Детские летние заболевания

Екатерина Крюкова: У меня в гостях Поршина Оксана Владимировна – заместитель главного врача Московского центра дерматологии, врач-дерматовенеролог, кандидат медицинских наук и доцент.  

Наша сегодняшняя тема – детские летние заболевания кожи. Хочется спросить у вас сразу, о каком возрасте мы будем говорить и почему такая сезонность, чем она обусловлена?

 

Оксана Поршина: Конечно, мы будем говорить в первую очередь о детях школьного возраста, тех, которые сейчас собираются пребывать в летних лагерях отдыха, поедут на дачи отдыхать, да и просто будут находиться на каникулах и активно встречаться, играть, общаться со сверстниками. Речь идет о заразных кожных заболеваниях в первую очередь – чесотка и микроспория. Эти заболевания, как правило, каждый год имеют некий сезонный всплеск в своем уровне заболеваемости именно после возвращения детей с отдыха, когда они возвращаются в школы.

 

Екатерина Крюкова: То есть, в сентябре мы получаем сводки новостей: такое-то количество школьников заражены микроспорией.

Оксана Поршина: Заразные кожные заболевания подлежат специальному учету. По факту выявления какого-либо заразного кожного заболевания обычно подается специальная учетная форма. Поэтому врачи всегда могут совершенно четко отследить, сколько у них было заболевших в каком временном периоде и сколько их стало. На протяжении многих лет систематически ведется учет, очень тщательно. Анализ статистических данных показал, что обычно в сентябре после возвращения детей с отдыха мы имеем некое повышение заболеваемости этими не очень приятными болезнями – чесоткой и микроспорией.

Обычно после возвращения детей с отдыха мы имеем некое повышение заболеваемости не очень приятными болезнями – чесоткой и микроспорией.

 

Екатерина Крюкова: Получается, обязанность школьных медработников – фиксировать заболеваемость?

Оксана Поршина: В первую очередь, обязанность родителей – наблюдать за своими детьми. Школьные медработники, скажем так, являются первым фильтром на пути выявления этих заболеваний.

Конечно, школьный медработник, заметив некие подозрительные элементы высыпания на коже у ребенка, должен известить об этом родителей, должен поставить их в известность, что непременно нужно обратиться к врачу и должен направить их к врачу. Однако, сам диагноз ставится, прежде всего, врачом-специалистом, врачом-дерматологом, который собирает анамнез, то есть уточняет произошедшие обстоятельства, что предшествовало заболеванию, собирает жалобы, обследует ребенка. каждый из диагнозов ставится только после специального метода лабораторного исследования. Как только все три обстоятельства сформулированы, есть характерная клиническая картина, тогда выставляется диагноз и назначается специальное лечение. Ребенок в период лечения школу посещать не может. Его врач допустит на занятия только после того, как ребенок обязательно вылечится. Для этого есть специальные, в первую очередь лабораторные, критерии, то есть, должны быть отрицательными анализы. Поэтому относиться к этим заболеваниям нужно очень внимательно.

 

Екатерина Крюкова: Плюс, в школах дети находятся в изолированном пространстве и мы сталкиваемся с риском заражения постоянно?

Оксана Поршина: Конечно. Риск заражения есть на протяжении всех временных периодов – и летом, и весной, и осенью, и зимой. Но именно в детских лагерях дети находятся в особенно тесном контакте, именно в детских лагерях дети остаются без присмотра родителей. Поэтому относиться к их здоровью именно в этот период нужно особенно тщательно.

 

Екатерина Крюкова: Почему вы так выделяете детский лагерь? Потому что дети без присмотра? Что такого запрещают родители делать?

Оксана Поршина: Нет, школьные лагеря как таковые ни в коем случае не виноваты. Безусловно, дети должны полноценно, качественно отдыхать. Полная изоляция ребенка – это не выход, не спасение. Надо просто знать меры профилактики, знать ориентировочные признаки болезни и вовремя обратиться к врачу. Все эти болезни излечимы и излечимы хорошо, врачи умеют их лечить полностью, до полного выздоровления.

 

Екатерина Крюкова: Давайте, обсудим микроспорию. Прежде всего, что это такое и где с ней можно столкнуться?

