Безопасность пациента: можно ли верить рейтингам?

Стоматология

Тэги: 

Андрей Григорьянц: Сегодня мы имеем честь видеть у нас в гостях ректора МГМСУ имени А.И. Евдокимова Олега Янушевича. Также у нас в гостях редактор издательского дома «Коммерсант» Владислав Дорофеев и Юлия Клоуда, руководитель проекта «Старт-смайл». Сегодня мы поговорим о безопасности пациента, можно ли верить рейтингам.

Насколько на сегодняшний день рейтинг необходим социуму? Мы все прекрасно понимаем, что очень долгое время мы пользовались, и по сей день пользуемся советами, рекомендациями и сарафанным радио. Каким образом вы пришли к тому, что это необходимо, с чем это связано – с современным миром, с вашим личным восприятием, либо это оценка достаточно достоверная, исходя из ваших исследований?

Олег Янушевич: Первое, я хотел бы сказать, что в профессиональной среде к рейтингам неоднозначное отношение. Я думаю, что для каждого из нас рейтинг – это всегда нечто усредненное. Когда пациенты в той или иной части отдавали предпочтение тому или иному доктору, той или иной клинике по рекомендации, это, скажем так, передающееся доверие. Но в чём однозначно преимущество рейтинга? Рейтинг – это какое-то усредненное мнение, неважно, по каким критериям рейтинг считается, но это усредненное мнение, которое, скажем так, статистически достоверно. Хотим мы этого, или не хотим, проводя рейтинг ВУЗов, проводя рейтинг клиник, мы всегда получим приблизительно схожую картину. Речь уже не о доверии конкретного человека, или взаимоотношении конкретного врача с пациентом, а это какая-то усредненная часть мнений большого количества людей. Поэтому, конечно, рейтинги работают. Есть ли идеальный рейтинг? Наверное, такого мы никогда не получим. Всегда в рейтинге, хотим мы, не хотим, будут присутствовать и субъективные моменты, и математические погрешности. Самое главное – это достоверность получаемой информации, потому что при проведении рейтингов доверие к полученной информации – самое главное.

 

Андрей Григорьянц: Спасибо, мне это было важно. Я долгое время анализировал, как происходит процесс лечения, потому что сам являюсь клиницистом и, будучи доктором, прекрасно понимаю, насколько непросто человеку принять решение и выбрать для себя клинику, выбрать доктора. По большому счету, когда человек садится в кресло к стоматологу, разговаривает с данным доктором, слышит его рекомендации, слышит его мнение, он находится в незавидном положении. По сути, он должен поверить, ему нужно каким-то образом принять решение, не разбираясь абсолютно в технологиях, в ценностях, что является наполнением именно стоматологической практики. Поэтому, в таком ключе рейтинг однозначно необходим и я с вами, конечно, с удовольствием соглашаюсь, я тоже надеюсь, что они работают.

Было очень приятно узнать о том, что вы лично, ВУЗ в целом принял участие в создании рейтинга и в создании даже новых критериев, чтобы рейтинг был более достоверным. У меня возник вопрос: как же, все-таки, сам по себе рейтинг сделать достаточно эффективным для потребителя, для пациента? Ведь для меня критериями является что-то одно, для другого человека критериями является что-то другое, нужна какая-то усредненная информация. Как вы первостепенно сформировали некий набор критериев, опций?

Юлия Клоуда: Критерии нам помогали собирать, конечно, ведущие специалисты области. Мы могли оценить это с точки зрения потребительской, что важно для конечного пациента. Для него важно, как работает администратор, насколько информативный сайт, насколько были вежливы, или, если речь идёт о детской стоматологии, насколько хорошо сделаны интерьеры и психологически комфортно ребенку находиться там. Критерии постоянно пополняются и видоизменяются. Если раньше такое оборудование было современным и самым современным, то, спустя год оно уже не такое современное и что-то другое, новое появилось, появились новые технологии. С помощью поддержки Олега Янушевича и его команды мы смогли добавить критерии, которые от нас, как не врачей, ускользнули. Раньше это было 50 критериев, теперь стало 150, и в этом плане, я считаю, профессиональный рейтинг поднялся на несколько ступенек выше. Мы можем сейчас называть его даже больше не как потребительский рейтинг, но и как профессиональный тоже.

