Скрежет зубами, или чем опасен бруксизм

Стоматология

Тэги: 

Денис Хохлов: Здравствуйте, дорогие друзья! Вы смотрите канал «Медиаметрикс» и нашу программу «Профилактика заболеваний». Как всегда, с вами я, Денис Хохлов.

Илья Акинфиев: И я, Илья Акинфиев. А сегодняшняя тема у нас очень интересная. Давайте представим: ночь, постель, спят двое людей, супруги, и супруг мешает спать. Ну как он может мешать спать? Наверное, храпом. Но не в этом случае. Сегодня мы поговорим про скрежет зубами. А поможет нам разобраться в этой теме кандидат медицинских наук, врач-стоматолог Акинфиева Вероника Борисовна. Здравствуйте, Вероника.

Вероника Акинфиева: Здравствуйте.

 

Илья Акинфиев: Вероника, давайте начнём с самого начала. Что же такое скрежет зубами?

Вероника Акинфиева: Это непроизвольная активность жевательных мышц, и выражаться она может не только в скрежете. Она может выражаться в сильном стискивании жевательной мускулатуры и в трении зубов. Это парафункция, когда человеку не надо кушать, когда ему не нужно разговаривать, но при этом происходит вдруг спазм и неконтролируемая активность.

 

Денис Хохлов: Но вообще это считается болезнью или это просто какое-то функциональное расстройство?

Вероника Акинфиева: Это состояние, скорее всего.

 

Денис Хохлов: Которое может говорить о том, что в человеке что-то не то, да?

Вероника Акинфиева: Да.

 

Илья Акинфиев: То есть, получается, я немножко неправильно вначале сказал или как? Это встречается только ночью или нет?

Вероника Акинфиева: Нет, это может встречаться и ночью, и днём, а также смешанной формой и ночного, и дневного бруксизма.

 

Денис Хохлов: То есть человек может скрипеть зубами в состоянии бодрствования, да? Он просто сидит, задумался о чём-то, и друзья замечают какие-то звуки, что-то скрежещет. Интересно, это не привычка? Может быть, он привык скрежетать зубами?

Вероника Акинфиева: Смотрите, встречается это довольно часто, то есть у трети населения. Если брать отдельные какие-то выборки, например, лётчиков или спортсменов экстремальных, или школьников, сдающих ЕГЭ, или студентов, сдающих сессию, то здесь порядка 90% индивидуумов могут находиться в таком состоянии, то есть находиться в состоянии неконтролируемого стресса.

 

Денис Хохлов: Представляю сейчас зал со студентами, 90% скрежещет.

Илья Акинфиев: Нет, просто, если рассказать: большое помещение, тишина, и идёт звук скрежета, как волна набегает.

Денис Хохлов: Страшно. Но эти группы населения, их что объединяет, стрессовая ситуация, да? Они находятся в состоянии стресса.

Вероника Акинфиева: Реакция на стресс.

 

Денис Хохлов: То есть чаще всего это является каким-то сигналом о том, что человек находится в нервном напряжении?

Вероника Акинфиева: Не может справиться какими-либо другими способами с напряжением, как только погасить его вот так, сильно стиснув зубы. Можно сильно стиснуть кулаки, а вот непроизвольно получается такая активность.

 

Денис Хохлов: Мы поняли, что встречается это часто, достаточно частое событие, до 90% из этих групп?

Илья Акинфиев: То есть получается, что это только симптоматика нервного заболевания или нет?

Вероника Акинфиева: И неврологические расстройства здесь есть, и психиатрические расстройства здесь могут быть.

 

Денис Хохлов: То есть мы плавно переходим к теме причин, какие бывают причины этого состояния?

Вероника Акинфиева: Психиатры рассматривают это состояние как нарушение поведения, неврологи – как функциональное расстройство, стоматологи – как вот такую непроизвольную активность жевательных мышц. И также этим очень заинтересованы и изучают сомнологи. Так как происходит во время сна, то наряду с храпом, апноэ – это всё мешает человеку выспаться качественно.

 

Илья Акинфиев: Слушай, я сейчас подумал, вот ты представляешь, если человек будет совмещать скрежет зубами и храп?

Денис Хохлов: Это такая интересная композиция получается звуковая. На самом деле это очень опасное состояние, реально. Подумай, представляешь – и нарушение дыхания, и нарушение с зубами потом, когда утром просыпается. Но об этом мы поговорим попозже, что с зубами происходит. Сейчас я хочу узнать, какие специалисты лечат? Нужно идти к сомнологу или к стоматологу, к кому бежать?

