Страхи: необоснованные и обоснованные

Психиатрия

Тэги: 

С. Ходукина:

Программа «Хотите поговорить об этом?», в студии Светлана Ходукина и психотерапевт, сексолог Гурген Хачатурян.

Сегодня поговорим про страхи. Видимо, перед осенью, перед первыми рабочими и школьными днями у всех много всякого стресса.

Г. Хачатурян:

Страхи - это хорошо. Если у вас есть чувство страха, значит, у вас есть, о чем поговорить с психотерапевтом. Вообще, страхи - штука полезная чаще всего. Надо всегда помнить, что страх - это эволюционно обусловленное чувство, которое вас, так или иначе, должно защищать от чего-то. Если вспомнить теорию эволюции, о том, что раньше все жили в пещерах, то страх был тем чувством, которое защищало, что с открытым забралом не заходить в пещеру – а вдруг там саблезубый тигр? Страхи привели к тому, что джентльмены стали пропускать вперед женщин. Спасибо страху за это.

С. Ходукина:

Мы можем как-то классифицировать страхи? Они, в принципе, делятся? Насколько я знаю, есть страхи суперпанические, которые называются фобиями, а есть какие-то другие.

Г. Хачатурян:

Собственно говоря, «фобия» в переводе - это «страх». Поэтому, все, что угодно, все, что у вас вызывает чувство страха будет фобией. Фобии и страхи бывают разные. Иной раз ко мне обращаются пациенты, или не пациенты, а друзья, знакомые, товарищи, спрашивают: у меня есть такой-то страх, описывая достаточно банальную ситуацию. Боюсь я высоты, к примеру, еще что-то. Человек начинает тревожиться из-за того, что он боится высоты. Хотя, на самом деле, в боязни высоты ничего сверхъестественного нет.

Сложно назвать фобическим расстройством просто боязнь высоты, именно исходя из мысли, что это то чувство, эмоция, которая вас от чего-то защищает. Если к боязни высоты, например, добавится избегание ситуаций, которые могут вас на высоту привести – это уже становится иррациональным и доктору стоит задуматься о природе и что-то с этим делать. Одно дело, если вы не хотите быть скалолазом, другое дело, если вы отказываетесь жить на высоких этажах. Или, например, страх пауков - арахнофобия. По большому счету, страх достаточно распространенный, потому что он чаще всего индуцирован в детстве родителями, просто родители боятся и их боязнь передается по наследству. Дети не знают, как реагировать на паучка, а мама, например, пугается. Дети, глядя на неё, начинают пугаться и всю жизнь боятся. Страх, который никогда не будет мешать жить; боишься ты пауков –и боишься, их сейчас не так и много.

С. Ходукина:

Какие есть причины появления того или иного страха? Именно в формате фобий, когда он становится иррациональным? Я слышала, что часто страх, как фобия, появляется в момент, когда человеку угрожала какая-то опасность. Он это запечатлел каким-то образом и далее у него все развивается. Правда ли это?

Г. Хачатурян:

Тот способ, который вы описываете – да, действительно, достаточно распространенная ситуация, когда человек оказывается в ситуации, которая вызывает бурную эмоцию. Самый простой пример, который можно привести – что-нибудь насильственное, очень стрессовое, например, оказался в заложниках. Сознание в какой-то момент запечатлело, например, дверную ручку, на которую я сейчас смотрю – возникает страх дверных ручек. Если посмотреть классификацию самих страхов, их же известно очень много, более 300 типов только описанных. Помните, был спектакль и фильм «Квартета И»: «Быстрее, чем кролики»? Там было описание страха: страх покраснеть при виде иностранца, справляющего малую нужду. Действительно смешно, когда такие вычурные страхи описываются. Но, да, они так возникают при запечатлении на подсознательном уровне, одного элемента в общей стрессовой ситуации.

С. Ходукина:

То есть страх может появиться, когда у вас была угроза жизни или большой стресс. Еще какие-то причины есть? Я, например, слышала теорию о том, что люди боятся иголок и делать уколы, или что дети, которые родились путем кесарева сечения, боятся разрезания разных тканей и так далее. Такую слышала теорию.