 

Андрей Григорьянц: Я сейчас, слушая вас, понял, насколько верным решением было получить необходимый набор критериев именно от МГМСУ, от Олега Янушевича. Почему? Очень часто мы обсуждаем всё в частностях, в личностях, нам необходимо говорить с тем или иным врачом, и крайне сложно собрать из этого какую-то значимую массу. Знания и ценная информация, которой обладает высшее учебное заведение, выпускающее стоматологов, которое дает им базовую информацию, дает им представление о том, как должна выглядеть клиника, как себя вести на приеме, как вы должны работать с телом, с организмом человека – как раз-таки очень хорошая помощь, чтобы создавать что-то полезное. Наверняка, цель заключается в том, чтобы дать людям действительно истинный рейтинг. Наша тема звучит таким образом: можно ли вообще доверять рейтингам? На мой взгляд, если, действительно, использовать информацию высшего учебного заведения, которое изначально служит эталоном и даёт основные, базовые вещи, то вероятность успеха намного выше.

Владислав, каким образом, с точки зрения средств массовой информации, на сегодняшний день нет сомнений в том, что стоматология необходима для жизни человека. Я думаю, что любой прекрасно понимает, что это такое и каждый хочет иметь здоровые зубы, красивую улыбку, отсутствие боли, обычный человеческий комфорт. Каким образом аудитория в целом, исходя из ваших представлений о средствах массовой информации, реагирует на подобные исследования?

Владислав Дорофеев: Мне кажется, в нашем разговоре не прозвучало название рейтинга, потому что мы сейчас обсуждаем рейтинг детских стоматологических клиник. Третий рейтинг, вышедший на другую высоту благодаря нашему сотрудничеству с МГСМУ. Проверкой этого сотрудничества будет уже рейтинг взрослых стоматологических клиник, он гораздо сложнее, там будет совсем другая высота. Это будет проверка нашего сотрудничества и, собственно, нового продукта, который мы пытаемся сделать.

Я никогда не сомневался и не сомневаюсь в полезности рейтингов, несмотря на то, что они не бывают и не будет никогда идеальных, они всегда субъективны, в том числе и потому, что создатели рейтингов всё равно ограничены. Они могут иметь 150 критериев, а, может быть, надо 1000, кто знает, но 1000 мы не сможем обработать, скорее всего. Поэтому, все равно это некое ограничение и найдется критически настроенный человек, который скажет: «Знаете, вот это вы забыли. 150 хорошо, а 151-й бы всё изменил, первый поставил бы на последнее место». Такое тоже может быть. Тем не менее, сарафанное радио работает только в том случае, когда ты где-то, как-то, кого-то знаешь. Но тот, кто тебе говорил: «Пойди к тому-то врачу», у него свой взгляд. Ты придешь к этому врачу, и у тебя не будет того же самого впечатления. И куда тебе идти? Сжав зубы, сидеть в кресле? Ведь это же не скорая помощь. Если ты пришел в кресло, ты заплатишь несколько десятков тысяч или даже несколько сотен, если речь идет об имплантации, будешь терпеть полгода или больше, а потом всю жизнь. Поэтому, конечно же, я убежден абсолютно, что рейтинги нужны, мы их будем делать, потому что это шаги к цивилизации рынка вообще, как такового, либерализации его. Мы сами всё можем устроить. Мы общество взяли, собрались и сделали качественный продукт.

Как реагируют? Знаете, если тухлыми яйцами забрасывают редакцию, значит уже 100% правильная реакция, то есть, всё хорошо. Если не звонят рассерженные клиницисты и не пишут всяких доносов главному редактору, что «Такой-то выпустил проект, а в нем рейтинг, в котором я на том-то месте», значит уже всё правильно. Если, скажем, пишут подмётные письма Юле, с руганью, но без всяких последующих шагов – значит, попали в самую точку, значит кого-то задели за живое и правильно поставили на правильное место. На самом деле, как показывает многолетняя практика, я в журналистике давно и нас еще в университете учили, в МГУ, что письма пишут, как правило, люди, которым либо нечем заняться, либо не совсем здоровые. К сожалению, так. Люди, которым есть чем заняться, сейчас есть другие средства, каналы и можно проще гораздо сделать, теперь таких людей стало гораздо больше. Всегда по продукту можно судить по косвенным признакам. Если, скажем, в следующем проекте рекламодатели не отказываются размещать рекламу, узнав, что там будет рейтинг, значит, правильно всё, значит, они видели предыдущий и у них он не вызвал никакой отрицательной реакции. Это самая лучшая реакция и самый лучший критерий.

