Синдром сухого глаза - бич современного общества

Офтальмология

Тэги: 

Ксения Чиненова: Сегодня я, Ксения Чиненова, врач-офтальмолог и Вячеслав Владимирович Куренков, профессор, поговорим на тему "Синдром сухого глаза - бич современного общества". Наша гостья Елизавета Геннадьевна Полунина, доктор медицинских наук и доцент кафедры ФМБА России офтальмологии.

 

Расскажите пожалуйста, Елизавета Геннадьевна, что это за проблема, почему она так актуальна в современном мире? 

 

Елизавета Полунина: Действительно, очень актуальная проблема, потому что таких пациентов становится с каждым днём всё больше и больше, это связано с двумя причинами. Во-первых, изменились представления о том, что такое синдром сухого глаза. Если до недавнего времени, буквально, ещё 15 лет назад, синдром сухого глаза связывали с тяжёлыми аутоиммунными заболеваниями, то в настоящее время уже говорят о том, что, всё-таки, основной причиной развития данной патологии является изменение продукции желёз, расположенных в толще века, которые, по сути, вырабатывают смазку для глаза и защищают глаз от пересыхания. Они вырабатывают жиры, которые называются в медицинским языке «липиды». Нехватка липидов чаще всего возникает в результате того, что, например, человек редко моргает, что бывает при повышенной зрительной нагрузке. Например, за рулём, особенно за рулём; где кондиционированный воздух, даже есть такое название – «глазной офисный синдром».

 

Вячеслав Куренков:  Синдром сухого глаза, офисный синдром, компьютерный синдром или красных глаз. Это одно и то же. Слушатели могут не понять, потому что похожие названия, всё время красный глаз, сухой глаз и так далее, одно ли всё это тоже. 

Елизавета Полунина:  Если до недавнего времени мы разделяли «красный глаз», то есть любой воспалительный процесс на глазной поверхности, это воспаление слизистой оболочки, допустим, конъюнктивит, конъюнктивы, воспаление века, блефарит или кератит. Все эти заболевания сопровождаются покраснением, относятся к красному глазу. В нашей практике мы больше всего сталкиваемся с сухим глазом. Чаще всего сухой глаз возникает в субклинической форме, когда присутствуют только жалобы, которые всем нам не понаслышке знакомы. 

 

Ксения Чиненова: Какие жалобы пациенты предъявляют? 

Елизавета Полунина:  На ощущение сухости, дискомфорта в глазах, зуда в области век, это всё классические жалобы, связанные с изменением. 

 

Ксения Чиненова: Зачастую, у каждого второго, может быть, и первого человека в современной жизни, у тех, кто живут в мегаполисе, в особенности. 

Вячеслав Куренков:  Наверное, чтобы было понятно, что такое, вообще, слеза и то же самое ли это, что и слёзная железа; та же ли это слеза, когда мы плачем, или это другие – надо, всё-таки, рассказать немножко о физиологии, анатомии. Откуда берётся пленка, зачем она нужна. 

Ксения Чиненова: Да, что такое слёзная железа, какая у нее функция, значимость для глаза.
Елизавета Полунина:
 Действительно, это очень важная структура, и даже отдельные авторы в свое время предлагали выделить слёзную плёнку в четвёртую оболочку глаза. Это не просто жидкость, которая омывает глазную поверхность, а слёзная, совершенно неслучайно называется плёнка. Она имеет определённую структуру, она состоит, по сути, из трех очень важных слоёв. Это некая слизь, которая покрывает поверхность глаза, следующий идет водный слой слёзной плёнки, после него уже идёт жировой липидный слой слёзной плёнки, о котором уже говорили. Почему такой важный, потому что, как и любой жир, он не позволяет испаряться воде. Именно наличие смазки позволяет максимально эффективно защитить глазную поверхность. Все эти слои вырабатываются, опять же, железами, которые расположены в слизистой оболочке и в толще века.

Слёзная плёнка глаза имеет свою собственную структуру

Ксения Чиненова: То есть слеза, которой мы плачем, и слеза, которая омывает наш глаз при моргании, это две совершенно разные, отчасти независимые, структуры. Елизавета Геннадьевна, скажите, пожалуйста, в чём разница: слезопродукция ежедневная, которой мы моргаем, увлажняем глаз, которая постоянно продуцируется, и та, которая включается эпизодически.