Оксана Поршина: Это заболевание контагиозное, то есть, заразное, которое вызывается патогенными грибами, то есть болезнетворными. На бытовом уровне это заболевание называют стригущим лишаем, кошачьим лишаем, так как источником заражения очень часто являются домашние животные, чаще всего кошки, но могут иногда и собаки. Заражаются люди. Наиболее уязвимы к этому заболеванию, конечно, дети; их кожа более тонкая, они гораздо чаще играют с бездомными животными, с больными животными, поэтому и заражаются чаще.

В быту заболевание называют стригущим лишаем, кошачьим лишаем, так как источником заражения очень часто являются домашние животные, чаще всего кошки, но могут иногда и собаки.

 

Екатерина Крюкова: Можно как-то по животному понять, что оно болеет, кроме того, что есть красный выеденный участок кожи, лишенный шерсти?

Оксана Поршина: Болеть может и домашнее животное. В этом случае на помощь, конечно, должны приходить ветеринары, животное должно быть показано обязательно ветеринару. Ветеринар, как человек компетентный, специалист в своей области, определяет, насколько животное больно. Опасность в том, что некоторые животные могут быть больны, но изменения эти могут быть незаметны для человека, не имеющего специального образования. И тут скорее нужно понять, что происходит с кожей ребенка, когда можно начинать беспокоиться.

 

Екатерина Крюкова: Если ребенок все-таки настоял, хочет взять дворовую кошечку домой, у нас есть какой-то безопасный способ ее донести до ветеринара, не расстроив при этом ребенка?

Оксана Поршина: Конечно, проявление доброты должно всячески приветствоваться. Как поступить родителям в этой ситуации? Конечно же, в первые же часы после того, как ребенок принес домой животное, непременно отправиться к ветеринару. Ветеринар проведет тщательный осмотр при помощи специальных средств, если необходимо, проведет лабораторные исследования и скажет, больное животное или здоровое. Если оно больно, то ветеринар объяснит, как правильно лечить животное, какими методами, какими средствами. Эти средства отличаются от человеческих, лечить животное человеческими лекарствами нельзя, надо лечить тем, что назначит ветеринар.

 

Екатерина Крюкова: А нести не опасно? Или перчатки лучше, какую-то переноску?

Оксана Поршина: Животное можно завернуть в небольшой кусок материи, пеленочку, детское одеяло и в этом виде привезти.

 

Екатерина Крюкова: Как вообще выглядит микроспория?

Оксана Поршина: Микроспория может появиться на любом участке кожного покрова. Она может поражать как гладкую кожу, так и волосистую часть головы. Если речь идет о поражении гладкой кожи, то обычно высыпание выглядит в виде сначала округлых, а затем кольцевидных, очень характерных образований с просветом в центре. Это размножение патогенного гриба на коже. При появлении красных, круглых и тем более, кольцевидных участков следует немедленно обратиться к врачу, к врачу-дерматовенерологу.

 

Екатерина Крюкова: Они чешутся, ребенок сам может заметить?

Оксана Поршина: Обычно эти высыпания вызывают очень мало субъективных ощущений, если зуд и бывает, то редко и обычно очень незначительный по ощущениям. Конечно, всё зависит от ребенка. Иногда бывает очень сильно ребенок расчесывает. Все подозрительные высыпания должны быть осмотрены, в конечном счете диагноз ставится после лабораторного исследования, которое проводится довольно быстро в специализированных лабораториях. Берется специальный соскоб, проводится микроскопия и если при проведении обычной микроскопии, то есть, визуальном исследовании в микроскопе, находят споры и мицелий гриба, то диагноз считается подтвержденным. Еще один метод диагностики – это осмотр в лучах специальной лампы, лампы Вуда. Микроспория дает очень характерное изумрудное зеленое свечение. Ни одно другое заболевание такого свечения не дает. По совокупности этих признаков, с учетом клинической картины врач выставляет диагноз.

 

Екатерина Крюкова: Не в обиду будь сказано, я ни разу не встречала, чтобы подобное высыпание дерматологи предлагали подсветить лампой Вуда или, собственно, взять соскоб. Обычно смотрят и считают справедливым поставить сразу диагноз. Это от опыта зависит?

Оксана Поршина: Это зависит от опыта, от внешнего вида высыпаний.

 

Екатерина Крюкова: Такое возможно?

