Абдоминопластика живота

Пластическая хирургия

Тэги: 

Е. Женина:

Здравствуйте. В эфире программа «Anti-age медицина». С вами я. Елена Женина. Гость моей сегодняшней программы – Шихирман Эдуард. Здравствуйте, Эдуард.

Э. Шихирман:

Здравствуйте.

Е. Женина:

Эдуард – пластический хирург, кандидат медицинских наук, сертифицированный член международной профессиональной лиги, действительный член общества пластической реконструктивной эстетический хирургии, сертифицированный член европейского общества пластической реконструктивной эстетической хирургии. И говорить мы сегодня будем про операцию, которая называется абдоминопластика. Что это такое, кому она показана, для каких случаев необходимы отдельные виды подобной коррекции, какие сочетанные методики в этот момент применяются. Давай, наверное, по порядку. Что такое абдоминопластика и кому она показана?

Э. Шихирман:

Давайте сначала переведем. «Абдомино» – это с латыни «живот», «пластика», то есть пластика живота. Когда необходима? Слово «необходима» не подходит. Когда требуется эта операция? Эта операция обычно на 70-80% выполняется после того, как женщина рожает ребеночка и после этого приходит в течение года в себя. Естественно, после того, как сокращается матка, сокращаются мышцы, остается растянутая кожа, возникает так называемый передний фартук на животе. У кого-то он больше, у кого-то меньше, в зависимости от этого разный объем операций. Но в основном это возникает именно после этого.

Есть часть людей, у которых это возникает после того, как они сильно похудели. Если у человека был большой вес, потом он резко похудел, то обычно кожа тоже сокращается, но не так активно, как все остальное, поэтому возникает этот кожно-жировой фартук. Есть еще некоторые показания, но это очень редко возникает, в основном, это либо послеродовое, либо после похудения.

Е. Женина:

А у мужчин этого не бывает? Им делают эту операцию?

Э. Шихирман:

Мужчины не рожают, но худеют. После резкого похудения, сейчас это часто, потому что наконец люди занялись своим здоровьем и приводят свой вес в норму, поэтому после массивного похудания возникает фартук передней брюшной стенки. Как его убрать? К сожалению, когда уже этот фартук возник, когда эта кожно-жировая складка уже висит, и под нее можно засунуть ладошку или несколько пальчиков, то его с помощью спортзала, с помощью косметологии либо специальных физиотерапевтических процедур не убрать. Это нужно просто отрезать и выбросить в мусорку, чтобы создать эстетический вид передней брюшной стенки. Операция включает в себя не только удаление излишнего кожно-мышечного лоскута, который нарушает эстетику передней брюшной стенки, но чаще всего, особенно после родов, происходит растяжения апоневроза. Это то, что у нас находится сверху мышечного каркаса, мышцы расходятся. Поэтому в эту операцию включается и коррекция мышечно-апоневротической системы, то есть все, где возник диастаз, между мышцами возникло расстояние, когда матка распирала и растягивала все это, это нужно все убрать, чтобы создать опять новый каркас, чтобы у женщины был красивый живот, потому что многие приходят и говорят: «Я пресс качаю, качаю, а у меня ничего не происходит». А потому что сколько бы Вы его ни качали, когда мышцы разошлись, их нужно свести. Поэтому там иногда происходит разрыв линии Альба, это такое сухожилие, которое идет по центру живота, которое держит мышцы между собой. И когда сильно активно развивается плод, происходит иногда разрыв этой линии, потом это нужно восстановить. Поэтому в эту операцию входит еще восстановление мышечно-апоневротического слоя, потом удаление этого кожно-жирового фартука, то есть делается лифтинг – как подтягивается лицо, грудь, так же делается подтяжка передней брюшной стенки. При больших объемах спрашивают: «Вы мне будете переставлять пупок или не будете?» Пупок не переставляется, он остается на месте, а кожа переносится.

Когда уже кожно-жировая складка висит, и под нее можно засунуть ладошку или несколько пальчиков, то его с помощью спортзала, с помощью косметологии либо специальных физиотерапевтических процедур не убрать. Это нужно просто отрезать и выбросить в мусорку

Е. Женина:

Просто все это собирается и отрезается?