Вероника Акинфиева: Смотрите, комплексный междисциплинарный подход. Пациент, как правило, сам заметит, что у него стали болеть мышцы, что он не выспавшимся утром себя чувствует, и при этом может возникать боль в суставах, щёлканье в суставах. А ещё подчас замечает пациент, что у него разрушаются зубы. Притом, что он приходит и может сказать: «Я вот ел мягкую-мягкую пищу, например, хлебушек мягкий, кашку, а у меня вдруг отвалилась часть зуба». Почему это происходит на самом деле? Когда он себя не контролировал в ночное время, происходил вот такой приступ и такая активность жевательной мускулатуры, а потом мягкая клейкая еда просто это всё, как слепок, извлекла из местонахождения.

 

Денис Хохлов: Как жвачка-присоска такая, да?

Вероника Акинфиева: Да. И в этом случае, конечно, один только специалист, как стоматолог, помочь полностью не может решить проблему.

 

Денис Хохлов: То есть мы уже последствия исправляем, а причина в другом?

Вероника Акинфиева: Да, как правило, стоматолог поможет нормализовать окклюзию, устранить дефекты, а пациенту ещё потребуется консультация специалистов.

 

Илья Акинфиев: А вот правда интересно, я сейчас подумал, а чаще как – человек сам замечает, что у него есть проблема, или всё-таки ему близкие говорят?

Вероника Акинфиева: Близкие могут сказать, но человек не пойдёт просто так это лечить, пока он не заметит у себя какой-то травматизации. И в полости рта это будет ощутимая травматизация.

 

Денис Хохлов: Но какие-то боли ещё мышечные, да, вы сказали? То есть может голова болеть из-за этого напряжения, шея?

Вероника Акинфиева: Это, скажем, последствия этого состояния уже могут привести к деформациям, мышцы уже деформируют кость. А затем это могут быть проблемы с височно-нижнечелюстным суставом, с шейным отделом позвоночника. Это могут потом последовать мигрени, боли, человек испытывает депрессию, плохо себя чувствует, не контролирует своё состояние. Здесь, как снежный ком, проблемы накапливаются и наваливаются.

 

Денис Хохлов: Казалось бы, такая проблема-то не очень опасная, а вот видишь, как может действительно вызвать целый комплекс проблем в жизни.

Илья Акинфиев: И столько причин обратиться к врачу, а всё из-за чего?

Денис Хохлов: Ну да, можно пойти просто к невропатологу и сказать: «У меня голова болит», а всё нормально.

Илья Акинфиев: Или сустав болит.

Вероника Акинфиева: Или к лору прийти, сказать – звон в ушах.

 

Денис Хохлов: Кстати, звон в ушах – с этим тоже очень часто приходят к неврологам, с жалобами, что в ушах звенит, а причина-то вот.

Илья Акинфиев: И к психиатру приходят, когда в одном ухе.

Денис Хохлов: Это когда уже все врачи сказали: «Всё нормально», один уже доктор остаётся – психиатр.

Илья Акинфиев: Ну да, это симптом Карлсона, когда…

Денис Хохлов: Да-да, как у мухи, у меня жужжит. Да, интересно.

Илья Акинфиев: А сон нарушается или человек спит и его это не волнует?

Вероника Акинфиева: Во сне происходят, безусловно, нарушения, но они могут быть зарегистрированы специальными исследованиями, которые только экспериментальные и дорогостоящие, наподобие полисомнографических исследований. На самом деле родственники могут отметить такое состояние.

 

Илья Акинфиев: То есть сон у родственников нарушается только?

Вероника Акинфиева: Видимо, беспокойство какое-то привносят такие звуки по ночам.

 

Денис Хохлов: Я могу представить, потому что это страшно на самом деле – темно, ночь, и тут начинается – вжик-вжик!

Илья Акинфиев: И по стеклу скрежет зубов.

Вероника Акинфиева: Да, и причём какие-то успокоительные или социальные адаптогены, как вкусная еда перед сном, коньячок вкусный, покурить и прочее – они не приносят улучшения этого состояния. Поэтому эту проблему, наверное, изучают сомнологи.

 

Денис Хохлов: То есть вроде и пили вместе, и хорошо было, и весело.

Илья Акинфиев: А один спит, а второй скрежещет зубами.

Денис Хохлов: Оба спят, только один скрежещет.

Вероника Акинфиева: Нормализовав психосоматический статус, дыхание, можно справиться уже с этим состоянием гораздо лучше, чем с какими-либо антидепрессантами.

 

Денис Хохлов: Может быть, во сне можно лечить, на подкорочку, музыкой какой-то специальной в наушничках?

Вероника Акинфиева: Да-да, это всё сомнологам, конечно, после исследования можно. Главное – подобрать пациенту его музыку.

 

Илья Акинфиев: Мне кажется, это тоже для родственников лучше.

Денис Хохлов: Какую-нибудь попсу одел на голову и сильно заскрежетал, что-то пошло не так.

Илья Акинфиев: Макса Коржа.

Денис Хохлов: Да-да, и заскрежетал, заскрежетал, потом Баха запустили и хорошо стало. Тут тоже надо выбирать.

