Стресс

Психиатрия

Тэги: 

Е. Женина:

В эфире программа «Кофе-брейк с психотерапевтом». С вами я – Елена Женина, моя соведущая Олеся Фоминых – психолог, гипнолог. Гость нашей сегодняшней программы Евгений Фомин. Евгений – врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук. Редкое сочетание, когда классический медик, врач-психиатр уходит в психотерапию. Наверное, это дает, вообще, больше преференций в результате лечения пациентов?

Е. Фомин:

Конечно. Во-первых, больше доверия к человеку, который имеет законченное высшее образование и, более того, ученую степень. Белый халат всегда делает свое дело и эффект плацебо тоже в этом есть, стресса меньше.

Е. Женина:

Тема сегодняшней нашей программы – стрессы. Что это такое, как он клинически проявляется вообще, что с ним делать, какие есть варианты решения проблемы и чем вы занимаетесь у себя в кабинете. Итак, что такое стресс?

Е. Фомин:

Как говаривал апологет стрессологии Ганс Селье, канадский физиолог, который ввел этот термин – это неспецифическая реакция организма на предлагаемый раздражитель, то есть то, как человек реагирует на стресс физиологически, психологически.

Е. Женина:

Какие бывают физиологические реакции? Я знаю из рассказов и из собственной реакции тоже, может быть головная боль, тошнота, может сковывать шейно-воротниковую зону, может быть тремор рук, головокружение, слабость.

Е. Фомин:

Это всё про стресс. У кого-то больше проявляются одни симптомы, у кого-то другие, но, в общем, приблизительно одинаково идет, потому что в ответ на стресс у всех людей развивается одинаковый каскад гормональных реакций. Первая реакция – это включение симпато-адреналовой системы. Когда человек впервые сталкивается с раздражителем, то в первую же секунду выплескивается ведро адреналина и норадреналина и человек приходит в тонус. Идет целый каскад реакций, например, учащается сердцебиение, нарастает работа, активность мозга. Падает гормон инсулин, который отвечает за утилизацию глюкозы, наш мозг питается глюкозой, это единственное, на чем он живет, поэтому вырабатывается огромный массив глюкозы, который забрасывается в мозг, чтобы он активнее работал. Усиливается работа мышечной системы, усиливается дыхание, поэтому развивается определенный каскад биохимических реакций, который приводит к симптоматике с соответствующей реакцией.

Е. Женина:

Евгений, а можно сказать, что человек, находящийся в состоянии длительного стресса, этой реакции, когда выбрасывается адреналин и норадреналин и происходят все последующие события по цепочке, если он долго находится в этом состоянии, у него изнашивается организм, набирается лишний вес? Это взаимосвязанные вещи?

Е. Фомин:

Да, безусловно. Ганс Селье выделил и написал о трех стадиях стресса. Первая стадия – это активность, когда человек впервые сталкивается со стрессом. На этой стадии он приходит в определенный тонус, но на этом моменте присоединяются определенные психосоматические расстройства, не самые тяжелые – гастрит, колит, головные боли, диагноз, любимый многими врачами-терапевтами и неврологами – ВСД, вегетососудистая дистония, который есть и которого нет, как тот предмет из «Винни Пуха». Поэтому, когда, в общем, нечего сказать, то говорят: «ВСД, ноотропы, всё – иди, свободен». Следующая стадия так называемой резистентности, когда человек привыкает к стрессу и у него уходят проблемы психосоматического плана, он в общем себя хорошо чувствует, он постоянно на подъеме, на адреналине, и многие люди любят это состояние.

Е. Женина:

Некоторые врачи говорят, что это адреналиновая организация характера.

Е. Фомин:

Я бы сказал, что это даже зависимость, потому что есть люди, которые хотят, чтобы их стрессануло, как электрошоком.

О. Фоминых:

Активный адреналин, чтобы движение было бесконечное.

Е. Фомин:

Точно, точно, постоянно на адреналине.