Э. Шихирман:

Поэтому пупок вшивается в новое место. При этом он никуда не перемещается, пупок остается на месте. Линия разреза должна быть расположена таким образом, чтобы она была закрыта плавками, она не должна быть выше, чем линия трусиков, то есть разрез происходит на расстоянии около 6, 7 сантиметров от вульвы. Он немножечко полукруглый, но в основном он горизонтальный.

Е. Женина:

Это сложная операция?

Э. Шихирман:

Это сложная операция, она просто большая, травматичная для пациента, длительная для хирурга, потому что там очень много шитья, очень важно сделать правильную разметку, чтобы это было все ровно, чтобы был красивый живот. И она относительно длительная – 2,5-3 часа выполняется. Хотя реабилитация после нее более-менее несложная, человек носит в течение месяца специальное белье – эластокомпрессию и в течение месяца не занимается спортом, не ходит в спортзал. А через месяц снимается это специальное белье, и человек начинает жить нормальной жизнью.

Е. Женина:

А какие есть противопоказания к этой операции?

Э. Шихирман:

Противопоказания как к любой операции – человек должен быть здоров, у него не должно быть обострения хронических заболеваний, у него должны быть в норме биохимические показатели крови, это плановая операция, поэтому человек должен быть к ней подготовлен.

Е. Женина:

Есть какие-то нюансы, при которых делают сегментарную операцию, или это всегда происходит одинаково?

Э. Шихирман:

Вы знаете, не сегментарную. Наоборот, поскольку это передняя брюшная стенка, то хирургу встречаются по дороге, когда он производит эту отслойку, какие-то грыжи, либо апоневротические грыжи, либо пупочные грыжи, и очень хорошо, когда хирург этим владеет и одновременно устраняет эти грыжевые выпячивания, то есть заодно оздоравливает человека. Плюс если у человека висит живот, то висит и грудь. Поэтому чаще всего выполняется одновременная подтяжка молочных желез с одномоментным протезированием либо без него, и абдоминопластика. Все это выполняется за один наркоз, и человек выходит из клиники уже обновленный.

Е. Женина:

При этом время операции удлиняется или нет?

Э. Шихирман:

Время операции удлиняется, но поскольку это один наркоз, одна травма, то это считается симультанная операция, поэтому для человека это менее травматично, во-первых. Во-вторых, человек за один наркоз и за одно пребывание в клинике выполняет оба вмешательства, а не растягивает это «удовольствие» на 2 раза, и стресс на 2 раза, и наркоз на 2 раза. Поэтому лучше это выполнять одномоментно.

Е. Женина:

Эту операцию делает один хирург?

Э. Шихирман:

Да, один хирург это выполняет.

Е. Женина:

Не практикуется такое, что один занимается одной зоной, другой занимается другой?

Э. Шихирман:

Нет, обычно в пластической хирургии оперирует на 99% всегда один хирург. У него есть операционная сестра, которая ему помогает, иногда есть ассистент, иногда нет, но, в принципе, все операции выполняет один доктор.

Е. Женина:

Всегда ли абдоминопластика делается после того, как человек похудел, или это можно совмещать еще до того момента, как он сбросит вес? Допустим, он начал сбрасывать, но у него еще остался этот запас.

Э. Шихирман:

У нас в коже есть белковые структуры – эластин, коллаген. От их количества зависит сократимость кожи, при похудании в том числе. Поэтому когда их не хватает, то после резкого снижения веса поверхностные ткани повисают. Это все зависит от возраста. Если это происходит до 30 лет, то кожа прекрасно сокращается и не нужно ничего оперировать, даже после родов в молодом возрасте чаще всего все это сокращается, и никакие хирурги не нужны. Когда это происходит позже, когда количество коллагена и эластина уменьшается, то сократительная способность кожи снижается. Поэтому происходит провисание. Но на сегодняшний день, если мы говорим не о больших объемах, потому что то, что показано лечить операционно, это всегда большие объемы, когда был большой плод, сильно растягивалась матка, у женщины миниатюрной все это растянулось. Либо сильно большой объем снижения веса, когда человек худеет на 20, 30, 40, 50 килограммов.