 

Илья Акинфиев: Смотрите, когда я знакомым рассказал про сегодняшнюю передачу и водителю нашему, то он сразу же сказал: «А чего тут говорить, это же глисты». Вроде, наверное, 99 человек, которые не относятся к медицине.

Денис Хохлов: Это имеются в виду, наверное, всё-таки детские проблемы с глистами?

Илья Акинфиев: Мне кажется, даже не детские, а просто такая ассоциация у людей: скрежет зубами – глисты, всё.

Денис Хохлов: 90% студентов глистной инвазией болеют, получается так? И лётчики тоже?

Илья Акинфиев: У лётчиков не может быть глистов, там высоко.

Вероника Акинфиева: Нет-нет, что вы, полость рта – это вовсе не место обитания для гельминтов. Они могут туда попадать из немытых рук и овощей, например, яйца гельминтов, но они там долго не задерживаются. Личинки могут попадать с рвотными массами из желудочно-кишечного тракта, из лёгких с мокротой, но опять же они там не задерживаются. Поэтому это не самая лучшая среда для обитания гельминтов, и скрежет зубами…

 

Денис Хохлов: Может, имеется в виду, что какая-то интоксикация происходит? Они живут в кишечнике, происходит интоксикация человека, и он начинает ночью скрежетать. Или там шевелится что-то в животе, зубы скрежещут. Нет, такого нет, это всё легенды городские? Я тоже в детстве такое слышал, потому что действительно в детском саду спали, некоторые дети скрежетали зубами, и там говорили: «Вот, точно у этого парня глисты».

Вероника Акинфиева: Для детей явление скрежета зубов – это норма. Потому что детские зубки прорезаются, они прорезаются сквозь слизистую, у них довольно выраженные острые бугорки. И потом эти зубки достигают определённой окклюзионной высоты, они просто встраиваются в этот прикус и для этого они немножко где-то должны стереться. Поэтому, если у ребёнка такое состояние и вы наблюдаете его эпизодически, то это считается физиологической нормой.

 

Денис Хохлов: А с какого возраста до какого можно это воспринимать как норму?

Вероника Акинфиева: Как только начинают прорезаться зубы и до смены прикуса, то есть до подросткового возраста.

 

Денис Хохлов: До 12 лет где-то?

Илья Акинфиев: Всего-то потерпеть 12 лет.

Денис Хохлов: Уж привыкнешь потом. Чего-то тихо так, спит, не спит?

Вероника Акинфиева: Это состояние может быть патологическим, если ребёнок капризный, если после сна, вот такого сна со скрежетом зубами, он ещё и не выспавшийся. То есть что-то гложет, какой-то психоэмоциональный фактор. И, пожалуй, родителя нужно быть бдительными и по поводу гаджетов перед сном, и компьютерных игр. Наверное, стоит это подальше в сторону отложить.

 

Денис Хохлов: Мне кажется, даже если нету скрипа зубов и этого скрежета, их тоже лучше отложить.

Вероника Акинфиева: Лучше успокоить ребёнка может только тёплая ванночка, мамины ласки и сказки.

 

Денис Хохлов: Я уже успокоился, представил себе и уже успокоился.

Илья Акинфиев: Мне обидно, про папу забыли.

Денис Хохлов: Папины ласки?

Илья Акинфиев: Папины сказки.

Денис Хохлов: Весёлые сказки?

Илья Акинфиев: Или папины сказки только маме можно рассказывать?

Денис Хохлов: Ну, тут вопрос, конечно, не для нашей передачи, это мы говорили на прошлых наших программах по поводу…

Илья Акинфиев: Папиных сказок, я понял. А вот мы начали говорить про острые зубки, и тут я подумал: а у животных такое может быть, скрежет?

Денис Хохлов: А, кошка, точно. Думаешь – муж или ребёнок, а это кот скрежещет под диваном.

Вероника Акинфиева: Или мышка, да?

 

Илья Акинфиев: А самое главное, к мужу поближе, чтоб на него думали.

Вероника Акинфиева: У животных, во-первых, против стираемости есть несколько механизмов, например, у грызунов опять же вырастает зуб, достигая необходимой длины.

 

Денис Хохлов: Им, наоборот, надо стёсывать постоянно.

Вероника Акинфиева: Да, им нужно скрежетать и точить зубы. Был интересный эксперимент, причём он был поставлен в Японии в 1999 году, когда японский учёный Танака изучал влияние стресса на слизистую желудка. Что он делал? Подвергал влиянию электрического тока две группы мышей. Одни сидели просто в пустой клетке, другие сидели в клетке, в которой было что погрызть, то есть там были палочки, которые можно погрызть. Так вот, те, которые сидели в пустой клетке, они пережили этот электрический ток гораздо травматичнее со стороны слизистой желудка и селезёнки. А те, которые были заняты делом и грызли палочку, им очень казалось, видимо, что что-то от них зависящее происходит в этот момент. Они отвлекались, время как-то проходило быстрее и незаметнее, и меньше травмировал их этот стресс.

