Классический гипноз и директивный гипноз

Психология

 

 

Елена Женина: Здравствуйте. В эфире программа «Кофе-брейк с психотерапевтом». С вами  Елена Женина, Олеся Фоминых и гость нашей сегодняшней студии и сегодняшней программы Родченков Артем Дмитриевич. Здравствуйте, Артем.

Артем Родченков: Здравствуйте.

 

Елена Женина: Артем – гипнолог, специализируется на использовании резервных состояний человека для раскрытия его потенциала.

Насколько эффективна методика гипноза? Что с пациентом будет после гипноза?

Артем Родченков: С пациентом всё будет прекрасно, доверие возникает к любому специалисту, разницы между директивным и недирективным гипнозом не столь много. Директивный или классический гипноз, которым я занимаюсь, позволяет сделать изменения глубже. Когда у вас мелкая проблема, она сама пройдет. Когда у человека серьезные проблемы, нужны серьезные изменения. Серьезные изменения возможны только внушением и директивным внушением.

Например, человек курит. Он прекрасно понимает, что это вредно, что каждая сигарета приближает его к финалу, но он курит. Причину он знает, ему нужно решение. Гипноз – это решение проблемы. Если человек хочет понять, почему он курит, это тоже можно сделать. В гипнозе есть целый пласт – гипноанализ, который позволяет сделать, но он еще и позволяет решить проблему. Поговорить можно дома с друзьями, а решать проблемы нужно с помощью рациональных, эффективных методов, современный гипноза используется уже 300 лет. Если мы вспомним древний Египет, папирусам 4300 лет, и там описан метод гипнотизации. Гипноз сопровождал человечество на протяжении всей его истории. Нужно знать, уметь, пробовать, испытывать на себе и делать выводы.

 

Елена Женина: Вы с помощью своих методов и своей воли меняете поведение, мировоззрение, привычки человека. Не вредно ли это для его психики?

Артем Родченков: Человек пришел, он уже имеет запрос, он хочет измениться. Если он не придет ко мне, но он хочет измениться, он будет пытаться делать это сам. Я плохой механик, я не полезу чинить машину и обращусь к специалисту. Если человек хочет измениться, он тоже должен обратиться к специалисту.

Каждый день реклама что-то продает, каждый день на вас кто-то влияет. Гипноз – это еще и способ понять, как на вас влияют. Я еще занимаюсь обучением гипнозу, где рассказываю, как происходит манипуляция, внедрение в сознание, отключение сознания. Поэтому не надо бояться. В жизни всё страшно, планетой правит страх. Давайте этот страх уберем и посмотрим, что это, пощупаем, почувствуем, услышим, пропустим через себя.

 

Елена Женина: Для Вас гипноз – это еще один инструмент для решения проблем?

Артем Родченков: Конечно, конечно. Это строго научный подход. Русская школа гипнологии и психологии – это Бехтирев, Павлов, Платонов. Сейчас очень моден эриксоновский гипноз и западные течения. В трудах Павлова гораздо больше глубины и эффективности, чем в западных течениях. Пример: Милтон Эриксон наводит каталепсию руки за 20 минут. Нормальный гипнотизер, который воспитан в традициях классической школы наводит ее секунд 10 – 15.

 

Елена Женина: Психологом может быть практически каждый, а что касается гипнолога?

Артем Родченков: Тут очень похожая ситуация. Вот в классике работать могут единицы. Недавно мы снимали с Олесей, где показывали возможности гипноза. Мы показывали легкие и среднего уровня для нас феномены, сложные феномены даже не показывали. Их никто не может сделать. Их могут сделать через 3 часа общения с клиентом, через 4 часа. Мы это делали на 2-3 минуте.

Эриксоновским гипнотизером может быть каждый. Эриксон распространил сказкотерапию. Одна из основных техник Эриксона – техника метафоры. Сказки рассказывать может каждый. Здесь примерно та же ситуация. Чтобы работать в классике, надо быть личностью. Потому что я воздействую на человека, на его психику, контролирую ее для его же блага. Моя цель – решить запрос клиента, а не страшно повлиять. Я не колдун, не маг, я просто человек, который имеет запрос и пытается его решить наиболее рационально.