Елизавета Полунина:   Та, которая включается эпизодически, называется рефлекторная слеза. 

 

Вячеслав Куренков: Она, в принципе, служит для того, чтобы обильно увлажнить глаз и вымыть оттуда все частицы, крупные, мелкие, мешающие, которые туда попадают. Ещё одна нужда в этой железе, когда меняется настроение, хочется поплакать. 

Елизавета Полунина: Тут я как раз хотела ещё маленький акцент сделать, меня это очень удивило. Современные исследования продемонстрировали, что рефлекторная слеза, которая возникает в ответ на раздражение, например, когда мы режем лук, или когда что-то попало в глаз, и «эмоциональная», как она называется, слеза, они отличаются по своему биохимическому составу. В частности, эмоциональная слеза содержит феромоны, которые, по сути, позволяют осуществлять коммуникации именно такие. 

 

Ксения Чиненова:  Слеза, которая вырабатывается в течение дня, она делается вне зависимости от наших желаний, грубо говоря, это происходит. 

Елизавета Полунина: Да, безусловно, так как без увлажнения глаз начнёт пересыхать. Собственно, что такое синдром сухого глаза, о котором говорил ещё Гиппократ? Это называлось ксерофтальмия, то есть пересыхание глазной поверхности и, соответственно, гибель клеток. Если не брать тяжёлые заболевания, о которых мы говорили, аутоиммунные заболевания, синдром сухого глаза встречается у более, чем 60% современного населения. Безусловно, это зависит и от возраста, чаще всего встречается.

 

Ксения Чиненова:  К чему он приводит, к каким патологическим состояниям со стороны органов глаза?

Елизавета Полунина: Если не брать тяжёлую патологию, а говорить о часто встречающихся, то, во-первых, осложняет тяжесть течения различных заболеваний, которые есть уже. Совершенно немаловажно, пациенты испытывают постоянное чувство дискомфорта, который в значительной степени снижает качество жизни. Поэтому, не стоит недооценивать, не говоря уже о том, что любой воспалительный процесс на глазной поверхности при недостаточности слезы, или после операции, пациенты восстанавливаются гораздо дольше. 

 

Вячеслав Куренков:  Кроме того, у нас слёзная плёнка, или поверхностная жидкая оболочка, кроме защитной функции, питательной, ещё выполняет очень большую функцию, оптическую. Без неё роговица не обладает теми свойствами, которыми она должна обладать. Она не будет блестящей, не будет ровной, она не будет гладкой.  Она не будет задерживать на себя массу лучей, не будет их в неизмененном виде проводить внутрь глаза, соответственно, мы будем видеть очень некачественно. Поэтому, когда у пациента возникает синдром сухого глаза, кроме сухости, кроме чувства песка, чувства дискомфорта, тяжести в глазах, он начинает жаловаться на плохое зрение, на снижение зрения, на ухудшение восприятия предметов, на изменение окраски цветов, и прочие жалобы именно оптического характера. Синдром этот достаточно распространённый, сейчас он занимает все большее место среди глазной патологии. Он ведёт не только к оптическим дискомфортам, чувству дискомфорта в глазу, но и к другим заболеваниям. При его длительном существовании начинается не только ухудшение смачиваемости, начинаются различные патологические состояния на глазной поверхности, все это может привести к стойкому состоянию дистрофического характера роговой оболочки. 

Ксения Чиненова: Скажите пожалуйста, проговорили: защитная функция, оптическая функция. Есть ли у слезы защитная функция с точки зрения инфекции? Обладает ли слёзная плёнка, вообще, слеза эффектом защиты от различных микробов? Какой у неё состав, это просто жидкость?
Вячеслав Куренков:  Обладает ли она бактерицидным свойством?

Елизавета Полунина: Безусловно, слеза обладает бактерицидными свойствами; она не только очень сложно устроена, но и содержит массу различных веществ: и бактерицидные свойства там есть, и ферменты, и иммуноглобулины. Учитывая факт, что роговица, бессосудистая оболочка, должна быть прозрачной, ещё один момент есть: слеза питает роговицу и, соответственно, в ней есть ещё и различные питательные вещества. 

