Хламидийный простатит - за или против?

Венерология

Тэги: 

Е. Греков:

Здравствуйте, уважаемые телезрители. Сегодня на канале «МедиаДоктор» в программе «Вопрос к андрологу» мы поговорим про хронический хламидийный простатит. Нам в этом поможет врач-уролог, который работает на кафедре дерматовенерологии.

В. Ковалык:

На кафедре дерматовенерологии Института повышения квалификации медико-биологического агентства, я одновременно являюсь врачом-урологом. Ковалык Владимир Павлович.

Е. Греков:

Вы необычный специалист, потому что в урологии дерматовенерологов особо не любят. Мне было бы интересно поговорить про хламидийные простатиты. На данный момент в России имеет место быть превентивная терапия. Сначала лечим хламидии, а потом начинаем уже стратегию по лечению хронического простатита. Как Вы это прокомментируете, исходя из биологических особенностей микроорганизма?

В. Ковалык:

Возможно, такая тактика оправдана в учреждениях, где нет возможности отправить пациента провести тесты на хламидийную инфекцию. Чтобы не пропустить. Такая тактика порочна, нужно её избегать и стремиться к телеологическому лечению. 

Е. Греков:

Как мы можем диагностировать наличие хламидий в организме человека? Многие думают, что хламидию можно выявить только взятием мазка из уретры.

В. Ковалык:

Хламидии выявляются с помощью молекулярно-генетических методов, МАНК (методов амплификации нуклеиновых кислот). Также применяется выявление антител, проблема нашей страны в том, что 70 % диагнозов устанавливается с помощью антител. Лечат антитела, они не снижаются, лечение продолжается, получается порочный круг, и лечение никогда не закончится. Хотя нужно стремиться обнаружить микроорганизм прямым методом, которым является и МАНК. Представитель технологии МАНК – это ПЦР (метод полимеразной цепной реакции).

Е. Греков:

Оправдан ли ИФА (иммуноферментный анализ) метод при диагностике хламидиозов? 

В. Ковалык:

Это очень узкий срез пациентов. МАНК можно воспользоваться всегда на потоке, а антитела – это единичные случаи. Это может быть бесплодие, реактивный артрит, тазовая боль. Могут быть неясные боли в правом подреберье, когда мы подразумеваем синдром Фитц-Хью-Куртиса, одно из осложнений хламидийной инфекции. Тогда можно воспользоваться антителами. 

Е. Греков:

Только наличие антител и клиники может дать информацию, что у человека есть хламидийная инфекция. А если антитела найдены без клинической картины, без характерных симптомов, тогда это не оправдано? 

В. Ковалык:

Это всего лишь говорит о том, что у человека была в жизни встреча с хламидийной инфекцией, больше мы ничего не знаем. 

Е. Греков:

Есть ли смысл искать хламидии в крови?

В. Ковалык:

Только отдельные случаи: тазовая боль, воспаление придатков, касаясь женщин, это могут быть суставные симптомы. Это может быть хроническая боль в правом подреберье, когда мы подозреваем перигепатит.

Е. Греков:

Как хламидия туда попадает, может быть, благодаря трихомонаде? Трихомонада питается гонококком, может съесть его и транспортировать по уретре.

В. Ковалык:

Это ещё один миф, который циркулирует на постсоветском пространстве. Трихомонада действительно поглощает микроорганизмы, но есть исследования, которые показывают, что дальше с ними происходит. От гонококка через 8 часов ничего не остаётся. Есть лишь один микроорганизм, не особо важный для нас, микоплазма хоминис, которая выходит живой после такого приключения, но это не строгая инфекция. 

Е. Греков:

Как хламидия попадает из уретры в предстательную железу?

В. Ковалык:

Существует уретро-простатический рефлюкс, мы о нем прекрасно знаем, ещё опыты Керби это в свое время это показали. Угольные частички при мочеиспускании попадают в самые отдалённые ацинусы простаты и оседают там. Любой микроорганизм из заднего отдела уретры может туда попадать. Сложнее с другими органами, суставами. Например, туда попадают не сами хламидии, а антитела, которые организм вырабатывает в ответ на внедрение хламидий. И самые главные антитела – от белка теплового шока против хламидийного – Heat Shock Proteins. Он очень схож с человеческими белками, он находится в суставных тканях, в конъюнктиве глаза, в уретре, в простате. 

Е. Греков:

Ряд авторов считает, что хламидия не может обитать в простате.