Катков разработал шкалу погружения, шкалу транса. Там можно делать чудеса и феномены, когда у человека проходит аллергия, исчезают страхи и фобии, когда он становится другой личностью. Сказкотерапией могут заниматься все.

 

Олеся Фоминых: Но нам с детства рассказывали сказки. Засыпает ребенок в мечтах, что станет принцессой. Почему многие девочки до сих пор хотят красивое белое платье, свадьбу, быть принцессой. Жизнь чуть иначе происходит.

Сегодня многие ходят обучаться сказкам, но это не так просто, внутри надо обладать мощнейшей внутренней мощью, силой. Основная масса эти сказки рассказывать не умеет, потому что им нужно по запросу человека сочинять сказку естественно. А это очень сложно. Именно поэтому есть гипнологи, к которым ходят годами. Это тот же самый психоанализ получается.

 

Елена Женина: Классический гипноз вырабатывает или раскрывает человеческие качества?

Олеся Фоминых: И то, и другое. Некоторые гипнолог классику вообще не берут, они не могут. Мне казалось, что мы это делаем, умеем, казалось, что все могут. А когда я начала наблюдать за ними с другой стороны, я поняла, что им не хватает внутреннего состояния, чтобы работать с классикой.

 

Елена Женина: Может быть, это еще и боязнь ответственности, потому что это достаточно глубокое вмешательство?

Олеся Фоминых: Эриксоновка тоже ответственность, и психоанализ – ответственность. Классика быстрее, глубже всё формирует. Здесь просто гораздо быстрее всё происходит, чем глубже человек погружен, тем быстрее решаются внутренние задачи.

 

Елена Женина: А с какими запросами приходят люди в твоей практике?

Олеся Фоминых: С абсолютно разными. С неуверенностью, с аллергией, что-то хотят бросить, что-то хотят приобрести. Интересные запросы по поводу успеха: «Я хочу быть более успешным человеком». Кто-то хочет стать богатым, кто-то хочет машину. Я не делаю им магические ситуации. После работы с внутренними резервами человека, с подсознанием человек начинает осознавать и понимать, как ему к этому прийти быстрее, всё это происходит на уровне глубокого подсознательного процесса.

Артем Родченков: Это вопрос удачи. Например, я иду по улице и хочу познакомиться с девушкой. Рациональнее знакомиться с той, которая хочет познакомиться. Как определить? Если в одежде девушки красный цвет, бессознательно она выдает желание встречи. Я настраиваю бессознательное на восприятие. Удача – это тонкая настройка бессознательного на восприятие, оно начинает видеть вот этот красный свет в некоторых ситуациях.

 

Олеся Фоминых: Бывает люди с проблемами физиологии. Живот, кишки, псориазы. Люди тянут очень долгие период времени. Просто мне иногда удивительно, когда человек приходит и говорит: «Вы мне поможете? Одного раза достаточно?». Я не волшебник, всё равно с этим нужно работать.

Артем Родченков: В Японии часто на серьезных переговорах присутствует специалист по манипуляциям. Он обычно тихо сидит в конце стола и следит за тем, что делается и что происходит. Наблюдает, не было ли какого воздействия.

Я согласен, волшебной таблетки от проблемы нет. А человек думает, что гипнотизер – это некий Гарри Поттер. Если человек не прикладывает никаких усилий, результат наступает гораздо дольше. Мы работу сделаем, но нам надо будет пройти не 5 сеансов, а 30 сеансов, тогда мы сделаем работу без его участия. Гипноз – это не только погрузил, установку дал, вывел. Это еще и некая терапия. Если человек слышит, процесс идет гораздо быстрее.

 

Олеся Фоминых: Это из серии: все знают, как похудеть, но никто этого не делает.

Елена Женина: Все знают, что курить вредно и нужно бросить, но никто не бросает.