Когда мы говорим о небольших колебаниях веса или когда это обычная небольшая беременность, то обходится физиотерапией, косметологией. Сейчас же огромное количество методик: мезотерапия, мезонити, лазеры, ультразвук и различное количество препаратов, которые вводятся интрадермально. Косметология развивается огромными темпами. Кстати, мы открыли большую клинику на Большом Тишинском переулке, 10, где-то в конце сентября мы получаем лицензию и начнем работать. У нас там как раз представлены и аппаратная косметология, и инъекционная косметология экспертного уровня. Поэтому при небольших изменениях, конечно, можно обойтись обычной косметологией и получить прекрасный результат.

До 30 лет кожа прекрасно сокращается и не нужно ничего оперировать, даже после родов в молодом возрасте чаще всего все сокращается, и никакие хирурги не нужны

Е. Женина:

Абдоминопластика подразумевает под собой липосакцию в этой области или нет?

Э. Шихирман:

Иногда это выполняется одномоментно, интраоперационно, то есть сначала лоскут поднимается, выполняется липосакция, а потом уже происходит. Конечно, избыток жировой ткани при этой операции удаляется. Чтобы сделать переднюю брюшную стенку плоской, красивой, избыток жира нужно убрать. Иногда просто необязательно выполнять абдоминопластику, когда есть просто избыток жировой ткани. Это же зона-ловушка, там есть жировые подушки. Иногда достаточно выполнить просто липосакцию, особенно в относительно молодом возрасте, когда кожа сокращается, и передняя брюшная стенка становится прекрасная и красивая. Это нужно решать на консультации, кому что показано, пока ты не увидишь пациента, понять невозможно.

Е. Женина:

Но возможность того, что во время абдоминопластики могут сделать и липосакцию этой области, существует?

Э. Шихирман:

Чаще всего так и происходит, абдоминопластика выполняется совместно с липосакцией. Если это не худой пациент, то если там есть избыток жировой ткани, то выполняется совместно с липосакцией одномоментно.

Е. Женина:

Эту операцию больше делают мужчины или женщины?

Э. Шихирман:

Больше, конечно, все эстетические операции делают женщины, потому что физиологически, психологически обусловлено, что женщина должна себе нравиться. Мужчина более скептически относится к своему внешнему виду, у него другие доминанты, а женщине очень важно хорошо выглядеть, женщина должна нравиться, поэтому на 90% операции эстетического характера выполняются женщинам. Но я Вам могу сказать, что в последние годы количество мужчин, приходящих к нам, увеличивается, и эта тенденция растет, и я думаю, что будет продолжаться, потому что все хотят выглядеть хорошо, все хотят выглядеть молодо, подтянуто. Сейчас модно спортивная фигура, поэтому приходят мужчины, делают и липосакцию, и абдоминопластику, и худеют, в общем, все это развивается большими темпами, и это очень хорошо.

Женщине очень важно хорошо выглядеть, женщина должна нравиться, поэтому на 90% операции эстетического характера выполняются женщинам

Е. Женина:

Давай расскажем, какие есть нехирургические методики и когда мы прибегаем к хирургии. Кого ты не возьмешь на операцию, а скажешь: «Идите-ка позанимайтесь пока с косметологом своим телом»?

Э. Шихирман:

Сейчас очень много перфекционистов среди молодежи, которые приходят и говорят: «Я ужасно жирный, помогите мне, доктор, у меня 3 грамма лишнего веса». Она ходит в спортзал и борется с ним. Это прекрасно, что человеку есть чем заняться, и он бьется за красивую фигуру. Здесь, конечно, не нужна никакая хирургия, никакая липосакция, для этого достаточно передать этого пациента косметологам, потому что сейчас огромное количество методик, направленных на освежение нашего тела, в том числе и удаление избыточной локальной жировой клетчатки.

Е. Женина:

Прекрасно же работает мезотерапия.

Э. Шихирман:

Да, но мы не будем сейчас вдаваться в патогенез всего этого процесса. Есть огромное количество липолитиков, которые вводятся в больших объемах. Что происходит? Жировые клетки не делятся. Они увеличиваются за счет самой клетки, поэтому мы можем убрать 80% клеток, а эти 20, если мы не будем дальше соблюдать режим, увеличатся больше, чем до этого эти 100%. Поэтому здесь все методики направлены на то, чтобы уменьшить объем жировой капли, в том числе жидкости. Поэтому липолитики направлены на то, чтобы вывести объем жидкости из жировой ткани, потому что жировая ткань, как губка, вбирает в себя жидкость, задерживает ее и за счет этого увеличивается в объеме. Поэтому липолитики и убирают оттуда жидкость.