 

Илья Акинфиев: Денис, ты сейчас понял, что весь вот этот современный ЗОЖ, моду просто уничтожили? Потому что, пока ты у холодильника хаваешь, тебе даже ток не вреден.

Денис Хохлов: Да, тебя будут бить родственники, кричать на тебя, пинать, а ты с сосиской во рту, спокойный, хороший, здоровый, главное, и добрый. А если у тебя будут отбирать еду? Представляешь, что будет? Стрессы, язвы.

Илья Акинфиев: Стрессы, селезёнки.

Денис Хохлов: Да, вот японцы знают толк. Буду жене рассказывать.

Вероника Акинфиева: На самом деле, знаете, это означает, что школьники грызут очень часто карандаши, ручки, волнуются, переживают за контрольные.

 

Денис Хохлов: Ну кто не грыз вообще-то? Фактически всегда. То есть это мышиные наши какие-то гены, общие гены с мышами как-то реагируют?

Вероника Акинфиева: Мы пережёвываем проблемы, перемалываем их своими зубами.

 

Денис Хохлов: То есть, получается, это, значит, о том говорит, что действительно опять же возвращаемся к тому, что стресс является причиной этого всего?

Вероника Акинфиева: Учёный Гиппократ очень много веков назад сказал, что именно скрежет зубами – это смятение душ. То есть не только стоматологическая проблема была отмечена, а, скорее всего, и психологическая, и неврологическая.

 

Денис Хохлов: Это он 400 лет до нашей эры назад ещё сказал, копнули куда! Но интересно, интересно, то есть всё-таки стресс. Стресс и лечить душу всё-таки, не только зубы лечить, но и душу, чтоб не скрежетать зубами.

 

Илья Акинфиев: Вероника, расскажи, а вот если, например, человека не беспокоит, жену тоже не беспокоит, и вот он приходит к тебе на приём. Ты, как врач-стоматолог, можешь определить, что у него есть эта проблема или нет, при условии, что жалоб он никаких не предъявляет?

Вероника Акинфиева: Да, жалоб может не быть. На самом деле при осмотре иногда видна асимметрия жевательных мышц, в полости рта можно увидеть участки повышенной стираемости, сколы, трещины. Можно увидеть отпечатки зубов на слизистой щеки или на языке. Ну и, даже не предъявляя жалобы, иногда у человека сустав, например, хрустит, щёлкает при открывании-закрывании. Вроде бы не больно это состояние ему, но вот когда просишь широко открыть рот, такое происходит.

 

Илья Акинфиев: А если человек часто жвачку жуёт, будет такая же симптоматика или нет?

Вероника Акинфиева: Нет.

 

Денис Хохлов: Щёлкать не будет?

Вероника Акинфиева: Нет-нет, эта симптоматика больше связана со стираемостью, именно с деформациями, и это неконтролируемый человеком процесс.

Денис Хохлов: То есть там достаточно сильная нагрузка, большая?

Илья Акинфиев: Получается, ни с чем не спутаешь?

Вероника Акинфиева: Да. Если говорить о нагрузке, какую нагрузку выдерживает человеческая челюсть, не то что выдерживает, а развивать может, это порядка 80-90 килограмм на сантиметр. У хищников, которые охотятся, которые своими челюстями перемалывают скелеты, это в два раза больше нагрузка. Но если представить, что вы взяли тяжёлый предмет типа кирпича или камня, подняли на метр и уронили нечаянно на какую-то часть человеческого тела с ускорением 9,8.

 

Денис Хохлов: Для тех, кто помнит физику, школьный курс.

Вероника Акинфиева: То вы понимаете, что это не может быть не травматично ни для какого участка человеческого тела, такая нагрузка. Поэтому даже самые лучшие конструкции из самых современных и дорогостоящих материалов могут не выдержать.

 

Денис Хохлов: По-моему, жевательные мышцы - одни из самых сильных мышц организма. Это интересно.

Илья Акинфиев: Я тут подумал, всё-таки иногда же бывает, если мы про укусы начали говорить, что, когда человека любишь, хочется его не поцеловать, а укусить.

Денис Хохлов: Это у тебя так. Дорогие друзья, мы сейчас уходим на маленькую паузу на этой интересной теме и поговорим после паузы о том, как же лечить на самом деле это состояние.  

 

Илья Акинфиев: Вероника, а расскажи, вот только стоматолог, он как – наблюдает за этим состоянием, лечит его? Что делает врач-стоматолог, когда пришёл такой пациент? Мы уже поняли, что стоматолог и сам может диагноз поставить.

Денис Хохлов: Самый главный вопрос: на ком ответственность лежит?

Илья Акинфиев: На жене.

Вероника Акинфиева: Давайте всё по порядку. По поводу лечения – стоматолог, безусловно…

 

Илья Акинфиев: Кстати, а кто больше скрежетает – женщины или мужчины?

