Метаболический синдром и преддиабет

Эндокринология

Тэги: 

Е. Женина:

В эфире программа «Терапевт рекомендует», с Вами я, Елена Женина.

А. Безымянный:

И я, Алексей Безымянный. 

Е. Женина:

Гость нашей сегодняшней программы Константин Иванов, врач-кардиолог, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник РКНПК имени Мясникова. 

А. Безымянный:

Говорить мы сегодня будем об очень актуальной теме, которая волнует не только женщин, но и мужчин, а именно – метаболический синдром, или преддиабет. Это проблема, связанная с нарушением усвояемости глюкозы, связанная с повышением массы тела, которая в дальнейшем может привести к очень тяжёлым последствиям. Я передаю слово Константину, его диссертация как раз посвящена этой теме. Константин, надеемся, что Вы сегодня откроете завесу тайны и расскажете всё о метаболическом синдроме и преддиабете. 

К. Иванов:

Я полагаю, что ящик Пандоры здесь открывать уже не приходится, поскольку об этом говорили очень много. То, что Вы сказали относительно мужчин, я очень сомневаюсь. Как правило, мужчины у нас совсем не считают метаболический синдром проблемой. Поменять костюм, например, с 50-го размера на 52-й, для них вовсе не проблема. 

Е. Женина:

Константин, как выглядит метаболический синдром? 

К. Иванов:

По большому счёту, первое, что берётся за самый главный признак, это окружность талии. Она должна быть у женщин менее 80 см, у мужчин должно быть менее 94 см. Я, честно говоря, думаю, что через какое-то время все равно будет определённый пересмотр в сторону уменьшения всё-таки. В азиатские страны, кстати, сейчас пришёл активно фастфуд, и мы видим, что у них тоже есть проблемы с метаболическим синдромом.

Но, это только одна из частей метаболического синдрома. Нельзя сказать, что если есть, так называемое, абдоминальное ожирение, то это значит метаболический синдром, это вовсе не так. Должно быть также повышение уровня артериального давления, должно быть повышение уровня триглицеридов и холестерина, то есть липопротеидов низкой плотности, либо снижение липопротеидов высокой плотности, по большому счёту. Раньше к этому обязательно ещё относили повышение мочевой кислоты, сейчас повышение мочевой кислоты к этому не относится. Это одни из основополагающих критериев, из которых складывается, по большому счёту, понятие «метаболический синдром».

Кстати, Ривин, когда говорил о метаболическом синдроме, ввёл впервые понятие «инсулинорезистентность». Я думаю, что он не то, чтобы лукавил, я думаю, что он только-только начинал разбираться в этом понятии. Потому что метаболический синдром многогранен, дело не только в инсулинорезистентности. Есть такое понятие, как лептинорезистентность, где задействован целый ряд гормонов, которые регулируют у нас чувство насыщения. Более того, сейчас есть возможность общаться с большим количеством врачей из Израиля, из Америки, из других стран, из Скандинавии, в частности. Есть большое количество маркеров, тех белков, которые нам показывают, что это исключительно генетическая проблема. 

А. Безымянный:

Константин, а как же расчёт индекса массы тела?

К. Иванов:

Индекс массы тела, по большому счёту, никто не рассчитывает. Есть окружность талии. Но, в принципе, с точки зрения обывателя, давайте будем продолжать рассчитывать индекс массы тела. Хотя бы он нас будет стимулировать, что у нас есть какой-то избыток. 

А. Безымянный:

То есть, из расчёта индекса массы тела мы можем сделать определённые маркеры: если у пациента индекс больше 25, ему стоит уже обратить внимание и, как минимум, пройти диагностику. Если больше 20-25, измерить окружность талии, сдать анализы, пройти глюкозо-толерантный тест. Что ещё? 