Г. Хачатурян:

Это вряд ли. Теория такая близка, скорее, к психологическому изречению. Очень часто видят во всем момент перехода из внутриутробного этапа во внеутробный, и есть постоянное желание вернуться в утробу. Страхи уколов тоже очень часто имеют общий генез. Ребенок в какой-то момент своей жизни оказывается в больнице – из-за болезни, а может быть, пришел на прививку. В целом, кто из нас не был в больнице, не самое радостное место. Хотя, сейчас много чего делается, есть много клиник, которые строятся и планируются, чтобы люди туда приходили с удовольствием, чтобы этого страха не было. Но ребёнок оказался когда-то в больнице из-за болезни, и появился страх разлуки с родителями, например. Родители привезли, оставили одного с незнакомыми людьми, а сами уехали. Такие люди тоже приходят. В этот момент приходит злая тетя, ничего не объясняя, стаскивает с тебя штаны и делает укол; а это еще и больно может оказаться, вот и возникает страх уколов, страх иголок.

С. Ходукина:

Один из самых распространенных страхов - страх перед стоматологом. Я слышала очень много историй, когда люди во взрослом возрасте, в 40, 50 лет, очень тяжело идут к стоматологу. Хотя вроде понимают, что все логично, объективно, что сейчас по-другому все. Все более высокие технологии и анестезии.

Г. Хачатурян:

Вопрос не только в высоких технологиях, а в целом: ты сидишь, недвижимый. В этой ситуации от тебя, в принципе, ничего не зависит.

С. Ходукина:

Давайте, хотя бы один совет для людей, кто боится стоматологов. Что им делать, расскажите. Как это проявляется и как им обойтись без стресса?

Г. Хачатурян:

Без стресса? Поход к стоматологу? Ходите на профилактические осмотры к стоматологу. Если вы терпите зубную боль только потому, что вы боитесь стоматологов, то значит где-то, когда-то, давным-давно, вы оказались в ситуации, когда идет достаточно жесткое попрание вашей воли. Вам надо было сидеть в стоматологическом кресле, в очень неудобной позе, с открытым ртом. Возможно, даже было больно и кто-то – женщина, врач, стоматолог – при помощи шумного инструмента залазит вам в рот, и начинает сверлить. Вспомним психоаналитиков, которые любят оральную тему. Жутко же? Да. Но нужно.

С. Ходукина:

Люди понимают, а делать-то что? Говорят: «Не пойду!»

Г. Хачатурян:

Надо понимать, что иногда нужно на какое-то время смириться со своей зависимостью. Смириться с тем, что на какой-то период времени вы будете зависеть от другого человека, который сделает вам хорошо. Чтобы, например, у вас не болели зубы.

С. Ходукина:

Я имею в виду ситуацию, когда человек головой все прекрасно понимает. То же самое с другим взять, с пауками теми же, с высотой: ты понимаешь, что здесь безопасно, здесь стекло.

Г. Хачатурян:

В психотерапевтической работе прежде, чем мы начинаем разбирать структуру фобии, первое, что обычно делаем - учим наших пациентов методикам расслабления: расслабляющего дыхания, расслаблению мышц. Сначала принудительно, настойчиво заставляем расслабляться, а уже после этого начинаем разбирать структуру фобии. Если в какой-то момент, во время общения фобия возникает – «А теперь расслабьтесь». Человек начинает создавать для себя новые паттерны поведения, когнитивно-поведенческая психотерапия на это и настроена. У вас есть раздражитель, есть реагирование - это неправильно, есть реагирование вот такое - это правильно. Человек через систему рефлекторного закрепления, другого поведения, приходит к тому, что перестает бояться.

Первое, что нужно сделать для избавления от страха – расслабиться

С. Ходукина:

Давайте, попробуем дать какой-то полезный совет. Допустим, человеку нужно что-то сделать – выглянуть в окно с 15 этажа, или выгнать паука из дома, не испугав детей, или к стоматологу пойти. Как ему быть? Если он встал, и его накрыло, двигаться не может.