Е. Женина:

Одна моя клиентка, которая ко мне ходит уже достаточно большое количество времени, занимается крупными проектами, в какой-то момент говорит: «У меня тут болит, там болит, я так устала! Наверное, мне нужно попить какие-то таблетки, расслабиться, чтобы отпустило». Она попила таблетки и как раз в этом состоянии, когда она их принимала, она проводила мероприятие. Это ее работа, которую она делает на протяжении N-ного количества времени, порядка 10 лет, и она говорит: «Я первый раз в жизни его завалила по моим понятиям. Мне не то, чтобы было всё равно, я переживала, но уровня стресса мне не хватало и из-за этого я не сделала всё так, как должно было быть».

Так что с этим делать? Получается замкнутый круг. Если человек находится долго в состоянии стресса, привыкает жить в этом состоянии и делать что-то в этом состоянии, стоит ли убирать, стоит ли лечить?

Е. Фомин:

Конечно, стоит, потому что организм изнашивается, он не вечный. Чем больше возраст, тем больше проблем накладывается на это состояние.

Хроническое состояние стресса изнашивает организм, человек быстрее стареет

О. Фоминых:

Кстати, люди стареют быстрее, у кого стресса большое количество. Можно понаблюдать за теми, у кого много морщинок, у них старость быстрее наступает.

Е. Фомин:

Потому что постоянно гормональные смены, это не идет на пользу человеку, и он в стрессе начинает быстро сдавать – и во внешнем виде, и во внутреннем своем состоянии. За второй стадией, резистентностью, когда человек учится, обучается сопротивляться стрессу, идет следующая стадия, третья, заключительная – истощение. На этой стадии теряет человек все силы вообще полностью. На этой стадии я бы, наверное, подумал, что человек впадает в клиническую депрессию – панические атаки, нарастают психосоматические расстройства, если был гастрит, то может быть язва желудка.

Люди живут в перманентном стрессе годами, годами они находятся в этом состоянии. Вначале я сказал, что есть один путь – симпато-адреналовый, когда человек сталкивается со стрессом, у него вырабатывается много адреналина и он в этом состоянии начинает быть бодрее. Но эта стадия довольно короткая, она длится 30 секунд. Следующая стадия медицинским языком называется гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система, когда кортизол начинает принимать на себя ведущую роль. Он начинает вырабатываться примерно через 30 минут от начала встречи со стрессом и у него совсем другая система взаимодействия, в отличие от адреналина – противоположная.

Е. Женина:

За реакцией возбуждения следует реакция торможения?

Е. Фомин:

По сути – да. В норме кортизол, конечно же, есть в организме, как и адреналин, но гораздо в меньших количествах. Когда он повышается, то он меняет структуру своего действия. В норме он действует на метаболизм инсулина и глюкозы. Когда он повышается, то меняется вообще физиологическая реакция у человека. Например, он приводит к разрушению мышечной ткани и к накоплению жировой, увеличивается жировая ткань, причем это ожирение по женскому типу, в районе живота, бедра. Соответственно, снижается либидо, потому что с повышенным кортизолом снижается уровень тестостерона. У женщин это проявляется просто в «Не хочу сегодня, голова болит», а у мужчины – «Не могу». Для мужчины это гораздо более критичная ситуация, когда он не может, чем для женщины. Изменяется липидный уровень, уровень липидов в крови.

Е. Женина:

Триглицериды, наверное, повышаются?

Е. Фомин:

Да, да. Потом выводится кальций, кости становятся очень хрупкими. В общем, человек, который в постоянном стрессе, у него можно взять кровь, посмотреть кортизол, он будет повышен.

Е. Женина:

Давайте, наверное, скажем, какие анализы нужно сдать, чтобы понять, есть у тебя стресс в организме или нет.

О. Фоминых:

Показатель же меняется через какое-то время, если человек в норму пришел. Если я сегодня сдала анализы, а через несколько дней успокоилась, у меня показатель в анализе изменится.

Е. Женина:

Так быстро, мне кажется, процессы не останавливаются, если они уже запущены. Если уровень адреналина подскочил, то он будет высоким на протяжении достаточно длительного промежутка времени?

