Женское удовольствие

Виктория Читлова: Здравствуйте, дорогие друзья. С вами канал «Медиадоктор» и передача «Пси-лекторий» и я, ее ведущая, Виктория Читлова. Сегодня мы коснемся очень интимной темы – женской чувственности. Для начала приведу очень популярный, с бородой мем, где нарисованы 2 аппарата, различающие женскую и мужскую сексуальность. Мужская сексуальность – кнопочка «ВКЛ» и «ВЫКЛ», а если мы посмотрим на аппарат, характеризующий женскую сексуальность, то на нем куча винтиков, кнопочек, рычажков, что означает, что женская сексуальность имеет кучу граней и разнообразных параметров. Так сложилось, и, я считаю, что это нормально, женская и мужская сексуальность отличаются. У меня в гостях сегодня замечательный врач-психиатр, психотерапевт, сексолог, кандидат медицинских наук, замечательная девушка Лариса Штарк. Здравствуйте, Лариса.

Лариса Штарк: Здравствуйте, Виктория.

Виктория Читлова: Первый вопрос: что такое оргазм?

Лариса Штарк: Когда я преподаю, то говорю своим курсантам, потому что это в основном врачи-психиатры, которые приходят учиться на сексологов, что если взять среднестатистического мужчину, здорового, хорошо устроенного, и среднестатистическую здоровую женщину и их здоровые сексуальности, то очень велика вероятность, что они друг друга не удовлетворят, потому что когда начинаешь это изучать, понимаешь, что это 2 существа с разных планет.

Оргазм – это высшая степень сладострастного удовольствия, как это дается определение в учебниках, которым в норме заканчивается половой акт или форма, его заменяющая.

Виктория Читлова: Есть такая точка зрения, что женский оргазм – это чуть ли не основное отличие от животного мира и признак цивилизации, потому что именно женское удовольствие внесло вклад и получило свое отражение в развитии человечества. Только ли человеческое существо женского пола может иметь подобное удовольствие?

Лариса Штарк: Да, об этом часто пишут, даже называют какие-то отдельные виды, которые могут испытывать, именно самки. И даже существует точка зрения, что женщина не всегда умела испытывать оргазм, что во многом это приобретенный навык, который она подсмотрела у мужчин.

Существует точка зрения, что женщина не всегда умела испытывать оргазм, что во многом это приобретенный навык, который она подсмотрела у мужчин

 

Виктория Читлова: То есть это социальная приобретенная история, укрепившаяся в эволюции человеческого вида, которая обслуживала какие-то культуральные вещи?

Лариса Штарк: Сексуальная функция и ее завершение, получение удовольствия, как и вся сексуальная функция определяется очень многим количеством факторов – это биологические, социальные, культуральные особенности воспитания, особенности психики женщины, поэтому здесь довольно широкая и многоаспектная проблема. И с одной стороны, вроде бы это социальный навык, который мы приобрели постепенно с эволюцией, но с другой стороны, именно проблемы с оргазмом у женщин связаны с особенностями воспитания, отношения к проявлению женщиной себя именно в сексуальном плане.

 

Виктория Читлова: Какие особенности физиологии обеспечивают появление оргазма?

Лариса Штарк: Можно сразу же пойти в такую историю, какие виды оргазма бывают по месту, откуда он вызывается. Многие знают, что существует оргазм клиторальный, вагинальный, маточный. Мое мнение и мнение многих ученых, которым я сейчас прикроюсь, например, Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон считают, что это не так, что весь оргазм, на самом деле, клиторальный, потому что даже оргазм, который женщина получает во время обычного полового акта, за счет фрикций – движений полового члена, на самом деле происходит за счет стимуляции клитора, который затрагивается.

Вернемся к физиологии. Почему я так считаю, и почему некоторые женщины легко достигают оргазма от фрикций, а другие – нет, им нужно обязательно стимулировать клитор мануально, да еще и самостоятельно в каком-то определенном темпе. Потому что его расположение и строение половых органов у разных женщин разное. У гинекологов есть такое понятие, как высокая промежность, когда клитор достаточно высоко, далеко отстоит от входа во влагалище, и его довольно трудно затрагивать во время фрикций. Но есть такие женщины, у которых он достаточно близко, и при движении полового члена ножки клитора, которые находятся в малых половых губах, задеваются ритмически и стимулируются, что вызывает возбуждение. А у женщин клитор – это орган, который служит для достижения оргазма.