Потом есть огромное количество препаратов, которые улучшают местный региональный кровоток, за счет этого улучшают трофику и отводят жидкость из жировой ткани. Есть огромное количество аппаратной косметологии, которая направлена и на тело, то есть аппараты, которые занимаются массажем, лимфодренажем, который дает очень хороший эффект. Аппараты, которые улучшают сократительные свойства кожи. Это и ультразвуковые аппараты, и лазеры.

Липолитики направлены на то, чтобы вывести объем жидкости из жировой ткани, потому что жировая ткань, как губка, вбирает в себя жидкость, задерживает ее и за счет этого увеличивается в объеме

Е. Женина:

Но мы все это используем тогда, когда у нас нет этой нависающей складки, под которую можно засунуть руку или пальцы?

Э. Шихирман:

Нет, есть определенные показания к операции. Во-первых, кроме того, что есть избыток и вот эта складка-фартук, когда есть нарушение апоневротического слоя, когда просто операция показана, потому что наша передняя стенка, во-первых, выполняет защитную функцию, и, во-вторых, за передней брюшной стенкой у нас находится кишечник, поэтому от тонуса передней брюшной стенки зависит функционирование нашего кишечникам, а наш кишечник, живот – это наше все. Поэтому когда хороший тонус передней брюшной стенки, тогда правильная перестальтика кишечника, правильное пищеварение, и от пищеварения зависит наше настроение, наша активность, наша жизнь.

Е. Женина:

В общем-то, и иммунная система тоже.

Э. Шихирман:

И иммунная система, потому что мы то, что мы едим. Поэтому эта операция является не только эстетической, она является еще и лечебной в данном случае.

Е. Женина:

Поэтому если у Вас есть проблемы с прессом, его все равно надо качать, даже если Вы не видите результата от этого, потому что это здоровье Вашего кишечника.

Э. Шихирман:

Не то, что качать, передняя брюшная стенка должна быть в тонусе, это очень важно, потому что от этого зависит функционирование внутренних органов.

Е. Женина:

А что происходит со стриями?

Э. Шихирман:

Стрии – это не глубокие растяжки. Стрии гравидарные – это послеродовые растяжки, на самом деле, это внутрикожные рубцы, которые возникают в процессе активного развития плода, когда матка активно увеличивается, кожа не успевает растягиваться, и происходят внутрикожные разрывы. Потом, когда женщина рожает, и матка сокращается, то это как плиссированная юбка, потом все сходится, и когда происходит сокращение, то это видно, внутрикожные рубцы. Избавиться от них окончательно невозможно. Поэтому когда женщина мечтает найти какую-нибудь методику, которая уберет их полностью, этого нельзя сделать, потому что это рубец, это уже гистологически другая ткань. Единственное, что с ними можно сделать, уменьшить. Есть много методик. Допустим, когда в этот рубец вводится определенный препарат и уменьшает его визуально. Потом есть поверхностные, есть разные методики дермабразии на сегодняшний день.

Е. Женина:

Шлифовку мы забыли.

Э. Шихирман:

Раньше шлифовали это все механически. Сейчас есть лазерная дермабразия, которая уменьшает визуально, опять же, этот эффект уходит, и они становятся менее заметны. Есть методики, которые уменьшают визуальный эффект рубцов, но избавиться от них окончательно можно, только если это отрезать вместе с этим фартуком, по-другому никак.

Е. Женина:

И тогда мы получаем уже хорошую, здоровую ткань с какими-то отдельными рубцами, которые не ушли?

Э. Шихирман:

Да, мы получаем просто натянутую кожу с хорошим тонусом, получается живот нерожавшей женщины после абдоминопластики.

Е. Женина:

Сколько длится эффект после операции, как долго он сохраняется – на всю жизнь, на 10 лет?

Э. Шихирман:

Эффект после этой операции сохраняется на всю жизнь, потому что удаляется та ткань, которая растянута во время беременности, либо которая растянута во время агрессивного набора веса, когда мы ели много, потом много худели, поэтому эту ткань тоже нужно выбросить. И если человек поддерживает нормальный образ жизни, то это эффект на всю жизнь.