Е. Фомин:

Адреналин быстро спадает; он действует в первую секунду встречи со стрессом, а кортизол, в основном, король стресса. Это гормон стресса человека, он с кортизолом живет годами. Поэтому масса женщин приходят на терапию: «Я на диете постоянно, спорт, и не худею. Более того, я на булку посмотрела, булка у меня уже как-то преобразовалась». Булка, не съела, а только посмотрела, а она уже материализовалась, говорит, в животе. Как правило, по уровню кортизола можно увидеть повышенный стресс. Может быть еще другая этиология повышения этого гормона, но, как правило, они приходят именно с расстройствами. У нас не принято ходить к психотерапевту и, тем более, к психиатру, это же вообще страшно, это просто крест человек на себе ставит.

О. Фоминых:

Но, кстати, эта ситуация начала немножечко улучшаться. Люди стали обращаться, больше доверять. Раньше предпочитали друзьям рассказывать, а сейчас, все-таки, приходят. Медленно очень, не как за границей, но, тем не менее, по чуть-чуть.

Е. Фомин:

Да, в мегаполисах, в крупных городах.

О. Фоминых:

Ты же в Казахстане бываешь, как там с этой ситуацией?

Е. Фомин:

Там хуже ситуация в плане доверия и вообще понимания необходимости работы со специалистом, с головой. Это странно, потому что, когда болит рука, люди понимают, что нужно идти к неврологу или терапевту, когда болит голова, в таком метафизическом больше плане, душа болит, то не считают нужным пойти и поработать со специалистом, чтобы наладить эту сферу.

Е. Женина:

Потому что, во-первых, у нас в стране, на мой взгляд, никогда не было культуры психотерапии, в принципе. У нас были либо неврологи, которые выписывали что-то успокоительное, максимально – какую-нибудь микстуру с бромом или что-то еще, или уже отправляли к психиатрам, которые выписывали различные психотропные средства, транквилизаторы и всё остальное. Чтобы попытаться разобраться в причинах возникновения различных заболеваний, в биохимической цепочке, которая возникает от чего-то – вообще этим никто не занимался: ни сбором анамнеза, ни анализом того, что он собрал, ни, соответственно, протоколом лечения по собранному анамнезу.

О. Фоминых:

Мне кажется, у нас люди привыкли: «Таблеточку я выпью и у меня всё пройдет». Естественно, по факту причину, как таковую, не вылечила таблеточка. У нас до сих пор люди говорят: «Да я таблеточку выпью, ладно, ничего страшного».

Е. Женина:

Итак, как все-таки понять, что человек находится в стрессе?

О. Фоминых:

Наверное, чаще всего нарушение сна в первую очередь возникает?

Е. Фомин:

Человек очень редко обращается с проблемой на то, что он в стрессе. Там много чего, очень много проблем, на мой взгляд. Больше с тревогами, потому что развивается, действительно, неосознаваемая тревога.

Е. Женина:

Гормоны стресса. Что мы, все-таки, сдаем, на что обращаем внимание и с чем мы идем к психотерапевту?

Е. Фомин:

Король стресса – гормон кортизол. Он всегда присутствует повышенный в крови человека, который испытывает стрессовое расстройство. Люди никогда не идут с проблемой стресса, как правило. Чаще они приходят с расстройствами – головные боли, мигрени, упадок сил, психосоматические расстройства, повышение давления, например, постоянное; идут к неврологу – не хотят верить, что у них проблема от головы. Невролог смотрит анализы, терапевт говорит: «Всё в порядке, идите к психиатру». Человек идет к психиатру и говорит: «Я вообще здоров, я не знаю, зачем я сюда пришел, но у меня головные боли, повышение постоянно давления до критических цифр, 2 раза вызывали скорую, но, вообще, всё нормально у меня в жизни». Начинаешь объяснять, что это всё проблема стресса. Выясняя анамнез, человек рассказывает, что он находится в стрессе уже 10 лет, потому что, например, женщина живет с алкоголиком, он ее бьет, она много работает, он не работает…

Кортизол – король стресса. Он изменяет физиологические процессы в организме

Е. Женина:

Выхода из ситуации нет. Она как бы ее приняла, но при этом она всё равно страдает внутри.