 

Виктория Читлова: Какова роль точки G?

Лариса Штарк: Я думаю, что она значительная, потому что долго существует спор о том, есть ли она вообще. Ведь даже если подумать о строении, то клитор находится у основания малых половых губ, это довольно близко к середине передней стенки влагалища. На самом деле, это зоны, которые очень близко находятся друг к другу. И именно вот эта зона, которая раздражается, и вызывает максимальное удовольствие.

 

Виктория Читлова: От чего зависит, разовьется ли у женщины способность к оргазму, помимо физиологии? По каким причинам может сложиться так, что у девушки не складывается оргазм?

Лариса Штарк: Здесь можно сразу же перейти к легкой классификации. Аноргазмия – отсутствие оргазмов бывает тотальная, или полная и частичная. Полная – это когда никогда и ни при каких обстоятельствах женщина, девушка не испытывает оргазм: ни при мастурбации, ни при половой жизни, ни во сне, ни с одним партнером, ни с другим. Она может быть первичная и вторичная. Первичная – если это было так всегда, сколько она себя помнит, а вторичная – если когда-то она его испытывала, а потом что-то произошло.

 

Виктория Читлова: Первичная чем может быть обусловлена?

Лариса Штарк: Мы можем подойти к причинам. Приходит на прием девушка лет 28 и говорит: «Никогда, нигде, ни с кем». В первую очередь, это особенности воспитания и семьи, в которой она выросла, и отношение к сексуальной сфере, насколько ей внушали, что она должна быть очень хорошей, потому что сексуальная сфера у нас считается стыдной сферой. Это проблема «хороших» девочек, отличниц.

 

Виктория Читлова: Что Вы называете «хорошими девочками»?

Лариса Штарк: Хорошие девочки – это те, которые старались быть хорошими для своих родителей. И если им транслировали, что надо быть отличницей, с мальчиками не надо встречаться, что мужчины – это зло, пусть даже не прямым способом, а мама рассказывала какие-то истории, то может сложиться табу на удовольствие. Я в этом плане люблю такие клинические случаи, когда существует частичная аноргазмия, когда оргазмов не бывает, но женщина рассказывает, что во сне у нее что-то такое происходит, какие-то эротические сновидения.

 

Виктория Читлова: То есть это уже будет считаться частичной аноргазмией?

Лариса Штарк: Женщина во сне испытывает подступающее удовольствие, оргазм, его часто сравнивают с чиханием, что это как хочется чихнуть, а потом ох – и тебе хорошо. Но даже во сне она не может его получить. Как думаете, какая это будет аноргазмия?

 

Виктория Читлова: Затрудняюсь ответить.

Лариса Штарк: Она на самом деле не испытывает оргазм, но очень близка к нему. Это будет полная аноргазмия, но вы сможете выйти на причины. У нее такое табу, что даже во сне, когда ее сознание отключено, у нее стоит запрет на удовольствие.

 

Виктория Читлова: Такое часто бывает среди девушек демонстративного круга, которых воспитывают в условиях гиперопеки и ставят очень высокую планку на то, чтобы транслировать в окружающий мир, что «я умница, красавица». В таких условиях девочка учится обслуживать интересы других, причем она может даже не понимать, насколько им это все надо, но основная история в том, что девушка не научится прислушиваться к собственной личности, к собственному телу, что неразрывно следует одно из другого. И, к сожалению, получается, что у нее не формируется мотивации хотеть чего-то для себя. Вершиной этого большого айсберга является фригидность, ведь затрагивается и эта сфера. Девушка может транслировать желаемую от мужчины сексуальность, но под этим может лежать некая неосознаваемая зона, не принимаемая. А если девушка подрастет, чуть позже ей станет полегче?