Г. Хачатурян:

Есть разные теории, разные подходы на этот счет. Например, теория о том, если вы боитесь высоты, а вас заставляют к этой высоте постоянно подходить. Есть такой метод – преодоление себя. Это можно. Зачастую, с каждым разом, чтобы чувствовать в себе силы это сделать, нужно делать постепенно: сначала ты подошел к окну на третьем этаже, после этого на пятом этаже, потом доходишь до окон на 10 этаже. После этого надо с тарзанки прыгнуть, чтобы получить силу преодоления страха.

Я сейчас вспомнил, была замечательная статья, где сравнивались различные методики психотерапии и лекарственной терапии панических расстройств. Сравнивался прием антидепрессантов при лечении фобий с когнитивно-поведенческой терапией, и с отсутствием терапии и с нравоучением на уровне - просто подойдите и все. В каждой этой ситуации распределение шло ровно пополам. Эффективность каждого была порядка 50%: поможет - не поможет. Можете попробовать все, и что-то из этого обязательно сработает. В статье был хороший смысл: ваши страхи, на самом деле – это все так просто, так легко с этим справляться, для этого есть множество способов. Самое важное, что мы можем сейчас сказать: если у вас есть страхи, если вы с ними ничего не делаете, если вы стараетесь их избегать, то это худшее, что вы можете сделать, потому что вариантов масса и что-то из этого обязательно поможет.

Если у вас есть страхи, но вы с ними ничего не делаете, стараетесь их избегать, то это худшее, что вы можете сделать

С. Ходукина:

Я думаю, что бывают такие страхи, когда тебе нужно единоразово что-то сделать, типа потрогать паука. Ты потрогал и вроде бы ничего не произошло. Хотя, мне кажется, для человека, кто боится пауков, посадить его на ладошку - это чересчур. А бывает такое, что тебе что-то длительно надо делать. Опять же, как поход к стоматологу: ты туда сел, но тебе не только сесть нужно, а и просидеть нужно хотя бы полчаса.

Г. Хачатурян:

Когда дело касается стоматологов, тот способ, о котором мы говорили, методики расслабления очень хорошо помогают. Когда дело касается вопросов с уколами, тут тоже не всегда нужно ходить в длительные манипуляции над своим собственным сознанием. Иной раз достаточно выбрать специалиста или заведение, где это сделают легко и непринужденно. Дело не в том, что там будут о тебе заботиться. Просто приходит мысль: всю жизнь чего-то боялся, а тут, оказывается, так легко и просто.

Есть способ, такая методика, называется «паническая квинтэссенция», когда вы берете то, что вас пугает, и доводите свой страх до абсолютно иррационального состояния. Например, вы боитесь высоты, представляете, что вы на высоте и с вами происходят такие ужасы. Вы сидите, думаете, сознательно нагнетаете страх, и через доведение своего ужаса до максимума разрушаете структуру страха. Очень интересный способ, он часто работает. Конечно, не каждый к этому готов. Поэтому и есть специалисты моей специальности, прошу прощения за тавтологию, которые помогут с этим справиться.

С. Ходукина:

Достаточно понятная проблема для специалистов, с которой люди приходят. Подбирая конкретный подход к человеку, работают с ним.

Г. Хачатурян:

Совершенно верно. Ситуация именно в том и заключается: чаще всего фобия, страх, который у вас есть, изначально имеет абсолютно незначимую структуру. Либо значимую, но она никаким образом не связана с объектом страха. Вы пережили какой-то сильнейший стресс, но единственное воспоминание, которое у вас об этом осталось – это конкретный страх чего-то определенного. Например, есть распространенная теория страхов, связанных с ксантопсиями - это желтые мурашки перед глазами. Иногда бывает, переешь чего-нибудь жирненького, или печень твоя несчастная среагирует на что-нибудь, идет сильный выброс желчи и ферментов печени, на какой-то момент появляются эти желтые мурашки. Для человека это не объяснимо совершенно никак, но вся структура становится тревожной, потому что сейчас со мной произошло что-то необъяснимое, формируется фобия.