 

Вячеслав Куренков:  На глазной поверхности без слезы не может происходить захвата кислорода, она не будет в достаточном количестве растворять в себе кислород и проводить его внутрь глаза. Поэтому, у неё ещё трофическая функция в плане того, что она способна растворить кислород. Когда пациент надевает контактную линзу, уже та слеза, которая будет существовать на линзе, не сможет выполнять эту функцию, поэтому глаз, условно, находится в предгипоксическом состоянии. 
Елизавета Полунина:  Про контактные линзы можно добавить вот ещё какой момент. В современные контактные линзы, последнего поколения, разрабатываются с учётом важности слезы. Если изначально не учитывалась структура слезы, то в настоящее время уже разрабатываются контактные линзы, которые включаются в слезную пленку.

 

Ксения Чиненова:  Давайте немножко уйдём от патологии; всё-таки, без статистики сложно понять глобальность этой проблемы. Какова частота развития этого синдрома, в особенности, по половому признаку? Отчего это происходит? Как часто встречается и у кого? 
Елизавета Полунина:
Во-первых, современные данные статистики свидетельствуют, что примерно 60 % населения страдает синдромом сухого глаза. Безусловно, эта цифра зависит от возраста. Мейбомиевые железы, которые расположены в толще века – гормонозависимые железы. С возрастом, как всем хорошо известно, меняется всё, особенно у женщин постклимактерического возраста меняется выработка гормонов, кожа становится более сухой, здесь все те же самые процессы. Поэтому необходима какая-то компенсация. По статистике женщины чаще страдают, но современная жизнь, никого не щадит. К сожалению, даже у детей все гаджеты не только изменяют рефракцию, могут привести к изменениям рефракции, но и к синдрому сухого глаза, даже у молодых людей. 

 

Вячеслав Куренков:  Кроме изменения гормонального фона у женщин, когда ухудшается выработка секрета мейбомиевыми железами, какие ещё причины возникновения синдрома сухого глаза? 
Елизавета Полунина:
На самом деле, таких причин множество. В первую очередь, не считая того, о чем мы уже говорили, это после развития красного глаза, то есть весь красный глаз, это и воспаление слизистой, конъюнктивы, и воспаления роговицы, и воспаление века, все эти структуры участвуют в образовании слезы и распределении ее по глазной поверхности.

Ксения Чиненова: Фактически, исходы любых воспалений, которые были в глазу, на поверхности глаза.
Елизавета Полунина:
 Да, в каких-то случаях это транзиторное состояние, но в каких-то случаях, в частности, при многих формах блефарита, которые являются хроническими заболеваниеми. 

Вячеслав Куренков:  Когда поражаются не только веки, но и структуро- содержащие  элементы, то есть мейбомиевы железы. Но это собственные причины. Какие внешние причины? Примерно тогда же, когда происходит изменение гормонального состояния, все активно начинают делать блефаропластику. 
Елизавета Полунина:
Инъекции ботокса также снижают, блефаропластика может привести, по нескольким причинам вызвать изменение слёзопродукции. Нарушается архитектоника анатомических структур век, и возможно, через какое-то время, всё-таки, более трепетно к этому будут подходить. Но в настоящее время лично я в своей практике наблюдаю такие изменения. 

 

Ксения Чиненова: Колоссальное, я бы даже сказала. Практически, даже каждая вторая, по крайней мере, на моём опыте, пациентка приходит через какое-то время жалобами на постоянную отечность век, сухость глаза. Порой, из-за боли в веках пациентка не может разобраться, в чем проблема, пропускает начало сухого глаза и приходит к нам уже в запущенном состоянии. 
Вячеслав Куренков: Дело в том, что особо с пациентами не разбираются со стороны офтальмологии, когда идут к пластическому хирургу за данной услугой. Пластические хирурги не проводят исследования, которые, я считаю, нужно проводить при любой блефаропластике. Прежде всего, смотреть, как работают железы, насколько они нормально секретируют, насколько хватает секрета, смотреть на время разрыва слёзной плёнки и косвенно судить о её составе, нормальный он, или нет. Потом уже пациенту говорить: «Да, Вам можно провести операцию», или «Нет, Вам нельзя, потому что Вас будут проблемы с увлажнением глаза и начнутся другие проблемы». Вы должны взвесить, устраивает ли Вас это, устроит ли Вас это в будущем или нет. Но с пациентом, к сожалению, ситуация не обсуждается, они сталкиваются очень часто с проблемой, когда у них, действительно, секреторная функция, которая уже была преднарушена в связи с возрастными и другими изменениями, усугубляется, и возникает данный синдром. 

