Откровения хирурга имплантолога

Стоматология

Тэги: 

Дарья Волянская: Добрый вечер, дорогие друзья. В эфире канал «МедиаМетрикс». В студии Дарья Волянская. И ваша любимая программа «Онлайн-прием». Сегодня у нас фееричный гость – Гайдар Садраддинов, кандидат медицинских наук, врач-стоматолог, хирург, имплантолог и член Всемирной ассоциации имплантологов. Добрый вечер!

Гайдар Садраддинов: Добрый вечер.

 

Дарья Волянская: Спасибо большое, что Вы к нам пришли. У нас сегодня тема заявлена как «Откровения хирурга-имплантолога». Поэтому у меня сразу первый провокационный вопрос: когда мы научимся уже выращивать искусственные зубы для того, чтобы нам уже ни стоматологи, ни хирурги-имплантологи были бы не нужны и сэкономим на этом?

Гайдар Садраддинов: Как бы Вам ответить, чтоб не обманывать и не обнадеживать. Работают над этим очень давно. Начинали, как обычно, с крыс, собак, но ничего хорошего не получилось. Если верить зарубежным специалистам, то они еще в 1980 году научились это все выращивать, но никаких подтверждений этому нет. Остается верить, что когда-нибудь в нашей стране все-таки медицина выйдет на тот уровень, на котором хотелось бы ее видеть. И мы начнем отращивать зубы сами, без помощи докторов.

 

Дарья Волянская: И тогда уже стоматологи будут не нужны?

Гайдар Садраддинов: Нет, я думаю, что они будут нужны.

 

Дарья Волянская: Всегда?

Гайдар Садраддинов: Чтобы зачаток подселить непосредственно туда, на место отсутствующего зуба.

 

Дарья Волянская: Добрый вопрос: а почему вообще решили стать врачом? Я всегда всех врачей, которые к нам приходят, спрашиваю. И почему такая специализация, которая обычно вызывает ужас и трепет среди людей?

Гайдар Садраддинов: Нас боятся ровно 5 минут, пока с нами не пообщаются и не поймут, что у нас за пазухой нет скальпеля и ножа, и мы вполне очень веселые люди. Почему медицина? Начнем с того, что у меня мама – врач, правда, не стоматолог, она у меня врач общей практики. Наверное, на ее примере я с самого детства видел постоянные книжки и медицинские справочники. Что-то сам читал, что-то ее слушал, пока она защищала свою диссертацию. Наверно, это было каким-то толчком. Почему стоматология? Потому что я ленивый немножко. И для меня общая практика – это 6 лет учиться, и потом еще очень долго становиться тем специалистом, которым ты хочешь стать. Методом исключения мы выбрали стоматологию. Почему имплантология? Потому что это мужская специальность, не в обиду моим друзьям-терапевтам. Мужчина-терапевт – это слишком мягко, нежно.

 

Дарья Волянская: А имплантолог – это жестко?

Гайдар Садраддинов: Это жестко, это волосатые руки...

 

Дарья Волянская: И бормашину я сразу вижу.

Гайдар Садраддинов: Нет, бормашиной мы не пользуемся.

 

Дарья Волянская: У Вас очень интересная специальность со своей спецификой, что еще нужно быть очень хорошим психологом, на мой взгляд. Потому что когда к тебе приходит человек, пациент не по самому приятному делу и поводу, тут ведь надо как-то расположить к себе, найти какие-то слова. Как Вы успокаиваете пациентов и что им говорите?

Гайдар Садраддинов: Сейчас я выдам все свои секреты.

 

Дарья Волянская: Давайте смоделируем: человек зашел к Вам в операционную, трясется, понимает, что с ним сейчас сделают. Вот какие секретики, чтобы как-то успокоить?

Гайдар Садраддинов: Тут мы должны быть хорошими психологами. И буквально с первых шагов этого пациента в сторону кресла уже бывает понятно, с ним говорить мягко или надо чуть-чуть надавить. 90% мужиков, я имею право это сказать, трусливее женщин.

 

Дарья Волянская: Вы сейчас подтвердили мои догадки.