Олеся Фоминых: Да, человек приходит и говорит: «Помогите мне бросить курить». Есть более жесткие методы, это не всегда эффективно, но почему и бы нет. Если человек не может ничего сделать, у него реально есть желание бросить, но он не может и не хочет долго с этим морочиться. Не надо перекладывать ответственность на гипнотизеров. Это ваше подсознание, мы всего лишь работаем через него.

Гипноз – это эффективный способ решения любых запросов, которые могут быть исполнены в психологии

Елена Женина: Что делает гипнотизер с подсознанием и с пациентом?

Артем Родченков: Кратная модель гипноза. Есть сознание, есть бессознательное. Сознание очень умное, но очень слабое. Бессознательное – невероятный ресурс, но уровень интеллекта примерно на 4-5 лет. Мы выключаем этого умного брата и идем к могущественному брату, разговариваем с ним на его языке. Говорим, что Петру для достижения того, необходимо это. Как только мы получаем согласие, то фактически получаем помощь невероятного ресурса. Классический пример: мама идет с ребенком, на ребенка кто-то напал. Даже если мама будет весить 40 килограмм, сработает бессознательный запас реакции. Примерно эти же ресурсы мы берем на благо клиента, эта мощь заложена природой. Есть механизмы, которые будут возникать при критических ситуациях. Но эту же мощь можно использовать, чтобы человек бросил курить, стал успешен в карьере.

Интересные вопросы по мотивации со спортом. Я работал с профессиональными спортсменами. Все, начиная от КМС и спортсмены выше, используют трансовый ресурс. Посмотрите в глаза любого профессионального спортсмена, когда он выполняет упражнения, вы это увидите. Если это сделать с помощью гипноза, достижения будут феноменальны. И не надо никаких допингов. Скоро будет уже комиссия по гипнодопингам, потому что всё, что делает допинг, можно сделать с помощью гипноза. В Австралии, в Америке это используется. Китайцы используют Цигун. Россия, я надеюсь, тоже начнет это использовать.

Олеся Фоминых: У нас около мавзолея стоят солдаты, они же находятся в глубоком трансе. Представляете, простоять стоя много часов. Это колоссальное состояние, их обучают находиться в этом состоянии. Стоять 12 часов на морозе, в жаре, неважно. Они стоят, не двигаются, они в глубоком трансе. Подходят люди, машут, говорят, а они не реагируют. Это глубокое погружение в транс.

Елена Женина: Если пациенты, приходя к гипнологу с определенными запросами, понимают, что это бессознательное включается и решает их проблемы, не бывает ли так, что в итоге остаешься у разбитого корыта?

Артем Родченков: Бессознательное – это ваш друг в любом случае. Если оно приняло решение, оно будет вам помогать. Решения могут быть разными. Например, оно создало аллергию, реакцию, а она имеет вторичную выгоду. Если я договорюсь с бессознательным и объясню ему, что выгодно это, вы получите не разбитое корыто, вы получите огромный магазин с корытами. Не бывает того, чтобы оно действовало против вашей воли, ему надо донести и объяснить, почему это будет хорошо.

 

Елена Женина: Лучше, чем то, что было хорошо по мнению бессознательного?

Артем Родченков: Конечно, потому что оно принимает решение, исходя из своей логики. Она может совершенно отличаться от вашей. Вы думаете, что хорошо разбивать людям окна. Бессознательное думает, что он нехороший. И пока мы не договоримся, он будет днем хороший, а вечером бить окна. Глупый пример, но он показывает могущество бессознательного. Или человек решает после шести не есть, после семи начинает есть, потому что бессознательное говорит: «После шести не едим, а после семи – обязательно». Оно считает, что человеку надо питаться, у него есть мотивы. Когда мы с ним договариваемся, эти мотивы начинают работать, здесь невозможен эффект разбитого корыта.

 

Олеся Фоминых: Есть у меня одна девочка. Я ей неоднократно задавала вопрос: «Что ты хочешь?». Человек не знает, чего хочет. Основная масса людей не знает, что хотят.

Елена Женина: Многие не знают, что хотят, а многие даже боятся признаться себе в том, чего они хотят.