Денис Хохлов: Скрежещет.

Илья Акинфиев: Скрежещет? Издаёт скрежет – вот так надо говорить.

Вероника Акинфиева: Женщины подвержены косметологическим процедурам, поэтому, наверное, это участь больше мужчин.

 

Илья Акинфиев: А всё из-за чего? Потому что мужчина больше стрессу подвержен. Женщина живёт в таком вакууме, её ничего не беспокоит.

 

Денис Хохлов: Нет, стрессы одинаковые, просто женщина их выплёскивает спокойно, а мужчина в себе это всё держит, понятно?

Илья Акинфиев: Да, и ночью только скрежещет.

Денис Хохлов: Перемалывает зубами. «Дорогой, что ты делаешь?» «Проблемы перемалываю». Но давайте вернёмся к нашей теме.

Вероника Акинфиева: Стоматолог проводит лечение. Что касается фактора травматической окклюзии, помощи в исправлении прикуса, устранения дефектов зубов – это, естественно, проводит стоматолог. Но только лишь одними манипуляциями стоматолога здесь не справиться. И поэтому пациент, естественно, должен осознавать весь масштаб этой проблемы, что это зависит не только от стоматолога, но и от его собственного поведения, и со стоматологом добровольное медицинское согласие принять. Соответственно, когда пациент просто ломает свой зуб, не тронутый лечением, он не предъявляет никому никаких претензий, кроме как самому себе. Если же пациент сломал коронку или пломбу…

 

Денис Хохлов: Приносит зуб, вы же мне его лечили вчера.

Вероника Акинфиева: Или какую-то конструкцию, протезы от бруксизма тоже, естественно, могут треснуть.

 

Илья Акинфиев: И самое главное, не пломба выпадает, а прямо зуб сам с пломбой.

Вероника Акинфиева: То, естественно, претензии будут тому, кто это творение создал.

 

Денис Хохлов: Как стоматологи любят говорить – «творение создал»! Одну дырку просверлил, а всё равно скажет – «творение создал». Вот это правильное отношение к своей профессии.

Вероника Акинфиева: Стоматологи применяют специальные межокклюзионные капы, которые помогают защитить свои зубки от повышенных окклюзионных нагрузок и защитить новые, созданные реставрацией.

 

Денис Хохлов: А капы – это как у боксёров?

Илья Акинфиев: Как у боксёров, да, синенькая такая.

Вероника Акинфиева: Вы уже поняли, что по травмирующему фактору, который равен на 80-90 кг, то, соответственно, капы.

 

Денис Хохлов: Как у Мохаммеда Али.

Вероника Акинфиева: Они выглядят немножко иначе, чем у спортсменов. Они межокклюзионные, то есть между зубными рядами. У боксёров, как правило, защищают во фронтальном отделе и боковом.

 

Денис Хохлов: Откуда нагрузка идёт, да?

Вероника Акинфиева: Да. А человека от самого себя защищают межокклюзионные, то есть между челюстями.

 

Илья Акинфиев: А вот про капы интересно всё-таки. Держал я их не в руках, но, короче, имел опыт пользования. Они защищают как – держат только верхнюю челюсть или обе челюсти сразу?

Вероника Акинфиева: На нижнюю челюсть одевается защита для удобства фиксации.

 

Илья Акинфиев: На нижнюю только одевается, да?

Денис Хохлов: Ну, снизу вверх идёт вектор.

Илья Акинфиев: Нет, просто, смотри, спортивные есть, которые для бокса, они на верхнюю одеваются, которые для кикбоксинга, они на две челюсти одеваются.

Денис Хохлов: То есть в тонкости такие войдём сейчас, да?

Илья Акинфиев: Да, я думаю. А капа продаётся в аптеке или нужно к стоматологу идти?

Денис Хохлов: Она же подбирается, наверное, под размер, да?

Вероника Акинфиева: Лучше, если она будет сделана точно по слепкам и индивидуально. Стоматолог раз в год, конечно, пациента приглашает и смотрит на эту капу, какие были участки повышенного давления.

 

Илья Акинфиев: А ночью дышать-то не мешает?

Вероника Акинфиева: Нет. Есть даже специальные аппараты, причём их тоже делают и стоматологи при нарушении сна из-за храпа, открывания рта.

 

Денис Хохлов: Кстати, да, рот-то занят капой, не будешь храпеть. Идеальное лечение.

Вероника Акинфиева: Делают специальное устройство, которое не даёт разомкнуть рот и захрапеть.

 

Денис Хохлов: И зубы целые, и родственники спокойные, и храпа нет.

Илья Акинфиев: Это устройство я знаю, это из 90-х скотч такой.

Денис Хохлов: И кляп ещё в рот, да? Нет-нет, у нас идея отличная.

Илья Акинфиев: Я так понял, капа – это для того, чтобы не сломать зубы, да, для этого? А с какого возраста её можно применять? Детишкам можно?