Е. Фомин:

Да, да. Какая-то ситуация в жизни есть, с которой она не справляется, не может или не хочет, от этого находится в стрессе и приходит с сопутствующей болячкой. Никто не приходит к врачу и не говорит: «У меня стресс, лечи это». Нет, люди приходят с чем-то другим. Люди часто недооценивают стресс.

О. Фоминых:

Когда уже сформировалось либо повышенное артериальное давление бесконечно, либо еще что-то на фоне долгоиграющего стресса.

Е. Фомин:

Да, у меня есть такие пациенты. Они обошли всех врачей, особенно, ипохондрики – люди, которые очень боятся за свое здоровье, очень.

О. Фоминых:

Которые любят ходить по больницам. При этом, я заметила, им выгодно болеть очень часто.

Е. Фомин:

Да, тема вторичной выгоды – это святое. Никто не хочет расставаться со своими болезнями, как бы это не звучало странно, все за них цепляются, потому что есть какие-то привычки.

Е. Женина:

Это зона комфорта определенная, когда ты долго живешь в этом состоянии и уже привыкаешь к нему, из него просто страшно выходить, потому что не знаешь, как будет.

О. Фоминых:

Некоторым людям еще надо как-то выделиться, они заявляют: «У меня повышенное артериальное давление» в смысле: «Посмотрите на меня, обратите внимание». Это как раз одна из схем вторичной выгоды. Зачастую они, когда у них это проходит, они настолько отвыкают, что им нужно это опять, чтобы проявить свою значимость.

Е. Женина:

Как разорвать этот замкнутый круг?

Е. Фомин:

Во-первых, осознать то, что происходит. Люди часто не понимают происходящего в их жизни и важность того, что происходит. Как я сказал, люди недооценивают стресс, те события, которые с ними происходят. Они говорят: «Да я отдохну, пройдет, всё нормально будет. Таблетки какие-нибудь попью, валерьянку понюхаю и всё пройдет».

Е. Женина:

«На практику схожу, в горы поднимусь, помедитирую».

О. Фоминых:

Кому-то, кстати, помогает. Если он уже дошел до того, что готов покорить вершину, это же целый процесс, то значит, он готов. Если у него не пройдет до конца, то понятно, что он к психотерапевтам дальше идет. Хотя бы готовность есть.

Е. Фомин:

Ключевой вопрос в этой ситуации: человеку зачем? Он говорит: «У меня такая тяжелая ситуация в жизни, у меня вот это, вот это». Но я понимаю, что это не неразрешимая ситуация, это не онкология, не что-то еще; это то, с чем можно справиться, один раз разрубив гордиев узел. «Зачем тебе это нужно, почему ты за это держишься?» - это вопросы, которые ставят человека в ступор, потому что он так с ними сросся, что не хочет и отпускать. Выходит тема вторичной выгоды, что любое негативное проявление в жизни используется во благо, в том числе и болезнь. У человека давление, на работе идут навстречу: «Знаешь, у меня давление подскочило, я лучше домой пойду» – «Да, да, конечно, у него же давление, пусть идет, а то еще тут окочурится». Особенно меня «радуют» люди, которые на форумах постоянно сидят, есть любительские форумы про здоровье…

О. Фоминых:

Советы друг другу дают, бесконечные, причем.

Е. Фомин:

Советы всегда заканчиваются одним и тем же: «Рак». Ты забьешь: «Головные боли», там сразу тебе 100 человек напишет: «У тебя рак, не парься, прими это».

О. Фоминых:

Что самое интересное, к сожалению, такие люди посещают такие форумы и закладывают зерно внушения, которое потом может прорасти. Это большой минус для общества в целом.

Е. Женина:

А еще есть люди с повышенной внутренней тревожностью, которые сами у себя находят все признаки тяжелых заболеваний, когда что-то случается обычное, или наоборот, что-то новое, возникает какая-то новая боль непонятной этиологии. У них сразу мысли такие, что – всё, конец. Это же тоже очень опасно?