Лариса Штарк: Фригидность — это термин, который ушел из сексологии, потому что он стал немножко обзывательским. Но под фригидностью некоторые авторы подразумевают не только отсутствие оргазмов, но и низкое влечение. Известно, что чаще страдают аноргазмией той или иной формы женщины, у которых страдает влечение. У женщин, у которых достаточно сильное сексуальное влечение, у них аноргазмия встречается в разы реже. И вообще для женской сексуальности характерно задержанное психосексуальное развитие, так называемая ретардация. Даже считается нормой, если женщина еще к 18 годам не прошла все этапы платонического развития, потому что для женской сексуальности идет гипертрофия этого влечения, когда девушка мечтает о своем принце, о том, как он ее будет спасать, ухаживать. Следующий этап эротического влечения – это стремление к поцелуям, объятиям, петингу. И потом уже сексуальное влечение – это желание непосредственно полового акта. Женщины часто останавливаются на этапе платонического и эротического влечения из-за особенностей воспитания и менталитета. Общество очень сильно тормозит развитие женщин, во-первых, а во-вторых, у мужчин сексуальность более физиологична. У мужчины даже достижение оргазма происходит во время семяизвержения. Нормально, что когда мужчина физически развивается, в подростковом возрасте у него появляются семяизвержения, если не при мастурбации и не при половом акте, то ночью при поллюции. А семяизвержение почти в 100% случаев, это редко исключается, сопровождается оргазмом.

Фригидность — это термин, который ушел из сексологии, потому что он стал немножко обзывательским. Но под фригидностью некоторые авторы подразумевают не только отсутствие оргазмов, но и низкое влечение

 

Виктория Читлова: В каком возрасте женщину можно считать созревшей?

Лариса Штарк: Я могу только предполагать, потому что все авторы считают по-разному. Но я думаю, что после 20, к 24-26, некоторые к 28. Но мы очень часто встречаемся, что и к 35, и к 40, и к 45 годам женщина задерживается на эротической стадии, у нее еще нет сексуального влечения. Это может быть очень сильная влюбленность, и встреча с человеком, которым она действительно заинтересовалась и поняла, что чтобы заинтересовать его, в ней пробуждается это сексуальное желание и женская составляющая. Иногда роды, это часто гинекологи говорят: «Родишь, и у тебя все получится потом, ты почувствуешь, что да как».

Я думаю, что скорость психосексуального развития и сексуальный компонент влечения очень завязаны на понимании, на половой роли и половой идентичности, на том, что «я – женщина», на принятии этого. Ко мне приходят мужчины на прием и говорят: «Я тут с одной девочкой встречался». Я говорю: «Сколько лет девочке?» Он говорит: «31». Я говорю: «Значит, вы мальчик?» Это уже говорит о том, что человек еще психологически не очень взрослый.

Скорость психосексуального развития и сексуальный компонент влечения очень завязаны на понимании, на половой роли и половой идентичности, на том, что «я – женщина», на принятии этого 

 

Виктория Читлова: Что такое парциальная аноргазмия?

Лариса Штарк: Парциальная — это когда при каких-то ситуациях оргазм есть, а при каких-то нет. Например, бывает такое, что с одним партнером есть оргазмы, с другим нет. При мастурбации есть, при половых актах нет. Во сне есть, а при половых актах и при мастурбации нет.

 

Виктория Читлова: В основе лежат одинаковые механизмы?

Лариса Штарк: Нет, они разные. Если к одному из партнеров нет влечения, сразу же большинство женщин скажут: «Он что-то делает не так». Они будут правы в каком-то проценте случаев, потому что иногда техника секса — это как раз то, что мужчина и женщина с разных планет, и в большинстве случаев женщинам нужны предварительные ласки, их нужно понимать, какие у них зоны эрогенные и так далее. Мужчины в большинстве своем немножко по-другому устроены. И мужчинам бывает тяжело это понять, принять и начать вести себя по-другому.

 

Виктория Читлова: Тем более, если девушка стесняется это озвучить или не очень сама понимает, как бы ей хотелось?

Лариса Штарк: Да.

 

Виктория Читлова: Себя нужно осознавать, узнавать, знакомить с собой своего партнера, и тогда больше вероятности, что у вас не только в интимной сфере наладятся отношения, но и в семейной и так далее. Новый этап, новый уровень в отношениях будет достигнут.