В. Ковалык:

Есть такие авторы, это веяния последнего десятилетия. Есть популяции пациентов, у которых много инфекций, их доля поражения предстательной железы будет заметно больше. В своё время я работал в ЦНИКВИ в Сокольниках, туда приходили пациенты потенциально с инфекциями. Но хламидии находили в простате, скептики по этому поводу говорили, что они там есть, но вы же знаете про уретро-простатический рефлюкс, туда может попадать всё, не только хламидии. Если она есть в моче, она есть и в простоте, как доказать, что она там не случайный пассажир, а что она играет этиологическую роль. Пошли по пути определения антител, были обнаружены хламидийные антитела. 

Е. Греков:

Мы не закончили тему транспорта хламидии по сосудам. Ведь она может ещё проникать через эндотелий, размножаться и выходить в русло. Таким образом, она распространяется по организму. Ведь есть и такие научные работы, она может размножаться в эндотелии и вызывает васкулиты.

В. Ковалык:

Хламидийные васкулиты – это ревматологический вопрос, здесь я не силён, я не могу давать комментарии. Но это возможно. Должна быть предрасположенность организма и соответствующие факторы

Кстати, хламидийная инфекция интересна тем, что, будучи одним видом, она вызывает три разных заболевания. Есть трахома, есть хламидийная инфекция, есть венерическая лимфогранулёма ещё. Я не знаю другого микроорганизма, который вызывает разные заболевания. 

Е. Греков:

Трахому лечат окулисты, венерическую лимфогранулёму лечат венерологи, а третий тип – хламидийный уретрит – лечат все, кому не лень. Каково Ваше мнение человека науки, может ли остеопат движением пальцев полечить простатит у мужчины?

В. Ковалык:

Если хламидии, не трогать какое-то время, существует вероятность спонтанной элиминации до 90 %. Это хорошая новость для потенциальных пациентов, но не для врачей. Мы не можем пациенту сказать, что не будем его лечить, само пройдёт. Мы никогда не знаем, чем это закончится. 

Мы не знаем, поразит ли эта инфекция суставы или уйдёт сама. Все инфекции, передаваемые половым путём, склонны к излечению. Сифилис самоизлечивается, был такой эксперимент на Алабаме, в Штатах, когда не лечили порядка 1000 темнокожих, и они спонтанно излечились. Потом был скандал, президент США извинялся перед НАСА и в Белом доме собрал оставшихся пациентов, они приезжали на колясках, всё это можно посмотреть в Интернете, очень трогательная картина была. Это же характерно для гонококковой инфекции, для трихомонад, для хламидий. Но это не значит, что мы их не будем лечить. 

Е. Греков:

Мы их будем лечить, потому что клиника при инфекциях – это боль, жжение, дискомфорт в уретре. При хламидийной инфекции чешется, бывают слизистые выделения, так?

В. Ковалык:

Да, коварство любого уретрита в том, что он со временем проходит, это хорошо видно на примере пациентов, которые по тем или иным причинам попали в заключение. Они рассказывают, были яркие выделения, потом всё это ушло, и в дальнейшем самые разные сценарии. От поражения простаты до поражения верхних мочевых путей и мошонки.

При хламидийной инфекции возникает зуд, неприятные ощущения

Е. Греков:

Хламидия тропна к цилиндрическому эпителию, она может идти по семяпроводящим путям. А мы её находим в придатке, она вызывает воспаление придатка яичка в более 75 % случаев. 

Насколько актуальна иммунотерапия в лечении хламидийной инфекции?

В. Ковалык:

Иммунотерапия оправдана в случаях, когда у нас есть явный иммунодефицит. Иммунотерапию назначали всем в девяностые годы, тогда была установка, что лечим антибиотиками, иммуномодулятором, противогрибковым препаратом, меньшим – не имеем права. Но постепенно мы разобрались, что это излишества. Наши пациенты – это молодые люди до 25 лет. Там не идёт речи о иммунодефиците, иммуномодуляторы здесь излишние. Это оправдано у пациентов, у которых сопутствующая инфекция, гепатит C, туберкулёз, ВИЧ.

Е. Греков:

В ротовой полости тоже может содержаться хламидийная инфекция, там тоже эпителий. Можно не только при прямом половом контакте подцепить хламидийную инфекцию, но и при оральном, анальном сексе. 

В. Ковалык:

Да хламидийные фарингиты существуют в этих локализациях, они там себя не очень уютно чувствуют, особенно в глотке, там отсутствует цилиндрический эпителий. По большей части эта инфекция характерна для детей. 