Е. Фомин:

Опасно, но это, опять же, психология, потому что жаль себя становится: «Всё, я скоро, со мной что-то случится», другим рассказать, чтобы другие пожалели. Это такой сладковатый слишком пряник, который жалко выкинуть и отказаться совсем от него. Поэтому, люди продолжают пользоваться этой системой.

О. Фоминых:

Кстати, бывает, когда людям рассказываешь истории других на примере, «Да, да, у меня, кстати, тоже такое было; вот, и это у меня, очень похоже на то, что вы говорите! Точно, что-то у меня похожее есть». Реально, они на себя всё начинают надевать и «Поработайте со мной, с этим, с этим». Мне кажется, людям очень важно быть нужными, что ли.

Е. Фомин:

Определенную значимость подчеркивают. Знаете, основная проблема какая у врача МРТ? Люди со страхом, онкофобией, страхом онкологических болезней, приходят, мне кажется, 50% от общего потока: «Доктор, проверьте рак». Доктор проверяет, показывает чистые листы, говорит: «Всё нормально у вас», на что человек отвечает: «Нет, у вас плохой аппарат, вы непрофессиональный врач, я пойду еще по 10 врачам». И вот так они ходят, причем, начинают копаться в снимках, начинают: «А вот это что за пятна?» Они совершенно не готовы расстаться со своей идеей от того, что у них всё нормально, они готовы вкладываться в то, чтобы у них хоть что-то было. Потому что они в этой системе, в своей карте мира нарисовали себя с этой штукой и не хотят ее выкинуть, она для них почему-то очень важна. Зачем нормальный человек полезет на форум про болезни? Да, у него какая-то боль, просто он ушибся и не заметил на ноге. Человек в стрессе, по сути, добровольно поддерживает уровень своей тревоги и уровень стресса. Ему на работе не хватает, он приходит домой, полвечера читает.

Е. Женина:

Наверное, есть разные типы людей. Одни идут и смотрят, чтобы понять, какая симптоматика и надо ли завтра идти к врачу, или можно еще недельку походить, и есть те, которые наоборот, пытаются, как раз, повысить еще больше уровень своей тревожности, найти у себя признаки каких-то множественных заболеваний.

О. Фоминых:

Самое интересное вот что. На днях мне клиентка сказала: «У меня страх чего-то бояться, страх страха», то есть состояния страха самого. Вообще, страх испытывать страх. Я такое, честно говоря, никогда еще не слышала, для меня это было удивительно.

Е. Фомин:

Она сама себя запутала, мне кажется. Это какая-то надуманная конструкция.

О. Фоминых:

Она рассказывает о том, что везде слышит от людей фобии, страхи, стрессы, тревожности, и боится того, что у нее возникнет какая-то фобия, страх или тревожность, еще что-то. Я думаю, что она это испытывает периодически, раз она говорит, что «Я боюсь, что я чего-то испугаюсь».

Е. Женина:

И она у нее уже возникла.

Е. Фомин:

Она уже боится.

Е. Женина:

Итак, чем мы лечим стресс вообще, какие есть методы лечения? С диагностикой мы уже разобрались, как это выглядит, что это такое, как раз привели различные примеры из практики. А что с лечением делать?

Е. Фомин:

Вариантов много. В общем, я всегда всем своим клиентам, пациентам, особенно мужчинам, говорю: спорт. Спорт – очень важно, это то, что помогает реально бороться со стрессом, потому что даже на уровне физиологии меняется гормональный статус человека. Особенно для мужчин, это боевые единоборства, тяжести, то, что помогает ему почувствовать свою силу, ощутить свои мышцы. Все возможные упражнения, практики типа йоги, цигун тоже здорово помогают справляться со стрессом. Более простой, классический подход, к которому я никогда не прибегаю в первую очередь, только по необходимости – это медикаментозная терапия. Понятно, что есть противотревожные препараты, которые как раз, образно говоря, заточены под работу с тревогой и, соответственно, стрессом. Но это путь в никуда и путь на то, что человек постоянно будет сидеть на таблетках.