С. Ходукина:

Можете какие-нибудь интересные примеры привести, из практики или из того, что вы слышали, какие у человека бывают необычные страхи? Мы все знаем про арахнофобию, боязнь высоты, разных животных, змей, лягушек, мышей - это то, что мне в голову приходит. Есть что-нибудь необычное? Я слышала, мне как-то один знакомый показывал, что он боится картинок, где много дырочек – наверное, это тоже как-то называется? Растения есть, где много кружочков, у осьминога ноги с присосками, такой рисунок у человека вызывает страх. Что-то еще знаете интересное?

Г. Хачатурян:

Сложный вопрос. Когда ты читаешь перечень страхов – действительно, смешно, пока читаешь. А когда к тебе приходит человек, надо с уважением относиться к его страхам - это же часть его личности. Есть разные страхи – деревьев, страхи плотоядных растений, страхи несимметричных вещей. Масса страхов, очень много. Вы можете взять стол, перевести это слово по латыни, добавить слово «фобия» и получится новый страх. Страх круглых столов. Если вы еще слово «круглый» переведете на латынь, будет очень красивый страх.

С. Ходукина:

Но, есть какие-то распространенные? Все боятся пауков или насекомых, многие мышей боятся. Столов мало кто боится.

Г. Хачатурян:

Страх пауков, насекомых обусловлен эволюционно, потому что это абсолютно непонятное животное. Паук же не подходит, не говорит: «Я тебя сейчас укушу, у тебя есть 5 минут, чтобы убежать». Непонятное членистоногое, ползает-ползает, подходит, кусает. Помню, я был в детстве в детском лагере, нам там старшие ребята показывали пауков: с крестиком - это паук-крестоносец, очень ядовитый, очень опасный. Конечно, формируется страх. Эта же зараза тебя прибьет! Он маленький, но он тебя угробит! Ты тоже маленький, но все равно больше, чем этот паук.

С. Ходукина:

Это культура и страхи, которые являются элементом культуры.

Г. Хачатурян:

Страхи, которые являются элементами культуры. Страхи, которые индуцированы. Страхи, которыми мы все живем в этом мире. Очень много страхов, которые нагнетаются, может быть, не самыми чистоплотными политическими мотивами. Ксенофобия та же самая, страх иностранцев. Страх нагнетается, нагнетается, чтобы вы ходили и боялись человека, у которого не просто сумка, а сумка с динамитом, сейчас вас всех взорвет. Да, сумка-динамит с пауками. Взрыв – и пауки расползаются в разные стороны. Жуть!

В целом, сам по себе страх - это чувство, которое должно быть у всех всегда, потому что страх вас защитит когда-нибудь от чего-нибудь. Когда-то же защищал нашего прапрапрапращура от того, что не лезть в лапы тигру. Страхи нужны для защиты. Именно поэтому страхом очень хорошо можно манипулировать.

С. Ходукина:

Предлагаю перейти на более бытовые, скажем так, ситуации. Ситуация, когда человек боится что-то не успеть, когда он боится, что кто-то его обманет, например. Скорее, это называется паранойя? Или тревога?

Г. Хачатурян:

Паранойя - это больше преследование.

С. Ходукина:

Когда боишься: ах, я что-то не успею, и тебя постоянно преследует страх. Я говорю о страхах, которые не являются фобиями. Я вспоминала слово: фобическое расстройство. 

Г. Хачатурян:

Фобия - это страх, он может существовать сам по себе. Такой, какой есть. Все мы чего-то боимся, кто-то боится птенцов, пауков, об этом мы уже поговорили. В тот момент, когда страх заставляет избегать ситуации, которая может вас подтолкнуть... Например, вы боитесь открытых пространств, или вы боитесь общества – социофобия, вы боитесь большого скопления людей. Можно бояться и маленьких пространств – клаустрофобия. В тот момент, когда ваш страх замкнутых пространств, приводит к тому, что вы пешком ходите, вместо того, чтобы ехать на лифте, живете в Москва-сити на сто каком-то этаже, но, вместо того, чтобы ехать на лифте, вы начинаете подниматься по лестнице, или сама мысль о том, что вы должны подойти к лифту, нажать на кнопку, зайти в него, вызывает развернутое фобическое или паническое состояние - это уже фобическое расстройство. Это уже проблема.