Лариса Штарк: Новый мир откроется, жизнь станет интереснее и разнообразнее. Второй момент, который часто бывает, это психологически разное отношение к разным партнерам. У женщин сексуальность чуть более психологична, чем у мужчин, и влюбленность, заинтересованность в партнере будет способствовать большему достижению оргазма.

Себя нужно осознавать, узнавать, знакомить с собой своего партнера, и тогда больше вероятности, что у вас не только в интимной сфере наладятся отношения, но и в семейной

 

Виктория Читлова: Или мужчина связан с травматичными событиями, разочарованиями?

Лариса Штарк: Да, если были какие-то надежды и представления перед вступлением в брак, а они не оправдались. И это один из вариантов, когда может блокироваться вообще, и если даже поначалу девушка что-то испытывала, то потом она может уже не испытывать.

 

Виктория Читлова: Это конечная история или с этим можно что-то сделать?

Лариса Штарк: Со всем можно что-то сделать, было бы желание. Иногда это личная терапия с девушкой и с ее особенностями восприятия мужчины, почему она к кому-то воспылала, а к кому-то угасла.

 

Виктория Читлова: Будете раскрывать то, что она недоувидела, чтобы он ей нравился?

Лариса Штарк: Не обязательно. Но ведь у некоторых женщин это история их жизни, им нравится партнер в начале отношений, это очень быстро прогорает, потом он становится неприятен, и дальше эта история повторяется еще с 7-10 такими партнерами. Это незрелость, это психотерапия.

 

Виктория Читлова: Как это бывает на клинических примерах?

Лариса Штарк: Мы обсудили, что с одним партнером может быть оргазм, с другим нет. Это может быть как по физическим причинам, так и по психологическим. Частая история, когда при мастурбации у женщины бывает оргазм, а при половом акте нет. Это может быть и по психологическим, и по физиологическим причинам. Проще всего с физиологическими. Способы мастурбации бывают далеки от того, что происходит при половом акте. Например, так называемый миотонический оргазм, когда женщина получает удовольствие за счет сжатия бедер, напряжения мышц. Половой акт редко происходит, когда женщина сжимает бедра. Или когда женщина стимулирует рукой клитор, при этом он у нее достаточно высоко стоит от влагалища, и при половом акте он мало затрагивается. Сексолог на приеме это выявляет и назначает определенные техники, которые позволяют приблизить получение оргазма, физиологически выработать рефлекс, нам нужно его передвинуть с одной области или со способа вызывания на другой.

 

Виктория Читлова: Могут быть даны непосредственные технические рекомендации?

Лариса Штарк: Конечно. Может быть, это прозвучит грубо, но у меня один из преподавателей говорил: «Мы, как у собачки Павлова, вырабатываем другой рефлекс». Это рефлекс.

Второй момент, когда может быть по психологическим причинам. Это сложнее, бывает, лечится. Например, женщина при мастурбации все-таки сама с собой. А присутствие другого партнера у нее может вызывать какие-то эмоции или мысли, которые будут мешать достижению оргазма.

 

Виктория Читлова: Например: «Как я выгляжу? Не толстая ли я?»

Лариса Штарк: Да. Запрет вообще на удовольствие, на его проявление на лице и разные другие. Это всегда очень интересно выявлять, бывают даже совершенно неожиданные. Мы начинаем вырабатывать рефлекс издалека. Если хороший партнер, благожелательный, то мы договариваемся, что они занимаются половым актом, а потом женщина доводит себя до оргазма из соседней комнаты. И она чувствует, что мужчина рядом, но все-таки он еще не видит. Потом уже в той же комнате, но уже в темноте.

Есть даже целая книга «Сексуальная терапия», «Секстерапия» Хелен Сингер Каплан, которая полностью основана на поведенческой терапии. Я рекомендую специалистам, психотерапевтам, психологам, к кому приходят люди с жалобами на сексуальное расстройство, обязательно читайте эту книжку.