Оксана Поршина: Да, конечно. Потом, все-таки, болеют в большинстве своем дети. Взрослые люди гораздо менее уязвимы перед этой болезнью. Ведь болезнь поражает еще и волосистую часть головы. Почему называют стригущий лишай? Потому что на голове, на волосистой части головы появляются очажки обломанных волос, так, как будто волосы выстригли в одном месте. Картина настолько характерна, что поставить диагноз достаточно просто. Могут быть и множественные очаги, может быть и единичный очаг.

 

Екатерина Крюкова: У нас дети всё лето бегают где-то, катаются на велосипеде и, может быть, какая-то мама перепутает обычную ссадину и микроспорию, о которой мы говорим.

Оксана Поршина: Когда возникает сомнение, в первую очередь нужно пойти к врачу.

 

Екатерина Крюкова: Хорошо, взяли соскоб, нашли, поставили диагноз. Что нам предложат, скорее всего, дальше?

Оксана Поршина: Лечение амбулаторное. Не нужно бояться идти к врачу, никто никого не госпитализирует ни в какие закрытые стационары. Лечение назначается амбулаторно, врач подробно расписывает, какими средствами наружной терапии пользоваться. Если необходимо, то назначают таблетки, какие лекарства пить. Если мама правильно выполняет всё назначенное лечение, то достаточно быстро, в течение 2 – 3 недель наступает выздоровление. Однако, доктор сразу не отпускает пациента в детский коллектив, а проводятся специальные еще контрольные анализы. По истечении трех контрольных отрицательных анализов ребенок может вернуться в детский коллектив.

Если все предписания и рекомендации врача по лечению  выполнять правильно, то в течение 2 – 3 недель наступает выздоровление.

 

Екатерина Крюкова: 3 раза берется соскоб?

Оксана Поршина: Да, 3 раза берется соскоб, светим лампой Вуда, смотрим, чтобы высыпания полностью разрешились, то есть, исчезли, и после этого ребенок возвращается.

 

Екатерина Крюкова: Допустим, у нас на 3 месяца ребенок отправился – 3 месяца он с лишаем проходил. Уже сложнее будет лечить?

Оксана Поршина: Грибы – это живые микроорганизмы, они размножаются. То есть, если появился на коже один очаг, то достаточно быстро будут появляться и другие очаги. Чем больше очагов, тем дольше будет продолжаться лечение, вполне закономерно. Всё зависит от того, насколько ответственно подойдут к лечению, как тщательно будут выполнять рекомендации врача. И конечно, ни в коем случае нельзя увлекаться самолечением. Очень много допускают ошибок. К сожалению, в интернете, на бытовом уровне бытует очень много заблуждений, обывательских представлений о лечении микроспории. Им ни в коем случае нельзя следовать.

 

Екатерина Крюкова: Чай прикладывают, чайные пакеты или что-то в этом роде?

Оксана Поршина: Очень много чего прикладывают. Дело в том, что живой гриб микроспорум – это микроорганизм, который тоже умеет приспосабливаться; проведенное предварительное самолечение усугубит картину и затруднит лечение. Поэтому, конечно, начинать действовать надо с посещения врача.

 

Екатерина Крюкова: Последний вопрос по волосистой части головы: для нее нет никаких последствий после перенесенного заболевания? Там нормально растут волосы?

Оксана Поршина: Гриб микроспорум поддается лечению и на волосистой части головы, конечно. При правильно проведенном лечении волосяной покров на волосистой части головы всегда приходит в норму, восстанавливается. Грибковые заболевания как таковые не являются причиной вторичной потери волос. Мы видим острый процесс, который хорошо поддается лечению.

 

 

Екатерина Крюкова: Что такое чесотка, как нам её лечить?

Оксана Поршина: Чесотка – еще одно заразное кожное заболевание, в отличие от микроспории оно вызывается клещом, микроскопическим клещом, который живёт на человеческой коже. Это не клещи, которые живут в лесу. Этот клещ преследует человечество с самого момента появления человека как вида. Удивительно, но чесоточные клещи – прерогатива именно человеческого вида.

Это разновидность клеща Ixodes. Увидеть его невооруженным глазом на кожном покрове практически невозможно, нужно проводить микроскопическое исследование. Но для тех поражений, которые вызывает чесоточный клещ, очень характерная клиническая картина, которую родителям тоже нужно знать.