К. Иванов:

Анализы нужно сдавать обязательно. Мы не сказали самое главное, из всего того две главные вещи. Во-первых, это тощаковая глюкоза, глюкоза натощак, которая не должна превышать 6,1 ммоль/литр. Второй параметр, который не сдаёт практически никто, это глюкозо-толерантный тест. Это принципиальный момент, потому что это пограничное состояние между диабетом и преддиабетом. Мы сдаем тощаковую глюкозу, потом нам дают выпить 75 г декстрозы, после этого мы через 2 часа пересдаем кровь и смотрим: от 7,1 до 11,1 ммоль/литр – значит, у нас преддиабет. Значит, мы задумываемся, идём к диетологу, эндокринологу, кардиологу, который нам говорит: дружище, у тебя есть проблемы, нам надо заняться серьёзно сейчас твоим здоровьем и, возможно, через какое-то время у тебя это уйдёт. Проблема в том, что люди этого не делают. 

А. Безымянный:

Нет, пациент не выглядит тучным. Пациент сделал тест, определил, что у него есть определённое повышение уровня глюкозы после проведения глюкозо-толерантного теста, есть увеличение объёма талии – и что? В чём основные осложнения, к чему может привести преддиабет? 

К. Иванов:

Нет, во-первых, я могу сказать, что пациент не выглядит тучным – это большая редкость, на самом деле. Так или иначе, пациенты с переддиабетом очень многие выглядят тучными. Они имеют боли, связанные с повышением артериального давления, так или иначе, у них отекают ноги, в частности. У них есть проблемы с руками, проблемы с кожей, женщины часто обращают на это внимание, у них ломкость ногтей, выпадают волосы, они теряют зрение, например. 

А. Безымянный:

Хотели напугать? Напугали. 

К. Иванов:

Что тут пугать, на самом деле, это пандемия XXI века, это правда. 

А. Безымянный:

Волосы, это всё внешние признаки, эстетические. А как же ухудшение памяти, отсутствие самокритики к себе? Человек не может определённым образом оценить свои умственные способности, которые из-за развития преддиабета со временем ухудшаются, концентрация внимания, память. 

К. Иванов:

Какая может быть самокритика? Вот Вам обывательский пример, который произошёл со мной в Черногории. Две достаточно упитанные женщины, симпатичные, молодые, 35-40 лет. Что они делают? Они набирают, буквально, по целой тарелке блинов, всё это заливают себе кленовым сиропом, потом немножко, разумеется, шоколада, и всё это запить капучино. Что происходит вечером? Сидит наша чудесная пара, я вижу, что мужчина чуть-чуть перебирает вина, его немножко несёт. Они спорят, дискутируют, он в меру дискуссии начинает немножко повышать голос. Не в силу того, что он невоспитанный, а потому что он, действительно, немножко перебрал. Знаете, что он говорит? «Ну, негодяй, ты посмотри, как себя ведёт! Какой отвратительный дядька, я бы себе никогда не позволил так себя так вести!» Я про себя думаю: «А ты, когда ты идёшь с тарелкой блинов, не думаешь, что вокруг тебя идёт около 10 детей? Которые так же набирают эту же тарелку, с этим же кленовым сиропом, с шоколадом». Что меня всегда потрясает, раньше было больше в Турции, в Египте, сейчас я такое меньше вижу. Помните, всегда стояли банки с газированной водой, можно было подойти, бесплатно взять банку воды. Для родителей это было счастье, потому что есть гаджет и можно взять банку сладкой воды, в которой 12 кусков сахара. И всё, и на этом, в общем-то, вопрос закрыт. 

А. Безымянный:

Все проблемы, получается, из детства, неправильное питание формируется за счёт неправильного примера родителей. Так? 