Елизавета Полунина: Кроме того, ещё есть два момента. Во-первых, после блефаропластики достаточно частое осложнение – неполное смыкание век, что тоже приводит к развитию, изменению слёзопродукции. Также сейчас очень активно применяется наращивание ресниц, я думаю, что Вы тоже в своей повседневной практике много сталкиваетесь. 

Блефаропластика, инъекции ботокса, наращивание ресниц могут вызвать синдром сухого глаза

Вячеслав Куренков:  Да, мы очень часто встречаем случаи, когда у пациента идёт сочетание – наращённые ресницы и, как первая фаза, вязкий секрет мейбомиевых желёз. То есть идёт застой, засыхание над протоком слёзного секрета до почти каменного состояния. Данную манипуляцию с веками надо производить, всё-таки, тоже взвешенно и, наверное, не всем подряд.
Ксения Чиненова:  Фактически, мы косметологам, в общем-то, завязали руки. Любые манипуляции, которые они выполняют с глазами, влияют так или иначе на структуру слёзной плёнки и на развитие этого синдрома, я правильно понимаю? Или просто надо с умом подходить? 


Вячеслав Куренков:  Все влияет, тем более, ботокс, который нарушает иннервацию, естественно, нарушает стимулирование железы, которая начинает думать, что она спит и не производит достаточное количество секрета. 
Елизавета Полунина: Что касается ботокса, то, к сожалению, это грозит не только развитием синдрома сухого глаза, но и развитием нейротрофических язв и кератита. Параорбитальная область – она, конечно, очень нежная и, наверное, с ней надо на "Вы". 

 

Вячеслав Куренков:  Да, это не простой кусок, участок кожи, который ни за что не отвечает, там очень сложная система, и её нарушить бывает очень просто некачественной процедурой, небрежно сделанной процедурой, или неуместно сделанной процедурой. В конце концов, к чему это может привести? Это может привести к слепоте?

Ксения Чиненова: Это приводит к значительному снижению предметного зрения пациента. 

 

Вячеслав Куренков:  У человека может остаться только светоощущение, потому что роговица уже не будет выполнять оптическую функцию; она может от массы патологических состояний помутнеть и уже не выполнять оптическую функцию, пациент может видеть только свет или нет. Так очень часто бывает, особенно при дефиците смыкания щели, особенно в ночное время после блефаропластики, такие пациенты приходят уже с белым непрозрачным рубцом. Такой может стать вся роговица, к сожалению. Как же этого избежать, как это вовремя предотвратить? Все это помогает сделать своевременная диагностика, вернемся к диагностике. 

 

Ксения Чиненова:  Что должно привести пациента к офтальмологу? Спрашивая у коллег и друзей, пациент понимает, что жалобы на сухость есть практически у всех, и очень долго справляется самостоятельно с этими проблемами. Будем честными, так оно и есть. Всё-таки, пациент пришёл на приём: какое обследование мы ему проведём, что мы будем искать?

Елизавета Полунина: В настоящее время существует множество тестов для изучения состава и функционального состояния слезы. Надо сказать, что это направление интенсивно развивается. Взять рутинный в настоящее время метод исследования, тест Ширмера. До недавнего времени только избранные врачи, у кого были полосочки фильтровальной бумаги, которые в свое время сами резали, за нижнее веко помещали, исследовали. В настоящее время уже это стало рутинным методом. Единого диагностического теста нет, чтобы один тест провести и сказать: да, у Вас синдром сухого глаза, такого теста нет. Необходимо для этого провести комплексное обследование, которое включает осмотр щелевой лампой, и красители мы используем. Ультразвуковая биомикроскопия также сейчас применяется, но с каждым годом это направление очень интенсивно развивается. Что ещё поможет нашим пациентам заподозрить у себя синдром сухого глаза и отправиться к офтальмологу? Есть тест, называется симптоматическое время разрыва слёзной плёнки. Пациент моргает однократно, засекает время и смотрит, через какое количество времени появится ощущение дискомфорта и покалывания, желание моргнуть. Соответственно, в этот момент глазная поверхность как раз направляет импульс в мозг, что мы должны моргнуть, потому что разорвался шаровой липидный слой слёзной плёнки. 