Если человек поддерживает нормальный образ жизни, то эффект от абдоминопластики на всю жизнь

Е. Женина:

Ты говорил о том, что существуют сочетанные операции как раз в этот момент, когда делают и живот, и грудь одновременно.

Э. Шихирман:

Очень часто.

Е. Женина:

И бывает точно такая же проблема со стриями на груди. Здесь что вы делаете?

Э. Шихирман:

Эти стрии возникают на коже, потому что во время того, как развивается плод, также начинается функционировать молочная железа, и бывает усиленная лактация, кожа не успевает растягиваться, там тоже возникают стрии. Но все это корректируется с помощью оперативного вмешательства. Все, что можно убрать, убирается, может быть, немножко остаются, но эстетизация после операции происходит очень сильная и эффект очень мощный. Женщина обычно получает психологический толчок, потому что после родов, особенно еще послеродовая депрессия присоединяется, она смотрит на себя в зеркало, она вроде бы получила божий дар, ребенка, но при этом потеряла свое тело, которое ей нравилось. Естественно, это вгоняет ее в дополнительную депрессию, а после этой операции психологически женщина очень сильно меняется, она становится опять уверена в себе, и уходит этот депрессняк.

Е. Женина:

Безусловно, это комфортнее, когда ты видишь отражение в зеркале, которое тебя устраивает, ты чувствуешь себя совершенно по-другому.

Э. Шихирман:

Иногда получается даже лучше, чем было до операции, потому что иногда делается не только подтяжка молочных желез, но и с одновременной имплантацией, выполняется эстетизация передней брюшной стенки совместно с липосакцией. Иногда говорят: «Я выгляжу лучше, чем до родов». Это всегда радует пластического хирурга. Женщина, конечно, после этого становится более уверенной в себе и готова к дальнейшим подвигам.

Е. Женина:

Сколько в среднем стоит операция по абдоминопластике, какие диапазоны цен?

Э. Шихирман:

Невозможно это сказать. В Москве диапазон цен на всю продукцию, не только на пластическую хирургию, гуляет в огромных рамках, поэтому в среднем, наверное, 200 000-300 000, во всех клиниках по-разному, в зависимости насколько дорогая аренда, дорогие хирурги.

Е. Женина:

Ту же самую пластическую платизмопластику не все умеют делать, или ринопластику тоже не все способны, это достаточно сложные моменты. Что касается абдоминопластики, все хирурги способны ее делать или тоже есть нюансы?

Э. Шихирман:

Нет, способны делать, если человек стал хирургом, то он, конечно, способен. Другое дело, владеет он методикой или не владеет, есть у него для этого опыт или нет. Поэтому к любой методике нужно умение и практика, вот и все. Хирургия прекрасна тем, что это как спорт – все время нужно учиться, все время нужно оперировать, тогда будет все хорошо.

Е. Женина:

Реабилитационный период – месяц. В этот месяц что можно делать, чего нельзя?

Э. Шихирман:

Насчет реабилитационного периода. Месяц – это первичный послеоперационный период, когда человек носит специальное белье, ограничивает себя в физических упражнениях и ведет правильный образ жизни. Через месяц наступает отсроченный послеоперационный период. Окончательный результат после этой операции от 3 до 6 месяцев. Но это замечает только сам владелец этого живота, больше никто этого не видит, потому что есть внутренние интрафасциальные отеки, они уходят, кожа адаптируется, ткани адаптируются. Рубцовая ткань формируется и созревает в течение 8-12 месяцев, то есть шовчик становится тоненький и беленький в течение года, а живот приходит в себя в течение 3-6 месяцев. Но это уже естественный процесс, это замечает только сам владелец, и больше никто этого не видит. А самый неприятный момент, когда нужно носить белье, когда себя нужно ограничивать в физкультуре, в сексе, в активности, а дальше уже начинается нормальная жизнь, но все равно происходит еще процесс выздоровления. Вообще считается окончательный результат через год.

Рубцовая ткань формируется и созревает в течение 8-12 месяцев, то есть шовчик становится тоненький и беленький в течение года, а живот приходит в себя в течение 3-6 месяцев

Е. Женина:

Не через полгода?