К. Иванов:

Я бы сказал, что метаболический синдром – это, вообще, проблема нашего детства. Но Вы должны понять правильно меня, если брать блокадный Ленинград – это одно, когда кушать было нечего и пытались накормить тех детей. Сейчас другое время. Сейчас, когда говорят «Докторская» колбаса – это же не колбаса вовсе, там о колбасе и речи не идёт, по большому счёту, и врачи, я думаю, вряд ли вообще имеют отношение к её изготовлению. Тем не менее, мы за вечер очень любим. Самое потрясающее, одна из самых весёлых историй, что не так давно появилась в соцсети: якобы два бокала красного вина заменяют поход в спортзал. Это был бум, взорвало интернет. Было огромное количество перепостов, все, кому не лень, все «специалисты», которые не имеют никакого отношения к медицине, написали: да, это правда. На самом деле, это, конечно, абсолютнейшее заблуждение. 

Правила и принципы питания закладываются нам в детстве. Мы с ними живём всю жизнь

Е. Женина:

Если садиться за руль, то вечером и бокал нельзя выпивать, потому что с утра все равно покажет. 

А. Безымянный:

Некоторым даже один бокал нельзя, потому что один бокал вина в некоторых случаях рекомендуется абсолютно здоровым пациентам, у которых нет заболеваний нервной системы, нет нарушений психики, нет переутомления на работе, нет заболеваний желудочно-кишечного тракта и так далее. Практически, к той категории, которым можно выпивать один бокал вина, вряд ли кого-то можно отнести. 

К. Иванов:

Таитян, пожалуй, единственные. В принципе – да, это проблемы из детства, потому что мы не умеем воспитывать наше поколение. Мы исходно должны нашему поколению рассказывать, как правильно кушать, им будет легче. 

Е. Женина:

А как мы, наше поколение, могли их воспитывать правильно, нас или наших детей, потому что у нас кругом наши бабушки. У меня бабушка ассоциируется с пирожками, квасом.

А. Безымянный:

Если проанализировать наше детство, вспомним, что бабушки делают, когда ребёнок выполняет правильно какое-то задание, либо достигает какого-то успеха? Они кормят. Булочка, пирожок в качестве поощрения. У ребёнка формируется определённая программа. В дальнейшем, когда он становится уже взрослым, если хочет себя побаловать, что он первым делом делает? Он покупает себе тортик. 

Е. Женина:

Он себя балует, потому что это связано с его детскими воспоминаниями. 

К. Иванов:

А что нужно сделать для этого? Не книжку прочитать, а съесть расстегай, например, можно потом ещё съесть 2 кг конфет. Ерунда всё это. Во-первых, спорт у детей должен быть, я бы сказал, лет с 5-ти. Каждый ребёнок совершенно спокойно может делать отжимания, каждому ребёнку можно прекрасно показать, что такое планка, например, очень эффективное упражнение. У меня дети это делают, честно абсолютно. В конце концов, дети должны сами себя мотивировать к здоровому образу жизни, это их мышление. Им потом будет легче. На выходе, когда им будет 25-30, когда девушка, например, не сможет выйти замуж, или парень будет чувствовать себя изгоем, он первое, к кому придет, к папе с мамой, и скажет: спасибо вам большое, что вы воспитали во мне это.

А. Безымянный:

Хотя, есть примеры людей, которые в сознательном возрасте ставят перед собой цель, худеют на 15-20-30 кг. 

К. Иванов:

Это тоже проблема. У меня есть большая задумка с академиком Ириной Евгеньевной Чазовой, сделать обратную связь и посмотреть обратную корреляцию. Обратите внимание, что сейчас происходит в спортзалах. Люди занимаются не то, чтобы активно спортом, а чрезмерно занимаются спортом. У нас уже появляются анаболики, практически, в каждом спортзале. Если не спрашивают протеин, BCAA, то уже так тихо говорят: «Есть хорошие препараты, и даже недорого». Дальше они изо дня в день 3 часа проводят в спортзале, потому что считают, что они триатлеты. По сути, триатлетом может стать не так много людей, правда. Алексей приводил ко мне своего близкого друга, который действительно триатлет. Я был шокирован, я делал ему велоэргометрию, у него средняя частота пульса была 32. Это профессиональный спорт и, в принципе, это совсем другой коленкор пациентов. С ними надо совершенно по-другому работать.