Вероника Акинфиева: Можно.

 

Илья Акинфиев: Здорово как!

Денис Хохлов: Главное – заставить его ещё в рот засунуть эту капу. Скажет: «Фу, папа, она мне мешает».

Илья Акинфиев: Да ладно, чего там, бокс покажи ребёнку, да и всё.

Денис Хохлов: Это мальчику, а девочке?

Илья Акинфиев: Кикбоксинг.

Денис Хохлов: Да, а потом будешь справляться с этим ребёнком, который будет всё крушить.

Вероника Акинфиева: Скажем так, мы исправляем патологическое состояние.

 

Денис Хохлов: Понятно. А капы являются, это превентивно, то есть человек приходит и ему сразу будут ставить?

Вероника Акинфиева: Это паллиативный метод. Он не излечит вас от бруксизма, но он предохранит вас от неблагоприятных последствий.

 

Илья Акинфиев: А вот стоматологи ещё любят фтор использовать.

Денис Хохлов: Откуда ты знаешь?

Илья Акинфиев: Потому что у меня сестра – стоматолог. Она на мне, знаешь, какие испытания делала? Я тебе потом расскажу. При профилактике и так далее, а тут фтор будет использоваться, нет?

Вероника Акинфиева: Поможет ли фтор при бруксизме?

 

Денис Хохлов: Да, и в каком виде он используется? Мы все знаем, что есть фторированные зубные пасты, примерно то же самое или какие-то специальные вещества?

Вероника Акинфиева: Что касается фтор-профилактики, это может быть фторирование воды, фтор в таблетках, в зубных пастах. Рассмотреть можно два состояния – общее воздействие фтора и местное воздействие фтора. Вот местное воздействие фтора как раз-таки, когда есть трещинки, когда есть сколы, поможет. По крайней мере, чувствительности не будет у таких зубов, если она есть. А что касается фтора, который внутри, есть такое заболевание, как флюороз, когда человек пьёт воду, в которой слишком много фтора, больше, чем 1,5 мг на литр. И постепенно это приводит к тому, что структура эмали изменяется, она нарушается. Эти зубки не подвержены стираемости, физиологической стираемости, которая должна в принципе быть, то есть не патологическая, а физиологическая.

 

Денис Хохлов: Твёрдые становятся, жёсткие такие, да?

Вероника Акинфиева: Да. И поэтому стереться они так, как им бы хотелось, не могут, и они начинают смещаться. Здесь усугубляется такое заболевание, как пародонтит.

 

Денис Хохлов: Расшатываются, получается, да?

Вероника Акинфиева: Да, они расшатываются или смещаются, происходит деформация больше.

 

Илья Акинфиев: Вот как человеческий организм интересно устроен, даже стирание задумано заранее природой. Если его не происходит, то…

Денис Хохлов: Вообще, если подумать, то всё, конечно, заранее придумано природой – и старение, и естественный уход – всё это является законом природы. Но зубы чистить всё равно надо, мне кажется. Тут никак не отвяжешься от этого, Илья Борисович, никак. То есть, если ты специально начинаешь кушать эти таблетки, то можно ввести себя в такое состояние?

Вероника Акинфиева: Нет-нет, обычно пациенты знают об этом состоянии. Есть в Подмосковье такие районы – Лобня, Коломна, где избыток фтора в питьевой воде.

 

Денис Хохлов: Там специальные фильтры надо покупать, чтобы фильтровать воду, чтобы не употреблять фтор?

Вероника Акинфиева: Да, либо фильтры, либо пить бутилированную воду. И это происходит именно, когда идёт формирование зубов, то есть в детском возрасте, когда структура формируется ещё у зуба, того, который не прорезался.

 

Денис Хохлов: То есть он может прорезаться и уже будут проблемы сразу? Они не обтёсываются, как мы уже сказали, у детей.

Вероника Акинфиева: Зато меньше подвержены кариесу.

 

Денис Хохлов: В разные стороны, зато твёрдые и без кариеса.

Вероника Акинфиева: Меньше растворяется воздействие кислотных микробов.

 

Илья Акинфиев: Опять же мы поговорили о том, как стоматолог защищает зубы. А комплексно как это всё-таки лечится? С какими врачами будет стоматолог в содружестве работать и как лечить это?

Вероника Акинфиева: Гнатолог поможет в диагностике заболевания височно-нижнечелюстного сустава.

 

Денис Хохлов: Гнатолог – это кто такой? Наши зрители и слушатели, наверное, не знают такого специалиста.

Вероника Акинфиева: Скажем так, врач, занимающийся восстановлением нормальной окклюзии, нормального соотношения зубов.

 

Денис Хохлов: Какой интересный специалист!

Вероника Акинфиева: Смотрите, невролог, невропатолог, остеопат или кинезиолог. Это может быть йог-терапия, которая может помочь расслабиться, это может быть в принципе физиотерапия.