 

Виктория Читлова: Если при непосредственной внешней стимуляции, в том числе с участием мужчины, происходит достижение удовольствия, а при коитусе его нет, как это лечить?

Лариса Штарк: При половом акте клитор иногда не затрагивается. Есть такой прием, называется Мост. Параллельно назначаются такие техники, рекомендации, когда параллельно стимулируется клитор кем-то из партнеров, например, мануально, или подбираются такие позы, когда клитор больше затрагивается. Такие технические вещи довольно хорошо терапевтируются.

 

Виктория Читлова: Как часто женщина в норме должна достигать оргазма? При каждом ли коитусе, соитии, близости? Мне больше нравится термин занятия любовью, потому что в него очень много вложено. Там не только техника, а эмоциональная близость, человеческое расположение друг к другу, взаимопонимание, общение непосредственно телом – вот поэтому мне нравится этот термин.

Лариса Штарк: Вы так прекрасно сказали, потому что мне кажется, что секс – это занятие любовью. Вы так описали, и я сразу же поняла, что это максимальная степень близости и доверия. И вот то самое, про что я сказала, когда уже не нужно уходить в другую комнату или делать это в темноте, когда настолько доверяешь партнеру — а это большая человеческая близость — здорово, когда это есть у партнеров и в сексе, и в жизни.

 

Виктория Читлова: То есть мы рекомендуем стремиться познакомиться с другим человеком максимально – эмоционально, телесно, со всех сторон, а это требует большой смелости и совместной работы.

Лариса Штарк: Смелости, с одной стороны, и ответственности за отношения – с другой. Я в таких случаях говорю: разные люди чувствуют две разные вещи, кто-то начинает чувствовать власть и ею пользуется, уязвимость другого человека и тут же бьет в это место. Как правило, это не просто так, он сам страдал в жизни. А кто-то чувствует ответственность и начинает очень бережно относиться к тому, что ему открыли. Наша задача в том, чтобы у людей открыть такую ответственность за близость и доверие другого человека.

 

Виктория Читлова: Сексолог работает не только с техникой, физиологией, с пониманием человеком самого себя, он выполняет в том числе семейную терапевтическую роль и еще занимается ростом личности пациента, который к нему пришел. Есть ли какие-то нормы, сколько оргазмов, их качество?

Лариса Штарк: Есть разные цифры, но точно не 100%. Кто-то из специалистов считает, что 70% оргастичности уже достаточно. Например, 7 из 10 половых актов у совершенно здоровой женщины вполне должны заканчиваться оргазмом, остальные могут вообще не заканчиваться, потому что мы не роботы, и у нас есть много факторов, которые влияют: усталость, гормональные особенности цикла, которые тоже влияют на получение удовольствия, психологические особенности, понимание, что кто-то есть за дверью в другой комнате или беспокойство, что ребенок проснется, – это все влияет.

Сексолог работает не только с техникой, физиологией, с пониманием человеком самого себя, он выполняет в том числе семейную терапевтическую роль и еще занимается ростом личности пациента, который к нему пришел

 

Виктория Читлова: Мы с Вами рассмотрели одну из классификаций аноргазмии. А есть другие? Мне известна симптоматическая. Расскажите про это.

Лариса Штарк: Когда аноргазмия является симптомом другого заболевания или состояния. Я понимаю, к чему Вы ведете – к депрессии.

 

Виктория Читлова: Конечно, я же психиатр, как и Вы.

Лариса Штарк: Да, это часто любят описывать в литературе, что иногда это единственный симптом депрессии, и надо быть хорошим клиницистом — вообще сексолог по образованию всегда психиатр, — потому что когда женщина приходит с такой жалобой, нужно задать ей ряд вопросов, чтобы понять, нет ли у нее каких-то других признаков депрессии.