Гайдар Садраддинов: Приходит здоровый двухметровый мужчина, трясется, кресло мокрое от страха. Маленькая, хрупкая девочка переносит любые хирургические вмешательства намного спокойнее. Но это физиология, вы все-таки сильнее нас, я признаюсь, это так. Поэтому подход индивидуальный. С кем-то приходится посюсюкаться, с кем-то, наоборот, пожестче. И, как показывает практика, это работает всегда.

 

Дарья Волянская: Кто чаще обращается с проблемой – мужчины или женщины? Какая статистика есть? Кто сейчас активнее следит за собой?

Гайдар Садраддинов: Женщины. Именно женщины, не девушки, потому что молодежь у нас сейчас очень мало уделяет внимания здоровью. И, по статистике, если ко мне приходит молодая девочка до 26-27 лет, то во рту бывает картина намного критичнее, чем у молодой женщины до лет 40. Мужчины почему-то привыкли у нас забивать на зубы. Они считают, что мужчина должен быть без зубов, наверное. И приходят уже, когда картина очень ужасная. В основном, это тотальные работы – удаление всего и восстановление всего. Поэтому девочки чаще появляются на приеме у меня, нежели мужчины.

 

Дарья Волянская: Чем отличается имплантация зубов от традиционного протезирования? Вот я к Вам прихожу на прием, хочу импланты себе поставить. Ничего об этом не знаю, боюсь, трясусь, и вот Вы мне скажете...

Гайдар Садраддинов: Если будем разбирать на простом примере, отсутствует у Вас один зуб. Есть зубик – раз, и есть зубик – два, между ними ничего нет. Если мы говорим о нехирургическом решении вопроса, то для того чтобы восстановить зубной ряд, два соседних зубика нужно будет депульпировать, убить там нервы. Зубки нужно будет обточить и сделать три короночки.

 

Дарья Волянская: В каком случае человеку без зубных имплантов не обойтись?

Гайдар Садраддинов: В том случае, если у человека есть серое вещество. Все очень просто.

 

Дарья Волянская: Это лучший ответ в эфире нашей программы. А из показаний? К Вам приходят, когда уже это необходимо?

Гайдар Садраддинов: Ко мне приходят со всем. Я безотказный, как автомат Калашникова. Это бывают неудачные попытки других докторов либо очень трусливые пациенты, которые ждали-ждали – и вот пришли, и, конечно, рекомендации. Я очень люблю, когда ко мне приходят по рекомендациям. Мне это льстит, как доктору.

 

Дарья Волянская: Зубной имплант – это что?

Гайдар Садраддинов: Это альтернатива своему зубу. На сегодняшний день самая точная альтернатива, потому что лучше пока еще ничего не придумали. Помогает восстановить самое главное – жевательную функцию.

 

Дарья Волянская: Сколько по времени занимает установка импланта?

Гайдар Садраддинов: Если непосредственно операция, установка одного имплантанта на сегодняшний день – минут 10. Это не сложно.

 

Дарья Волянская: А как это все происходит? Подробно расскажите людям, которые, может быть, хотят это сделать, боятся и не знают, у них нет информации?

Гайдар Садраддинов: Любой человек в своей жизни сталкивался с такой процедурой, как установка пломбы, когда сверлят зубик. Ощущения ровно те же.

 

Дарья Волянская: Я сейчас вздрогнула.

Гайдар Садраддинов: Не надо дрожать. Высверливается в кости небольшой туннельчик, в который закручивается имплантант. Имплантат закручивается в кость, а не в десну, как многие почему-то думают, и находится в этой кости. Имплантант – это аналог корня зуба. Имплантант приживается в кости 2, иногда 3 месяца. Все по показаниям врача, насколько он хочет продлить период реабилитации. Далее уже вступает ортопед, который занимается непосредственно протезированием.

Имплантант закручивается в кость, а не в десну, как многие почему-то думают, и находится в этой кости. Имплантант – это аналог корня зуба.

Дарья Волянская: Сколько времени нужно ходить с этим имплантом до установления временной коронки?

Гайдар Садраддинов: 2-3 месяца ходим с имплантантом, пока он приживается, и недельки 2-3 на изготовление короночки, если это одиночная коронка.

 

Дарья Волянская: Насколько это травматично? И какие обезболивающие средства Вы используете при этом? Я надеюсь, это общий наркоз?

Гайдар Садраддинов: Нет, конечно. Зачем?

 

Дарья Волянская: Это была шутка.

