печень, почки и так далее, все жизненные функции работают, он жив. Но, если мы употребляем стимуляторы, то получаем колоссальный всплеск энергии, стимуляторы позволяют вскрыть организму резервные, внутренние источники нашей энергии, мы получаем колоссальный взрыв энергии. Под действием стимуляторов мы можем достаточно долго бегать, прыгать и так далее, тому подобное. Даже можем умереть от обезвоживания. В клубах очень часто вода бесплатная, чтобы не было смертей от обезвоживания; люди могут танцевать сутками, у них очень много энергии, забывают даже попить. Но при этом организм очень быстро изнашивается, очень быстро стареет.

В моей практике был один момент. Группа мальчиков достала очень большое количество стимуляторов, и они пропали на 2 месяца. Они просто сидели в подвале и употребляли стимуляторы. Через два месяца один из мальчиков вернулся домой, позвонил в дверь. Когда мама ему открыла, она спросила: «Дедушка, Вам кого?». То есть через два месяца мама не узнала своего сына, она назвала его "дедушка", он выглядел, как пожилой человек, идёт настолько быстрый износ организма. Примерно то же самое происходит с духовными практиками. Люди получают этот духовный опыт, но быстро начинают его утрачивать, и потом даже утрачивают возможность получать его без наркотиков. Потому что требуется очень большое восстановление, после падения снова подняться на прежний уровень очень сложно. 

 

Светлана Ходукина: Есть какая-то связь с гормональным фоном? Если был всплеск эндорфинов, не естественный, то, например, на следующий день спад и депрессия. Примерно так?

Юрий Холькин: Да, примерно так, но Вы пытаетесь духовные принципы объяснить материально.

К сожалению, наука не может ответить на эти вопросы. Сейчас пытаются делать какие-то эксперименты, типа взвешивать душу и всё такое прочее, но нет связи. Это невозможно объяснить измерительными инструментами, которыми мы сейчас владеем. Духовность не измеряется ни в литрах, ни в килограммах, ни в милях или в миллиметрах и так далее. Это совершенно другие вещи. Как воздействуют на головной мозг те или иные химические вещества именно в этом направлении, именно в плане духовности, до сих пор остаётся загадкой. Существуют только какие-то фантазии, какие-то теории по этому поводу, но никто конкретного ответа не даёт. 

 

Светлана Ходукина:  То есть в момент употребления, в тот самый час икс, когда человек дошёл до какого-то нужного эффекта, он как-то себя определённым образом ощущает? Какую-то чувствует целостность, какую-то гармонию, у него есть понимание чего-то – мира, ощущения себя в этом мире?

Юрий Холькин: Да, и существуют разные наркотики, существуют разные дозы наркотиков, которые дают ту или иную группу ощущений. Говоря об алкоголе (мы говорим сейчас о небольшой дозе алкоголя, средняя доза принятия алкоголя даёт другой совершенно эффект), когда мы, наши чувства успокаиваются, мы не испытываем некоторых чувств – стыда, вины и так далее, мы обретаем некую целостность. С точки зрения целостности мы совершенно иначе воспринимаем мир, более глубоко. Если же дозу алкоголя увеличить, мы можем достичь эмоционального онемения, когда мы вообще перестаём чувствовать, ощущать. Мысли останавливаются и так далее, тому подобное. Схожее состояние дают опиаты – героин, опий и так далее, их большая группа. Практики глубокой медитации, некоторые практики дают такое – состояние полной тишины, полного ощущения покоя.

Однажды мы были с Романом на зимней рыбалке, был совершенно фантастический солнечный день. Смотрю, Рома сидит один, ловит рыбу вдали от компании. Я подошёл к нему спросить, как дела, а он в лунку даже удочки не погружал. Он совершенно счастлив. Говорит, «ветер выдул у меня из мозгов всё, у меня нет ни одной мысли». Он достиг этого состояния при помощи нечаянной медитации на природе, где абсолютное безмолвие, солнце, ослепительный снег, и состояние чистоты внутренней, именно чистоты, ощущение, когда нет ничего суетного, тщеты людских страстей, как говорится. Полная чистота и полный покой.

 

Светлана Ходукина:  Какой мы можем сделать вывод? Вроде как всё выглядит достаточно привлекательно. 

