Упражнения для глаз. Есть противопоказания

Офтальмология

Тэги: 

Инесса Леббех. Сегодня мы будем разговаривать про ложную близорукость. Почему ложную? Потому что есть предположения, что это всё проходит, что можно спокойно вылечить упражнениями для глаз. Когда у нас устают глаза, первое, что приходит нам на ум, мы открываем Google, открываем "упражнения для глаз", находим упражнения и начинаем делать. Кто-то - регулярно, кто-то - не очень регулярно. Но, оказывается, не все упражнения можно делать. Сегодня об этом мы будем разговаривать с Ириной Шевич, директором Института повышения квалификации и профессиональной переподготовки "Опти-класс", экспертом по медицинской оптике. Упражнения для глаз - это только верхушечка айсберга. А что же там, в самом айсберге? Что происходит с глазом? Что это за процесс аккомодации такой?

 

Ирина Шевич. Давайте разделим большую нашу тему на части. Первое -  люди хотят тренировать зрение, чтобы не носить очков, чтобы видеть хорошо, быть счастливой и радостной. Очень многие не хотят носить очков, поэтому находят различные упражнения и начинают тренировать глаза, как вы сказали. Но нам нужно понять, кому какие упражнения делать. Я зашла в интернет посмотреть, что же там предлагают делать, и там написано красными буквами: «Офтальмологи от вас скрывают правду! Они вам не дают такого простого упражнения, которое...». Далее предлагается очень простое упражнение: смотрите на кончик пальца, подносите его к носу, и делайте такие упражнения для того, чтобы тренировать глазную мышцу.

 

Инесса Леббех.  Я сейчас вспомнила. Помните, старый фильм "Война и мир"? Там учила она смотреть на кончик пальца.

Ирина Шевич.  Да, да. Ничего не изменилось с тех пор, точно так же, те же упражнения: рекомендуется смотреть направо, налево, вверх, вниз, по диагонали, вращать глазками. Но вот приходит ко мне мужчина, которому уже за 50, который всегда хорошо видел, прекрасно обходился без очков всю жизнь, потому что человек дальнозоркий. Дальнозоркие люди не просто хорошо видят вдаль, они видят мельчайшие детали. Как в анекдоте: "Что вы видите на таблице?" – "Типография №24". Примерно так. Он, естественно, когда зрение стало падать, решил, что не нужно терять форму, нужно тренировать глаза, он нашёл эти упражнения и тренировал глаза. Он смотрел на кончик носа, отодвигал пальчик, придвигал. В результате, ко мне он пришёл уже в момент, когда не смог водить машину. Почему? Потому что у человека началось двоение, у человека начало развиваться косоглазие. Человек дальнозоркий видит хорошо, но за счёт напряжения мышц глаза. Я сейчас об этом как раз и хочу подробнее рассказать.

Что такое наш глаз? Практически, все дети рождаются дальнозоркими. Примерно плюс четыре у нас у всех в момент рождения. Что это значит? Глаз маленький, он ещё не сформировался до конца, и оптическая сила глаза, оптическая роговица, составляющая глаза, слабая. Глаз несоразмерный, свет проходит через глаз и не фокусируется на сетчатке, уходит дальше, за сетчатку. Для того чтобы подтянуть фокусную сетчатку и видеть чётко, приходится постоянно напрягать внутреннюю глазную мышцу. Что это за мышца? Надо разобраться, какие мышцы мы будем тренировать. Когда мы пальчиком смотрим вправо, влево, вверх, вниз, у нас работают глазодвигательные мышцы, которые вращают глазные яблоки. За остроту зрения, за чёткое зрение отвечает другая мышца. Если вы посмотрите друг на друга, я вижу, что у вас красивые серые с голубым глаза, у кого-то карие глаза. За цветной радужкой у нас находится такая же круглая цилиарная мышца. Именно она отвечает за чёткость зрения. Пока глаз маленький, фокус был за сетчаткой; потом глаз растёт, принимает уже нормальную форму. Примерно к 7 годам у ребёнка формируется соразмерный, эмметропичный глаз, он приобретает нормальную остроту зрения. Поэтому детям на начальном этапе очки не дают. Там идёт естественная тренировка, условно говоря, мышца напрягается и подтягивает фокусную сетчатку, что способствует и эмметропизации глаза. Таким образом, тренировать можно у детей, но только в том случае, если нет явных нарушений.

 

Инесса Леббех.  Сейчас сделаю одну ремарочку. Есть мышцы, которые держат глаз, глазодвигательные, и упражнения как раз их поворачивают. А есть мышца внутри глаза. Мы как раз сейчас про неё говорим, про цилиарную мышцу.