 

Вячеслав Куренков:  Этим тестом мы в детстве ещё начали заниматься, игра была, кто дольше не моргнет. Соответственно, кто дольше не моргнёт, тот защищён больше от синдрома сухого глаза, потому что у него жира достаточно в поверхности, у него нет позыва в мозг, чтобы немедленно моргнуть. Что касается теста Ширмера, все пациенты абсолютно, особенно кто впервые к нам приходят, удивляются: зачем, что мы суем в глаз такую полоску, и название такое необычное – тест Ширмера. Все, пока это не пройдут, беспокоятся; никогда, нигде им не делали. К сожалению, это не рутинная ещё до сих пор процедура, хотя, я считаю, если мы описываем в норме роговицу, глазное дно, придаточный аппарат, то мы должны описывать и секреторный аппарат, в норме. Ведь не занимает много труда поставить эту полоску, посмотреть, какая слезопродукция у данного пациента, хотя он не жалуется. Зато на будущее у него будет информация, выписки, как правило, пациенты носят с собой, какая же она была. Можно будет судить, изменилась она или нет. 

Ксения Чиненова: Как часто нужно моргать в норме? Понятно, что человек об этом не задумывается, тем не менее, если провести самодиагностику, сколько секунд в норме нужно вытерпеть?

Елизавета Полунина: Где-то, в идеале, 10 секунд, но на самом деле, конечно, даже если через 7 секунд, то будет норма. 

 

Ксения Чиненова: Сейчас офисные наши пациенты посмеются, они же могут минутами. 

Елизавета Полунина: Но мы при этом не знаем, в какой момент возникло ощущение дискомфорта. 

 

Вячеслав Куренков:  И насколько он угнетает свою моргательную функцию. 

Ксения Чиненова: Сейчас я завела речь об офисных наших пациентах, о тех, кто работает за компьютером. По статистике, моргание при зрительной нагрузке, будь то книга, чтение, телефон, компьютер, в 4 раза реже происходит, чем у человека, который не занят зрительным трудом, это так?

Елизавета Полунина: Да, действительно так, и при чтении книги мы тоже моргаем гораздо реже. Но, есть такой момент, что, всё-таки, компьютер обладает неким излучением. 

 

Вячеслав Куренков:  Все поверхности, которые обладают излучением, в том числе, свет, солнечный свет, мониторы, различные приборы, инфракрасное излучение, всё это испаряет и усиливает испарение слезы с поверхности глаза, естественно, увеличивает количество мигательных движений. Также очень влияет влажность воздуха. Не секрет, если воздух влажный, то количество моргательных движений будет меньше, чем где присутствует сухой воздух, это обычно зимой в отапливаемых помещениях, где нет увлажнителя воздуха. Хотя, для здоровья, не только для глаз, лучше иметь влажность 60-70 %. В домашних условиях, как правило, у всех это 10-20 %, что очень плохо как для глаз, так и для кожи, для лёгких, и для волос, и для любой открытой системы, которая должна находиться в определённом состоянии, в определённой влажности, в определённых комфортных условиях. 

 

Ксения Чиненова: Вячеслав Владимирович, скажите, если пациент довольно длительно сам справляется с заболеванием, умеет как-то претерпевать, к чему может привести такое безобидное заболевание? Есть же ряд заболеваний, которые в МКБ в классификацию болезней входят. К каким изменениям приводит этот синдром? Ведь синдром – это синдром, а заболевание – это заболевание. Что страдает в первую очередь?