К чему они себя приводят, к анорексии нередко, резко худеют, а потом у них громадные проблемы с поджелудочной железой, с желудочно-кишечным трактом, с печенью. Самое интересное, у них потом происходят безумные проблемы с психикой, потому что они по геометрической прогрессии набирают вес, разумеется, физические нагрузки просто так уже не работают. Ещё большая проблема, что у нас каждый тренер почему-то в современном времени считает себя великим диетологом, эндокринологом, кардиологом. Это меня, честно, я прямо скажу, выводит из себя. 

А. Безымянный:

Главное – с полной уверенностью даёт рекомендации, настолько уверенно, что человек не может даже усомниться. 

Е. Женина:

Диету, как часто есть что есть что принимать, какие ещё протеиновые коктейли.

К. Иванов:

Он тебе звонит, ты ему отзваниваешься каждый час; он тебя контролирует, он тебя пичкает таблетками, скажем, мелатонином, ты должен выпить вечером четыре таблетки мелатонина. С чего ты должен выпить, кто тебе сказал об этом? Тебе сомнолог об этом сказал, кардиолог об этом сказал? Вот это большая проблема. 

А. Безымянный:

К чему может привести преддиабет?

К. Иванов:

Я думаю, что само название подсказывает, что это может привести к диабету. Диабет, на мой взгляд, наверное, из самых коварных существующих врагов один из первых. Разумеется, Паркинсон, Альцгеймер и диабет, потому что при диабете страдают, прежде всего, мелкие сосуды. Разумеется, все сердечно-сосудистые заболевания, которые мы получаем на выходе, независимо от того, это связано с сердцем или с головным мозгом, это будет связано с сахарным диабетом. 

А. Безымянный:

Да, и в целом, снижение иммунитета, потому что при сахарном диабете все знают прекрасно, что любое, даже простудное заболевание переносится гораздо тяжелее, чем у обычного человека. 

К. Иванов:

Будет всё переноситься тяжелее, потому что страдают сосуды. 

Е. Женина:

Раны будут заживать по-другому, и вообще, может закончиться неизвестно чем. Диабетическая стопа, очень много всего. 

К. Иванов:

Конечно, плюс, трофические язвы, про которые никто не забывает. Зрение падает очень резко, разумеется. 

А. Безымянный:

То есть для пациента, когда он проходит диспансеризацию, либо чекап, очень важно обратить внимание офтальмолога. Это один из самых главных специалистов, к которому он должен попасть, даже если зрение у него не упало. Потому что мы увидим на глазном дне, мы увидим в глазах происходящие изменения. Таким образом мы можем говорить о повышении артериального давления, если периодически эти процессы происходят, мы можем увидеть развитие преддиабета и так далее. 

К. Иванов:

Сложный момент. Сейчас есть понятие доказательной медицины. Я всегда говорю то, что я, с одной стороны, сторонник доказательной медицины, а с другой стороны – я сторонник медицины, которая была во времена СССР, когда у нас врач думал, наконец, а не просто читал гайдлайны. Не всегда сейчас отправляют, во-первых, к офтальмологу, что очень плохо. И, что необходимо делать обязательно – это считать скорость клубочковой фильтрации у пациентов, что с почками происходит. 

Е. Женина:

Очень часто метаболический синдром возникает, примерно, около 40 лет, плюс-минус пять. Как раз в этот момент начинает падать зрение. Многие пациенты связывают это, как раз, с возрастными изменениями, никто не привязывает к метаболическому синдрому. Как это отличить?

А. Безымянный:

В этом возрасте люди уже начинают задумываться о своем здоровье. Метаболический синдром развивается гораздо раньше, он развивается и в 30, и в 25 лет. Просто в 25 лет у организма есть определённые запасы, ресурсы, которые, к сожалению, могут исчерпаться к 40 годам. Когда у человека появляется больше свободного времени, у человека появляются финансы, он понимает, что хочет прожить гораздо дольше. 