Идеальных рейтингов не бывает, но они нужны. Достоверность рейтинга зависит от выбранных критериев 

 

Андрей Григорьянц: Очень интересно то, что вы проговорили, все симптомы, которые могут подтвердить и необходимость, и вероятность. У меня возникла мысль насчет того, что вы проговорили. Олег Олегович, к вам вопрос. Учитывая, что, в любом случае, достаточно современная информация, необходимо использовать интернет, чтобы воспользоваться той или иной информацией о результатах рейтинга. Во-первых, мы говорим о клиниках, насколько я понимаю, про рейтинг частных стоматологических клиник. Что такое стоматологическая клиника – мы все прекрасно понимаем. Основная ценность рейтинга для потребителя – на сегодняшний день ты можешь воспользоваться интернетом, чтобы выбрать ту или иную клинику.

Во-первых, сразу возникает, опять-таки, вопрос объективности. Очень сложно для меня первый раз было понять, как же, все-таки, каким образом люди, которые даже не являются доктором, могут принимать решение, какая клиника лучше или хуже? У меня сразу возникали конкретные вопросы: скажите мне, пожалуйста, что вы оценивали – чистоту, делали какие-то микробиологические тесты? Исходя из этого всего, мне интересно: для студентов, на уровне высшего учебного заведения, когда закладываются фундаментальные знания, как должна выглядеть клиника, что являет стандарт гигиенический и так далее? На уровне обучения, используя на сегодняшний день достаточно современный инструмент, на мой взгляд, рейтинг – это современный инструмент, пора заканчивать с советами, по рекомендации и так далее (это всегда будет, но должен быть какой-то независимый, экспертный результат). Как это отражается на образовании и на обучении студентов? Это привносит какие-то новшества, благодаря тому, что мы сегодня можем взять такую массовую выборку и понять, что в России происходит, какое количество клиник, сколько из них хороших, сколько плохих и как социум реагирует на это? И второй вопрос: насколько сильно оценка стоматологической клиники отличается от оценки конкретного врача?

Олег Янушевич: Очень многогранный вопрос. Начну со студентов. Я думаю, что студенты наиболее привычные к понятию рейтинга, потому что, например, в нашем ВУЗе уже достаточно давно есть внутренний рейтинг студента по освоению тех или иных предметов. Данный рейтинг ранжирует студентов и позволяет студентам с платного отделения переходить на бесплатное, поэтому, он уже понимает, что значит рейтинг. На кафедре организации здравоохранения у нас преподает Нелли Борисовна Найгозина, которая прекрасно владеет всеми рейтингами. Преподается, может быть, не в тех объемах, которых бы хотелось, но у студентов есть представления.

Второй момент – я сделаю некоторое лирическое отступление, подводя ко второй части вопроса. Когда ко мне коллеги обратились, я сразу сказал, что у меня есть определенный скепсис по поводу рейтингов и я с самого начала выступил как оппонент, но я это сделал планомерно. Когда защищается диссертация, обязательно должен быть оппонент, тогда ты видишь разные углы и грани – то, о чем вы говорите.  Именно этот спор позволил вычленить те критерии, которые позволили оценивать клиники. Да, мы с самого начала ставим и ставили в нашем споре разговор о рейтинге врача. С одной стороны, это просто, но и очень сложно одновременно, потому что до сегодняшнего дня субъектом права в лечении между пациентом и врачом является клиника; она обладает субъектом права ООО, а врач является наемным работником. Он в той или иной степени зажат в рамки менеджмента клиники, взаимоотношений внутри клиники.

Мы уже в течение долгого периода времени обсуждаем введение в России понятия «персональная практика врача». Конечно, проще всего начать со стоматологов, хотя, я думаю, что и участковая сеть врачей могла бы прийти к этому. И, коллеги, рейтинг-исключение. Если я не предоставляю информацию – я не участник рейтинга и тогда никто не будет писать ни писем, ни гневных извещений, почему я не в этом рейтинге. Если ты не предоставил информацию, то какой рейтинг?

Чтобы приблизиться не к идеальному, но к наиболее достоверному рейтингу, нужны две вещи. Первое – это возможность перехода к системе персональной практики врача, профессиональной практики врача, и второе – это введение в рейтинг метода исключения, исключение из рейтинга либо по ряду критериев, которым нет соответствия, неважно, мы делаем персональную оценку врачу, либо клинике, либо за непредоставление информации. Мне сложно было бы, как ректору, сказать министру образования: «Извините, я не буду представлять информацию в ваш рейтинг по эффективности ВУЗа». Любой ректор бы в нашей стране сказал, это нонсенс, понимаете? К сожалению, пока полную информацию обо всех участниках рынка стоматологических услуг мы в полном объеме собрать не можем на сегодняшний момент, но я думаю, что не за горами тот день, когда эта информация будет у нас и с ней можно будет работать.