 

В первую очередь, конечно, высыпания, сопровождающиеся характерным зудом. Чесотка не зря называется чесоткой. Безусловно, это сильный зуд. Типичная локализация высыпаний – кожа межпальцевых складок, передняя стенка живота, передняя поверхность бедер, но, в принципе, может поражаться весь кожный покров за исключением кожи лица и волосистой части головы. Однако известны случаи, когда у очень маленьких детей, у детей первого года жизни высыпания чесоточные могут располагаться и на лице, и на волосистой части головы. Это связано с тем, что кожа у них очень тонкая. Чесотка имеет очень характерный внешний вид. Обычно это высыпания в виде узелков, пузырьков, которые легко вскрываются. Зуд преимущественно ночью, потому что жизненный ритм клеща подразумевает бодрствование именно в ночное время суток. Однако, проблемой современности сейчас в увлечении родителей самолечением, идут в аптеки, спрашивают мази, средства наружной терапии, которые, как они считают, будут лечить аллергию у их ребенка, очень много говорится именно об аллергических реакциях.

 

Екатерина Крюкова: Путают с крапивницей, получается?

Оксана Поршина: С различными аллергическими проявлениями. Беда в том, что современные гормональные средства сглаживают картину высыпаний, они делают ее нехарактерной и дети могут болеть довольно долго, не зная об этом. У врачей даже есть термин – чесотка чистоплотных людей, когда проявления на коже минимальны, но всё равно чесоточный клещ на коже есть. Такой человек служит резервуаром заражения для членов своей семьи при близком бытовом контакте. Такие случаи известны.

Современные гормональные средства сглаживают картину высыпаний, делают ее нехарактерной

 

Екатерина Крюкова: Почему этот клещ садится на одних, не садится на других и почему он нас заедает, собственно?

Оксана Поршина: Этот клещ – типичный антропонозный паразит, он любит именно человеческую кожу. Ему там хорошо, он там кормится и активно размножается. Самка клеща внедряется в кожу, роет там большие и длинные относительно нее тоннели, откладывает яйца, из яиц выходят личинки, выбираются на кожный покров и жизненный цикл клеща начинается снова. На коже никаких других живых организмов они не живут, им нравится именно человеческая кожа, на ней они и сосуществуют с человеком на всём протяжении человеческой истории.

 

Екатерина Крюкова: На нас тоже есть, получается, эти клещи?

Оксана Поршина: Нет, это заразное кожное заболевание, не надо путать. Передается только от больного человека больному человеку, либо при ближайшем бытовом контакте.

 

Екатерина Крюкова: То есть, родители могут заразиться тоже спокойно?

Оксана Поршина: Да, родители тоже заражаются, нет возрастных предпочтений. Чесоточный клещ с удовольствием поедает и взрослую, и детскую кожу.

 

Екатерина Крюкова: Нужно вместе проходить терапию?

Оксана Поршина: Безусловно. Это, кстати, одно из важных условий. Когда выявляется один больной в семье, специальное профилактическое лечение должны получать все члены семьи, все, кто находится в тесном бытовом контакте. Если оставить хотя бы одного больного, заражение всех остальных членов семьи неминуемо вновь произойдет.

 

Екатерина Крюкова: В лечении перечисленных заболеваний достаточно мазей, или используются антибиотики, какие-то еще препараты, схематически если обсудить?

Оксана Поршина: Для этих заболеваний есть совершенно четко отработанная, обозначенная нормативными документами схема лечения. По чесотке это есть стандарт ведения, который закреплен приказом Минздрава, отступать от схемы лечения чесотки мы не имеем права. Эта схема достаточно эффективная, она предусматривает несколько наружных препаратов в зависимости от того, какая форма чесотки, какая клиническая картина и выбор этого препарата осуществляет врач на приеме. Аналогичная ситуация и с микроспорией. Там есть специальные рекомендации для врачей, которым они следуют, выбираются специальные противогрибковые средства, которые действуют именно на этот вид патогенного гриба и назначаются в зависимости от ситуации. Важно, как давно болеет человек, какая у него клиническая картина, насколько распространен кожный патологический процесс, задействована только гладкая кожа или и волосистая часть головы. Очень редко, но бывают ситуации, когда могут поражаться и ногтевые пластинки микроспорумом. То есть, лечение подбирает врач. Правильно подобранное лечение с соблюдением дозы, как правило, избавляет от побочных эффектов и осложнений.