Вячеслав Куренков:  Прежде всего, нужно опять вернуться к анатомии, физиологии нашего аппарата, в чем он должен комфортно существовать. Должны присутствовать, во-первых, железы. Они могут отсутствовать за счёт неправильной хирургии, когда при блефаропластике их просто пересекают, либо за счёт каких-то травматических повреждений, ожогов, химических ожогов и так далее. Той же самой наклейки ресниц. Ведь их клеят на клей, а каким составом он обладает, как он действует в токсическом плане на окололежащие мейбомиевы железы – никто этим вопросом до конца не задавался, не изучал. Хотя мы уже гипотетически можем сказать, что наклеенные ресницы приводят человека к нам, к офтальмологам с определёнными жалобами. Плюс, естественно, определённое количество секрета должно выделяться слезой, плюс, отсутствие факторов, мешающих правильной регуляции. Те же контактные линзы сбивают рефлекторную дугу, потому что под линзой слеза никогда не высыхает, она находится в состоянии поверхностного натяжения, наш глаз воспринимает как достаточное количество слезы на глазной поверхности. Соответственно, включается порочный круг. Практически, половина, наверное, пациентов, которые вынуждены отказаться от ношения контактных линз, это люди, которые начинают страдать недостатком выработки секрета мейбомиевыми железами, или синдромом сухого глаза. Плюс, различные заболевания, которые ведут и нарушают состав слезы. Всё это может привести к дистрофическим изменениям роговицы, вплоть, наверное, до буллезной кератопатии. Хотя, она не только из-за слезы может быть, из-за нарушения других слоёв роговицы, которые уже не удерживают, неправильно функционирует проведение жидких сред внутрь глаза. Нарушается обмен и, соответственно, пропитываются, увеличиваются ткани, слои, и разрывается не только слёзная плёнка, но и эпителий. 

 

Ксения Чиненова:  Получается, что изменения уже влияют на зрение, с чего мы начали. 

Вячеслав Куренков:  Уже изначально, когда пациент начинает страдать достаточным дефицитом слезы, когда это мешает роговице, с анатомической точки зрения, быть блестящей, сферичной, прозрачной, то уже появляются жалобы на зрительную функцию. Также, после операции, ведь каждая операция на глазах вводит в стресс состояние слезопродукции. У каждого пациента этот стресс длится разный промежуток времени. Пациенты, у которых он быстро восстанавливается, у них и оптические функции восстанавливаются сразу. Если у пациента изначально был синдром сухого глаза, выполнена та или иная операция, или рефракционная операция, то, естественно, у него обострится это состояние и будут нарушения оптического характера.

У нас была пациентка, которая не могла носить контактные линзы, сухой глаз вследствие использования контактных линз. Очки она не хотела категорически, никак не хотела. Мы её готовили полгода, лечили ей синдром сухого глаза, назначали капли, стимулировали различным образом. Функция у неё более-менее восстановилась, мы её подготовили. Мы ей сделали операцию, у неё обострился синдром сухого глаза. Ещё после операции, когда наблюдали, роговица была сухая, мы докапывали капли. Из этого состояния она выходила около полугода, это уникальный процент с учётом, что мы полгода её готовили. Мы об этом пациента предупреждали, она готова была пойти на те вещи, чтобы потратить своё время на данный дискомфорт, который неминуемо наступает у пациентов, имеющих такой синдром. 

 

Ксения Чиненова: В ряде случаев пациенты задают вопрос: почему после операции мне стало так сухо глазам, если речь идёт о рефракционных операциях. Сложно, зачастую, объяснить, что проблема была и до того.

Вячеслав Куренков:   Роговица обладает очень богатой сетью нервных окончаний, которые нам служат не только для того, кроме того, чтобы мы закрывали глаза, если нам соринка попадёт в глаз, но ещё и отвечает за рефлексы. Она чувствует, сколько находится на глазной поверхности слезы, от этого ведь меняется чувствительность. Если много, то есть достаточное количество слёзной плёнки, она хорошая, богатая, то пациент не чувствует свой глаз. Но, как только изменяется её состав или толщина, пациент начинает ощущать свой глаз, начинает испытывать ощущения, которые называют чувство соринки, песка и прочих. За это несут ответственность нервные окончания, которые участвуют в процессе контроля над рефлекторными воздействиями. 

 

Ксения Чиненова:  Плавно перейдём к лечению, если проблема уже выявлена, и пациент готов лечиться. Основные направления в лечении данного синдрома, на что сделаем акцент?

Елизавета Полунина: Это направление тоже очень активно развивается. Если 15 лет назад, предлагали всего три слезозаменителя, то в настоящее время очень сложно сориентироваться в ассортименте. 