Ирина Шевич. Да, именно, про цилиарную мышцу, которая отвечает у нас за чёткость зрения. Круглая мышца, которая находится у нас за цветной радужкой, в виде бублика. Хрусталик - это наша живая линза внутри глаза. Почему живая линза? Потому что она меняет свою кривизну и меняет оптическую силу. Когда цилиарная мышца расслаблена, хрусталик у нас висит, он висит внутри этого кольца на поясках, на цилиарных волокнах. Когда мышца напрягается, эти волокна провисают, и хрусталик приобретает круглую форму. Он выполняет роль плюсовой линзы, которая лучше, сильнее преломляет лучи и подтягивает фокус на сетчатку, человек хорошо видит за счёт того, что работает мышца и постоянно меняет кривизну хрусталика.

Когда человек смотрит вдаль, напряжение мышцы небольшое, когда ребёнок или взрослый смотрит вдаль. Пусть у него плюс один, плюс два. Небольшое напряжение позволяет ему видеть чётко, и он не замечает этого напряжения до поры до времени. Но, когда он начинает выполнять какую-то работу на близком расстоянии - читать, рисовать, причём, долго выполнять. А сейчас у нас компьютеры. Конечно, мы не были к этому приспособлены изначально.  Сейчас у нас гаджеты различных видов. У нас есть телефоны, есть планшеты, мы всё ближе и ближе подносим предметы к глазам, и всё больше и больше напрягается цилиарная мышца. Когда мы смотрим вдаль, у нас глаза стоят параллельно, цилиарная мышца расслаблена, хрусталик плоский. На любом другом расстоянии у нас цилиарная мышца напрягается, хрусталик становится круглым. У нас глаз работает как оптический прибор, как бинокль, или как фотоаппарат, который нужно настроить на резкость на определённом расстоянии. Ещё в середине XIX века Гельмгольцем был предположен механизм аккомодации. Он оказался настолько гениальным человеком, это был учёный, физиолог, физик, он сделал много открытий! До сих пор теория аккомодации Гельмгольца не потеряла своей актуальности. Сколько ни было споров на эту тему, проводилась масса исследований, теория Гельмгольца работы механизма аккомодации подтверждается современными исследователями. Причём, сейчас у нас есть современное оборудование, глаз можно рассмотреть во всех деталях. Ультрабиомикроскопом сфотографировать всё, рассмотреть и переднюю, и заднюю камеру глаза, как происходит циркуляция внутриглазной жидкости, как напрягаются волокна.

Цилиарная мышца имеет три вида волокон, которые напрягаются в разных направлениях. Задача цилиарной мышцы - как раз обеспечить чёткость зрения человеку. Поэтому она всё время подстраивается на все расстояния, которые нам нужны. Мы перевели глазки туда, повернули глазными мышцами яблоко, и одновременно цилиарная мышца сделала нам подстройку на резкость. Поэтому мы видим везде хорошо.

Чёткость зрения человеку обеспечивает цилиарная мышца, а не мышцы, поворачивающие глазное яблоко

Инесса Леббех.  Получается, когда спазм аккомодации, спазм глазной мышцы, это как переключатель поломался, да? Что попало – то попало, где-то чётко, а где-то картинка будет размытой.

Ирина Шевич. Спазм аккомодации – явление достаточно редкое. Я в своей 20-летней практике таких клиентов не встречала.

 

Инесса Леббех.  Но налево и направо ставят диагноз спазм аккомодации.

Ирина Шевич.  Мы не будем сейчас эту тему обсуждать. Спазм аккомодации - когда, действительно, мышцы спазмированы, происходит это достаточно резко и неожиданно. Человек вдруг теряет зрение. Это бывает в связи с какими-то стрессами, бывает, чаще всего, в подростковом возрасте, и чаще бывает у девочек. Человек резко потерял зрение вдаль, но может читать на очень близком расстоянии, потому что глаз фокусируется на очень близком расстоянии, только здесь он может что-то разглядеть, собственно говоря. Но это выходит за рамки нормы. В обычной ситуации глаз работает, легко подстраивается сам, на все расстояния мы видим хорошо.

Почему мы говорим, что в одних случаях можно тренировать цилиарную мышцу, а в других нельзя её тренировать? С чем это связано?

 

Инесса Леббех.  В интернете, опять же, в поисковике смотришь, предлагают одни и те же упражнения. Но рефракции-то у всех разные, начальная точка у всех разная. У кого-то гиперметропия, у кого-то миопия, у кого-то нормальное зрение. А упражнения даются всем одинаковые. Как определить-то?

Ирина Шевич. Давайте, начнём с начала. У нас ребёнок родился с плюс четыре. Чтобы ему видеть хорошо, его цилиарная мышца должна работать, должна перетягивать фокус на сетчатку. Поэтому ребёнка с нормальной гиперметропией, с дальнозоркостью в 4-3-2 диоптрии не корригируют очками. На что здесь нужно обратить внимание? Если вдруг вы замечаете, что глаз ребёнка косит, нужно срочно бежать к офтальмологу, потому что задача на начальном этапе, когда глаз формируется и развивается, когда оба глаза растут, до 4-5 лет нужно сформировать бинокулярное зрение. Что это значит? У нас глаз каждый сам по себе видит свою картинку. Мы фиксируем любой предмет двумя глазами, поля зрения правого и левого глаза накладываются и от этого получаем более чёткое, более яркое зрение, и более широкое поле зрения. Мы видим вокруг себя, расширяется поле зрения, повышается качество зрения. Если бинокулярного зрения не будет, не сформируется, не будет стереоэффекта, мы не сможем видеть, ощущать в пространстве предметы, не можем их определить. Человек при отсутствии стереозрения, может быть, догадывается, что какие-то предметы ближе, а какие-то дальше, но он их не видит.