 

Екатерина Крюкова: Что касается лесных клещей и зловредных, которые садятся на голову в пупки и так далее?

Оксана Поршина: Нет, это дальние родственники чесоточного клеща. Безусловно, они тоже далеко не безвредны. Нужно помнить, что после укуса клеща непременно нужно тоже обратиться к врачу, потому что клещи являются переносчиком другой болезни – боррелиоза, или болезни Лайма, которая имеет много неприятных последствий как для кожи, так и для суставов и органов. Поэтому укус любых насекомых из класса клещей не является легко переносимым фактом, на него надо обратить внимание.

 

Екатерина Крюкова: Как вообще безопасно в лес зайти и ребенку, и взрослому, чтобы, по возможности, избежать такой компании на своем теле?

Оксана Поршина: Леса бояться не надо, лес – это замечательно, особенно для жителей мегаполиса, я думаю, он имеет особое значение. Если речь идет о достаточно долгосрочном походе в лес, безусловно, человек должен быть одет соответствующим образом, то есть, это одежда, заправленная в обувь специальную, специальные защитные сетки, средства обработки от клещей, они сейчас есть в широком ассортименте.

 

Екатерина Крюкова: Есть отдельные средства от клещей?

Оксана Поршина: Да, есть средства обработки от различных видов укусов насекомых. На флакончике, на упаковке нужно обязательно смотреть, от чего защищает. Это обязательно. Конечно, основная профилактическая мера – это осмотр, ежедневный тщательный осмотр, так как укусы клещей безболезненны. Ежедневно тщательно осматривать ребенка с головы до ног.

 

Екатерина Крюкова: Самое главное – не оставлять, наверное, открытых участков тела и мазаться, по возможности?

Оксана Поршина: Не оставлять открытых участков тела, носить головной убор; после возвращения из похода обязательно постирать всю одежду, осмотреть всю амуницию и осмотреть очень тщательно всех членов команды, участвовавших в походе.

 

Екатерина Крюкова: Крема, спреи, которые используются против насекомых разных видов, токсичны?

Оксана Поршина: Исключить какую-то аллергическую реакцию, конечно, на 100% невозможно, но существует простейшая проба. За несколько дней до похода вы знаете, что будете использовать средство, они все называются репеллент. Наносите репеллент на локтевой сгиб, буквально один небольшой участочек, и в течение суток – двух наблюдаете, будет аллергическая реакция или нет. Такая простейшая проба позволяет в большинстве случаев предотвратить побочные эффекты от применения репеллента. Надо понимать, что репелленты – это вещества, которые с кожи надо смывать. То есть, после возвращения из похода обязательно принимать тщательный душ, проточной водой смывать остатки действующих веществ с кожного покрова.

Простейшая локтевая аллергическая проба позволяет в большинстве случаев предотвратить побочные эффекты от применения репеллента.

 

Екатерина Крюкова: Кроме репеллента, если мы отпускаем ребенка в свободное плавание, мы, наверное, загрузим ему рюкзак дополнительными защитными средствами от агрессивной среды, от солнца. Хочется расширить этот список: может быть, от ран, которые ребенок может получить во время похода, прогулки, неосторожного катания на чем-либо, какой-то перечень защитных средств?

Оксана Поршина: Профилактические меры начинаются с того, что ребенка, во-первых, нужно тщательно осмотреть и знать, есть ли у него к моменту активного отдыха раны, ссадины, какие-то высыпания и отдавать себе отчет, что, если он не совсем здоров, то это состояние в походе, скорее всего, усугубится. Во-вторых, если мы отправляем ребенка в организованный коллектив, то есть, лагерь отдыха, то он обязательно должен быть осмотрен на предмет заразных кожных заболеваний. В этом нет ничего унизительного, это совершенно нормально. Если каждый родитель относится ответственно к своему ребенку, то при скоплении детей в лагере отдыха отдых не будет испорчен никакими заразными кожными болезнями, то есть, если все здоровы, то никто и не заболеет. Третий момент – то, что касается солнцезащитных кремов, репеллентов и средств ухода за кожным покровом. Во-первых, ребенок должен на 100% знать, как ими пользоваться и пользоваться ими уверенно. Он должен знать, что вот этот флакончик – это защита от солнца, а вот этот флакончик – это антисептик. Конечно, эти средства не должны быть сильнодействующими, то есть, они в первую очередь не должны навредить ребенку. Список того, что кладется в рюкзак или в чемодан к ребенку, должен у него иметься и он должен согласовываться, конечно, с педагогическим коллективом лагеря. Обычно, когда ребенок собирается в лагерь, дают список, что ребенок должен иметь при себе. Что-то сверх обязательно должно быть записано. Медицинский работник лагеря должен быть осведомлен о том, что есть у вашего ребенка. Никаких сильнодействующих средств с собой давать не надо, для этого в лагере есть медицинский работник. Ребенка нужно настроить на то, что при появлении каких-то дефектов кожного покрова не надо заниматься самолечением, а нужно подойти к медицинскому работнику в лагере. Обычно дети сейчас, когда отправляются в лагерь, имеют с собой сотовые телефоны. Сообщить родителям: «Мама, у меня что-то появилось на коже». Родители посещают детей, они тоже могут своевременно обратить внимание на элементы высыпаний на коже. Своевременность – основной принцип.