Есть упражнения, которые помогают бороться со стрессом. Я для себя выбрал упражнения, которые и сам использую, мне нравится, и своим пациентам тоже даю, чтобы прямо сейчас, в моменте, поработать со своим состоянием, с чувством страха, тревоги и снизить его. Многие из них основаны на дыхании. Многие знают, что такое диафрагмальное дыхание – это система дыхательной практики, когда человек дышит, образно говоря, в живот, представляя, что в животе находится мяч. В кундалини тоже есть система, во многих практиках есть именно дыхательная система.

Задача диафрагмального дыхания, во-первых, расслабить мышцы живота. Когда человек расслабляет эти мышцы, он бессознательно дает знак о том, что ему ничего не угрожает, потому что мы всегда напрягаем живот, когда есть какая-то угроза. Это единственная, наверное, неприкрытая область человека, там только позвоночник, который тоже, в общем, нужно беречь. Везде есть кости либо сверху, либо внутри, как основа, поэтому человек напрягает постоянно пресс и важно уметь его расслаблять; буквально распускать, как индийские женщины это делают, позволить ему вывалиться, учитывая то, что у женщин там еще вся репродуктивная система. Как говорят старые врачи, анатомы, они образно представляли органы, они говорили, что матка с придатками похожа на летящую птицу. Действительно, если схематично посмотреть. Птице нужна свобода, нельзя запирать ее. Поэтому, когда мы дышим в живот, мы, во-первых, прорабатываем диафрагмальную зону, потому что стресс всегда застревает в диафрагме, говорят еще «дыхание сперло». Это потому, что сжалась диафрагма, соответственно, поджались нижние участки легких и человек начинает дышать очень короткими вдохами.

Хуже, когда человек привыкает так дышать. Даже когда он не в стрессе. У женщин очень часто так бывает, нарушается система дыхания и она начинает так дышать и такое ощущение, что она хочет заплакать. Если так подышать 5 минут, то по-любому заплачешь. Дыханием можно себя вывести на определенный гормональный уровень. Поэтому важно дышать. Когда дышишь таким образом, в живот, то следишь за тем, чтобы не поднималась грудная клетка на вдохе, легкие должны вытягиваться вниз, проминая как будто диафрагму и расслабляя при этом мышцы живота.

Дыханием можно себя вывести на определенный гормональный уровень. Поэтому важно дышать

Е. Женина:

Сейчас есть такое физическое направление – бодифлекс, там делают упражнения и добавляется дыхание животом.

О. Фоминых:

Так много сейчас появилось направлений красиво названных, а суть одна – просто правильно дышать.

Е. Женина:

То есть самое главное – дышать, да? Если вы почувствовали стресс, волнение, какие-то неприятные эмоции, у вас тяжесть в груди или дыхание сперло, нужно сесть и подышать?

Е. Фомин:

Да.

О. Фоминых:

Очень многие люди, клиенты, пациенты часто, когда мы начинаем работать, они начинают вспоминать какие-то ситуации в прошлой жизни. У них учащается дыхание, оно становится более поверхностным. Если про обиду речь, про вину и так далее. Иногда и живот, но чаще всего да, начинает грудная клетка реагировать, человек начинает, как ты уже сказал, неправильно дышать. Главное – понизить гормоны, которые возникают при воспоминаниях, и дышать правильно.

Е. Женина:

Подышали, что еще?

Е. Фомин:

Подышали. Ещё есть упражнение, как через перенапряжение снять напряжение.

О. Фоминых:

Кстати, есть техника – упражнения Гермеса, очень хорошие, не видели? Рекомендую, очень рекомендую! Короткие пятиминутные, 5 – 10 минут упражнения. Там, как раз, через напряжение расслабляешь и дыхание правильное.

Е. Женина:

Планку можно сюда отнести?