Е. Греков:

МАНК, ПЦР – это золотой стандарт для диагностики данной инфекции. К сожалению, в некоторых медицинских центрах в Москве живы методы, когда капают антитела на препараты, видят там положительную реакцию, ложноположительную, ложноотрицательную, назначают лечение. Но ПЦР стоит уже копейки 100-150 рублей. 

В. Ковалык:

Есть одно преимущество устаревших методом, иммунофлюоресценцию можно сделать в течение 20 минут, это очень удобно в коммерческой медицине. Пациент пришёл, ему надо срочно узнать все, можно полностью обследовать пациента на ИПП. Это будет не очень чувствительная система, положительный результат может не означать, что эта инфекция есть. 

Длительность ПЦР – золотого стандарта – полтора часа. Но это специальное дорогостоящее оборудование, чтобы поставить реакцию накапливают определённое количество пробирок, и анализ делается несколько раз в день. С экстренной диагностикой здесь невозможно.

Е. Греков:

Хламидийный простатит не может появиться просто так. Если у мужчины зазудели половые органы, то стоит провериться. 

В. Ковалык:

Поводом для любого обследования являются симптомы, это может быть дискомфорт со стороны уретры, смена полового партнёра без всяких симптомов. 

Е. Греков:

Что Вы думаете про Андрофлор-методику?

В. Ковалык:

Хороший метод. Всё, что касается прямых методов диагностики, основанных на МАНК, это всегда выигрышный вариант, особенно если избавиться от щеточек, сделать это с помощью первой порции мочи, это всегда хорошо для пациента. Вообще любой поиск, любой скрининг помогает профилактике хронического простатита.

Если мы обследуем молодого человека до 25 лет, то обнаружим у него болезни в зоне срединной борозды при пальцевом ректальном исследовании. Это симптомы заднего уретрита. Это могут быть пациенты, которые склонны к алкоголю либо к наркотикам, у них растормаживается корка, у них более рискованное сексуальное поведение, у них больше шансов заработать хламидии. 

Е. Греков:

Правда, что в мире хламидиями инфицировано около 90% молодёжи?

В. Ковалык:

Были скандальные репортажи, что в молодёжном колледже в Америке обнаружили у 10%. В определённых популяциях это высокая инфицированность. 

Е. Греков:

От хламидии умирают? 

В. Ковалык:

От хламидий умирают, но не от трахоматис, а от хламидий пневмония. 

Е. Греков:

Используйте презервативы, чтобы не пришлось пить антибиотики. Если Вы не доверяете презервативу, сверху после презерватива нужно промыть антисептическими растворами. Но если порвался презерватив, провели обработку антисептиком, и потом появляется клиника уретрита. Кстати, после одного антисептика, который в два-три раза дороже хлоргексидина, возникает химический уретрит, если закачивать в уретру. 

В. Ковалык:

Есть данные, что использование антисептиков повышает вероятность ВИЧ. Происходит раздражение, оголяются отростки нейтрофилов, т-хелперов, и у ВИЧ больше шансов проникновения. Это возможно. 

Хламидии передаются только при сексуальном контакте

Е. Греков:

Я из семьи врачей, когда меня упаковывали в мединститут, первое, что положила мама, это презервативы. Это правильное поведение родителей. Родители должны информировать своих детей о венерических инфекциях. Научите своих детей правильно пользоваться барьерными средствами защиты. Это элементарно. Надо учить сначала родителей, правильно?

В. Ковалык:

Абсолютно верно, учить надо всех. Наша функция, как врачей – информирование. Это может быть устная беседа, буклеты, стенды при входе в кабинет. В идеале пациент после посещения врача должен быть полностью вооружён: что его ждёт, когда ему бежать к врачу, когда требуется лечение, чего ждать.

Е. Греков:

Можно ли хламидийную инфекцию подхватить в бассейне?

В. Ковалык:

Хламидии находили на туалетных сидениях, на полках в парной. Практическая вероятность существует, но на практике это сложно подтвердить. Бассейн – это маловероятный вариант для заражения любыми инфекциями, это не тот путь, которого стоит опасаться. Это может быть в плане оправдания для сохранения семейных отношений, но реальной значимости это не имеет. Хламидии – это строго сексуальный контакт. 

Е. Греков:

Мы заканчиваем нашу передачу про хламидию.

В. Ковалык:

Особенно ценно, что наша передача проходит в канун окончания курортного сезона, который часто сопровождается курортными романами и приобретением инфекций. Поэтому я думаю, это будет интересно нашим слушателям и нам с вами. 

Е. Греков:

Вы прослушали передачу «Вопрос к андрологу» на канале «Mediametrics». Спасибо, до свидания.