Роман Масленников:  Употребляй, бухай, колись, нюхай! Юрий Юрьевич, после Ваших слов сейчас реально многие алкоголики скажут: я пошел за духовным опытом, а наркоты помчатся за дозой, прикрываясь духовностью. 

Светлана Ходукина:  С наркотиками мы уже определились, что нужна всё большая и большая доза, чтобы получить этот самый опыт, и в итоге оно идёт не к очень хорошим последствиям. С алкоголизмом что?

Юрий Холькин: То же самое происходит. Если в начале заболевания человек, употребляя алкоголь, может вдруг прослезиться, вдруг увидеть и с трепетом смотреть на какого-то воробушка, который прыгает, и вдруг осенило: он живой! Хотя он этих воробьев много лет видит, но вдруг поймёт, что в этом маленьком комочке, тёпленьком, спрятана жизнь, спрятано какое-то начало, смысл его и так далее. Вдруг постигнет этот смысл. Это необыкновенное ощущение – вдруг, открытие таинства мира. Но существует один неприятный момент. Протрезвев, человек помнит, что у него было какое-то чувство, но вытащить это чувство, вытащить осознание уже в трезвости бывает очень сложно и невозможно. Это удаётся только, может быть, некоторым гениальным людям, типа А. Саврасова, или ещё кому-то. Подавляющему большинству людей этот опыт вытащить в трезвое состояние невозможно. Но память наша работает, что было какое-то откровение, было что-то, что позволило дотронуться до этого. С дальнейшим развитием алкоголизма такие вещи, такие явления, затихают и исчезают. Сколько бы уже не употреблял алкоголь человек, он не может дотронуться до этого состояния. Он находится в другом уже состоянии – липкого забытья, не более того. Ощущения чистоты, удивительного покоя, когда можно совершенно по-другому созерцать мир, уходит. Или взять наркотики группы конопли. Когда люди употребляют, курят марихуану, то появляется тоже очень интересный опыт, люди начинают чувствовать друг друга, начинают ощущать друг друга, начинают передавать мысли друг другу. Причём, не просто мысль «Я пойду гулять», а целые образы, со всеми подробностями, как в кино, как картину. Это был один из любимых наркотиков хиппи. Когда люди находятся в групповом употреблении, они молчат, но они в это время передают, общаются друг с другом. Происходит очень глубокое общение. Сейчас, конечно, многие люди скажут: «Да я тысячу раз курил коноплю, у меня такого не было». Я отвечу на этот вопрос: слава Богу, потому что это так. 

 

Роман Масленников:  Это не пропаганда, о чем мы сейчас рассказываем. 

Юрий Холькин: Со временем эти вещи утрачиваются, человек перестаёт приходить к ним. Но существует много практик, когда мы можем научиться передавать друг другу состояния, наши мысли, наши чувства и так далее, и тому подобное. Это вполне достижимые вещи. 

 

Светлана Ходукина: Получается такой читерский приём: ты берёшь ресурс какого-то организма, достаешь, а на самом деле приходится платить большую цену. 

Юрий Холькин: Я хотел бы поговорить ещё о более глубоких вещах, чтобы люди, которые смотрят на химически зависимых людей, понимали всю глубину, куда занырнул человек, что с ним происходит. Существуют куда более серьёзные психоделики. С более сильным наркотиком, допустим, гашиш, можно достичь и других состояний. Можно достичь состояния осознания себя, видения себя, можно достичь состояния, допустим, прозрачности тела. Человек наблюдает, стоит, в зеркало смотрит. Некоторые со стороны думают, что-то с головой у него не в порядке, а в это время человек смотрит, он видит, как работает, допустим, его кровеносный сосуд, как кровь бежит по венам, и всё это мерцает, переливается и тому подобное. 

 

Светлана Ходукина: Чаще всего люди относятся к рекомендациям, что это очень круто, но вредно.   Как с картошкой фри: она вредная, но вкусная, да ладно, я ещё молодой, ничего страшного. Поэтому могут подумать: такой интересный опыт, может, мне надо попробовать, если я даже не пробовал? Я так просто опасаюсь, чтобы люди не побежали получать опыт. 