 

Инесса Леббех. На стереозрение есть определённые тесты, которые в оптиках должны проводить, и очень часто их проводят.

Ирина Шевич. Поэтому, задача на начальном этапе, когда ребёнок растёт, нужно очень внимательно наблюдать за ним, насколько он хорошо видит: так же, как взрослый дальние предметы, он не спотыкается, не падает, не налетает на предметы в комнате. Если он постоянно задевает их, это должно насторожить родителей. Если ребёнок спотыкается, задевает за стул, за кресло, не может пройти в дверной проём, значит, не всё в порядке. Возможно, он не видит.

 

Инесса Леббех.  У него может либо двоиться предмет, либо он не ощущает, где находится этот предмет? Соразмерность в пространстве не ощущает, не знает, где предмет.

Ирина Шевич.  Может двоиться, либо он вообще плохо видит полностью.

 На это нужно обращать внимание. Ребёнок не знает, хорошо или плохо он видит, он таким родился. У него постепенно растёт глаз и постепенно формируется острота зрения. Я сама с этим столкнулась, с собственной дочерью, когда ей было 4 года, она у нас так и спотыкалась. Мы пришли к врачу-офтальмологу, я тогда ещё не занималась оптометрией.

 

Инесса Леббех. Я сейчас раскрою маленький секрет. Я знаю, что Ирина увлеклась оптометрией, когда начались проблемы со зрением у дочери. Увлечение и желание помочь выросло в профессию. Это просто здорово!

Ирина Шевич.  Да. Поэтому, я очень хорошо понимаю людей, которые тренируют зрение и хотят избавиться от очков. Когда-то я была в ваших рядах. Просто призывала выбросить очки и костыли, заниматься зрительной зарядкой. Но, с чем мы столкнулись? На что нужно обращать внимание? Мы нашли книжку в магазине "Улучшение зрения без очков" и начали по ней тренировать остроту зрения. Но острота зрения – не единственная функция глаза. Потому что, ещё раз повторю, на начальном этапе важно сформировать бинокулярность. Я тогда этого, конечно, не знала, мы тренировались только по буквам, спускались вниз, делали определённые упражнения очень простые. Острота зрения у нас улучшалась каждым глазом. Но бинокулярность мы тогда не сформировали, как выяснилось.

 

Инесса Леббех.  Получилось, один глаз получше стал видеть, второй - немножко похуже. Но слияние было в одну картинку?

Ирина Шевич.  Я даже не знаю, было тогда слияние или нет, потому что бинокулярный тест нам в поликлинике не делали. Не было у меня никакой информации на эту тему. Даже никакого звоночка, который бы предупредил: "Посмотрите, обратите на это внимание", не было. Острота зрения стала лучше, прекрасно уже видит одним глазом, практически так же видит вторым глазом, мы обоими глазами дошли до единицы, практически. Доктор нам сказал: "Какие вы молодцы".

 

Инесса Леббех.  В общем-то, хороший результат, упражнениями дойти до единицы.

Ирина Шевич.  Замечательный, да. "Вы такая замечательная мама, вас в пример надо всем ставить". Мы расслабились и перестали заниматься. Как только перестали заниматься, зрение, причём, одного глаза, опять стало падать. Почему падало зрение одного глаза, я не понимала на тот момент. Это я уже выяснила гораздо позже, когда пошла учиться и стала работать в профессии. Теперь я уже всем, с высоты своего профессионального опыта, говорю: «Товарищи, дорогие! Не всем нужно делать упражнения. Не всегда и не для всех они полезны». Тем, у кого плюс небольшой, нет никаких других нарушений, нет косоглазия – ни временного, ни периодического, ни явного, нет нарушений остроты зрения, мышца справляется. В молодом возрасте нормально, когда она напрягается, подтягивает фокус на сетчатке и мы получаем условный эмметропичный глаз за счёт того, что подтянули фокус на сетчатку и человек видит хорошо. Тогда можно этим заниматься. Но у нас ведь к 7 годам, когда глаз вырос, получилась нормальная острота зрения, дальше ребёнок идёт в школу.

У ребёнка к 4-5 годам очень важно сформировать бинокулярное зрение

Инесса Леббех.  Пошёл в школу, а там пошла зрительная нагрузка вблизи.

Ирина Шевич.  Да. А сейчас у нас нагрузка вблизи начинается ещё и раньше.

 

Инесса Леббех. Потому что мамы что делают? Чтобы не мешал ребёнок, или чтобы занять – на, тебе, деточка, планшет, поиграй или мультик посмотри! Дети уже с 3 лет привыкают к гаджетам.

Ирина Шевич.  Да, нагрузка очень большая на несформировавшийся зрительный аппарат, на аккомодационную систему, потому что аккомодационная система формируется примерно годам к 10-12. Поскольку аккомодация слабая, мышца слабая, она не может работать в нормальном режиме. Это приводит к тому, что глаз начинает компенсаторно расти сам, то есть он дорос до нормы, а потом он начинает удлиняться. Дальнозоркий глаз маленький, потому что остался таким, не дорос до нормы. Такие люди остаются на всю жизнь дальнозоркими. Они прекрасно видят вдаль, лет до 20-30 у них никаких проблем не бывает, а потом они начинают испытывать проблемы на близком расстоянии. Близорукий глаз – это тот, который вырос до нормы и начал удлиняться дальше. Вытянутый глаз, который отличается от эмметропичного, это большая проблема. Здесь, конечно, нельзя делать те упражнения, которые рекомендуются для дальнозоркого глаза. Здесь нужно поступать по-другому.

 

Инесса Леббех.  Сейчас минутку внимания для слушателей. Тем, у кого рефракция плюсовая, гиперметропия, можно делать определённые упражнения. Сейчас мы вам подробнее ещё скажем, и про возраст, в каком возрасте что можно делать. Тем, у кого близорукость, минусовая рефракция, нужно быть очень внимательными.

Раз уж мы затронули такую тему - детский возраст и планшеты, сколько, вообще, рекомендуется деткам заниматься? Понятно, что мы сейчас не можем вообще ограничить жизнедеятельность наших детей.

Ирина Шевич.  Наши рекомендации – 15–20 минут в день, небольшой мультик посмотреть, потом делать перерывы, конечно. Я не знаю, как сейчас выполнить эти рекомендации, это становится нереальным, уже невозможным, но нужно хотя бы стремиться. Что рекомендуется для детей, у которых формируется близорукость, как это предупредить? Очень много исследований на эту тему проводится. Есть, конечно, причины генетические. Если у взрослых, у родителей уже есть близорукость, то у детей чаще всего она тоже будет. Во-вторых, есть какие-то особенности развития глаза, когда слабая склера, растягивается, предрасположена к растяжению глаза. Слабость аккомодационного аппарата тоже способствует развитию. Есть множество разных теорий на эту тему.

В одном очень крупном исследовании, например, говорится, что у детей, тысячи детей проверяли, которые гуляют на улице на открытом воздухе под нормальным, естественным солнцем, у тех детей близорукость не развивается или развивается в меньшей степени. Поэтому рекомендуется гулять, гулять. Нормальное питание, нормальные прогулки на свежем воздухе способствуют укреплению организма и предотвращают развитие близорукости. Это то, на что нужно, прежде всего, обратить внимание. Далее, если близорукость, всё-таки, сформировалась, она начинается с так называемой ложной близорукости, когда глаз не справляется с нагрузкой, начинает излишне напрягаться, и цилиарная мышца совершает микрофлюктуации, подтягивая хрусталик. Микрофлюктуации – это движения, мелкие, колебательные движения.

Раньше считали, что аккомодация у нас включается на близком расстоянии, вдаль у нас глаза расслаблены, а на близком расстоянии включается механизм аккомодации. Сейчас доказано, что аккомодация у нас активна всегда, даже когда мы смотрим вдаль, когда мы смотрим на любом расстоянии, у нас мышца цилиарная работает. Она такая труженица, она у нас в напряжении всю жизнь находится. Как пишут в учебниках офтальмологии: "Стимулом к аккомодации является любой предмет, на который мы направили свой взгляд". Даже облако, пролетающее в небе.

 

Инесса Леббех.  Любой фокус, куда мы смотрим, на что мы фокусируемся, уже усиленно работает глазная мышца.

Ирина Шевич.  Усилия у неё, конечно, разные; чем ближе мы смотрим, тем больше она напрягается; естественно, чем дальше - тем меньше напряжение. Но и вдаль, и вблизи - это активный процесс. Вблизи детали мелкие, напрячься нужно гораздо сильнее. Происходит напряжение до 10 диоптрий. Если вдаль у нас ноль, то на расстоянии 10 см мы напрягаем аккомодацию на 10 диоптрий. В детском возрасте к 10 годам формируется механизм аккомодации, он сохраняет свою силу, скажем так, лет до 20 примерно, а потом начинается затухание этой функции. Причём, не за счёт работы мышцы, что очень важно понимать, мышца у нас продолжает работать всю жизнь; она как включилась когда-то, так и работает.

Почему у нас с возрастом объём аккомодации изменяется? Объём аккомодации - это наша возможность максимально напрячь глаза и максимально расслабить. Она измеряется в диоптриях и называется объёмом аккомодации. С возрастом мы не можем уже так близко разглядывать мелкие предметы, ближайшая точка, называется «точка ясного зрения», начинает потихоньку отодвигаться. Процесс начинается буквально в 20 лет. Казалось бы, мы все полны сил, энергии, мы не замечаем таких мельчайших изменений, потому что мы работаем на 30-40 см, нормальное для нас рабочее расстояние. На 25 см считается вообще самое оптимальное расстояние для зрения. Почему? Когда мы близко подносим предметы, изображение увеличивается у нас на сетчатке. На 25 см аккомодация ещё вполне свободно работает, нет перенапряжения в молодом возрасте, пока человеку 10-20 лет, 25, он справляется с такой нагрузкой.

Но почему с возрастом он перестаёт справляться с этим? Почему после 20 и после 30 лет упражнения делать не нужно? К 20 годам объём аккомодации начинает снижаться, но не за счёт работы мышцы. Мышца у нас продолжает работать с той же интенсивностью, но у нас постепенно меняется хрусталик, меняется его внутренняя структура, состав.

 

Инесса Леббех.  Как говорят, гибкость.

Ирина Шевич.  Хрусталик, как луковица, обрастает новыми слоями, меняется структура этих слоёв, внутренняя часть хрусталика становится всё более плотной. Действительно, теряется гибкость хрусталика. Он уже с меньшей лёгкостью изменяет свою кривизну, с меньшей лёгкостью подстраивается на разные расстояния. Лет до 30-35 мы этого практически не замечаем, а в 40 лет это уже проблема.

 

Инесса Леббех.  Это как с телом. С возрастом тело тоже гибкость теряет. В молодом возрасте это особо не замечают, кто не занимается физкультурой, фитнессом. Но в определённом возрасте по утрам уже становится тяжело вставать.

Ирина Шевич.  Когда вы занимаетесь физическими нагрузками на любые другие мышцы, это полезно - держать себя в тонусе. Люди по ассоциации думают, что так же и с глазами, нужно продолжать тренировать глаза, потому что там глазная мышца, которую нужно тренировать. Оказывается, наша проблема не в мышце, проблема в хрусталике. Вокруг нашего хрусталика круглая цилиарная мышца продолжает изо всех сил плясать, но хрусталик перестаёт ей подчиняться. Особенно, чем дальше, тем сложнее это сделать. В 40 лет у нас уже накапливается дефицит аккомодации в 1 диоптрию, то есть ближайшая точка чёткого зрения, если раньше вы могли на 10 см её к себе приблизить, она отодвигается на 30 см, и дальше, и дальше с возрастом. Мы уже не можем её разглядеть. Проблема, ещё раз повторю, не в мышцах, а в хрусталике. Поэтому, тренировать цилиарную мышцу не нужно после 30 лет, её нужно расслаблять. Представьте, вы взвалили на себя штангу и ходите с ней, тягаете её сутки напролёт, не переставая.

Даже во сне у нас цилиарная мышца напряжена. Когда мы спим, когда мы в бессознательном состоянии, у нас глаз сфокусирован на расстоянии примерно метр, сама мышца в этот момент, считается, не очень напрягается, но, тем не менее, она никогда не бывает в полном покое. Она - труженица, она, действительно, раба нашего механизма, она всё время старается нам обеспечить хорошее, чёткое зрение. Поэтому, в возрасте после 30 лет упражнения все прекращаем, нужно давать разгрузку мышце, нужно её расслабить, привести её в чувство. Вы же знаете, если вы занимаетесь тренировками, есть периоды, когда вы интенсивно напрягаетесь, занимаетесь, есть периоды, когда нужно отдохнуть, дать мышцам восстановиться. Так вот, нужно дать нашей бедной цилиарной мышце возможность отдохнуть, расслабиться и привести себя в порядок.

После 30 лет цилиарную мышцу нет смысла тренировать, потому что проблема заключается не в ней, а в изменениях хрусталика

Инесса Леббех.  Значит ли это, что в возрасте, когда выписывают очки для чтения, эти упражнения нельзя делать?

Ирина Шевич.  Конечно. Эти упражнения уже и не делаются, они заменяются очками. Потому что хрусталик уже не может сыграть ту роль, которая на него возлагалась изначально.

 

Инесса Леббех.  Глазная мышца выходит в определённом возрасте на пенсию. Ей очки прописывают.

Ирина Шевич. Неправильно думать так. Глазная мышца продолжает работать, она продолжает работать ещё с большей интенсивностью, но это её истощает. Внутри мышцы нарушается метаболизм, обмен веществ, что приводит к тому, что негативные метаболиты выделяются в глаз, в глазную слезу, внутриглазную жидкость. Появляются проблемы на сетчатке, могут возникнуть проблемы с тем, что цилиарная мышца, когда она перенапряжена, она может закрыть Шлеммов канал и нарушить отток внутриглазной жидкости. Тут мы с вами подходим уже к страшным заболеваниям, которые грозят людям в пожилом возрасте.

 

Инесса Леббех.  Да, да. Я как раз хотела сказать, что есть страшные заболевания, но на начальных стадиях зрение-то ещё высокое.

Ирина Шевич.  Да, именно так. Заболевания, которых нам хотелось бы избежать, - глаукома, катаракта, возрастная макулодистрофия - более распространены в возрасте после 50-60-70 лет. Но сейчас они к нам приближаются усиленными темпами, потому что нагрузка стала больше, цилиарная мышца не расслабляется, работает постоянно, нарушается её метаболизм, все эти процессы в глазу усугубляются. Вся зрительная патология обновляется и молодеет, проявляется всё в более молодом возрасте. Тем не менее, на начальном этапе у глаукомы, например, нет никаких изменений в остроте зрения. Острота зрения высокая, та же самая единица. Даже выпадения в полях зрения не сразу бывают заметны. Поэтому, на первых стадиях глаукомы, катаракты, макулодистрофии при высокой остроте зрения эти болезни, которые имеют необратимый характер, пропускаются, и они потом резко переходят в 3 и 4 стадию, когда уже бывает ничего нельзя сделать.

 

Инесса Леббех. На начальном этапе уже явная симптоматика, да?

Ирина Шевич.  Явная симптоматика начинается раньше, просто на неё никто не обращает внимания. Кто-то ориентируется только на остроту зрения, думает, что мне нужно тренировать мышцу, чтоб хорошо видеть, что мне это помогает, и я всё ещё вижу хорошо. Если человек говорит: "Я вижу хорошо", во-первых, это ещё не означает, что острота зрения у него в норме. Я встречала людей в своей практике, которым, например, показываю таблицу для близи, говорю: "Вы видите?" – "Вижу" – "Прочитайте!". Читают, большими буквами написаны тексты для близи. "А дальше?" – "А дальше вижу, прочитать не могу", - говорит. Это что значит? Когда мне люди говорят: "Я занимаюсь зрительной гимнастикой. Вы носите очки, а я не ношу, у меня глаза тренированные", я приглашаю прийти ко мне: «Мне интересно! Я за 20 лет ни разу не видела человека, у которого чудесным образом сохранилось зрение до самой старости». Человек ещё молодой, допустим, лет 45. Не приходит, потому что боится, что его самообман раскроется. Он опасается, что сейчас я его проверю по каким-то хитрым тестам и всё равно выведу на чистую воду.

 

Инесса Леббех.  Иллюзия пропадёт, что дальше-то делать? Всё равно выведем на то, что нужны вам очки.

Ирина Шевич.  У меня были пациенты, которые говорят: "Нам специально мелко сейчас пишут во всех инструкциях, чтобы мы все начали очки носить. Всё против нас". Человек не думает, что когда-то в молодости он всё мелкое видел. С возрастом он перестаёт это видеть, потому что идут изменения. Мы живём в такое время, когда можем себе заменить действия хрусталика оптическими приборами, которыми являются очки, по сути дела. Очки, контактные линзы. Контактные линзы бывают у нас и мягкие, и жёсткие, и ночные, и дневные. У нас сейчас очень много возможностей и средств очковой коррекции.

О чём нужно помнить, когда мы хотим иметь хорошее зрение и тренировать глаза? Нужно понимать, что, если у человека сформировалась близорукость, у него вытянулся глаз и фокус до сетчатки уже не доходит, он формируется перед сетчаткой. Никакими тренировками мышцы мы не сможем это исправить. Мы же тренировками ногу себе не сделаем короче.

 

Инесса Леббех.  Как говорят – что выросло, то выросло. По длине глаза. Кстати, есть такой метод исследования - биометрия глаза, как раз смотрят длину глаза.

Ирина Шевич. Мы только вытягиваем, вытягивать легче. Короче мы её сделать не можем, глаз сплющить мы назад не можем, передвинуть фокусную сетчатку может только линза - очковая линза или контактная линза. Очень любят у нас люди делать лазерные операции с тем, чтобы передвинуть фокус на сетчатку. Это отдельная история, конечно.

Здесь я что хочу сказать? Когда меня спрашивают, можно ли таким образом компенсировать потерю остроты зрения, здесь нужно понимать, что любая операция всегда имеет некоторые последствия. Это не так безопасно, как если бы вы надели просто очки или контактные линзы. Это уже как впаянная контактная линза в глаз, и тут - как вам повезёт. Если мы подбираем очки, то острота зрения может быть у вас и 150%. Если вам сделали лазерную операцию, то 100% - это отличный результат, чаще всего - 0,9, 0,8, это уже не 100-процентное зрение, и оно может ухудшаться в течение 2-3 лет. Тоже считается нормальный результат операции. Что бывает неприятно после такой операции, что роговица повреждена лазерным воздействием и появляется сухость глаза. Нужно капать увлажняющие капли. Но люди, которые не хотят носить очки, для них это не аргумент.

 

Инесса Леббех.  Есть такая возможность, почему нет? Это их выбор, да.

Ирина Шевич. Я хочу предупредить тех, кого не предупредили в лазерном центре, когда делали операцию. Потому что мне рассказывают. Буквально, недавно я разговаривала с коллегами, которые сделали когда-то лазерную коррекцию, а теперь зрение начинает падать. Человеку 45 лет, коррекцию сделали в 38. 7-8 лет проходит, всё было хорошо, а теперь возникают проблемы. Почему? Потому что задача очков какая? Перенести фокус на сетчатку. На любом другом расстоянии у нас глаз будет работать, как обычный нормальный глаз. Почему мы говорим, что близорукий глаз нужно корректировать обязательно? Перенести фокус на сетчатку, а дальше он включается и начинает работать, как здоровый глаз. На близком расстоянии с возрастом у нас эта способность теряется, поэтому, тем, кто сделал лазерную коррекцию в молодом возрасте - в 20 лет, в 25 лет, 10-15 лет они будут обходиться без очков. Но после 40-45 лет они всё равно наденут очки для близи, как и все остальные. Это нормальный результат, просто надо быть к нему готовым. Да, люди не хотят носить очки, они могут использовать разные способы - ночные контактные линзы можно носить, сделать лазерную коррекцию, но надо понимать, что это не навсегда.

О чём ещё я хотела сказать по поводу близоруких людей? Почему они не надевают очки? Потому что они вблизи видят хорошо. Они считают: «Раз я вижу, зачем мне ваши очки? Я компьютер вижу прекрасно, я читаю без очков, мне нужно только иногда вдаль надеть очки, когда я буду водить машину».

 

Инесса Леббех.  Да. Одно из их выражений: "Мне не нужно 100-процентное зрение, я и так вижу, мне, в принципе, достаточно того, что я вижу".

Ирина Шевич. Я буквально недавно разговаривала с девушкой, она пришла ко мне. У неё минус три, 22 года, очков она никогда не носила. "Кем вы работаете?" - спрашиваю. Она - искусствовед, ей нужно водить экскурсии в музеи. А как? Если минус три у человека, что он видит? Представьте себе, если у человека близорукость минус три. Он видит только на расстоянии 33 см, мы это легко можем проверить. Если у вас есть близорукость, вы можете посчитать, на какое расстояние сфокусирован ваш глаз. У нас диоптрия имеет фокусное расстояние 1 метр, 1 диоптрия = 1 метр. Поэтому, 1 метр делим на 5, например, получается 20 см. Если у нас минус три, значит, наш глаз сфокусирован на 33 см. Всё, что ближе 33 см, видно хорошо, а дальше уже начинает расплываться, чем дальше, тем хуже. С минус три человек видит только одну верхнюю строчку проверочной таблицы, может быть, вторые строчки, двумя глазами две строчки, в лучшем случае. Я спрашиваю: "Как вы с этим живёте?" Она отвечает: "Я привыкла, мне очень хорошо". "А почему вы очки не носите?" "А потому что мама сказала: мы не будем носить очки. Иначе у тебе зрение испортится. Если ты будешь носить очки, тебе будет ещё хуже".

Большое заблуждение, когда взрослые не разрешают детям носить очки, считая, что от этого будет прогрессировать близорукость. Это ошибка, это миф, это неправда, очки никак не влияют на прогрессирование близорукости. Правильная коррекция зрения как раз позволяет глазу начать работать, как здоровому, включается механизм аккомодации, это происходит уже на начальной стадии близорукости. При слабости и при близорукости важно надевать очки на постоянное ношение, потому что близорукий глаз видит на близком расстоянии не потому, что у него мышца цилиарная работает, а потому что он сфокусирован именно на близкое расстояние. Как бинокль - не вдаль настроен, как у всех, а настроен на близкие предметы. Здесь видно хорошо, а всё, что дальше – в тумане. Чтобы видеть далёкие предметы, как нормальному, здоровому глазу, нужно надеть очки, либо надеть контактные линзы и тут уже включать работу мышцы. Здесь, как раз, близорукому человеку нужны тренировки. Совершенно правильно, что он будет тренировать мышцу.

Правильная коррекция зрения позволяет глазу начать работать, как здоровому, включается механизм аккомодации

Инесса Леббех.  У нас тренировки для близоруких - это тренировать глаза, читать в очках. Для тех, у кого гиперметропическая рефракция, плюсовая, как быть?

Ирина Шевич.  Какое-то время они могут обходиться без очков. Тем самым они сами себе тренируют глаза, потому что они их всегда напрягают. Даже когда вдаль смотрят, они напрягают глаза, но до тех пор, пока не возникнут жалобы. Мы их называем "астенопические жалобы", когда в глазах появляется «песок», ощущение покалывания, что-то мешает, когда слезотечение возникает, глаза краснеют, когда болит голова. Ко мне приходят на приём, я задаю вопрос: "Болит у вас голова?" Человек мне начинает объяснять причины, почему у него болит голова. Мне не нужны причины, мне важны факты.

 

Инесса Леббех. Давление, погода, не выспался, аврал.