Гайдар Садраддинов: Бывают случаи и такого наркоза. Чтобы говорить о травматичности удаления зуба, это уже сама по себе травматичная процедура. Не бывает атравматичных удалений.

 

Дарья Волянская: Это очень больно?

Гайдар Садраддинов: Это не больно совершенно, потому что у нас сегодня очень современный спектр обезболивающих препаратов. И одной этой ампулки, одного укольчика достаточно, чтобы проводить не минимальное, а хорошее хирургическое вмешательство. По болевым ощущениям это все совершенно безболезненно.

 

Дарья Волянская: Это пока анестезия действует. А потом ты открываешь глаза и хочешь умереть.

Гайдар Садраддинов: Потом у нас в силу вступает обезболивающее средство.

 

Дарья Волянская: Какие наборы есть?

Гайдар Садраддинов: Я люблю прописывать всем Нимесил. Это не реклама, это очень хороший препарат, нестероидное противовоспалительное, плюс обладает очень хорошим обезболивающим эффектом. Двух приемов достаточно, чтобы даже после очень травматичного вмешательства пациент чувствовал себя вполне хорошо.

 

Дарья Волянская: Есть какой-то серьезный отек после этой установки? Если есть, сколько он держится по времени?

Гайдар Садраддинов: Есть специальные противоотечные препараты, которые мы колем после операции. Они уменьшают тот отек, который мы по факту должны были получить, в 2-3 раза. И у нас уже не еще одна голова рядом, а небольшая припухлая щечка. Отек у нас по протоколу наступает на 2-3 день и далее уже на спад.

 

Дарья Волянская: Есть ограничения, противопоказания для установки имплантов?

Гайдар Садраддинов: Лет 15-20 назад абсолютным противопоказанием считался возраст. Сегодня возрастные критерии уже совершенно никем не рассматриваются. На моей памяти есть пациентка 1937 года рождения.

Лет 15-20 назад абсолютным противопоказанием считался возраст. Сегодня возрастные критерии уже совершенно никем не рассматриваются

Дарья Волянская: То есть возрастного потолка нет? И с 18 лет, наверное?

Гайдар Садраддинов: Все-таки надо дождаться того возраста, когда у человека сформировались кости, чтобы не было никаких осложнений. Есть начало возраста, но конца его нет. Остаются из противопоказаний соматические заболевания.

 

Дарья Волянская: Если пациент принимает гормональные препараты или беременность?

Гайдар Садраддинов: Беременность – однозначно нет. А что касается гормональных препаратов, то консультация с эндокринологом решает вопрос, можно проводить имплантацию либо нет.

 

Дарья Волянская: Вопрос, который, мне кажется, всех волнует. Насколько это дорого и неподъемно для кошелька рядового пациента? Или не все так страшно? Условно говоря, какой потолок есть по Москве?

Гайдар Садраддинов: По Москве потолка нет, потому что каждый доктор, каждая клиника устанавливает тот ценник, который им кажется наиболее выгодным.

 

Дарья Волянская: А нижний какой?

Гайдар Садраддинов: Мы делим имплантацию на бюджетные и люксовые операции, когда бюджет пациента не ограничен. Но переходить эти границы не советую никому. У меня есть четко пациенты, которых я отношу к бюджетной группе, потому что изначально в момент консультации пациент сам мне пытается намекнуть на свой бюджет. Я ориентируюсь на его бюджет и предлагаю тот или иной вариант решения проблемы.

 

Дарья Волянская: Есть бюджетные варианты...

Гайдар Садраддинов: Да, конечно, чтобы он этот вариант мог потянуть. Так что неподъемного сегодня нет ничего.

 

Дарья Волянская: Это правда, что в зависимости нижний зуб или верхний – разные цифры, сколько ходишь с имплантом?

Гайдар Садраддинов: У меня нет таких четких разделений, но какие-то доктора склонны оставлять верхний имплантант приживаться полгода, нижний – 3 месяца. Я больше ориентируюсь на тип кости. Косточка плотная, и уже в зависимости от этого я устанавливаю сроки до следующего этапа.

 

Дарья Волянская: Какие методики применяются для имплантации? Есть отсроченная методика, немедленная, или это все мифы?