Юрий Холькин: Ещё один очень страшный момент, особенно, когда мы касаемся больших психоделиков – ЛСД, DMT, ДА и так далее. С ними существует более глубокое погружение, человек может узнать куда больше тайн мироздания. Он может погрузиться как в микромир, внутрь атома и увидеть, как взаимодействуют внутри ядра протоны, нейтроны и так далее, вдруг понять тайну электронного облака, или как формируются молекулы, так и в макромир, увидеть, как устроены галактики и всё, что нам преподавали в школе. Он вдруг понимает, он начинает видеть, что мы видим Млечный Путь, потому что мы на краю Млечного Пути, это наша Галактика, мы видим её. А были бы мы в центре, звёзды были бы со всех сторон, Млечного Пути бы не было. Он видит всё, он может выйти за пределы не только Галактики, но и Метагалактики, увидеть больше гораздо.

Существует ещё масса всяких вещей, я просто хочу объяснить, что это достаточно важные и глубокие вещи. Существуют походы, (кстати, большие психоделики, как правило, употребляются в сопровождении так называемого проводника). Мы можем ещё фантастический опыт получить, погрузиться в генетическую память, что называется. Этот приём используется в терапии при лечении некоторых заболеваний. Мы можем пройти по своей памяти, можем вернуться в состояние, когда мы были совсем маленькими, потом мы можем ещё раньше, в память до родов, потом мы можем перейти в память папы или мамы, оттуда в память бабушки, дедушки так далее. А потом сказать: бабуля, ты говорила, что у тебя с дедушкой всё в порядке, а помнишь, в 1812-м корнет, ты с ним там была. 

 

Светлана Ходукина: То есть всё-таки человек помнит, запоминает это состояние? Уже находясь, так скажем, в стандартном состоянии. 

Юрий Холькин: Да, и мы можем пройти по этому пути. Но есть два момента, я хотел сейчас как раз сделать акцент. Первое, что с каждым дальнейшим опытом употребления наркотиков получаемый опыт становится всё более примитивным. Если в первое употребление всё мерцает, переливается, фантастические видения, мы не можем подобное встретить в реальном мире, то постепенно все краски, переживания меркнут, мы не получаем того, что мы получали первые разы. Это состояние ухудшается и ухудшается, это первое. Большая опасность в том, что человек стремится получить первые ощущения, а на деле они с каждым разом всё хуже и хуже. Вторая опасность состоит в том, что мы можем получить так называемый bad trip, плохое путешествие. Хорошо, если мы вернёмся из этого путешествия. 

Опасность состоит в том, что мы можем получить bad trip, не вернуться из своего путешествия 

 

Роман Масленников: Можем никогда не вернуться. 

Юрий Холькин: Мы можем познавать какую-нибудь брюшную палочку, к примеру, видеть, как она делится и так далее, и тому подобное, быть этой палочкой, ощущать себя этой палочкой. Но, когда мы возвращаемся при помощи проводника снова в своё состояние, мы вдруг поняли, что, пока мы делились, мы потеряли часть себя. У человека возникает ощущение, что он просто потерялся, что осталась 1/10, 1/100 от его собственного «Я», остальное где-то потеряно там. Это ощущение неполноценности, нецелостности, остаётся на всю жизнь, справиться с ним очень сложно, фантастически сложно, практически невозможно. 

 

Светлана Ходукина: Я слышала, что люди, употребляющие, курящие разные эти смеси, Вы говорили про марихуану, глупеют, то есть у них случается проблема. Так это или нет?

Юрий Холькин: Я бы не утверждал этого. Я бы не утверждал. Но идёт привыкание, если говорить про даже лёгкие наркотики, марихуану. Для вхождения снова в то состояние требуется всё больше, и больше, и больше, всё-таки, идёт привыкание.

 

Я хотел бы закончить то, о чем я сейчас говорил. Во время своего путешествия можно потеряться и не вернуться вообще, таких случаев достаточно много. Когда человек продолжает жить в тех мирах, но живёт в своём теле, он становится навсегда, на всю жизнь постоянным клиентом сумасшедшего дома. Он не вернулся внутрь. Это имеет место быть, и в этом есть опасность.

В последнее время стали другие наркотики появляться, синтетические, их очень много, которые дают фантастический эффект. Они не дают мощного и глубокого духовного поиска, но дают состояние нахождения в каком-то облаке мерцающей пыли, которое восхищает, завораживает и так далее. Но тяга мощнейшая, человек выскочить из неё не может. Это относится тоже к психоделикам, этих препаратов очень много идёт и с Запада, из Китая, они сумасшедшим образом разрушают человека. Человек утрачивает все основные духовные принципы, и очень быстро идёт разрушение его морально-этических принципов и так далее. Современные наркотики, которые сейчас всё больше и больше распространяются, как раз затрагивают эту зону и очень быстро разрушают человека.