 

Андрей Григорьянц: Я, слушая вас, понимаю, насколько, Юлия и Владислав, в вашем случае у вас в руках очень эффективный и очень полезный инструмент. Очень классный инструмент, чтобы и методология, и количество критериев, и эффективность, и польза этого рейтинга была действительно намного выше. Когда вы проговорили о том, что является некой законодательной мерой, таким образом, наш врач имеет ту или иную лицензию на право работы, то я тут же вспомнил частые разговоры о Соединенных Штатах, исключительно в рамках профессиональной деятельности. У них есть примеры, где доктор является отдельной юридической единицей. В данном случае очень много вопросов снимается и гораздо больше можно сделать эффективных в том числе рейтингов, исследований, я уже не говорю о практической деятельности того или иного доктора.

Таким образом, у меня возник очень коварный вопрос. Мы неоднократно обсуждали, что абсолютно объективно на сегодняшний день в России можно получить стоматологическую услугу самого высокого уровня, если мы говорим о международных стандартах.  Получить её здесь, допустим, в Москве, действительно можно. Понятно, что не везде и не в каждой клинике, и далеко это не так, к большому сожалению. Очень много разговоров о том, как плохо в России, что не так делается, каким образом выглядит образование или, вообще, в каком состоянии находится медицина. Но так или иначе, мы четко понимаем, мы видим, что стоматология очень высокого уровня в России присутствует. Есть определенное количество клиник и докторов, которые способны предоставить для тебя самое совершенное, что на сегодняшний день существует в мире. У меня возникает вопрос: при всём негативе, при постоянных информационных давлениях о том, как всё неправильно, плохо и так далее, каким образом у нас складывается ситуация, что у нас есть услуга такого высокого уровня? Я, будучи абсолютным инсайдером и клиницистом, прекрасно понимаю, что технически всё возможно, с точки зрения оснащения, которое производит не наше государство. Мы всё используем и очень успешно, и, может быть, даже более успешно, чем наши зарубежные коллеги. Я от вас хочу услышать очень важный момент: в чем секрет? Это некая ментальность и способность наших людей и русской ментальности принимать стоматологическую информацию и вот так ее здорово транслировать, но, к большому сожалению, из-за отсутствия высокой организации это не массово? Потому что, действительно, ты видишь, насколько яркие контрасты в предоставлении стоматологических услуг, и меня не удивляет, насколько сложно создавать эти рейтинги и какие широкие должны быть критерии. В России на сегодняшний день стоматологическая услуга предоставляется на очень высоком уровне, но не в том объеме, в котором бы хотелось. Вы, как человек стоящий у руля главного университета, который выпускает в мир новых стоматологов, как вы это видите, и какова ваша оценка вообще на сегодняшний день современной молодежи и её перспектив?

Олег Янушевич: Говоря о современной молодежи, я хотел бы сказать, что они совершенно другие, чем мы, у них гораздо более высокий потенциал. Единственный их серьезный недостаток в сравнении с предыдущими поколениями – это некий, условно можно назвать, инфантилизм, степень готовности к самостоятельной работе. Связано это с более высокой ответственностью за здоровье, своей ответственностью перед социумом, перед здоровьем конкретного человека. Врач в 1980-е годы, даже и не зная, но делал, то есть, руки шли иногда впереди головы, современный студент никогда не сделает то, что он не умеет или не пробовал.

 

Андрей Григорьянц: Это очень серьезное отличие, да, вы совершенно правы, раньше этого никогда не было.

Олег Янушевич: Такого не было, и я думаю, что правовая система, которая формировалась эти годы, сформировала и данный момент. Хорошо ли, плохо – я не буду сейчас говорить, но это тенденция. Ребята знают язык, ребята владеют компьютером, они готовы применять все новые технологии, им только дай возможность. Поэтому их потенциал, гораздо выше, чем у нас, выпускников 1980-90-х и так далее.