Е. Женина:

Он просто борется за качество жизни, начинает уже осознанно подходить к тому, вообще, что он делает. 

А. Безымянный:

Поэтому, очень важно проходить диспансеризацию, начиная с 23 лет, как минимум, раз в 3 года. Тогда можно выявить заболевания, которые являются предшественниками серьёзных заболеваний, преддиабет, который можно обратить. 

Е. Женина:

Ещё часто бытует мнение, что, если с утра поесть блинчиков с кленовым сиропом, шоколадом, то ничего страшного не случится. Потому что в обед и вечером можно поесть нормальную еду. Пациенты считают, что с утра, до 12-ти, можно есть, после 12 уже нет. Так ли это?

К. Иванов:

По сути, это ерунда. Такая же ерунда, как существующая сейчас парадигма, что надо считать калории. От этой парадигмы американцы давно ушли, например. Мы потихонечку тоже уходим. Грамотные кардиологи уже давным-давно от этого уходят. Грамотные кардиологи наконец-то начали говорить о тестостероне, во-первых. Грамотные диетологи начали говорить о витамине Д, например, что тоже очень важно. 

А. Безымянный:

Константин, мы сказали, что преддиабет может привести к сахарному диабету, одному из самых тяжёлых, пожалуй, заболеваний. Что делать? Пациент определил, что у него есть определённое превышение объёма талии, у него есть превышение индекса массы тела, одышка, отёки, ломкость ногтей, выпадение волос. Что в таком случае делать? 

К. Иванов:

Обратиться, прежде всего, к грамотному эндокринологу-диетологу, кардиологу. Это большая редкость. Женщина, менопауза – обязательно обратиться к гинекологу-эндокринологу, обязательно. 

Е. Женина:

Мы сейчас говорим о гормоно-заместительной терапии.

К. Иванов:

Обязательно, как ни крути. Ещё мы как-то всегда забываем, но мужчины у нас немножко «подсапливают», я так мягко говорю всегда, как флейта. Синдром обструктивного апноэ сна, который тоже входит в эту плеяду, делает вклад и только усиливает метаболический синдром. Надо обязательно обратиться к врачу-апнологу, врачу-кардиологу, который сделает полисомнографическое исследование и поймёт, есть ли у Вас проблемы, если есть, то как их лечить. 

А. Безымянный:

Хорошо, выявили. Помимо изменения образа жизни, изменения питания, которое, в первую очередь, авторитетным мнением диетолог преподнесёт и проведёт какую-либо коррекцию, что ещё делать нужно?

К. Иванов:

Хороший вопрос по поводу питания. Питание – это сложно. Питание, прежде всего, это не то, что Вы поменяли у себя на столе, а то, что Вы изменили у себя, что лежит в голове. Это сценарий Вашей жизни навсегда. Если говорить о медикаментозной поддержке, то на данный момент, по большому счёту, единственный препарат, который я бы порекомендовал при преддиабете, наверное, это глюкофаж. Вопрос в другом – у него тоже есть последствия, связанные со стулом. Потому что он активирует выделенный печёночный фермент АМФ, и он помогает метаболизму глюкозы. Не сам делает искусственный инсулин, как делают препараты сульфанилмочевины, например, назначенные при сахарном диабете. Но этот препарат реально помогает при грамотном назначении эндокринолога, при грамотной дозе, при грамотных продуктах. 

Изменить питание – значит изменить не свой стол, а изменить свои установки по питанию в голове

Е. Женина:

Что такое грамотная доза? Дозы у всех разные.

К. Иванов:

 Тут очень трудно говорить. Например, институт эндокринологии, мной очень уважаемый, они при диабете говорят, чаще всего, минимум 2000 единиц. Я говорю, что при преддиабете, наверное, учитывая возможные последствия, пусть это будет 500-850. 

А. Безымянный:

Я читал гайдлайны, что дозировка глюкофажа 850 на начальном этапе допускается. 