С. Ходукина:

Когда, например, есть страх публичных выступлений, жизни это не угрожает, в целом. Или страх того, что у тебя что-то не получится - это тоже называется страхами? Когда такие штуки бывают, что с ними делать?

Г. Хачатурян:

Со страхом публичных выступлений? Надо разрушать структуру страха. Самый простой способ, который мы говорили - идти в сторону иррационального. Второй способ - это методы релаксации, которые существуют: подышать, холотропное дыхание. Очень интересная штука: проходит секунд 20, и вы спокойны, как удав, которых вы, кстати, тоже боитесь. Страх публичных выступлений иногда неплохо взять и потренироваться. Взять людей, которых вы заведомо знаете, перед ними выступить, и после этого идти к людям, которые вас не знают. В принципе, там структура не в том, что ты боишься выступлений, а ты боишься чужого мнения, того, что тебя засмеют, еще чего-то. В каждом страхе нужно разбираться, чего же вы боитесь на самом деле?

С. Ходукина:

Я привела в пример страх публичных выступлений. Есть страх, например, многие люди не едут в отпуск с ребенком, боятся, что там они не справятся или заболеют. Это тоже какой-то страх. Плюс, страх чего-то не успеть. Насколько я знаю, есть один из способов с такими страхами бороться, как раз, что мы и про фобии говорили - прикинуть самый плохой вариант чего именно ты боишься. Я не успею, все сорвется – и что? Например, я не успею на поезд – и что тогда будет? Неприятно будет. Когда ты в голове уже прокрутил: я пришел, а поезд уезжает – хотя это и неприятно, но, в принципе, если ты это уже прожил один раз, то как-то попроще становится. Понимаешь, что это не полный провал. Конечно, ужас, но не ужас-ужас. Я остался жив от того, что поезд уехал. Или, тот же формат про отпуск: есть страховка, есть больница, мы можем пойти и там полечиться.

Г. Хачатурян:

Я рад, что вы до этого дошли. Вы путаете очень важные вещи: одно дело, довести страх до иррационального, и он разрушится, а второе дело, когда вы пытаетесь рационализировать ваши страхи. Это, в принципе, утопично. Потому что вы планируете, например, отдых в относительной цивилизации, и вы можете сказать: у меня есть страховка и так далее. А если вы планируете отпуск среди каннибалов Папуа – Новой Гвинеи, то вы этой страховкой разожжете костер, на котором вас же и зажарят. Рационализация и интеллектуализация - это способ психологической защиты, не самый лучший, кстати. Психологические защиты есть, но их надо избегать, потому что они мешают.

С. Ходукина:

Давайте, по-русски теперь.

Г. Хачатурян:

Вы сидите и думаете, пытаетесь рационализировать свой страх: «Что может быть плохого в том, что я опоздаю на поезд?» Боитесь, что опоздаете и начинаете думать, что может быть плохого. «Я приду, отдам билет, мне дадут новый, я потеряю какое-то количество денег». Вы все это дело рационализировали, вам хорошо, вы приехали и без всякого страха все сделали. Прекрасно. Тот случай, когда рационализация сработала вам в плюс. Но, мы не можем гарантировать, что рано или поздно всё может пойти совершенно нерационально. Например, вы приехали, а вас милая женщина из кассы обматерила, сказала, что следующий поезд будет через неделю и вообще в другую сторону, и тут ваша рационализация летит.

С. Ходукина:

Я так понимаю, что в каких-то ситуациях рационализация возможна, потому что они понятные. Если я опоздаю на поезд, то посмотрю следующий, посмотрю, сколько стоит билет. Прикину, что, в целом, все приемлемо. Тогда нормально – ты едешь, скорее всего, даже успеешь и все будет нормально.