 

Екатерина Крюкова: Что касается ушибов, кровотечений, мы ободрали коленку, мелкие ссадины, травмы – с ними как быть, чем они могут быть опасны?

Оксана Поршина: Мелкие травмы кожи, во-первых, могут быть опасны попаданием инфекции, проникновением инфекции и развитием гнойничковых кожных заболеваний. Тоже неприятная вещь, называется пиодермия, когда в поверхностные дефекты кожи проникают болезнетворные бактерии и вызывают на коже высыпания в виде гнойничков – пустул. Поэтому ребенок должен усвоить принцип: если появилась какая-то травма кожи – расшиб коленку до крови, порезал палец, нужно обратиться к медицинскому работнику, чтобы тот поверхностную травму кожи обязательно обработал. Потом, у детей нет медицинского образования, они не могут адекватно и правильно оценить степень поражения, что нужно правильно делать. В детской среде бытует очень много легенд, мифов, сказок о том, что и как нужно делать. Вот это ребенку нужно объяснить, что «Подорожник – это хорошо, но все-таки ты иди к медицинской сестре, покажи, что с тобой случилось и она правильно всё обработает».

Ребенок должен усвоить принцип: при любом дефекте кожи, будь то сыпь или рана, нужно обратиться к медицинскому работнику, а не заниматься самолечением.

 

Екатерина Крюкова: Дети пластыри очень любят, особенно с мультяшками, с рисунками.

Оксана Поршина: Пластыри – это замечательно, но все-таки пластырь не может в полной мере выполнять функцию обеззараживания и лечения дефекта кожи. Иногда пластыри оказываются даже вредными. Должен быть присмотр и рекомендации со стороны медицинского работника.

 

Екатерина Крюкова: Для родителей какой совет, если мы где-то на даче? Йод, зеленка, пластырь – не подходят дедовские методы? Или нормально?

Оксана Поршина: Почему? Если нет ничего, то можно и дедовские методы. Во-первых, обязательно должен быть антисептик. Он есть в виде порошка, есть в виде растворов, их большое количество сейчас в аптеках. Можно посоветоваться со своим доктором, что доктор порекомендует, потому что у всех людей разные организмы, у кого-то бывают бурные аллергические реакции, у кого-то индивидуальная непереносимость. По составу антисептиков и тех веществ, которые собираются использовать, лучше посоветоваться с врачом.

Итак, посоветовались с врачом, выбрали правильные средства первой помощи, то есть, антисептик и какое-то средство наружной терапии, всё берем с собой в аптечке. Если дефект достаточно глубокий или обширный, бывает такое, то все-таки лучше показать пострадавшего доктору. Если нет доктора, то лечим, оказываем первую помощь, наносим, используем антисептики и средства наружной терапии, но, при первой возможности, все-таки, надо к врачу.

 

Екатерина Крюкова: У нас в машине, скорее всего, будут влажные салфетки, вода и родители в первую очередь захотят промыть рану. Это правильно?

Оксана Поршина: Влажные салфетки нужно брать с собой, они должны иметь пометку, что обладают антисептическими свойствами. Да, поверхностную ранку нужно промыть водой, чтобы удалить из ранки инородные частицы. После этого ранку, то есть, дефект кожи, мы обрабатываем антисептиком и только потом можно применить какие-либо бактерицидные кровоостанавливающие пластыри, которые, кстати, тоже надо своевременно менять.