Е. Женина:

Есть еще 500 long, с длинным высвобождением. На ночь или утром? Тоже есть нюансы, по-разному все говорят. 

К. Иванов:

Утром, конечно, это прекрасно. У Вас есть большой шанс не заниматься работой, по большому счёту. Вы выпиваете таблетку, активно завтракаете углеводами, едете на работу, доезжаете благополучно. Дальше Вы изучаете всю жёлтую прессу, которая у Вас есть, по большому счёту. Я думаю, что эти препараты лучше использовать в вечерний приём. Просто даже во имя удобства. 

А. Безымянный:

Помимо глюкофажа, мы ещё будем говорить обязательно про терапию, которая направлена на лечение сопутствующих заболеваний. Если мы говорим об артериальной гипертонии, то в первую очередь, это снижение артериального давления, подбор гипотензивной терапии. 

К. Иванов:

Гипотензивная терапия — разумеется. Если есть артериальная гипертония, то это первое, с чем человек обращается к кардиологу. Кардиолог выясняет, что у него за артериальная гипертония, с чем она, возможно, связана. Возможно, у него проблемы с почками, а возможно, у него проблемы с поджелудочной железой, может быть, это надпочечники, гипофиз, и много, много всего. Потом всё связывает и выбирает препарат, который априори является метаболически нейтральным, ко всему прочему. Этих препаратов очень много. 

А. Безымянный:

Мы говорим сейчас о высокоселективных бета-блокаторах?

К. Иванов:

Нет. Это не только высокоселективные бета-блокаторы, это ингибитора АПФ, это и АРА, и антагонисты кальция, это, в частности, и высокоселективные бета-блокаторы. 

А. Безымянный:

То есть, кардиолог подбирает комбинацию, которая направлена на самое эффективное для данного пациента снижение. 

К. Иванов:

Разумеется, конечно. В этом и есть, наверное, плюс гайдлайнов. Это хорошо, для молодого специалиста это неплохо, который приходит и не знает, как. Нередко берёшь тесты, которые приходится читать, и диву даёшься, думаешь: а почему никто не подписался, кто написал эти тесты. Потому что к нему были бы вопросы, 100%. Или берёшь книжку, которая, скажем, 1935-го года. Понятно, что мы все уважаем Евгения Ивановича Чазова, который был основоположником, понятно, что мы и Мясникова все уважаем, но медицина идёт вперёд, надо читать новые исследования, и, исходя из них, делать новые выводы для себя. 

Е. Женина:

Если мы обращаемся либо к эндокринологу, либо к кардиологу на основании анализов, которые у нас уже есть, на что мы должны, как пациенты, обращать в первую очередь внимание в плане диеты? Чего вообще, категорически нельзя есть?

К. Иванов:

Я не очень готов здесь выступать диетологом. Я думаю, этому должна быть посвящена целая программа. Более того, диетология сильно поменялась за последнее время. 

Е. Женина:

Но, наверное, есть какой-то «красный список» продуктов?

К. Иванов:

Есть, безусловно, но из легкоусвояемых углеводов. Понятно, что это хлеб, мучные продукты, любые сахара, любые сахарозаменители, в том числе. 

Е. Женина:

Говорят, что газировка вредная. А квас? 

К. Иванов:

Относительно кваса, если Вы выпьете кружку кваса за день, ничего страшного с Вами не случится. А если литр, то кишечник будет сильно возмущаться. 

Е. Женина:

Соки?

К. Иванов:

Разумеется, нет. Даже свежевыжатые соки, которые используются в спортзале, после того, как Вы провели тренировку и ещё есть углеводное окно. Надо всегда консультироваться, прежде всего, с эндокринологом, который всё расскажет. Он расскажет про элькарнитин, расскажет про PCA, про протеин, почему и когда им можно пользоваться, он расскажет, кстати, про брикеты, которые сейчас продаются, не очень дешёвые, надо сказать. Потому что это удобно. 

А. Безымянный:

О каких брикетах идет речь?