Вы сделали акцент, почему такой разный рынок в стоматологии. Мы недавно подписывали соглашение с Лионским университетом. Я попросил отвезти меня в клинику. Как всегда – приезжаешь, хочешь посмотреть, где обучаются студенты. Не повели, потому что стыдно было в сравнении с клиниками, которые они увидели у нас – и по оснащению, и по готовности делать технологии. Это не средние, это определенная группа стоматологов, те, кто, условно говоря, читают, участвуют в конференциях не потому, что их сгоняют на конференции, а потому что они сами держат активную позицию. Я могу сказать, что таких около 30%, активных, лидирующих. Некоторые стоматологи как поймают одну технологию, так в рамках этой технологии, иногда современной, иногда, скажем так, с прошлым, или оттеночком, как сыр с плесенью, он и живет этим и больше не развивается.

Возвращаясь к предыдущему вопросу по персональной практике, и в Германии, и в Америке есть клиники, в которые врач приходит наниматься, но он нанимается не к экономисту, инженеру, он нанимается к такому же стоматологу, который ведет практис. Я бы запретил законодательно руководителей быть акционером, не стоматологом. Это мое мнение. Как только руководителем становится, даже пускай самый прекрасный менеджер, но который не понимает, что это не просто бизнес, а прежде всего медицинская помощь, которая может быть завернута в медицинскую услугу.

 

Андрей Григорьянц: Вы затронули очень интересный момент. Бывает обратная ситуация, которая разрушает деятельность клиники в целом. Доктора могут быть прекрасными, они могут быть безумно талантливыми, высококвалифицированными, и дальше можно все красивые слова перечислять. Когда создается та или иная клиника, в ней начинают работать достаточно талантливые люди, но абсолютное отсутствие менеджмента, решения организационных вопросов всё разрушит. Стоматолога либо никто этому не учил, либо он просто это не выучил, или не ходил на занятия, происходит серьезный крен, который создает дезорганизацию в клиническом учреждении. Я вас очень хорошо понимаю, абсолютно разделяю мнение, что ни в коем случае нельзя допускать человека исключительно только экономического склада и коммерческих взглядов на жизнь к управлению стоматологической клиникой, потому что специфику он учесть никогда не сможет, согласен. Но, что касается критериев, на мой взгляд, когда создается рейтинг и оценка той или иной стоматологической клиники, очень важный аспект, очень важный момент – насколько клиника склонна к систематизации, к стандартизации процессов, просто к порядку внутри клинического учреждения. Сплошь и рядом, я думаю, что вы наблюдали, насколько клиника может работать абсолютно безобразно, при этом в ней находятся безумно талантливые врачи.

Владислав, вы как воспринимаете и как аудитория воспринимает в целом всё, что называется коммерцией в стоматологических клиниках? Так или иначе, один из основных критериев – человеку не должно быть больно и человека всегда интересует, сколько стоит та или иная стоматологическая услуга. Отсутствие менеджмента, отсутствие какого-то правильного управления клиникой, на мой взгляд, это провальный путь, он может привести клинику в никуда, но абсолютно не из-за того, что там нет оборудования и абсолютно не из-за того, что там нет хорошего доктора.

Владислав Дорофеев: Достижение русской стоматологии – это, прежде всего, коммерциализация. Это просто частные владения. Это акционеры, это частники. Именно частная форма собственности и сделала современную русскую стоматологию той, какая есть на сегодняшний день, и той, которой можно гордиться. Вы можете гордиться, как клиницисты, коллеги, и, собственно говоря, общество, как таковое, которое смогло воспитать вас и предоставило вам возможность сделать то, что вы сделали: вы – свою клинику, а вы – студентов, и при этом продолжаете оставаться клиницистом. Это просто браво, на самом деле, находите время, что означает, как вы ужесточаете личное время и всё остальное сжимаете.

Медицина и здравоохранение – в общем, если посмотреть с точки зрения развития сектора экономики, всего лишь бизнес. В современной отечественной экономике как раз те отрасли, откуда уходит государство, демонстрируют взрывной рост. У нас выдающийся просто пример – это отечественная металлургия. На сегодняшний день российская металлургия лучшая в мире по всему абсолютно. Она даже лучше, чем была в советское время при неисчерпаемых почти возможностях, только потому, что она 100% частная. То же самое и стоматология. Другое дело, что здесь развитие услуги, развитие сервиса, пока не может привести к накоплению соответствующих капиталов, чтобы перейти на другую стадию развития – создания новых технологий. Всё, чем пользуется российская стоматология – всё благоприобретенное и придуманное где-то там. Но это следующий этап, и та дробная система собственности, которая сложилась, возможно, не даст возможности, тавтология получилась. Возможно, нужно будет прийти к новой форме организации – к объединениям, созданиям крупных корпораций, которые смогут сосредотачивать и аккумулировать большие средства, чтобы освобождать людей для практической науки, которая создает новые технологии, новые материалы и, собственно, возвышает стоматологию на другой уровень.