Олеся Фоминых: Да. Они платят деньги и тратят мое и свое время. Чего человек хочет? Некоторые люди приходят и говорит: «Я бы вот хотела изменить свою жизнь». Нужно время, чтобы докопаться, потому что я не хочу, чтобы я решала за человека. Хотя я вижу по манере поведения, что этому человеку надо. Но хотелось бы, чтобы человек сам дошел до этого,  он привыкает, что за него всё делают

 

Елена Женина: Если пациент приходит с каким-то запросом, то он свою ответственность пытается переложить на гипнолога.

Олеся Фоминых: Да, есть такие люди. Лучше всего, чтобы человек сам дошел до этого, на это уходит сеанс или 2 сеанса. Это необходимо, это больше психотерапия, чтобы потом реально поработать, чтобы у человека в жизни потом было понимание, что он хочет. Но есть люди, которые всегда так живут. Тут уже ничего не сделаешь, хотят приходить – пусть приходят. Есть категория людей, которые приходят к специалисту: «Всё, я понял, моя жизнь лучше всех». И они уходят в таком состоянии, живут так несколько дней. Потом приходят, они не умеют хранить это состояние внутри.

 

Елена Женина: А этому можно научиться?

Олеся Фоминых: Конечно. Бывает, что человек чувствует апатию, а от тебя он выходит заряженный. Это не говорит, что ты ему отдал энергию. Он не забирал ничего, у него есть всё это внутри.

Артем Родченков: Меня спрашивают, как должен жить человек? Я говорю: «Его должно переть от жизни». Это эмоции. Эмоции в большинстве своем бессознательны. Я фактически учу и закрепляю радость, удовольствие, принятие. Человек прекрасно понимает, что надо радоваться чашке кофе. А когда его прет от жизни, он действительно радуется чашке кофе. Это бессознательные процессы. Модулирование состояния человека – это только гипноз. Если рассказывать ему о том, что жизнь может быть прекрасна, до него не дойдет.

 

Олеся Фоминых: Основная масса людей имеет кучу забот, проблем, дел. Они забыли, каково быть ребенком, радоваться, восхищаться, любить. Когда мы были маленькими детьми, мы начинали истерить, подходили кого-то обнимали, потому что хотелось. Дети делают то, чего им реально хочется.

Артем Родченков: Кое-что остается. У мужчины это игры.

Олеся Фоминых: Да, у женщин тоже есть игры.

 

Елена Женина: Танцы вместо футбола, например?

Артем Родченков: Как вариант. Танцы мне очень нравятся. Культура Италии, где все от мала до велика танцуют на улице, в кафе, это нормально.

 

Елена Женина: Можно ли овладеть самогипнозом?

Артем Родченков: Можно. У нас масса курсов по самогипнозу. В гипнозе на определенном уровне сознание выключается. А как они дальше сами с собой общаются? Я сделал систему самогипноза, но она построена немножко на других принципах. Овладение самогипнозом возможно, если вы понимаете структуру психики, как устроен гипноз, что себе внушать. Потому что вы научитесь закрывать глазки, погружаться, рука будет висеть, но в жизни ничего не поменяется. Чтобы это работало, вы должны понимать структуру, в моей модели она достаточно простая. Вы должны понимать, что себе внушать, понимать пределы ресурсов. Если вы себе будете внушать: «Я бетмен, я завтра вылечу в окно», ничего не получится. Но если вы будете внушать, что «Мое здоровье с каждым днем постепенно улучшается», то через 3 месяца оно постепенно улучшится.

Олеся Фоминых: Многие люди считают, что самогипноз – волшебная палочка. Самогипноз – это гораздо длительный процесс, чем обычный гипноз. Гипнотизер помогает, наблюдает, руководит. А когда человек сам с собой работает, лезут мысли, мешают. Длительность процесса увеличивается.

 

Елена Женина: Сейчас многие практикуют медитации, это можно сравнить с самогипнозом?

Артем Родченков: Можно. Классическая медитация – садимся в странную позу, если взять позы йоги, там можно сильно заворачиваться. Это вред суставам. Сели мы в странную позу, подсознание думает, надо помочь человеку, и сосредоточивается на какой-то чакре, на том, чего нет. Это самогипноз без цели, это для людей, у кого много времени. Вот они сели, на чакру часок посмотрели, транс возник.