Гайдар Садраддинов: Нет, это не мифы. Здесь все зависит от того, насколько врач имеет опыт в различных методах. А немедленная имплантация – я люблю такие работы, потому что не приходится ждать после удаления зуба какое-то время.

 

Дарья Волянская: Вы немедленную имплантацию предпочитаете?

Гайдар Садраддинов: Но, опять же, не всегда. Когда это позволяет тот костный объем, который мы сохранили после удаления зуба. Как имплантологу, мне нужно получить первичную стабилизацию имплантанта в кости. Если я ее не получу, то мы получим результат 50 на 50 – имплантант либо приживется, либо нет. Поэтому я люблю одномоментные работы, когда удалил зубик, симплантировал, и через 3 месяца пациент уже ходит довольный, с зубом. В противном случае срок растягивается на полгода.

Что касается немедленных нагрузок, здесь тоже все очень размыто. Бывают одномоментные работы с одномоментными нагрузками. В 90% случаев это фронт, то есть передние зубы, когда человеку нужно улыбаться, мы делаем такие работы.

 

Дарья Волянская: Из какого материала изготавливаются импланты, какие виды есть на рынке? И есть ли у них технологические особенности? С какими Вы любите работать?

Гайдар Садраддинов: Технология одна. И, как мне кажется, она самая беспроигрышная. Это титан – материал, из которого изготавливается имплантант.

 

Гайдар Садраддинов: А я читала, что есть из циркония. Причем он дороже, чем титан, и что на титан зачастую бывает аллергическая реакция. Это миф или правда?

Гайдар Садраддинов: У меня в практике был один случай, когда у нас была неудачная имплантация, неудачная переустановка. И тут я понял, что нужно идти копать глубже. Мы отправили пациентку, у нее оказалась аллергия на титан, то есть непереносимость металлов. В таких случаях цирконий – это выход. Но я немножко консервативен, пусть на меня ругаются все мои коллеги, но я люблю работать обычными имплантантами, без каких-либо новшеств.

 

Дарья Волянская: Эти импланты отечественного производства? Какая ситуация на рынке? И это правда, что западные образцы по качеству превосходят отечественные? Есть у нас производство имплантов?

Гайдар Садраддинов: Я патриот своей страны, но, если честно, я больше доверяю зарубежным производителям.

 

Дарья Волянская: Это какие страны? Где это производят?

Гайдар Садраддинов: Швейцария, США. Я понимаю, что у нас натянутые отношения, но я им доверяю. Наши имплантанты относительно недавно появились на рынке. Да, может быть, они хорошие. Я знаю много докторов, которые работают с ними.

 

Дарья Волянская: Но Вы с ними не работаете?

Гайдар Садраддинов: Я не работаю. Наверное, мне так проще, потому что я работаю с теми брендами, которые уже более 30 и 50 лет на рынке, и я им доверяю, следовательно, вижу результаты, которые я получаю.

 

Дарья Волянская: Какой срок службы импланта? Ты ставишь себе все это удовольствие, отдаешь много денег. И как это надолго?

Гайдар Садраддинов: Здесь все индивидуально. Я не так давно столкнулся с китайскими имплантантами. Имплантант простоял у человека год, оперировался он в России. Врач не скрывал названия имплантанта, в интернете сразу можно было понять страну-производителя. Вы знаете, имплантант был не из титана, это было напыление, потому что за год это напыление рассосалось.

 

Дарья Волянская: Хорошо, что не из пластика.

Гайдар Садраддинов: Да. Имплантант отторгся через год. В чем качественное отличие дорогого имплантанта и дешевого? То же самый титан – это биоматериал, который просто не отторгается. И поэтому сроки службы этого имплантанта зависят больше от индивидуальных моментов: возраст, здоровье пациента и непосредственная функциональная принадлежность того или иного имплантанта.

 

Дарья Волянская: Вы упомянули про отторжение импланта. Скажите, в каких случаях это происходит и что в таких ситуациях делать?

Гайдар Садраддинов: Может прийти молодой и здоровый 25-летний парень, и у него неудачная имплантация, имплантант отторгся. Здесь нужно понимать, на каком этапе это все произошло, где была допущена ошибка, и кем она была допущена. Потому что может быть недобросовестное поведение и пациента. У нас после операции имеется период реабилитации, как у любого врача, который настоятельно рекомендует пациенту воздержаться от каких-либо процедур определенное время. Если пациент недобросовестно относится к этим наставлениям, то мы можем получить картинку того, что у нас имплантант не прижился.