Отсутствие менеджмента – провальный путь, он может привести клинику в никуда, но не потому, что там нет оборудования или нет хорошего доктора

 

Андрей Григорьянц: Действительно, время должно быть свободным для того, чтобы человек мог заниматься научной деятельностью. Время должно быть именно предназначенным для практической деятельности. Олег Олегович, у меня вопрос. Я прекрасно понимаю, что высшее учебное заведение выпускает врача, в данном случае мы говорим об МГМСУ. Оно не выпускает владельца бизнеса. Но, зачастую, на сегодняшний день каждый стоматолог, у которого появляется та или иная возможность иметь собственное дело или собственную клинику, он обязательно это сделает. Я сейчас очень грубо выразился, но, на мой взгляд, проблема существует. Но ни один из докторов не готов к тому, чтобы быть владельцем бизнеса, потому что есть некая составляющая, когда ты стоишь у кресла и работаешь своими руками. Есть ли какой-то акцент на сегодняшний день в эту сторону?

Олег Янушевич: Менеджмент в нашем понимании – это когда пациент за 2 часа до приема получает смску: «Мы вас ждем сегодня на прием». Это много компонентов – и электронная карта, и запись, и формирование плана, объяснения, это большой комплекс моментов. Я очень часто нашим зарубежным коллегам, когда приезжаю, задаю вопрос: «А вы смс своим пациентам отправляете?», «Как вы проводите диспансеризацию пациентов при пародонтите?», - то, что требуется раз в полгода. «А мы этого не делаем» – «Почему?» Потому что система страхования устроена так, если пациент раз в полгода пришел – извини, ты должен будешь платить свои деньги.

В нашей стране стоматология первая вступила в платную медицину. Что греха таить, вся остальная медицина выстраивалась по шаблонам стоматологии в части оказания платных услуг и частного бизнеса. Я считаю, что сегодня нужно создавать систему для наших стоматологов, которых мы выпускаем, которая предусматривала бы возможность не просто открыть свое дело, открыть свою персональную практику. Когда мы говорим о менеджменте, я с вами абсолютно согласен, что это один из важнейших элементов работы врача; менеджер должен быть наемным лицом, он создает систему, он должен создавать систему продаж. Для врача важна наполняемость его рабочего времени. Каждый доктор стоматолог, которого мы сейчас спросим на улице: «что тебя беспокоит – заработная плата, или установка, на которой тебе работать?», на первое место в своем рейтинге поставит количество пациентов. Именно менеджер должен обеспечивать, государственная система менеджмента за счёт страхования. Я о стоматологической страховке 10 лет уже говорю, которая бы подгоняла пациента идти в клинику и беречь свое здоровье. Система внутреннего менеджмента организации клиники и, естественно, профессиональное ощущение врача, то, что он – менеджер своей услуги.

 

Андрей Григорьянц: То есть, все-таки удастся освободить того или иного специалиста чтобы его время было направлено исключительно на то, чем он должен заниматься. Наверное, в этом результат основной.

Огромное спасибо. У меня в разговоре с вами сложилось ощущение, убеждение и совершенно полное спокойствие, что достаточно мощный портал «Старт-Смайл», издательский дом «Коммерсант», наш МГМСУ им. А.И.Евдокимова в лице Олега Янушевича, я думаю, что при таких сильных позициях, при использовании действительно достаточно мощных ресурсов, удастся создать действительно объективный рейтинг. Во вторую очередь, я думаю, благодаря этой работе удастся модернизировать, трансформировать всю систему, о которой мы сегодня говорили. Я очень надеюсь, что каждый будет заниматься действительно своим делом и стоматология будет выдавать услугу очень высокого уровня не редко, а в большинстве случаев.

Олег Янушевич: Я хочу поблагодарить «Коммерсант», потому что мне рейтинг сделать сложно, я предвзятый человек. Я благодарен, что они взяли на себя, в общем-то, не популярную тему.

 

Андрей Григорьянц: Спасибо вам огромное всем за визит, за уделённое время и за очень полезную информацию. Я надеюсь, что мы действительно помогли выбрать клинику и быть более уверенными в том, что в России на сегодняшний день стоматология на очень высоком уровне.