Е. Фомин:

Планка – наоборот, напряжение. Хотя, после планки расслабление очень хорошее, да. Лучше делать, в любом случае. Да, перенапряжение. Стресс – это напряжение от адреналина, адреналин тонизирует мышцы, мы даем перенапряжение мышцам, тем самым, в итоге, расслабляя их. Максимально на 5 – 10 секунд напрячься всем телом, кулаки, пальцы ног, ноги, туловище, глаза зажмурить максимально сильно, протрястись буквально до тряски секунд 5 – 10, и отпустить, выдохнуть. Тоже помогает здорово снять напряжение. Есть еще такое упражнение, опять же, про дыхание – подышать в место напряжения. То есть почувствовать, где именно находится стресс, тяжесть, тревога, потому что она всегда телесно связана с эмоциональной сферой человека.

Е. Женина:

Где-то аккумулируется в одном месте.

Е. Фомин:

Почувствовать, например, закрыть глаза, представить: «Где у меня стресс, где у меня тревога? Она в груди». Можно даже визуализировать себе этот стресс по модальности – какого цвета, какого размера, какой формы, даже вес почувствовать этого предмета и подышать как будто бы в него. Тоже очень здорово помогает снять тяжесть этого состояния.

Е. Женина:

Еще какие-то есть приёмы?

Е. Фомин:

Бег помогает. Бег реально, очень здорово помогает. Почему люди подсаживаются на бег? Это своего рода зависимость, потому что после бега выбрасывается такое невероятное количество эндорфинов, ты себя так здорово чувствуешь в последующий день!

Е. Женина:

Если ты себя не можешь заставить бегать, то можно сказать, что ты не в стрессе, или нет?

Е. Фомин:

Или не хочешь отказаться от стресса.

О. Фоминых:

Еще, кстати, такой момент. Многие люди думают, что, когда они ложатся в горячую ванну, то она их якобы расслабляет. Вообще, считается, что расслабление происходит холодной водой, вот что самое интересное. А большинство людей думают, что горячая вода расслабляет. Горячая вода, как раз-таки, приводит к постепенному напряжению. Холодная вода или контрастный душ – это самое лучшее. Но именно холодная вода, на самом деле, человека в итоге расслабляет. Я периодически это делаю, и люди рассказывают, когда они в купель погружаются, почему они уходят? Ледяная вода. 

Е. Женина:

Потом сразу спать хочется, реально просто выключает.

О. Фоминых:

Да, потому что расслабляет. Ты погрузился в ледяную воду, стрессанул и выходишь, и начинает полное расслабление происходить.

Е. Фомин:

Некий Reset происходит, перезагрузка.

Е. Женина:

Мы уже вывели небольшую формулу того, что нужно делать, когда вы находитесь в состоянии стресса. Конечно, не нужно заниматься самолечением и самодиагностикой, но, если вы почувствовали, что вам нехорошо, вы устали, вы переживаете из-за чего-то или просто какое-то напряжение, которое долгое время существует в вашей жизни – подышите, побегайте, займитесь спортом, залезьте в холодную купель. Можно, кстати, сходить в баню и потом окунуться в холодный бассейн, тоже вариант. Если вы с этим сами не справляетесь, то, конечно, есть профессионалы, доктора, которые этим занимаются – психиатры, психотерапевты. Кстати, гипноз помогает?

О. Фоминых:

Конечно, как раз то, о чём Женя говорил, образная тема. Когда люди погружаются внутрь себя, происходит то, как ты говоришь – модальность, температура, цвет, форма и даже еще что-то бывает. Они, действительно, находят, что это, как это выглядит. Практически, в гипнозе находятся, и начинают чувствовать – что это, на что похоже. Кто-то обнаруживает, что это похоже на животное какое-то, которое ползает внутри, что-то делает. В итоге начинаем – понятно, с помощью специалиста – начинаем это менять. Кому-то и это помогает. Все люди разные, кто как воспринимает себя, в первую очередь, и кто насколько готов. Готовность, желание очень большое значение имеют.

Е. Женина:

Самое главное – не нужно жить в стрессе и не нужно считать, что это нормальное ваше состояние. Все-таки, с ним нужно бороться и выходить на другой уровень существования.

Напоминаю, что в гостях у нас был Евгений Фомин – врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук. С вами была я – Елена Женина, и психолог-гипнолог Олеся Фоминых.