 

Денис Хохлов: У нас гостья была по йога-терапии, вообще молодец большая. Физиотераппия может помочь расслабиться, это как она может помочь? Специальные какие-то магниты, электрофорез, может быть, массаж?

Вероника Акинфиева: Да, даже массаж может быть применён специальный, мио-массаж. Это, знаете, когда бабушки внучков так за щёчки.

 

Денис Хохлов: Вот оно, народное, точно-точно – у ты какой толстенький уезжаешь в школу!

Вероника Акинфиева: На самом деле специалист подбирает давление на жевательную мышцу, которое осуществляется пациентом самостоятельно пальцами, разминание. Всё это с определённой частотой дыхания должно быть сделано. Наступает постизометрическая релаксация. Если это делать каждый день и не забывать об этом, то будет эффект и будет хорошо.

 

Денис Хохлов: Интересно и достаточно просто, не нужно никаких лекарств?

Вероника Акинфиева: Да, главное, чтобы пациент был мотивирован, и чтобы это делалось.

 

Денис Хохлов: Или родственники мотивированные сидят перед телевизором и массируют.

Илья Акинфиев: А я вот подумал, если нужно мышцу расслабить, можно же как-то ещё, ботокс можно применять, делают так?

Вероника Акинфиева: Да, делают.

 

Денис Хохлов: Это ты, как профессионал-инфекционист, ботулотоксин, ботулизм?

Илья Акинфиев: Да, я регулярно людям советую, если скрежет зубами, то вяленую рыбку, консервы от бабушки.

Вероника Акинфиева: Нет-нет, ботулотоксин применяется в микродозах и даёт реально хороший терапевтический эффект, помогает даже на определённых этапах стоматологического лечения справиться с этой проблемой тем пациентам, которые ну никак не могут психологически справиться с этим самостоятельно.

 

Денис Хохлов: То есть можно использовать?

Вероника Акинфиева: Да.

 

Илья Акинфиев: А к кому обращаться?

Вероника Акинфиева: К косметологам. Нейромышечные специалисты, косметологи.

 

Денис Хохлов: Интересно, это такой достаточно неизвестный момент, что можно не только разгладить морщины и превратиться в маску, как многие наши знаменитости, а можно просто перестать скрежетать зубами. Мне кажется, отличный побочный эффект от лечения, замечательно. А вот такой вопрос всё-таки стоматологический: а импланты можно людям вставлять с такой проблемой, не выскочат они?

Вероника Акинфиева: Бруксизм не является противопоказанием. Достаточно необходимый метод лечения при утрате зубов – это имплантация. Единственное, что пациент должен понимать свою проблему и должен сотрудничать с доктором. Не может быть такого, что сделали и провели лечение, даже самое идеальное, а пациент не носит защитную капу или подвержен таким эмоциональным нагрузкам, что не может совершенно контролировать своё состояние и не обращается за помощью к неврологу, психотерапевту. В данном случае чрезмерная окклюзионная нагрузка может повлечь деформации в костной ткани и убыль даже костной ткани. Поэтому, естественно, пациентом при имплантации подпишется информированное согласие.

 

Денис Хохлов: И согласие нужно читать, прежде чем подписать, а не просто не глядя подписывать, чтобы знать.

Вероника Акинфиева: Здесь ещё важно, чтобы пациент был ответственен за своё здоровье, не перекладывал эту ответственность на кого-либо.

 

Денис Хохлов: Ну конечно, зубы-то его, здоровье его.

Илья Акинфиев: Но всегда хочется на врача переложить. А вот если, смотри, Вероника, ты говоришь, что в ночное время и в дневное время, а капу днём носить можно? Есть какие-то прозрачные?

Вероника Акинфиева: Да, они прозрачные, практически незаметные, в них можно говорить спокойно. Но нужно привыкнуть немножко, естественно, первое время могут быть какие-то дискомфортные ощущения.

 

Илья Акинфиев: То есть они даже говорить не мешают?

Вероника Акинфиева: Ну, привыкнуть нужно. Иногда, когда люди, например, за рулём много сидят и их нервируют пробки, им лучше использовать капу вот в такое дневное время.

 

Илья Акинфиев: Типа, как ты всегда готов к бою.

Денис Хохлов: Останавливает гаишник, выплюнул капу, «Здравствуйте!». И он тоже с капой, выплюнул капу, «Лейтенант Петров!». В общем, это на самом деле сближает как-то, мне кажется, люди с общей проблемой как-то друг друга лучше поймут.

 

Илья Акинфиев: А ты какими капами пользуешься?

Денис Хохлов: О, у тебя капа такая синенькая, такой-то фирмы, а вот эта лучше, наверное, будет – и сразу же разговор, сразу знакомство полезное на дороге. Мне кажется, правильно.

 

Илья Акинфиев: А вот из вашего опыта по времени пациенты постоянно с этими капами или всё-таки находят доктора-невролога, который будет ими заниматься, и вот эта проблема уходит?