Г. Хачатурян:

Поэтому, когда мы касаемся фобий, когда мы пытаемся играть наперед, это, в принципе, как собака, которая охотится за своим хвостом: она может его поймать, может его не поймать, но это история ни о чем. Задача – надо откатываться назад, надо понимать, чего вы в этой ситуации боитесь? Если вы боитесь опоздать на какой-то условный поезд, то вопрос не в том, что у вас такая вычурная фобия, а на самом деле, в этой ситуации вас кто-то будет ругать, вы этого не хотите. У вас в глубине себя неверный посыл о том, что вы все всегда должны делать правильно, ограничивающее убеждение, и масса, масса всего.

Очень важно понять для себя истинную причину страха

С. Ходукина:

То есть понять, чего вы боитесь? Боишься, что не сделаешь свою работу и, по большому счету, оказывается, ты боишься, что тебя уволят.

Г. Хачатурян:

А если смотреть еще глубже, то это будут, скорее всего, страхи ненужности.

С. Ходукина:

Что страшного, если меня уволят? У меня не будет удовлетворена потребность в материальной безопасности.

Г. Хачатурян:

Я не смогу платить ипотеку. Если я не смогу оплатить ипотеку, я останусь один, или я останусь без жилья. Если я останусь без жилья, мне надо будет вернуться к маме, а я, например, не люблю маму. Не я конечно, я свою маму очень люблю. Берём такую ситуацию.

Система, на самом деле, в названии нашей передачи. Видите, как названо: «Хотите поговорить об этом?» Я, все-таки, настаиваю, чтобы там стоял не вопросительный, а восклицательный знак. Потому что, когда человек приходит с какой-нибудь фобией, это не вопрос, а утверждение: вы хотите поговорить об этом. С любой вашей фобией, с любой эмоцией, которая вызывает у вас ощущение неприятия, этого не должно быть – это повод об этом поговорить. Тогда, наверняка, все будет хорошо. Понятно, что вы пройдете через легкий ад, разбираясь с причинами вашего расстройства, вспомните то, чего вы не хотели вспоминать, переживете болезненный опыт, и страх разрушится.

С. Ходукина:

Хорошо, с фобиями ясно. Ответ в том, что, если есть фобия и она вам мешает жить, то надо обратиться к специалисту. Можете попробовать довести до максимальной точки, чтобы разрушить.

Г. Хачатурян:

Это тоже надо делать под контролем, потому что вы 5 минут назад попробовали это сделать и ушли в рационализацию. Это тупик. На самом деле, большая часть фобий лечится при помощи махнуть рукой и сказать на старорусском: «Ну и ладно».

С. Ходукина:

Скорее всего это к специалисту. Я вспомнила, что можно пробовать подходить к окну. Но, самый эффективный – пойти к специалисту, разобраться. Можно такой же план по простым страхам, о которых мы говорили? Что делать? Боится человек выступить публично, боится не успеть, не успеть всех клиентов принять. В таком случае что делать? Для начала сесть, выдохнуть.

Г. Хачатурян:

Сесть, как Кирилл Серебренников, сразу лет на 5, это решит все фобии, кроме клаустрофобии. Все всегда просто. Но, сознательно все упрощать тоже страшно.

Вы говорите про страх перед публичными выступлениями. Как-то мы в теме затрагивали: вышли на сцену, представили, что перед вами сидят голые люди, что они выглядят еще более нелепо, чем вы, и уже хорошо – сидишь, стоишь, и, хихикая, рассказываешь лекцию о каких-нибудь блокчейнах, как сейчас модно говорить.

Если вы боитесь чего-то не успеть, тут все гораздо интереснее. Тут так просто не получится. Если вы боитесь чего-то не успеть, это значит, что вы хотите быть идеальным для всех. Это изначально утопическая мысль, что вы хотите всем понравиться. Надо разбираться, откуда у вас это, откуда ноги растут и как сделать так, чтобы они росли правильно. То есть это элементы какого-то воспитания, элемент общения с родителями, элемент межличностного общения. Страх, что я боюсь что-то не успеть, редко бывает в кристаллизованном, чистом виде. Это человек, который не умеет говорить «нет», человек, который зачастую готов перешагнуть через свои интересы ради того, чтобы о нем кто-то подумал. Это приведет к тому, что на вас сядут, повесят ножки и вы, как личность, просто растворитесь.