 

Дарья Волянская: Что все-таки делать в таком случае, когда он не прижился?

Гайдар Садраддинов: Самым правильным решением будет такой имплантант достать.

 

Дарья Волянская: Это еще одна операция?

Гайдар Садраддинов: Да. Если имплантант уже не прижился, то пациент понимает это сразу, потому что место установки имплантанта бывает очень набухшее, болит, возможно появление каких-то выделений из этой области, возможен подъем температуры. И пациенты, которые обычно после имплантации каждый день заглядывают в рот, им интересно, что у них там произойдет, вырастет ли зуб, они понимают, что что-то пошло не так. Следовательно, они связываются со своим врачом. Если доктор добросовестный, он поднимает трубку и приглашает их на визит.

 

Дарья Волянская: Тут главное – не медлить?

Гайдар Садраддинов: Да, потому что с каждым днем это выделение, которое у нас постоянно во рту, имеет место быть. Мы теряем кость.

 

Дарья Волянская: Они звонят, к Вам приходят. И что дальше будет?

Гайдар Садраддинов: Приходят, мы достаем этот имплантант.

 

Дарья Волянская: Опять наркоз?

Гайдар Садраддинов: Местная анестезия. Процедура похожа на удаление зуба, потому что имплантант зачастую бывает нестабилен в кости. Мы его достаем, чистимся, ушиваемся. Повторная имплантация будет в зависимости от того, как быстро восстановится объем кости. Мы получили косточку, в динамике делаем через 2-3 месяца снимочек, видим, что можем работать с данным пациентом, делаем работу, протезируем, отпускаем довольного человека на волю.

 

Дарья Волянская: После первичной консультации у врача сколько времени необходимо пациенту, чтобы приступить непосредственно к операции? И какие анализы надо сдавать? Как происходит процесс подготовки?

Гайдар Садраддинов: Первичная консультация у нас – это обязательно снимочки, КТ – компьютерная томография, где мы можем полностью увидеть всю картинку по кости, непосредственный осмотр в кресле, чтоб оценить степень, слизистую посмотреть.

 

Дарья Волянская: Просто катастрофа, да?

Гайдар Садраддинов: Катастрофа. Далее пациенту выдается список тех анализов, которые ему нужно иметь на руках. Расписывается план лечения, суммы в зависимости от бюджета пациента. Далее мы пациента отпускаем на неопределенный срок, пока он подготовит все анализы, которые он либо по почте, либо непосредственно сам приносит в клинику. Проводим анализ, выявляем все плюсы и минусы. Далее, если все хорошо, и нет никаких острых противопоказаний, мы назначаем пациента на операцию. Перед операцией тоже бывают рекомендации.

 

Дарья Волянская: Что делать нельзя, что можно?

Гайдар Садраддинов: Можно, в принципе, все, просто главное – покушать и прийти к нам. После операции ограничений чуть больше.

 

Дарья Волянская: Тут поподробнее остановитесь. Не есть неделю?

Гайдар Садраддинов: Нет. Очень многие не кушают, особенно девочки. Они говорят, что "мы как раз похудеем". Кушать надо, характер питания должен поменяться. Грубую пищу исключить.

 

Дарья Волянская: Как космонавты – протертое, пюрешечки...

Гайдар Садраддинов: Да. Потом "спасибо" мне говорят, потому что у них проходят все те острые моменты, которые их беспокоили.

 

Дарья Волянская: Все нормализуется.

Гайдар Садраддинов: Характер питания прошу изменить, ограничить физическую нагрузку, в каких-то случаях ограничиваем перелеты, потому что нежелательно после определенных процедур пациенту летать на самолетах, и, конечно, не париться.

 

Дарья Волянская: То есть никаких бань, саун?

Гайдар Садраддинов: Да.

 

Дарья Волянская: А как надолго эти ограничения?

Гайдар Садраддинов: Недельки 3. И физическую нагрузку, потому что у меня очень много хоккеистов, Вы знаете, у них проблемы – это отсутствие зубов. Они почему-то приходят ко мне на операцию и говорят: "Мы же до шести управимся? У меня в семь тренировка".

Ограничения существуют, но масштабных, что нужно просто лежать и не двигаться – это глупости. Нужно продолжать вести активный образ жизни, но не выходя за рамки дозволенного.

 

Дарья Волянская: Есть какие-то рекомендации, как ухаживать правильно за имплантами, чтобы продлить срок их службы?

Гайдар Садраддинов: Мы даем всем пациентам рекомендации. Гигиена, даже если у вас во рту нет ничего инородного, надо соблюдать простые правила гигиены. Наверно, ни для кого не будет новостью, что кому-то с зубами от природы повезло, кому-то нет. Человек может чистить зубы, использовать кучу гигиенических средств, и все равно он завсегдатай в стоматологии. Человек, который чистит зубы просто два раза в день, при всем при этом ест очень много сладкого, и у него все хорошо. Уход очень простой. Я всем пациентам всегда настоятельно рекомендую, когда мы их уже спротезируем, использовать ирригатор.

 

Дарья Волянская: И что это?

Гайдар Садраддинов: Пациенты ходят на чистку. Ирригатор – это такой домашний аппаратик, который заменяет эту чистку.

 

Дарья Волянская: Это чистка водой под напором?

Гайдар Садраддинов: Да, это вода под напором, которая промывает все кармашки.

 

Дарья Волянская: Это можно купить в аптеке?

Гайдар Садраддинов: В любой аптеке. Ценовая политика устроит любого человека, потому что бюджет от 3 до 300.

 

Дарья Волянская: И как часто им нужно делать и что?

Гайдар Садраддинов: По-хорошему, на ночь.

 

Дарья Волянская: Перед сном.

Гайдар Садраддинов: Перед сном. Почистить зубки, пострелять, и все.

 

Дарья Волянская: Гигиена полости рта. А специальные пасты, щетки, ополаскиватели...

Гайдар Садраддинов: Мне кажется, в наше время с таким спектром всего человек может просто выбрать для себя любую пасту, прочитав примечания, аннотацию.

 

Дарья Волянская: Может быть, есть специальные, медицинские, которые только по рецепту врача?

Гайдар Садраддинов: Нет, такого нет, обычные пасты. Кто хочет зубы побелее – отбеливающие, кто хочет успокоить десны – это всякие экстракты ромашки. Все по желанию.

 

Дарья Волянская: Плюс обезболивающее. Медикаментозная поддержка происходит параллельно? Что-то принимать надо?

Гайдар Садраддинов: После операции – прием антибиотиков, потому что у нас инородное тело. И чтобы у нас организм себя правильно повел, адекватно, мы прописываем антибиотики. Антибиотики прописываются непосредственно с учетом чувствительности организма к данному антибиотику, чтоб не получить нехороших ситуаций с аллергиями. Далее, это обезболивающее, полоскание растворами – хлоргексидином и т.д. И просто уход, гигиена. Выводим гигиену на новый уровень.

 

Дарья Волянская: Людям с диабетом первого, второго типа можно устанавливать имплант?

Гайдар Садраддинов: Я всех пациентов с диабетами, с какими-нибудь нарушениями и заболеваниями крови всегда отправляю к профильным специалистам.

 

Дарья Волянская: А вообще практика такая у Вас есть?

Гайдар Садраддинов: Практика есть.

 

Дарья Волянская: Не все потеряно. Если у человека диабет, он может установить имплант?

Гайдар Садраддинов: Пациентку после курса химиотерапии симплантировали. Хотя некоторые доктора от нее отказывались, я ей предложил, говорю: "Давайте попробуем". Все-таки нет прямых противопоказаний. Все хорошо и с ее здоровьем, и с нашей работой. Что касается заболеваний крови, если профильный специалист дает добро, то мы работаем с такими пациентами.

 

Дарья Волянская: Стоматология, имплантология – достаточно высокотехнологичная отрасль медицины и направления.  И за последние годы шагнуло все у нас вперед. Вы, как человек, который непосредственно этим занимаетесь, расскажите, что нового появилось, передового, перспективного, инновационного в Вашей области?

Гайдар Садраддинов: Очень перспективно шагающая отрасль. Каждый день – новое открытие в области медицины. И не только имплантанты получают, уже придумывают совершенно новую линейку имплантантов с совершенно нано-покрытием.