К. Иванов:

Огромное количество еды, которая запакована, на целый день, тысячи за три – три с половиной. Ты себе закидываешь все в багажник и, в принципе, ты счастлив. 

Е. Женина:

Это из серии умного питания? 

К. Иванов:

Да. Нередко сделано достаточно грамотно, с подбором диетолога, с теми продуктами и так далее. Плохо ещё то, что врач в спортзале тебе говорит: так, дружище, ты съел это, вот тебе горсть таблеток. Нет понимания того, что эта горсть таблеток просто не будет работать, в лучшем случае. В худшем случае, она к чему-то другому ещё приведёт. 

А. Безымянный:

Да, если ты выпил до этого стакан апельсинового сока, запил чашкой кофе или крепкого чая, и прекрасно горсть таблеток начнёт взаимодействовать или потенцировать действие друг друга. 

Е. Женина:

Кофе с молоком является продуктом, который повышает уровень глюкозы в организме, или, вообще, как-то влияет на возникновение метаболического синдрома?

К. Иванов:

Ко всему, что касается кофе, я отношусь исключительно с итальянской точки зрения. Вы можете выпить кофе с молоком с утра, после этого Вы пьёте в небольших количествах кофе, может быть, три, максимум, четыре чашки, либо ристретто, либо эспрессо без молока, но, разумеется, запивая водой. Мы все любим обсуждать кофеин, теобромин, сейчас все умные стали. Но, если выпить хорошего зелёного чая – поверьте, Вы проведёте не одну ночь на дискотеке после него. Никакого энергетика не понадобится, правда. 

Е. Женина:

Сейчас на каждом шагу кофейни, и на каждом шагу продают капучино, латте. С сиропами, между прочим.

К. Иванов:

Потому что маркетологи не дремлют, они не дремлют нигде. Также все нас пугают ГМО, а в ГМО, на самом деле, ничего страшного нет. Очень много вокруг того, чего на самом деле нет. И очень много простых вещей, которые надо просто делать, но делать каждый день. 

А. Безымянный:

По изменению образа жизни какие должны быть основные моменты? Мы говорим: сон, работа, двигательная активность. У всех есть электронные часы, либо телефоны, смартфоны, в которых есть счётчик количества шагов, которые пациент проходит за сутки. Давай, расставим реперные точки, сколько должно быть часов сна, как это влияет на метаболизм, сколько в день человек должен проходить шагов или километров, неважно. 

К. Иванов:

7-8 часов сна, соматотропин чтобы выработался, 5-7 км проходить обязательно. 

А. Безымянный:

 Питаться сколько раз в день?

К. Иванов:

Питаться, разумеется, уменьшать всё. 5-6 раз в день, и не забывать про воду, никогда не забывать про воду. Я обратил внимание, во всех, практически, американских фильмах у них стоит бутылочка с водой, и на каждой бутылке воды у них стикер жёлтый, чтобы не забывать про воду и периодически ее пить. Вот и всё, по большому счёту. Конечно, не забывать про секс. Это огромное количество калорий, огромное количество эндорфинов, это огромное количество гормонов, которые так необходимы и мужчине, и женщине. 

А. Безымянный:

Нет, всё-таки, мы не будем говорить, что спортом не надо заниматься. Должна быть определённая мера, тренировки 2-3 раза в неделю, но, опять же, с периодом восстановления. 

К. Иванов:

Спорт только после консультации врача. Если дама, которая так любит блинчики, пойдёт заниматься, то она просто сломает себе обе коленки, вот и всё, на этом всё закончится. 

А. Безымянный:

Поэтому, после обследования, после выявления, отсутствия противопоказаний. Нужно определиться с врачом-кардиологом, какие нагрузки. 

К. Иванов:

Кардиолог, эндокринолог, гинеколог, диетолог.

А. Безымянный:

Спорт мы оставили, секс – безусловно, правильное дробное питание с балансом, уменьшение количества углеводов, контроль показателей глюкозы натощак.

К. Иванов:

Разумеется. И холестерина.