Ирина Шевич.  Работа тяжёлая, да, ещё что-то. У врача-офтальмолога, оптометриста есть определённые тесты, которые позволяют часть головных болей снять, если будут правильно подобраны очки. Правильно подобранные очки не должны вызывать головной боли, не должны вызывать тошноты, в них должно быть комфортно, удобно, и они запускают работу глаза на всех расстояниях, включают механизм аккомодации.

 

Инесса Леббех.  Я ещё ремарочку сделаю: есть линзы с поддержкой аккомодации для молодых.

Ирина Шевич.  Линзы с поддержкой аккомодации нужны в том случае, если сам глаз не справляется с нагрузкой. Если человек не носил очков, то аккомодация у него слабая. Его положили на диван - он берёг ноги, не ходил. Так же и его глазная мышца - не работала, потому что глаз без очков был настроен на близкие расстояния, он читал хорошо без очков, а вдаль не хотел их носить. Или надевал только для дали, вблизи снимал, поэтому аккомодация расслаблена. Когда ему надевают правильную коррекцию, ему бывает трудно в первое время напрягать свою мышцу – здесь-то ему нужна тренировка! Но тренировки самостоятельно не делаются. Нельзя просто взять и на палец начинать смотреть, это очень тяжёлое упражнение в таком случае.

Можно смотреть на точку на стекле и вдаль. Есть такое упражнение, и все близорукие его знают - метка на стекле, когда вы подходите к стеклу на расстояние 30-40 см, рисуете маленькую меточку размером 2 мм, чёрную какую-нибудь приклеиваете, и смотрите на метку - вдаль, на метку – вдаль. Мы смотрим дальше, а не на близкое расстояние, потому что, когда мышца не была задействована, и сразу давать ей нагрузку, смотреть сюда, очень близко – это вредно. Сначала нужно цилиарную мышцу привести в чувство, расслабить, дать ей возможность правильно питаться, назначаются и добавки пищевые, и витаминные комплексы. Сначала расслабляется цилиарная мышца от излишнего перенапряжения. Вы говорили о ложной близорукости, когда цилиарная мышца перенапряжена, она фокус из-за этого подтягивает вперёд, ещё дальше отодвигает от сетчатки. Поэтому нужно не заниматься самолечением и идти к доктору. Сначала правильная коррекция, потом уже все тренировки зрения.

 

Инесса Леббех.  Ещё, буквально, три быстрых вопроса. Правильное питание важно?

Ирина Шевич. Конечно, обязательно.

 

Инесса Леббех.  Прогулки и вообще, поддержка здорового образа жизни, ЗОЖ?

Ирина Шевич. Прогулки на воздухе, да, безусловно.

 

Инесса Леббех.  Помогут ли книги Норбекова, шаманы, эзотерики?

Ирина Шевич. На самом деле, у Норбекова есть очень хорошие упражнения. Я сама читала эту книгу когда-то. Там история была, они ходили в монастырь, поднимались высоко в горы. На самом деле, что они там делали? У них была задача: ходить с прямой спиной и улыбаться. Такое состояние, когда человек улыбается, меняет свою осанку, тогда добавляются упражнения, направленные на изменение мировоззрения, разные психологические практики, которые помогают человеку изменить отношение к жизни. Конечно, это всё полезно. Норбеков же сделал вывод, что не обязательно ходить ради этого в горы, можно спуститься вниз, ходить в спортзале по кругу и точно так же держать ровно спину, улыбаться. Ты уже часть своих заболеваний можешь отмести таким простым упражнением. Делайте, пожалуйста! Но, ещё раз повторю, краеугольным камнем являются: правильное питание, здоровый образ жизни, и для зрительной системы важно, чтобы она была сбалансирована, чтобы фокус попадал на сетчатку. Почему он не попадает на сетчатку? Это связано с нашим индивидуальным развитием. Возьмите, пополам лицо разделите, сфотографируйте отдельно правую и левую половинку. Сложите эти половинки, получится два отдельных лица. Мы все имеем асимметрию лица, у нас один глаз выше, другой ниже, на разном расстоянии от носа они находятся. Точно так же на сетчатку у нас лучи падают не в самый центр жёлтого пятна сетчатки, где формируется наиболее острое зрение, а он может попадать чуть-чуть рядышком, потому что эта ямка, ямка жёлтого пятна сетчатки составляет всего-то 20 минут по размеру. Но нецентральная фокусировка заставляет глаз чуть-чуть поворачиваться, чуть-чуть делать установочное, моторное, мышечное движение. Центр головного мозга сливает эти изображения, если они попадают на соответствующие участки сетчатки. Вот такие тесты вам должен проводить оптометрист, и только после этого уже назначать правильную коррекцию и назначать правильные тренировки, необходимые в каждом возрасте и для каждого вида рефракции.

 

Инесса Леббех. Поэтому, уважаемые наши слушатели, прежде чем заниматься упражнениями, гимнастикой для глаз, сначала сходите к врачу-оптометристу, проверьте зрение, узнайте, какая у вас рефракция, а потом уже выбирайте упражнения. С нами была сегодня Ирина Шевич.