 

Виктория Читлова: Отсутствие либидо – это одно из проявлений безрадостности, мы называем это на своем языке ангедонией, которая является одним из основных симптомов депрессивного состояния. Происходит некое отчуждение тех влечений и желаний, которыми женщина изначально жила. Все было нормально, и вдруг получается так, что настроение ее падает, мотивация снижается, уверенность в себе тоже, может быть, какая-то тревожность и так далее, что может отразиться на этой тонкой материи, которую мы называем женская чувственность, она имеет психоэмоциональные и физиологические основы. Еще стоит отметить, что снижается либидо и возможность достигать оргазма под действием ряда антидепрессантов. Когда мы лечим депрессии, и у мужчин, и у женщин, то всегда предупреждаем, что есть такой риск и необходимость немножко потерпеть в угоду лечения основного состояния. А какие еще бывают заболевания, которые сопровождаются аноргазмией?

Лариса Штарк: Наверное, можно подумать о соматических заболеваниях, эндокринных заболеваниях. Честно говоря, на приеме это встречается нечасто.

 

Виктория Читлова: Встречались ли Вы когда-нибудь со множественными оргазмами? Как часто это бывает и почему? Мне хочется разбавить нашу грустную историю – отсутствие оргазма.

Лариса Штарк: Вы ведете к обратной стороне, к маниакальным состояниям, когда женщина, которая до этого испытывала в 8 из 10 половых актов единожды оргазм, вдруг начинает за один половой акт испытывать десятки.

 

Виктория Читлова: Так бывает?

Лариса Штарк: Бывает при маниях.

 

Виктория Читлова: Исключительно при маниях? Мании – это состояния, обратные депрессии, когда человек чувствует себя очень воодушевленным, уверенным в себе, у него много эмоций, много желаний, и в том числе увеличиваются влечения?

Лариса Штарк: Да, повышается сексуальное влечение, меняются партнеры, они становятся неразборчивы в связях.

 

Виктория Читлова: Это называется промискуитет. А как же южные женщины, которые чувственные?

Лариса Штарк: Женщины, у которых это является составляющей их темперамента, которые испытывают за половой акт 2, 3 оргазма, с этой жалобой не придут, за исключением редкого случая, когда оргазм воспринимается как что-то болезненное и неприятное. Бывает такое, что страшно, кажется, что больно, неприятно, и женщинам это не нравится. Здесь нужен психоаналитический подход, понять, что не так. Иногда это бывает более грубая патология, при шизофрении бывают такие жалобы, когда женщина вообще очень сконцентрирована, что у нее там что-то не так.

 

Виктория Читлова: Проблема вагинизма, диспареунии – это состояния, которые бывают у женщин и без шизофрении, когда происходит спазм либо очень болезненный половой акт для женщин. Когда это бывает?

Лариса Штарк: Вы говорите сейчас немножко про другое, не про то, что я говорила. Состояния вагинизма – это спазм мышц преддверия влагалища, тазовых мышц, сведение бедер перед половым актом, во время полового акта, из-за чего он становится невозможен. Иногда такие женщины вполне испытывают оргазм, они часто годами живут в браке и получают удовольствие от петинговой активности с супругом. Чаще это бывает у восточных и южных женщин, и Вы уже можете даже сделать вывод, почему – особенности воспитания.

 

Виктория Читлова: Бывает такое, что был нормальный оргазм, и вдруг он куда-то делся. Может ли такое происходить и что может на это повлиять?

Лариса Штарк: Может возникнуть депрессивное состояние. Это же не обязательно может быть большая депрессия, большая психиатрия, эндогенная депрессия. Это может быть расстройство адаптации, сложный период на работе или переезд, и временно в рамках такого психологического состояния может расстроиться.

 

Виктория Читлова: Роды или возраст влияет на это?

Лариса Штарк: Возраст может влиять, потому что со временем у женщин уменьшается количество эстрогенов. Это вызывает сухость влагалища, болезненность при половом акте. Именно поэтому сейчас сексологи активно работают с гинекологами. Нас гинекологи стали привлекать, потому что очень важно, чтобы женщины после 40, ближе к 45 шли к гинекологам и требовали от них коррекцию своего гормонального фона, местную – это специальные препараты, мази, свечи, таблетки с эстрогеном или еще что-то. Сейчас есть хорошие препараты, они позволяют не просто думать о своем удовольствии, они позволяют физически быть здоровой, потому что возрастные изменения чреваты выпадениями органов малого таза, проблемами с мочеиспусканием.