Я не пытался сейчас никоим образом говорить о сладости наркотиков, но я говорил о том, что иногда наркомания или алкоголизм являются проявлением некого духовного голода. Сейчас это очень важный момент, я думаю, ему нужно уделять очень большое внимание. Слово "духовность" сейчас является чуть ли не ругательским среди молодёжи. Люди не хотят об этом говорить, нет воспитания духовности. Нет разговоров на эту тему. Очень редко, практически, не слышал, чтобы собралась компания и был какой-то диспут, разговор о духовности, где люди могли бы поделиться своим духовным опытом и так далее. Можно поговорить о ком угодно, о девочках, о мальчиках, о еде, о шмотках, но не об этих принципах. Но потребность есть, особенно ярко она проявляется у русских, здесь очень важный момент. Этот аспект имеет место быть, он очень важен.

Но, ещё раз повторю, что за такой духовный опыт приходится фантастически дорого платить, куда дороже, чем биологическое привыкание. Ломка и всё прочее, какой бы она страшной не была, героиновая ломка или алкогольное похмелье, каким бы оно тяжёлым не было, плата не идёт в сравнение с той потерей внутри, которая происходит у человека. Это страшная совершенно потеря, когда человек перестаёт себя ощущать, не то, что духовным существом, а когда начинает ощущать себя просто животным, вот что страшно. На этом уровне идёт потеря духовности и происходит осознание, что я просто животное. Человек осознаёт, что вся его миссия, цель в жизни – это есть и заниматься сексом. Он доходит до трагедии, что превратился в производителя, извините меня, дерьма и спермы, что вся его жизнь состоит именно в этом, он может с кем-то в удачливости сравниваться только в том, что на ведро больше спермы произвёл, или ещё что-то такое. Всё, это конец, это хуже животного, это хуже травы, это внутренняя смерть. Страшно то, что человек остаётся живым. Некоторые не выдерживают потрясения и кончают жизнь самоубийством, потому что жизнь кончилась. Они не верят, не могут хотя бы дотянуться до какого-то смысла жизни, осмысления своей миссии, своего предназначения, своего предначертания, ощущения своих кармических законов, дхармы – дхармы, как течения жизни, причинно-следственной связи и так далее. Это очень больно, поэтому я, пользуясь случаем, хочу предупредить всех: если Вы не испытываете духовного опыта с наркотиками – ради Бога, не экспериментируйте!  Потому что приходится так жестоко платить, и снова наверстать фантастически трудно. Восстановить свой организм, я имею в виду перебороть ломку, абстиненцию, это нужно две, три недели, пусть месяц. Но восстановить те потери, которые были в духовном плане, требуются не годы, требуются десятки лет. Сколько потеряно, сколько нереализованного – вот это ужас! Поэтому это страшная вещь. 

Ради Бога, не экспериментируйте с наркотиками!  Приходится очень жестоко платить за падение, наверстать фантастически трудно 

 

Светлана Ходукина: Может быть, какой-то вывод, итог, саммари. 

Юрий Холькин: Разобраться полностью, что такое химическая зависимость, я думаю, потребуется отдельная встреча. Мы рассмотрели химическую зависимость многосторонне, многогранно, мы увидели, что существует серьёзный биологический аспект.  Изменение функционирования как головного мозга, так и внутренних желез, имеет колоссальный эмоциональный, психологический аспект, социальный – наше окружение, семья. Мы сегодня только чуть тронули духовность. Также ещё энергетические аспекты. Заболевание тем сложно и тем страшно, что идёт поражение всех сфер существования нас, нашего «Я», не только биологического, физиологического, но и социального, и духовного, и энергетического.

 

Роман Масленников:  Я напишу отдельный пост, соберу все вопросы и ещё отдельно напишу. 

 

Светлана Ходукина: Я думаю, что не все люди подписаны на твою страничку, поэтому могут не знать. Романа Масленникова можно найти в социальных сетях, и ему туда писать все свои вопросы по данным темам. 

 

Роман Масленников:  И Юрия Юрьевича тоже можно найти, он есть в Фейсбуке.