Обычно на пластыре есть пометка, как долго его можно использовать. Всё зависит от основы, потому что есть силиконовые основы, есть тканевые основы, есть нетканые основы, есть повязочки эластичные на клейкой основе, которые наносятся на кожный дефект, они обладают достаточно длительным временем применения. То есть, надо смотреть на упаковке, советоваться, как долго это можно применять. Всё зависит от основы, от свойств перевязочного материала.

 

Екатерина Крюкова: Пиодермия – это осложнение ссадин, которые мы неправильно обработали, подключилась инфекция?

Оксана Поршина: Да, это очень частое осложнение. Та же чесотка, кстати, может осложняться пиодермией, потому что человек расчесывает кожный покров ногтями, наносит поверхностные дефекты, которые у врачей называются экскориацией. Там бурно размножаются микробы и появляется пиодермия. Поверхностные ссадины часто бывают причиной пиодермии, потому что проникают микробы и, если своевременно не обработали, развивается гнойничковая инфекция кожи.

 

Екатерина Крюкова: Какие-то более страшные есть у этого последствия, может быть, системное воспаление развивается?

Оксана Поршина: Всё зависит от глубины и от обширности поражения. Бывают случаи, когда пусть рана небольшой протяженности, но она достаточно глубокая. Тогда может потребоваться и хирургическое вмешательство, потому что будет повреждена не только кожа, но и подлежащие мышцы и другие ткани. Бывают обширные поражения, когда вроде бы и небольшое поверхностное поражение в пределах кожи, но будет поражена вся спина, например. Конечно, здесь должен смотреть врач.

Наружные средства терапии все очень многообразны. Есть поверхностно действующие, есть глубоко действующие, есть комбинированного действия. Самая большая ошибка, которую допускают наши сограждане, это обмен на бытовом уровне: «Мне помогло вот это, ты тоже попробуй». Всё очень разное, очень многообразное и врач знает, насколько это тонкие материи. Одному человеку это, может быть, подойдет, а у другого будет бурная аллергическая реакция на это средство, и тогда лечение пиодермии будет осложнено еще и аллергическими дерматитами и так далее. Поэтому с пиодермией я рекомендую обратиться к врачу. Не надо забывать, что пиодермия – это тоже контагиозное заболевание, тоже заразное, там болезнетворные бактерии и конечно, ребенка с гнойничковой инфекцией следует на некоторое время убрать из детского коллектива, вылечить его и уже потом можно продолжить общение.

 

Екатерина Крюкова: А нет такого с перечисленными заболеваниями, что недельку погулял и оно само прошло?

Оксана Поршина: Чесотка и микроспория однозначно сами не пройдут, это не та ситуация, когда всё пройдет само; уж, тем более, дети сами не вылечатся. Может быть сглаживание каких-то симптомов народными средствами.

Народные средства, народная терапия могут так изменить клиническую картину заболевания, что не всегда легко можно установить диагноз. Но чесоточный клещ сам из кожи никуда не убежит, а патогенный гриб при микроспории с удовольствием будет размножаться. Поэтому, конечно, нужно показать врачу.

Что касается гнойничковых заболеваний, понимаете, при кажущейся безобидности это очень коварная болезнь. Ведь недолеченные, неправильно леченные заболевания могут переходить в хроническую форму и тогда эта проблема остается с ребенком надолго. Микробы тоже умеют приспосабливаться и к антибиотикам, и к различным средствам наружной терапии, поэтому нужно идти к врачу.

Народные средства лечения могут так изменить клиническую картину заболевания, что не всегда легко можно установить диагноз.

 

Екатерина Крюкова: Осталось заболевание не упомянутое – педикулез. Это что такое и как с ним сталкиваются наши детки?

Оксана Поршина: Тоже одна из проблем. К сожалению, достаточно распространенное заболевание; мы, так или иначе, сталкиваемся со случаями, а иногда и несколькими случаями заболевания. Это заболевание в народе еще именуют вшивость. Чаще всего сталкиваются с головным педикулезом, самой распространенной формой педикулеза. Вызывается головной вошью. Заболевание высоко контагиозное, в детских коллективах распространяется очень быстро. Характерная особенность заболевания в том, что заражение происходит не только через прямой контакт, но и при пользовании средствами обихода, когда пользуются одним и тем же головным убором, одной расческой, одним полотенцем. Тут нужно быть очень осторожными, не зря при поступлении в любой лагерь отдыха детей всегда осматривают и требуют справки, нет ли у ребенка педикулеза.