А. Безымянный:

Да, и запомните, что одного раза, одной консультации будет недостаточно. Важно найти того врача, которому Вы будете доверять, к которому Вы захотите приходить не только первый раз, но и второй, третий, четвёртый, который будет динамически наблюдать. Любое лечение, любая коррекция образа жизни, любая коррекция, в том числе, медикаментозная терапия, требует определённой системы, системы наблюдения. Вы должны с Вашим лечащим врачом определиться, как часто Вы будете ходить, возможно, что некоторые из визитов, консультации у Вас будут по телефону. Но Вы должны запомнить, что пропускать их нельзя, как и спорт. В спорте то же самое – важна система, важна регулярность, чтобы Вы не менее двух раз в неделю занимались, какая бы погода ни была, какое бы не было настроение. Лучше, если это будет происходить на свежем воздухе, не важно, холодно или жарко. Всегда можно подобрать правильную одежду, в которой Вы будете заниматься, головной убор, чтобы Вам было комфортно. Тем людям, которые любят заниматься в тандеме, для наиболее коммуникабельных лучше найти себе компанию, это тоже очень важно. 

Е. Женина:

Вообще, всё, что Вы делаете, Вы должны делать с удовольствием. Это не должно быть диетой, не должно быть наказанием, не должно быть насилием над собой. Это должно быть естественным образом жизни, который доставляет радость. 

Делайте всё с удовольствием! Ваши действия должны быть не наказанием, насилием над собой, а образом жизни, который доставляет радость 

А. Безымянный:

Ставьте цели перед собой, ведите дневник своих результатов. 

К. Иванов:

По поводу целей, тут нужно быть несколько аккуратным, потому что цели у всех разные. 

Е. Женина:

Большие цели могут убить желание. 

К. Иванов:

Да, и когда люди не доходят до определённых целей или определённого результата, для них всё заканчивается. Поэтому, с этим надо быть максимально аккуратным. 

Е. Женина:

Нужно просто понимать, что мы меняем образ жизни для того, чтобы улучшить её качество и получать удовольствие от жизни. 

Е. Женина:

Вопрос от телезрителей и радиослушателей: «Фрукты на ночь можно?»

К. Иванов:

Какие и когда? Скажем, если на ночь, это 12 часов ночи. 

Е. Женина:

Бывает, что вечером хочется что-то съесть, и ты не знаешь, что. Кто-то рекомендует отварную грудку, кто-то рекомендует салат с креветками, а кто-то говорит, что можно выпить чай с яблоком. 

К. Иванов:

Я могу совершенно точно сказать, если Вы испечёте одно яблоко, сделаете в микроволновой печи либо просто в печи и съедите его, ничего страшного не будет. 

Е. Женина:

А почему печеное?

К. Иванов:

Потому что немножко уходят углеводы. 

Е. Женина:

12-15-часовое голодание, оно как-то способствует?

К. Иванов:

Я вообще против всего, что касается голодания. Веганство и т.д., я вообще против этого всего. Огромное количество случаев, когда девочка доходила до определённых шикарных результатов, проходит 5-6 лет, девочки нет, в принципе. Нет пока отдалённых исследований на этот счёт. Были уже и Пьер Дюкан, и кремлёвская диета, надо всё в совокупности. Сейчас есть у всех гаджеты, у всех появились социальные сети, ещё бы научиться грамотно этим всем пользоваться, прислушиваться к врачам. Зачастую, когда заходишь в сетку к врачам, где они начинают дискутировать, всегда встревает кто-то очень умный, который не имеет абсолютно никакого медицинского образования, но даёт всем рекомендации, всем подряд.

А. Безымянный:

А врачи выходят из этой группы, сопровождая комментарием: ребята, я узнал много чего нового, к этому всему не хочу иметь никакого отношения. 

А. Безымянный:

Константин, спасибо большое, что нашли время, приехали сегодня к нам. Вы смотрели и слушали программу «Терапевт рекомендует».