Важно, чтобы женщины после 40, ближе к 45 шли к гинекологам и требовали от них коррекцию своего гормонального фона

 

Виктория Читлова: Есть какие-то сроки активности женской сексуальности? Есть ли понятие ее угасания? До какого возраста женщина может поддерживать свою сексуальную активность?

Лариса Штарк: Это очень индивидуально, так же, как и у мужчин. У женщин сексуальность очень сильно психологична, у мужчин инволюционные изменения зависят от физиологии. Часто я вижу, что женщины занимались в течение жизни сексом не потому, что у них было сильное желание, а потому, что у нее было представление, что «я жена, я мама, я молодая, зрелая, я должна».

 

Виктория Читлова: Супружеский долг. А потом?

Лариса Штарк: «Но вот мне уже исполнилось 55, и все, уже пора на покой».

 

Виктория Читлова: Когда пара очень стремится к оргазму, то есть некий марафон — во что бы то ни стало достигнуть удовольствия у женщины, это нормально? Стоит ли это делать и почему так бывает?

Лариса Штарк: Хороший вопрос, потому что действительно здорово, когда пара открывает для себя новый мир, и когда женщина не испытывала оргазма, вдруг она его начинает испытывать, это расцвечивает отношения в паре. Но когда начинается марафон, иногда это может испортить вполне себе благополучные отношения, потому что это становится такой целью, которая начинает затмевать все остальное, что есть в отношениях.

 

Виктория Читлова: Это цель чаще для мужчины или для женщины?

Лариса Штарк: По-разному. Иногда бывает для мужчины, если он не уверен в себе и ему нужен оргазм женщины, чтобы получить уверенность в себе. Иногда бывает от женщины, которая пытается показать мужчине, что с ней все в порядке.

 

Виктория Читлова: Что он желанен и любим?

Лариса Штарк: Да, что он хорош. Именно поэтому женщины часто симулируют оргазм. Хотя многие женщины испытывают большое удовольствие от секса, просто как от секса, от всего. Это физически приятный процесс: поцелуи, человеческая близость, стимуляция. Ведь считается плохим тоном заниматься сексом ради одной пиковой точки. И много методик, мы их называем восточными, они больше философско-психологические, и направлены на то, что мы снимаем эту настоятельность достижения конечной точки и учим людей получать удовольствие от каждой секунды взаимодействия.

 

Виктория Читлова: Еще надо отметить, что сексуальные отношения являются огромным успокоительным средством для человека. Представьте, какая поступает колоссальная информация. Вы принимаемы, понимаемы и так далее. И плюс во время оргазма в кровь выбрасывается огромное число тех самых пресловутых эндорфинов, которые действуют, как кратковременные антидепрессанты и транквилизаторы.

Лариса Штарк: Тут еще психологическое удовольствие, что «со мной все хорошо, я занимаюсь сексом, я состоятельна или состоятелен».

Сексуальные отношения являются огромным успокоительным средством для человека

 

Виктория Читлова: К сожалению, так складывается, что очень много в культуру сексуальности современных людей вкладывает порнографическая индустрия. Что Вы думаете на этот счет?

Лариса Штарк: С одной стороны, все в этой жизни имеет и хорошие, и плохие стороны. С одной стороны, порнографию мы иногда рекомендуем посмотреть, потому что там можно увидеть какие-то формы взаимодействия, там мужчины могут поучиться, что же нужно женщинам. Но иногда в порнографических роликах участвуют мужчины с большим половым членом, а другие мужчины смотрят и начинают комплексовать. Или супероргастичные женщины с идеальными фигурами, и те же самые мужчины начинают потом желать бесконечно таких женщин с картинки. А особенно если мужчина такой эстет, и он смотрит красивую эротику, то обычная женщина может быть совсем не такой, и он далеко уйдет от жизни.

 

Виктория Читлова: Важно учитывать, что жизнь разнообразная, многогранная, как и один человек, который перед вами. Его нужно, можно изучать, самому себя нужно и важно изучать. Нашим друзьям я хочу пожелать всего самого доброго и благополучия. Я очень благодарю Вас, Лариса. Всего доброго, до свидания, дорогие друзья.