 

Вячеслав Куренков:  В настоящее время масса фармацевтических компаний производит только слезозаменитили. 

Елизавета Полунина: Совершенно неслучайно, это ещё раз, на мой взгляд, подчёркивает актуальность проблемы. Как выбрать слезозаменитель? Безусловно, сразу возникает и ценовой вопрос, и возможности пациента. В целом, предпочтение отдаётся каплям без консервантов. Существуют эти капли на разных основах, и на гиалуроновой кислоте, карбомеры. Собственно, это их отличает. Все капли, слезозаменители, предназначены для увлажнения глазной поверхности, но тут же возникает вопрос, что является основой. Очень важна индивидуальная переносимость, насколько конкретному человеку комфортно при закапывании того или иного вида капель.

 

Ксения Чиненова:  То есть подбирается эмпирически, фактически. 

Елизавета Полунина: Отчасти, так, например, гиалуроновая кислота. Она замечательная, но она бывает и разных производителей, и разной концентрации, и соответственно, от этого зависит состояние комфорта, тут очень важно. Второе направление, которым мы занимались уже почти что 20 лет, это офтальмогигиена, которая состоит из двух этапов.

 

Вячеслав Куренков:  Которую предложил Лизин отец, Полунин Геннадий Серафимович, её разработал, тогда никто подобными вещами не занимался. Это были уникальные доклады, все говорили, что это, зачем это нужно. 

Елизавета Полунина: Это направление активно развивается и в настоящее время офтальмогигиена состоит из двух составляющих. Это гигиена органа зрения. Казалось бы, вещи, лежащие на поверхности, что нужно делать перерывы при работе на компьютере, нужно проветривать помещение, нужно чаще моргать. Но мы все, включая докторов, хронически это нарушаем, желательно об этом помнить.

Вторая очень важная часть офтальмогигиены, это гигиена век – то, что мы разработали с учётом современной жизни, сколько времени человек готов на это потратить. Очень важно регулярно проводить эти процедуры. Состоит из двух этапов, первый этап – это тёплые компрессы на закрытые веки, можно с применением ватных дисков. Можно даже тёплой водой, тут важна температура, чтобы размягчить секрет желез, которые расположены в толще века. После этого проводится самомассаж век при использовании гелей, есть специальные гели, например, T-gel и различные другие гели. Тут очень важно применять гель, любой массаж всегда проводится при использовании каких-то дополнительных средств. Гель позволяет не только очистить веко, но и увлажнить, и пациент уже после первой процедуры ощущает комфорт.  

Гигиена век не менее важна, чем лечение. Она выполняет профилактическую функцию, даёт глазам ощущение комфорта

Ксения Чиненова: Если мы говорим не о слезозамещении, а о более серьёзном лечении, направленном на избежание серьёзных проблем, таких, как кератиты нитчатые и другие проблемы. Какие группы препаратов в данном случае используются? Из современных, насколько мне известно, рестасис – новый препарат; препараты, которые так или иначе убирают септическое воспаление с точки зрения сухости глаза. 

Елизавета Полунина: Рестасис, действительно, очень сложный препарат, но совершенно неоднозначное к нему отношение, к цитостатикам. Наверное, есть показания, действительно, при очень тяжёлых патологиях, где уже перепробованы все существующие средства. Как правило, такие тяжёлые состояния возникают при аутоиммунных заболеваниях, тут очень важно своевременно обратиться.

 

Вячеслав Куренков:   Данная проблема ещё находится на стадии изучения, по ней ведётся очень много работ, защищаются диссертации, внедряются новые препараты. Поэтому, схема применения обновляется при лечении синдрома сухого глаза, данное направление активно развивается. Действительно, масса компаний не только переходят на производство слезозамещающих капель, но и средств для гигиены век, потому что всё в комплексе влияет на здоровое состояние нашего глаза. Наш глаз должен быть обеспечен защитой, увлажнением. Поэтому, структурные единицы так и называются: придаточный аппарат глаза, который его увлажняет, его защищает, бережёт, чтобы зрение всегда было хорошее. 

 

Ксения Чиненова: Спасибо Вам большое, что пришли, что раскрыли такую простую, но очень сложную тему. Берегите своё зрение, будьте здоровы, и при любых жалобах обращайтесь к офтальмологу.