Денис Хохлов: Вообще да, излечивается на постоянно или всё-таки это проблема такая вялотекущая?

Вероника Акинфиева: Да это не проблема вялотекущая, это бывают определённые моменты у людей в жизни, когда они больше подвержены психоэмоциональным нагрузкам.

 

Денис Хохлов: Всё-таки она может вернуться, я так понимаю?

Вероника Акинфиева: Да. Главное, чтобы в этот момент они не забывали про такое состояние и воспользовались средствами, которые им предоставляют, для профилактики.

 

Денис Хохлов: То есть, если человек знает, что у него будет стресс, он готовится к экзаменам, допустим, он знает, что у него будут какие-то волнительные моменты обязательно?

Вероника Акинфиева: Да, лучше не ручку грызть, а капу.

 

Денис Хохлов: Капу, капу. Нужно помнить, что каждому нужна своя капа.

Илья Акинфиев: А что будет, если не лечить? Это самая любимая тема для наших пациентов.

Денис Хохлов: Вот я не хочу лечиться, расскажите, что меня ждёт? Ну давайте, попробуйте, удивите меня, напугайте.

Вероника Акинфиева: Деформация – деформация скелетная, деформация височно-нижнечелюстного сустава. Как вы сказали, звон в ушах, головная боль, нарушения слуха.

 

Денис Хохлов: То есть может перекосить даже визуально?

Вероника Акинфиева: Деформации в позвоночнике, здесь начинаются уже достаточно сильные боли в шее. Ну и плюс ко всему вы себя травмируете, вы чувствуете, что постоянно скалываются зубы, становятся чувствительными какие-то участки, в области трещин и переломов это травмирует слизистую. Так что неблагоприятные последствия, плюс нарушения сна, утром встаёте не выспавшиеся.

 

Денис Хохлов: Мне кажется, начинать лечение лучше с детского возраста, то есть это всё-таки ответственность родителей должна быть. Стараться всё-таки приучать к этим капам.

Вероника Акинфиева: Нет, скорее всего, помочь ребёнку какими-либо физиотерапевтическими средствами или расслабляться.

 

Денис Хохлов: Или просто пообщаться с ребёнком, поговорить, чтобы просто у ребёнка не было стресса. Что нужно ребёнку на самом деле? Общение с родителями, просто больше общения. Не уединяться с телефоном где-нибудь в туалете или там на диване.

Илья Акинфиев: А может, в секцию какую-нибудь его отдать?

Денис Хохлов: Чтобы там капа была ещё и боксёрская, да?

Илья Акинфиев: Да, чтобы два раза не тратить деньги на капу.

Денис Хохлов: Секция тоже нужна, но секция не заменит общения, Илья, не заменит.

Вероника Акинфиева: Для взрослых я бы сказала так, что лучше постараться жить в гармонии с собой, чувствовать своё состояние. И, если вы не можете изменить обстоятельства, от вас не зависящие, то изменяйте своё отношение к этим обстоятельствам, к этой ситуации.

 

Денис Хохлов: То есть решайте проблемы по мере их поступления, не придумывайте их.

Илья Акинфиев: Не пережёвывайте их.

Вероника Акинфиева: Не перемалывать, не пережёвывать, да.

 

Денис Хохлов: В прямом смысле, это интересно. Мне кажется, каждый понимает эту проблему, но не каждый может справиться с ней.

Илья Акинфиев: А еда перед сном как?

Денис Хохлов: Это к вопросу о мышах, которые грызли палочки.

Вероника Акинфиева: Нет-нет, еда перед сном не поможет организму справиться с этим.

 

Денис Хохлов: Вероника сразу сказала, что ни коньячок, ни шашлычок, ни даже Сочи не может помочь.

Вероника Акинфиева: Ни таблетка прозака.

 

Илья Акинфиев: То есть ты берёшь шашлычок, наливаешь себе коньячок, а тебе жена капу даёт, а это всё убирает обратно в холодильник.

 

Денис Хохлов: Всё-таки, мне кажется, действительно тут лучше без переедания на ночь. У нас программа подходит к концу и, как всегда, у нас традиционное пожелание нашим зрителям и слушателям от нашего гостя. Что вы можете сказать, как специалист, как стоматолог? Что вы можете пожелать?

 

Илья Акинфиев: Как творец прекрасных улыбок.

Вероника Акинфиева: Живите в гармонии с собой и хорошего вам настроения!

 

Денис Хохлов: Коротко и ясно.

 

Илья Акинфиев: Мне понравилось, классно. Как обычно, золотые слова. Огромное спасибо! Дорогие друзья, с нами сегодня был наш замечательный гость, кандидат медицинских наук, врач-стоматолог Акинфиева Вероника Борисовна. Спасибо большое.

Вероника Акинфиева: Спасибо вам.

 

Денис Хохлов: Спасибо большое, приходите к нам ещё.