Я надеюсь, что после нашего эфира люди, которые находят в себе элементы фобического, вынесут для себя самое главное: что иногда можно потратить полчаса своей жизни, прийти к специалисту. Туда, где с вами вместе подумают и скажут: «Ну, боитесь вы пауков. Когда вы последний раз видели пауков в Москве? Ничего страшного в этом нет». Если структура фобии более вычурная и приводит к фобическому расстройству, тогда с вами поговорят, вам скажут, что делать, какой должен быть план. Это самое лучшее, что можно в этой ситуации сделать. Потому что, повторюсь, под словом фобия, под фобическим расстройством спрятано очень много всего, большой пласт проблем.

Например, на прошлой неделе ко мне пришла женщина. Она говорит: «Я боюсь рака». Очень распространенный страх, потому что он индуцирован. Потому что идет нагнетание обстановки, нагнетание ситуации, рассказы ото всюду, из каждого утюга. «Мы собираем деньги на лечение того-то». Это действительно большая проблема, рак и онкология, этим надо заниматься. Народ страдает из-за того, что эти фобии в структуре хандрического расстройства зацветают буйным цветом на фоне ситуации. Например, трагическая история, которая случилась с одной нашей звездой поп-сцены. К чему это привело? Это привело к тому, что пол-Москвы пошло делать МРТ головы. С одной стороны, это хорошо в плане ранней диагностики подобного рода заболеваний, а с другой стороны – это, все-таки, нагнетание фобий, не очень здорово. Человек сделал МРТ, там ничего не нашли. Кто-то плюнет и забудет, скажет: «И хорошо», а кто-то скажет: «Если не нашли, значит все еще хуже, значит, это рак, просто нет мозга, а просто один рак». Тут уже надо общаться, надо разбираться. Поэтому, идите к специалистам, вам помогут.

Не обязательно нужны годы психотерапии. Иногда это 15-20 минут, вам скажут: забудьте и все будет хорошо. Например, с чего я начал рассказ: пациентка пришла, боится онкологических заболеваний. Но, там ситуация немножко другая: отношения с мамой, отношения с мужем, отношения с детьми, вся семейная ситуация. Весь психоанализ в полном виде и никакого отношения к онкологии это не имеет. Её фобия, как вершина айсберга, просто показывает, что действительно назрела ситуация и надо разобрать заново всю структуру личности и посмотреть: откуда, что, куда и как.

Часто под фобией, под фобическим расстройством спрятан большой пласт проблем

С. Ходукина:

Мы можем подвести итог. Если вы определили у себя какую-то фобию, которая является абсолютно иррациональной, мешает жить, если за много лет она не прошла сама по себе, то не стоит ждать дальше, надо найти хорошего специалиста, сходить. Возможно, за один сеанс, может, и меньше, это все решится.

Г. Хачатурян:

Сейчас очень мало специалистов, которые пытаются копаться в ситуации, которая не стоит выеденного яйца. Чаще всего вам, действительно, скажут: «Вы пришли с конкретным вопросом, получили конкретный ответ», и все. Не забывайте, очень часто фобическое расстройство разворачивается не из-за того, что все плохо, а именно из-за вашего страха. Знаете, такое смешное заболевание: фобофобия - страх развития фобий. Действительно, очень смешно, но часто бывает. Вы боитесь, что ваша боязнь пауков приведет вас к развитию фобического расстройства по поводу боязни пауков. Звучит смешно, но тревожно. Поэтому, действительно, одна простая фраза психотерапевта разрушит замкнутый круг, и вы будете спокойно жить и спать. Да, вам скажут, все нормально. Бояться пауков - это нормально. Либо идите на биофак и будете знать всех пауков, каких можно брать на руку, а от каких лучше бежать, и всё.

С. Ходукина:

На этой ноте мы заканчиваем нашу передачу. Программа: «Хотите поговорить об этом». В эфире были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян.