Стресс и сердечные болезни

Кардиология

Тэги: 

Е. Крюкова:

Здравствуйте, это Медиадоктор и программа «Кардиология с доктором Грачевым». Сергей Грачев, здравствуйте. 

С. Грачев:

Здравствуйте. 

Е. Крюкова:

Тема наша сегодняшняя «Стресс и сердечные болезни». Сергей, давайте подойдем нетривиально и разберемся, какие процессы возбуждают стресс, его индуцируют. Потому что мы все знаем – стресс случается каждый день, кто-то что-то теряет, перерабатывает и так далее. А что на физиологическом плане происходит?

С. Грачев:

Стресс. Под этим словом обычно подразумевают эмоции, но это не только эмоции. Влияние стресса распространяется на все системы организма одновременно. В первую очередь, стресс – это неврологический термин, относится целиком к сфере неврологии. А остальные органы и системы в ситуации стресса просто подчиняются нервной системе. То есть стресс реализует свое действие через нервную систему, отчасти через эндокринную систему. Но все равно, главное в стрессе – это нервная система.

Многие подразумевают под стрессом весь комплекс симптомов, всего, что происходит при стрессе. То есть это эмоции, и то, что происходит с организмом, и последствия. Стресс – это внешняя нагрузка, внешние условия. Все остальное – это последствия стресса. Если самыми общими словами, чтобы не обидеть ни неврологов, ни кардиологов, стресс – это такие изменяющиеся условия внешней среды, которые задействуют резервные ресурсы организма. Есть какое-то изменяющееся внешнее условие, не обязательно эмоции, изменение температуры, влажности, давления атмосферного. Или внутренние невротические мотивы, эмоциональные, неважно, есть запрос к системе адаптации, то есть организм должен адаптироваться к стрессу. Но стресс тем и отличается, что он сверхпороговый, нагрузочный, и задействует именно резервные механизмы приспособления.

И дальше, чтобы понять, о чем мы будем говорить в связи с Вашим вопросом, нужно пояснить, что в норме здоровый человек постоянно находится в режиме адаптации к окружающей среде: к изменяющемуся давлению атмосферному, к изменению высоты, это тоже связано с давлением атмосферным, к изменяющейся температуре, влажности, освещенности и так далее. Это приспособление реализуется через реакции. Например, реакция сосудов, тонус сосудов, частота сердечных сокращений потоотделение, подкожный кровоток в какой-то мере отвечает за теплообмен, реакция зрачков, бронхов. Все это, на самом деле, не само по себе происходит. Зрачки изменяют размеры, и тонус сосудов изменяется, потоотделение и частота сердечных сокращений не само изменяется, оно изменяется в ответ на запросы внешней среды, изменяющейся через нервную систему, через вегетативную нервную систему, систему адаптации. Все эти реакции очень энергоемкие, несмотря на то, что мы не замечаем, как это все происходит.

Если какие-то внешние условия по своей выраженности, на примере физической нагрузки, допустим, как стрессовый фактор, превышают привычные пределы или по продолжительности превышают определенное время, то задействуются резервные ресурсы организма. Учащается пульс, повышается давление, и ресурсы организма направляются на компенсацию вредного воздействия окружающей внешней среды. Я имею сейчас в виду стресс, как самое общее понятие. Физическая нагрузка, любые чрезмерные изменяющиеся условия внешней среды – это стресс. Эмоции – тоже стресс, но это всего лишь один из вариантов стресса. 

Стресс – это внешняя нагрузка, внешние условия. Все остальное – это последствия стресса

Е. Крюкова:

То есть до определенного момента потение, учащенный ритм сердца, повышение температуры тела – это норма, естественные функции нашего организма?

С. Грачев:

Да, все это, как рефлекс, происходит в ответ на изменяющиеся условия внешней среды. 

Е. Крюкова:

После какого времени, может быть, после стольких звоночков нужно уже...

С. Грачев:

Это все индивидуально, нельзя выделить четкий критерий или цифру, потому что все зависит и от особенностей темперамента, и от конституции физической человека, от его образа жизни, вредных привычек, возраста. Для кого-то, кто сидит дома за компьютером, не выходит даже прогуляться, пробежка в 5 км будет стрессом. И, может быть, он даже не выдержит такого стресса. Для тренированного молодого человека, без лишнего веса 5 км не проблема.

Для кого-то, кто сидит дома за компьютером, не выходит даже прогуляться, пробежка в 5 км будет стрессом

Е. Крюкова:

Когда к Вам приходит пациент и заявляет о том, что у него проблема, указывает на стресс, который он испытывает, с которым не может справиться, который отнимает какие-то резервы. Какие это будут ситуации, и как они реально могут навредить человеку?

С. Грачев:

Навредить могут, если уже стресс реализовался в виде сердечных симптомов, это повышение частоты пульса, нарушение ритма, повышение давления, иногда чрезмерное снижение давление. Конечно, это вредит системе, в первую очередь, снижаются возможности системы к каким-то дополнительным стрессовым факторам. То есть если у человека уже на фоне стрессов истощились резервы, то он не готов к каким-то событиям. Если что-то произойдет – кровопотеря, острое инфекционное заболевание, человек не справится с таким состоянием. В основном эти симптомы говорят о рисках, чем о каких-то органических нарушениях, о расстройстве адаптации.

На этом этапе изменения в сердечной мышце нет, изменение работы происходит, функциональные изменения. Нет анатомической основы, нет сердечной болезни. Есть нарушения работы, наследственная предрасположенность, порок сердца, то тогда может возникнуть уже при стрессе и сердечная недостаточность, и более серьезные нарушения, иногда даже инфаркт

Е. Крюкова:

Давайте рассмотрим неврологическую вилку. Это избыточные колебания адреналина?

С. Грачев:

Да, существует система адаптации или вегетативная нервная система. Она состоит из двух параллельных систем, которые противодействуют друг другу и постоянно находятся в неком паритете. Это парасимпатическая нервная система и симпатическая нервная система. Симпатическая, симпатоадреналовая, это та часть нервной, вегетативной нервной системы, которая отвечает за стрессовые реакции. Все реакции, которые необходимы для резко изменяющихся условий среды, то есть то, что человек обычно испытывает при страхе. Расширяются зрачки, повышается давление, человек бледнеет, то есть это работа симпатоадреналовой системы. И парасимпатическая нервная система, наоборот, стабилизации и накопления ресурсов, подключается в основном ночью, а днем отступает, когда она не очень нужна. Но эти самые реакции адаптации, которые в течение дня происходят незаметно, это есть работа обеих этих систем. Они периодически друг другу уступают в зависимости от условий. Система стрессовая и система противострессовая.

Самым показательным моментом в контексте сердечно-сосудистых дел является частота пульса. Ночью парасимпатическая нервная система активизируется, частота пульса уменьшается, брадикардия развивается. Днем и при стрессах эта часть системы отступает, и симпатоадреналовая, симпатическая нервная система преобладает, ее реакции преобладают, и это выражается в виде тахикардии. На примере сердечного пульса примерно так. 

Е. Крюкова:

Как Вы работаете с таким пациентом, отправляете к неврологу или совещаетесь, что можно предложить?

С. Грачев:

Если приходит такой пациент с сердечными жалобами, нужно, в первую очередь, несмотря на небольшую вероятность, исключить сердечные болезни. Может быть, у него реализовалась какая-то предрасположенность на стрессах, может быть, есть порок сердца или другое заболевание сердца. Только после того, как мы исключим наличие такого заболевания, мы можем судить о том, что есть некий фактор, не относящийся к сердцу, который влияет на сердце. Чаще всего это нервная система и гормональный статус.

Следующим этапом является выяснение, в каких масштабах проявляются на сердце эти нарушения. Если происходят серьезные нарушения ритма, их лечат. Но, как правило, серьезного ничего не происходит на первом этапе, по крайней мере, в первые годы стрессового состояния. И тогда нужно искать причину нарушения неврологического статуса. Это необязательно будут эмоции. Это может быть нарушение кровообращения мозга, например, или анемии, когда кислорода мало в крови, и мозговые центры испытывают недостаточность кровообращения, потому что не хватает кислорода. То есть нервная система по разным причинам может неправильно распоряжаться сердцем.

Е. Крюкова:

Касательно гормонального статуса Вы подняли речь. Это о чем?

С. Грачев:

В этих стрессовых реакциях принимают участие гормоны. Самый главный, ключевой из них – это гормон надпочечников, адреналин, всем известный стрессовый гормон. То есть когда активна симпатоадреналовая система, она реализует многие реакции через адреналин. В сердце есть рецепторы к адреналину, которые воспринимают адреналин, и адреналин, соответственно, разгоняет сердце и повышает пульс. И тут отмечу, что некоторые люди без эмоциональных проблем или внутренних проблем и внешних вводят в организм адреналин искусственно. Я сейчас имею в виду те самые капли в нос, на которых многие сидят, не зная о том, что эти капли – аналог адреналина, но более сильный. И люди, зависимые от этих капель, ежедневно капают в нос, сосуды самой слизистой уже привыкают к каплям и вяло реагируют, что позволяет части лекарства поступить в кровоток и повлиять уже на те самые рецепторы адреналина в сердце. То есть без какой-либо причины, без провоцирующего фактора человек вводит себя в такой химический стресс. И иногда такие пациенты приходят, и после неоднократного обращения к разным врачам, после исследований только становится ясно, и доктор какой-нибудь задает вопрос: а не капаете ли Вы в нос каких-либо капелек. И все становится ясно. Это частая причина и артериальной гипертензии у молодых людей, и тахикардии, нарушений ритма. При этом долгое время анализы, результаты обследований не дают никаких результатов. Это просто недооценка и некачественный сбор анамнеза. Поэтому это один из первых вопросов, чтобы сразу успокоиться и дальше по делу разбираться. 

Е. Крюкова:

Кофеиносодержащие препараты тоже вызывают тахикардию. 

С. Грачев:

Да, вызывают тахикардию, но настоящий кофе сложно передозировать. А вот так называемые энергетики – там кроме кофеина точно что-то еще есть, потому что нарушение не только сердечно-сосудистой системы, но происходит и серьезное нарушение психики. Это известно врачам-наркологам и психотерапевтам. 

Настоящий кофе сложно передозировать. А вот в так называемых энергетиках кроме кофеина точно что-то еще есть, потому что нарушение не только сердечно-сосудистой системы, но происходит и серьезное нарушение психики

Е. Крюкова:

Это какие, расскажите, первый раз слышу. 

С. Грачев:

Как правило, энергетики доводят до врача, когда человек их употребляет вместе с алкоголем или сразу эти коктейли. И врачи-наркологи, которые работают в стационарах, знают, что большая часть алкогольных психозов – это не водочные алкоголики, это коктейльщики. То есть большая часть пациентов с алкогольными острыми психозами – это как раз пациенты, злоупотребляющие энергетиками. В моей практике были пациенты, которые довели себя до инфаркта, один в 24 года, двое других в 32 года довели до инфаркта с помощью энергетиков. И был еще пациент 45 лет, он, в принципе, имел право, но все-таки с этими коктейлями он на 10 лет раньше спровоцировал у себя инфаркт. 

Большая часть пациентов с алкогольными острыми психозами – это как раз пациенты, злоупотребляющие энергетиками

Е. Крюкова:

Вы подозреваете секретный компонент в этих коктейлях или за счет смешения алкоголя и энергетиков?

С. Грачев:

Конечно, и не скрывается, что там много дополнительных компонентов. Но с помощью кофе невозможно добиться такого эффекта. Гораздо раньше человека начнет тошнить, он прекратит прием кофе. Мало, кто доводит себя с помощью кофе до такого состояния. Потому что в удовольствие, как известно, только одна чашка в день, самая первая, остальное все по необходимости бывает. Редко приводит к настоящим последствиям. 

Е. Крюкова:

Каким комплексом мероприятий нам нужно отделаться, если человек захочет себя проверить, если он уже исключил энергетики, злую тещу, неприятную работу и тому подобное. В общем, органические поражения исключить. 

С. Грачев:

Органические, начиная с объективного осмотра, это самое главное. Ни один метод диагностики не сравнится по информативности с опросом и осмотром, с беседой с врачом и его манипуляциями над самим больным, пациентом. Дальше снимается кардиограмма, проводится УЗИ сердца. Кардиограмма дает представления об электрической активности сердца, о нарушениях ритма в какой-то мере, об анатомии мы можем судить по УЗИ сердца. Если на кардиограмме ничего не видно, это не значит, что все хорошо, нарушение ритма чаще всего приходится ловить с помощью суточного мониторирования. Ставится мониторчик, который фиксирует электрокардиограмму в течение суток. И потом доктор соотносит моменты жизнедеятельности, нагрузку, стрессы, сон, прием препаратов с тем, что происходит в сердце в этот момент, после этого исследования.

Лабораторные методы исследования: клинический анализ крови, биохимические показания с акцентом на холестерин обязательно, как фактор риска, на другие сердечные специфичные показатели. Я перечислил сейчас основной набор, который позволяет исключить 95 % заболеваний сердца. И уже сказать точно, что, скорее всего, нет ничего плохого, и можно не торопясь, не боясь, не накручивая, разбираться дальше, что за причина, что влияет на сердце.

Иногда требуются дополнительные серьезные методы диагностики, но редко до этого доходит. Стресс-тестирование – дается медикаментозный стресс, искусственно, смотрится, что происходит с сердцем. Или нагрузочный тест, дается по специальной программе и одновременно снимается кардиограмма. Иногда делают коронароангиографию, смотрят состояние сосудов сердца. Но опять же, до этого редко доходит. 

Е. Крюкова:

Бывает так, что все проверили, все чисто, а у человека продолжает болеть и зудеть, и источник остается неназванным. 

С. Грачев:

Конечно, бывают боли в грудной клетке, это неспецифический симптом, просто сердечные болезни, это самый неблагоприятный вариант, который поэтому в первую очередь и исключают. Причин для болей в грудной клетке много, но чаще всего удается найти. Даже по тому самому суточному мониторированию можно примерно оценить, есть ли влияние стресса на сердце, человек испытывает в течение суток стресс. Или мы видим, что бодрствование отличается сильно от периода сна, разница слишком большая. То есть мы делаем вывод, что состояние сердца в период бодрствования, когда человек испытывает хоть какие-либо эмоции, отличается слишком сильно от ночных значений, когда человек не может ничего испытывать. И мы видим косвенно признаки того, что слишком активная нервная система.

Тут стоит вспомнить, что все-таки банальная вещь, когда человек встречает много людей, просто идет через метро или через улицу. Подсознательно, встречая каждое следующее лицо незнакомого человека, очень много изменяется в головном мозге, в подсознании. Для того, чтобы как-то его оценить, как он ко мне относится, как я к нему отношусь, что-то спрогнозировать и т.д. Не говоря уже о том, что происходит при общении со знакомым, с незнакомым. И это тоже нагрузочный момент. Если слишком много людей человек встречает, то это не выраженный, но продолжительный стресс. То есть жители городов изначально в группе риска. И качественный отдых – это значит отдых без лишних людей. И даже без звонков лишних из дома, с работы. 

Если человек встречает слишком много людей, то это не выраженный, но продолжительный стресс. И качественный отдых – это значит отдых без лишних людей

Е. Крюкова:

Дедовский метод отъезда на дачу очень даже полезен?

С. Грачев:

Да, универсальный сейчас скажу способ лечения вегетативных дисфункций, который работает в 100 % случаев. Так как все эти реакции реализуются через нервную систему, а нервная система всегда ищет более удобный способ сэкономить энергию, она формирует стереотипные реакции. Если есть какой-то провоцирующий фактор, стресс продолжительное время, формируется патологический рефлекс. И потом даже без этого провоцирующего фактора, без стресса человек живет со сформировавшимися патологическими рефлексами. То есть он ощущает сердечные симптомы. Стресса уже нет, а симптомы продолжаются. Стереотипные реакции поддерживаются в неизменных условиях внешней среды. Запахи, звуки, звук голоса, лампочка в коридоре, привычные раздражители – за них цепляется стресс, якорится, как у собаки Павлова. То есть пищу убрали, лампочка осталась, поэтому рефлекс сохраняется и провоцируется уже прежними условиями: зажигается лампочка, рефлекс срабатывает.

То же самое происходит и в эмоциональной сфере, и при реализации стрессов в сердечно-сосудистой системе. Самое главное – это изменить обстановку на длительный срок. Многие знают, что для того, чтобы сформировать привычку, нужен 21 день. Это отчасти правда, в идеальных условиях нужен 21 день, чтобы растормозить старый рефлекс, сформировать новый, чтобы нервная система забыла старую стереотипную реакцию, которая нарабатывалась годами, может быть, переориентировалась на новые раздражители, свежие, и сформировались нормальные рефлексы, с которыми вернетесь домой, будете нормально жить до следующего стресса. 

Е. Крюкова:

Кроме того, что мы что-то испытываем, мы ожидаем неудачу, что у нас заболит, заколет, что снова будет плохо, и здесь прибегают к антидепрессантам, когда нужно унять тревожность и дать человеку время перестроиться, 21 день или больше. 

С. Грачев:

Да, но борьба с помощью седативных препаратов не очень эффективна. Если препарат, который влияет на регуляцию настроения, как серотонинергические препараты, могу только назвать, чтобы не рекламировать, препарат зверобоя, любые, которые отвечают за обмен серотонина, то есть не приглушают нервную систему, не мешают образовываться новым рефлексам. Человек долго принимает эти препараты, у него немножко изменяются стереотипы поведения, соответственно, и поведенческие рефлексы тоже изменяются. То есть эффект препарата закрепляется в таком случае. После отмены какой-то эффект дальше продолжает быть. Если человек использует антидепрессанты с седативным действием, рефлексы на фоне седативного успокаивающего эффекта сформируются плохо. То есть эффект обратимый и после приема препаратов заканчивается. Но они имеют смысл, когда стрессовая реакция временная, особая жизненная ситуация, которую нужно просто прикрыть антидепрессантами с седативным действием.

Если человек использует антидепрессанты с седативным действием, рефлексы на фоне седативного успокаивающего эффекта сформируются плохо. То есть эффект обратимый и после приема препаратов заканчивается

Е. Крюкова:

Все-таки если говорить о депрессии, о навязчивых состояниях, фобиях, Вы перенаправляете человека или советуете какие-то классы препаратов?

С. Грачев:

Приоритетом для меня является направление к психотерапевту или к хорошему психологу. Нужно бороться с причиной, а причина где-то зарыта в подсознании. И препараты легче всего назначить, но это не всегда эффективно. Никому не интересен наш внутренний мир, даже наши родственники не всегда интересны, а если интересны, то в какой-то своей роли, в каком-то своем отношении. Есть человек, которому нужно платить деньги для того, чтобы он, используя свои знания, покопался у Вас в голове, посочувствовал, нашел причину и ее устранил. Есть разные методы психотерапии, гипноз, другие виды анализа, то есть каждому свое. Эти меры обычно эффективны, позволяют избавиться от этих неврозов, навязчивых состояний. 

Е. Крюкова:

Наверное, когнитивно-поведенческая терапия должна неплохо помогать. Если мы собаки Павлова. 

С. Грачев:

Да, то есть иногда просто на приеме у врача достаточно объяснить человеку, что не стоит накручивать, потому что катастрофы не произойдет. И у него перестает замыкаться этот порочный круг. 

Е. Крюкова:

Типичная ситуация для семей, когда человек часто выходит из себя, семейные скандалы, отцы и дети, но при этом он жалуется: вот, ты довел меня, у меня снова болит сердце, мне снова нужно пить капли. Такая ситуация складывается из характера человека?

С. Грачев:

Бывает из характера, а бывает невротическое нарушение. Нужно разбираться психологу, в идеале. Но в любом случае, лучше, когда эмоции реализуются через слезы или через гнев, чем когда человек держит в себе. В таких случаях неврозы все равно реализуются, но они соматизируются, выходят наружу в виде симптомов. 

Лучше, когда эмоции реализуются через слезы или через гнев, чем когда человек держит в себе. В таких случаях неврозы все равно реализуются, но они соматизируются, выходят наружу в виде симптомов 

Е. Крюкова:

Какие локализации нам свойственны для этих стрессиндуцированных болей? 

С. Грачев:

Стрессы, неврозы, если мы имеем в виду эмоцию, это боли в грудной клетке, они бывают самые разные по характеру. 

Е. Крюкова:

Справа, слева, какая боль?

С. Грачев:

Чаще всего с левой стороны грудной клетки, нарушения ритма могут быть, они могут быть бессимптомными, могут быть настоящими, ощущаемыми. Кроме сердца бывает еще язвенная болезнь, считается, что в какой-то мере зависит от стрессов, бывают острые стрессовые язвы. Бронхиальная астма иногда бывает стрессовая. Неврологические нарушения в 10 раз сильнее, если у человека еще плюс к этому невроз расстройство системы адаптации. Там, где у здорового человека во всех отношениях просто кольнет, у нашего невротика или у человека с вегетососудистой дистонией, с расстройством адаптации будет полная клиническая симптоматика с болями в грудной клетке, иррадиацией и так далее. Все неврологические симптомы у таких людей при стрессах гораздо сильнее проявляются. 

Е. Крюкова:

Давайте возьмем молодого человека. Какое поражение у него может сформироваться за 25 лет жизни, за счет которого он испытывает такие боли? О каких заболеваниях здесь уместно говорить? 

С. Грачев:

Нарушение ритма, пороки, ишемическая болезнь сердца, все они реализуются в виде сердечной недостаточности, в итоге непереносимость нагрузки, одышка, отеки. Все эти звенья патогенеза, приводящие к сердечной недостаточности, происходят с участием адреналина. Стресс – это дополнительный фактор, который повышает уровень адреналина и истощает резервы организма. Те же самые возрастные заболевания, к которым человек предрасположен. Сначала изменяется уровень холестерина, повышается уровень триглицеридов, изменяются в крови другие соотношение, показатели, которые располагают к атеросклерозу. Развивается атеросклероз, частный вариант атеросклероза сердца, ишемическая болезнь может индивидуально выражаться, обычно в виде стенокардии уже настоящей. Стенокардия, нарушение ритма, инфаркт, в основном так. Конечно, сама сердечная недостаточность, как осложнение любого заболевания.

Е. Крюкова:

Для молодого человека будут яркие симптомы того, что у него развивается сердечная недостаточность или уже развилась?

С. Грачев:

Это запущенный процесс, как правило, на этом этапе уже все давно ясно. Только доктор может оценить, когда стрессовая реакция и функциональная перешли в органические. Как правило, это можно выявить за несколько лет до того, как появляются симптомы. Нужно заранее обследоваться, чтобы выявить какие-то предикторы, лабораторные маркеры, которые говорят о том, что начались изменения в сердечно-сосудистой системе. Если сейчас не остановить изменением образа жизни или медикаментозно, то будут обязательно проблемы.

Была недавно пациентка, старенькая бабушка, перенесшая инсульты и уже практически не понимающая, что вокруг нее происходит. Я подхожу и первым делом спрашиваю: «Как Вы себя чувствуете?» Она говорит: «Хорошо». Ну как человек может в таком состоянии хорошо себя чувствовать. Я начинаю задавать уточняющие вопросы: «Может быть, одышку чувствуете или боль в сердце, сердцебиение, что-то Вы делаете дома?» «А я ничего не делаю, я хожу до кухни, до туалета и обратно». Человек чувствует себя хорошо, ему 87 лет, перенес два инсульта и другие болезни, не знает, какой сейчас год. Мы знаем, что такое старость, но нам никто не расскажет из них, что такое старость, потому что они чувствуют себя хорошо, они не скажут, что я чувствовал себя раньше хорошо, а сейчас плохо.