Уже придумывают совершенно новую линейку имплантантов с нано-покрытием

Дарья Волянская: С бриллиантовым напылением.

Гайдар Садраддинов: До этого еще не дошло. Очень широко шагающая отрасль, поэтому сказать про какие-то инновационные методы было бы глупо, потому что сегодня это уже может устареть. Завтра может что-то новое появиться. Поэтому я настоятельно рекомендую всем своим коллегам почаще ездить на всякие семинары, почаще посещать лекции наших коллег, потому что кто-то еще боится, а кто-то уже работает.

 

Дарья Волянская: Операций с робототехникой у Вас пока нет?

Гайдар Садраддинов: Я думаю, что это не нужно. Это больше полосные операции. У нас операции не полосные, поэтому хирургов-имплантологов пока никто не отменял.

 

Дарья Волянская: Я уже поняла из нашего интервью, что Вы точно считаете, что хирурги-имплантологи будут нужны всегда, даже с передовым развитием медицины.

Гайдар Садраддинов: Конечно.

 

Дарья Волянская: Ты приходишь на прием к врачу-имплантологу, хирургу, как понять, что это квалифицированный врач? Как определить?

Гайдар Садраддинов: Никак.

 

Дарья Волянская: Я не верю в это. Раскройте тайну. Может быть, какие-то приемы, вопросы дополнительные?

Гайдар Садраддинов: Мой совет всем пациентам, которые думают о выборе врача – это не привязываться сразу к одному доктору. Нужно ходить по докторам.

 

Дарья Волянская: Третье мнение.

Гайдар Садраддинов: Третье мнение, однозначно. Ходить от одного специалиста к другому на консультации и выбирать специалиста. Смотришь на доктора – и понравился тебе, как врач, как человек, план лечения его понравился.

 

Дарья Волянская: Стоимость лечения…

Гайдар Садраддинов: Вот на это лучше не ориентироваться.

 

Дарья Волянская: Но не может имплантация стоить ниже каких-то денег.

Гайдар Садраддинов: Если имплантация стоит меньше 20 тысяч рублей, я бы задумался. Это мое мнение. Дешевле этой суммы – все-таки халтура.

 

Дарья Волянская: А срок практики врача, то есть время, которое он практикует? Или это ни на что не влияет?

Гайдар Садраддинов: Это раньше ходили к специалистам, которым за 50 лет. На сегодняшний день я отдаю это знамя победы молодым специалистам, потому что при посещении любых семинаров лектор – это доктор до 30 лет. Я его слушаю и понимаю, что это специализированный врач, практик, теоретик. Возрастных ограничений нет. Опыт работы нужен, без опыта в наше время никуда. И, конечно, специализация доктора. Он должен знать, что делает.

 

Дарья Волянская: Если обратиться к международной практике, в какой стране имплантология на передовом уровне? И куда молодым специалистам ездить на стажировку?

Гайдар Садраддинов: Всем настоятельно рекомендую хотя бы раз в жизни посетить США. Несмотря на различные отношения, на патриотов, которые говорят "никогда", Америку рекомендую, даже не Германию.

 

Дарья Волянская: Там проводится какой-то конгресс?

Гайдар Садраддинов: Специалисты, которые любят поучиться, поездить, всегда бывают подписаны на туроператоров, которые на почту им высылают различные стоматологические семинары. Поэтому с этим проблем нет. Очень много западных докторов, которые приезжают к нам с лекциями, но я настоятельно рекомендую полететь один раз туда. И этот опыт незабываем.

 

Дарья Волянская: В Майями?

Гайдар Садраддинов: А почему нет?

 

Дарья Волянская: К сожалению, наша программа подходит к концу. Спасибо Вам большое, что нашли время.

Гайдар Садраддинов: Вам спасибо!

 

Дарья Волянская: Мы будем рады Вас видеть еще и еще. Дорогие друзья, у нас сегодня в гостях был Гайдар Садраддинов, кандидат медицинских наук, врач-стоматолог, имплантолог, хирург. Мы сегодня говорили об имплантологии. Это был канал "МедиаМетрикс", программа "Онлайн-прием". Эфир для вас вела Дарья Волянская. Не болейте, не занимайтесь самолечением, почаще ходите к специалистам и не читайте всякие мифы в интернете. До новых встреч!