 

Екатерина Крюкова: Школьные врачи острее всего реагируют на вшей. Если у кого-то находят, такую бучу поднимают, а другие заболевания смотрят менее тщательно. Почему так сложилось?

Оксана Поршина: Конечно, это очень неприятное заболевание, очень контагиозное, вплоть до того, что может заболеть весь класс.

 

Екатерина Крюкова: А в чем будет проявляться заболевание, кроме, собственно, вшей?

Оксана Поршина: Вши – это насекомые, которые живут на волосистой части головы. Всего известно 4 вида вшей, но для нас сейчас актуален именно тот, который живет и перемещается по волосистой части головы. Вши – хищники, питаются вашей кровью, они активно кусают, из укусов получают кровь. Откладывают яйца, яйца очень плотно крепятся на волосы, называются гниды, из которых потом выходят молодые особи, которые, соответственно, тоже начинают активно питаться и размножаться.

Казалось бы, насекомые и насекомые. Опасность вшей в том, что происходит непосредственный контакт с кровью. Вши являются резервуаром так называемых гемоконтактных заболеваний. В свое время в 1920-е годы вши были причиной распространения такого заболевания, как сыпной тиф. Сейчас, конечно, не об этом идет речь, но от этого опасность педикулеза не уменьшается. Это высоко контагиозное заболевание. Если обнаруживается ребенок, то его надо немедленно начинать лечить и, соответственно, лечить всю его семью, осматривать контактных, выявлять заболевших. Это целый план противоэпидемических мероприятий, которые медицинские работники неукоснительно выполняют. К этому относятся очень щепетильно.

 

Екатерина Крюкова: Как вы оцениваете систему выявления, предотвращения, терапии педикулёза, которая работает на местах? Что есть хорошего, что есть плохого?

Оксана Поршина: Российская система здравоохранения в этом смысле организована достаточно хорошо. Наверное, не мне оценивать уровень организации и так далее, но насколько я знаю, все-таки, и в школьных коллективах медицинские работники очень тщательно относятся к этому и осмотры детей проводятся регулярно.

 

Екатерина Крюкова: Выявляемость очень хорошая?

Оксана Поршина: Да, и доктора на местах очень хорошо знают симптомы заболевания, дети осматриваются тщательно. Поэтому я считаю, что система работает достаточно тщательно. Конечно, должно и работать и в семьях, то есть мамы, папы при малейшем подозрении, что ребенок заразился педикулезом, должны немедленно предпринять меры и обратиться к врачу.

 

Екатерина Крюкова: Я по своему школьному времени помню, что в первую очередь предлагают побрить, если ты заболел. Это какой-то местный фольклор или действительно это хорошая мера против вшей? В принципе, что используют?

Оксана Поршина: Это отголосок истории лечения педикулеза. В свое время, когда педикулез имел массовый характер, а эффективные лекарства еще отсутствовали в должном количестве, действительно, принималась такая мера, как бритье, так как вши крепятся к волосам. С одной стороны, это уменьшало количество волос, уменьшало количество гнид, с другой стороны, существенно облегчало обработку заболевших. Конечно, сейчас такие радикальные меры не нужны. Современные препараты на основе современных действующих лекарственных веществ достаточно эффективны. Если их правильно применять, согласно инструкции, согласно назначению врача, после этого провести дезинфекцию в домашних условиях, обработать постельные принадлежности, личные вещи, то, как правило, наступает хорошее выздоровление. Конечно же, должны быть обработаны все контактные заболевшие. Если будет оставаться хоть кто-то один заболевший, тут уже хоть брей, хоть не брей, а всё равно будет…

 

Екатерина Крюкова: А если одно яйцо осталось, оно может спровоцировать развитие заболевания?

Оксана Поршина: Для этого как раз существует специальная схема лечения. То есть, если мы внимательно посмотрим, то схема лечения предусматривает неоднократную обработку. Как правило, следует повторная обработка, именно для того, чтобы устранить все следы жизнедеятельности этих неприятных насекомых.

 

Екатерина Крюкова: Мы, кажется, всё очень подробно обсудили и приготовили наших детей к летним праздникам, каникулам и летним месяцам.