Если взять промежуточный этап, скажем, 45 лет, человек немолодой, но бодрый. Но он не ходит в ночные клубы, он уже не интересуется горным туризмом, он предпочитает ездить на машине, а не ходить пешком. Это постепенное изменение стереотипов, избегание стрессов, которые меняют поведенческие стереотипы. И таким образом сужают возможности сердечно-сосудистой системы. Стресс, даже небольшой, должен быть намеренно. Мы должны вкладывать свои ресурсы, хотя бы одна четвертая стрессов должна быть для того, чтобы взбадривать системы организма, чтобы не уменьшались возможности и резервы организма. Обычно люди очень деятельные, которые не боятся стрессов, не боятся выходить за пределы своих привычных дел, и таким образом сохраняют бодрость духа и хорошее состояние сердечно-сосудистой системы до глубокой старости. Поэтому стресс – это не только вред, это еще и польза. 

Хотя бы одна четвертая стрессов должна быть для того, чтобы взбадривать системы организма, чтобы не уменьшались возможности и резервы организма

Е. Крюкова:

Давайте все-таки возьмем самую яркую ситуацию. Человек жил спокойно, и тут несколько раз в неделю начинается головокружение, учащенно бьется сердце, потеют руки. К какому врачу в первую очередь идти?

С. Грачев:

К неврологу. Это неврологическое состояние, есть определенное место в классификации этому состоянию. Можно назвать это соматоформной вегетативной дисфункцией и смотреть кровообращение головного мозга, само строение мозга, и какие-то данные анамнеза выяснять должен невролог. Это если нет сердечных причин или симптомов. Если есть сердечные симптомы, начинать надо с кардиолога. 

Е. Крюкова:

Есть такая болячка в кардиологии, как синдром разбитого сердца. Это относится к нашей сегодняшней программе, что это такое?

С. Грачев:

Синдром разбитого сердца, синдром Такоцубо, чрезвычайно редкое заболевание, которое сложно обосновать, потому что его нужно ставить своевременно. Действительно, это самая острая из стрессовых реакций, которая может быть у человека. Прогноз благоприятный, но человек подходит очень близко к инфаркту, и изменения в анализах, похожие на инфаркт, и часто ставится диагноз инфаркт миокарда. Но тем синдром Такоцубо и отличается, что он не приводит дальше к каким-то последствиям, и в течение нескольких недель функция сердца полностью восстанавливается. Это бывает на фоне сильного стресса, приводит к острой сердечной недостаточности, может приводить к изменениям давления, к нарастающим симптомам сердечной недостаточности, к одышке в течение непродолжительного времени, скажем, получаса. Изменения есть и на кардиограмме, и на УЗИ, острые лабораторные изменения, которые похожи на инфарктные изменения. Но спустя эти полчаса становится ясно, что это не инфаркт, потому что при инфаркте настолько быстро обратной динамики не происходит. В этот же день становится ясно, что это был на самом деле синдром Такоцубо. В первые часы обычно лечат инфаркт миокарда, и такая тактика правильная, потому что прогноз хуже, естественно, нужно лечить, как инфаркт миокарда. 

Е. Крюкова:

Тяжелые стрессовые ситуации, допустим, кто-то умер, мы пронаблюдали ужасную ситуацию. Есть ли какие-то профилактические меры из аптечки кардиолога, которые следует принимать? Или пока ничего не беспокоит, этого делать не стоит?

С. Грачев:

Не стоит. Стоит, может быть, снять кардиограмму или пообщаться с доктором, чтобы он посмотрел. Потому что любые препараты имеют противопоказания, и реакции стрессовые индивидуальны, какие-то препараты больше подходят, какие-то, наоборот, вредят. Медикаментозных рекомендаций дать не могу. Я буду советовать всем таким пациентам обращаться к психотерапевту. Не нужно бояться этого, потому что это всегда эффективно. 

Е. Крюкова:

Но все-таки длительное пребывание в стрессовой ситуации чрезвычайно нежелательно?

С. Грачев:

Да, стресс может повреждать весь организм, если он либо чрезмерный, либо слишком длительный. Последствия одинаковые, истощение резервов, срыв реакции адаптации, неспособность среагировать на какие-то изменяющиеся внешние условия. 

Е. Крюкова:

Спасибо Вам за эфир. Сергей Грачев, кардиолог, «Кардиология с доктором Грачевым», это был канал Медиадоктор, до свидания. 

С. Грачев:

До свидания.