Олеся Фоминых: Каждый человек должен понимать, для чего он делает что-нибудь. Потому что можно сесть на кресло, посидеть, это та же медитация. Ты расслабляешься, когда просто отдыхаешь. Основная масса людей идет на медитацию, потому что у них много стресса. Надо задавать себе вопрос: что ты хочешь, зачем? Люди к этому относятся проблематично. Люди ничего не хотят делать, лень – это колоссальный нюанс человечества.

 

Елена Женина: Но с другой стороны, лень бывает двигателем. Люди, которые ленятся, пытаются найти более короткие и быстрые пути.

Олеся Фоминых: С одной стороны, я согласна. С другой стороны, я наблюдаю за людьми, которые ленятся, они начинают себя корить. Тогда надо научиться кайфовать от лени. У человека на уровне бессознательного начинается правильная работа.

Артем Родченков: Мне очень нравится подход азиатского востока к лени. Например, человек думает наклонившись, что нужно завязать шнурки, что бы еще сделать.Ээто искренняя любовь к лени. Я взял чашку, насладился весом, мышцы потренировал, подумал, как рука сгибается, отпил – уже 5 дел сделал. Это очень рационально. Почему они не спешат? Потому что они наслаждаются жизнью. В парках китайцы делают медленную гимнастику, потому что финал один – наслаждайтесь.

 

Елена Женина: Что касается обучения гипнозу и самогипнозу?

Артем Родченков: В России на данный момент есть несколько вариантов обучения. Первый – собирают 30 человек в зале и пытаются их за 3 дня научить гипнозу. На вас преподаватель за 3 дня уделит 40 минут в лучшем случае. Можно ли за 40 минут научиться вести программу или научиться водить машину? Нельзя. Но люди идут. Я считаю, что эффективно обучение либо индивидуальное, либо в очень маленьких группах, когда тебе уделено много времени.

У нас сейчас есть несколько институтов гипноза. Институт – это место, где есть программа обучения, количество часов, что должен уметь после выпуска человек. Помимо названия института, этого ничего нет. Чем определяется преподаватель? Качеством работы. Я знаю 2 таких преподавателей, которые могут похвастаться учениками. Остальные просто рассказывают, сколько человек они обучили.

Обучиться гипнозу можно и нужно, но либо индивидуально, либо в маленьких группах и понимать, что это достаточно большой познавательный пласт. Нельзя за 2 дня или за 2 месяца стать великим гипнотизером. Можно, взяв программу, отработать ее, взять следующую ступень, расширить свои познания. Как в любой профессии минимум год-два вы оттачиваете мастерство, можете уже что-то продемонстрировать. У нас неделю обучаются гипнозу, потом говорят: «Я всё знаю».

 

Елена Женина: Обязательно ли для гипнолога психологическое образование?

Артем Родченков: Лучше так. Если он качественно обучился гипнозу, он уже взял курс психологии. Если он неделю учился гипнозу, то лучше, чтобы он был психологом. Советую как-нибудь пригласить на передачу выпускника любого психологического вуза и поспрашивать у него, что он умеет делать конкретно. И вы получите понимание, что такое современное психологическое образование. Что делать со знаниями – он не знает. Хорошего образования сейчас очень мало.

Олеся Фоминых: На психологов вообще в последнее время очень много людей идет. Многие люди идут на обучение психологии, чтобы использовать знания только в работе с людьми. Как показывает опыт и наблюдения: из 100% обучающихся на курсах психологии только 2% умеют работать с людьми, 5% могут, но не умеют. Основные остальные 90% работают в других областях, им психология нужна как навык. Она им помогает.

 

Елена Женина: Спасибо огромное, что были с нами. С вами была я, Елена Женина, Олеся Фоминых и Артем Родченков – гипнолог, который специализируется на резервных состояниях человека для раскрытия его потенциала. До новых встреч в эфире, до свидания.