Э. Шихирман:

Не через полгода, через год.

Е. Женина:

А в течение этого года нужно ли делать какие-то дополнительные процедуры, например, косметологические?

Э. Шихирман:

Нет такого, что всем нужно что-то делать. Кому-то физиотерапия показана, кому-то это не нужно. Организм сам сопротивляется и сам лечит. Просто грамотный врач помогает организму в каких-то процессах. Когда нужно помогать, тогда добавляются инъекционные методики, физиотерапия. Когда этого не нужно делать, не нужно трогать человека. Если у него все хорошо заживает, оно и так заживет. Не всегда нужно организм насиловать специально.

Е. Женина:

А когда после операции можно начинать делать ручные массажи?

Э. Шихирман:

Через месяц, через два можно уже делать все, что угодно.

Е. Женина:

Это никак не повредит, не нарушит?

Э. Шихирман:

Это не повредит. Вообще, послеоперационные массажи, если это связано с подкожно-жировой тканью, не очень показаны, потому что любой массаж, даже направленный на лимфодренаж, все равно усиливает кровоток. После любой травмы, в том числе операционной, больше всего страдают нежные сосуды – это вены и лимфатические сосуды. Артерии имеют мышечную стенку, и они продолжают нагнетать кровь, отток ухудшен, поэтому любой массаж не всегда усиливает отток крови, он в основном усиливает приток. Поэтому мы просто растягиваем эту реабилитация.

Иногда есть специальные физиотерапевтические методики, они улучшают отток крови, улучшают дренаж, лимфодренажные методики, которые улучшают стенку, сократимость венозных стенок. Это все дает хороший эффект. А просто различные любые массажи, не посоветовавшись с врачом, делать не нужно после операции.

Послеоперационные массажи, если это связано с подкожно-жировой тканью, не очень показаны, потому что любой массаж, даже направленный на лимфодренаж, все равно усиливает кровоток

Е. Женина:

Обертывания – как к этому относитесь?

Э. Шихирман:

Обертывания имеют за собой цель удаления лишней жидкости. Обертывания – прекрасно, обертывания – хорошо, это же баня все равно.

Е. Женина:

В любом случае, нужно все процедуры, которые мы хотим сделать после операции в течение года, согласовывать с хирургом?

Э. Шихирман:

Обязательно, с лечащим доктором. Не то, что согласовывать, а они должны быть назначены лечащим доктором. Если они не назначены, но Вам кто-то предлагает после операции, Вы обязательно должны, по крайней мере, позвонить хирургу и спросить: «Иван Иванович, а можно мне веником попариться в бане или пока нежелательно?»

Е. Женина:

Это очень важный момент, потому что именно от этих советов врача зависит долгосрочность результата.

Э. Шихирман:

Не долгосрочность результата, а скорость реабилитации. Вы иногда можете не улучшить процесс выздоровления, а наоборот, его притормозить или замедлить. Поэтому иногда вместо хорошего можно получить обратный результат. Лучше посоветоваться с доктором, чтобы не нарушить физиологические процессы, которые у нас происходят.

Е. Женина:

Давайте немножко напугаем наших телезрителей и слушателей, потому что очень часто, когда пациент или пациентка выходит из кабинета хирурга со словами, что: «Все, теперь Вы можете жить спокойно», они не связывают эти все вещи.

Э. Шихирман:

Когда женщина видит себя уже преображенной, то у нее крылья за спиной, и она бежит, естественно, скорее в спортзал, к массажистам, к эстетистам. В ближайший послеоперационный период физическая нагрузка усиливает отек, она не ускоряет заживление, а наоборот, его затормаживает. Массажи тоже дают обратный эффект. Есть физиологический процесс, так же, как беременность, она должна протекать в течение 9 месяцев, никто за 3 месяца не рожает. Так же и процесс заживления, он имеет определенные физиологические процессы, которые нельзя приостановить, нарушить, можно только помочь им, не ускорить, а помочь, чтобы они шли более активно. Вот для этого существуют различные медицинские методики. А когда рганизм после операции еще не пришел в себя, а мы начинаем его хлыстать различными нагрузками, которые дают обратный эффект, мы можем растянуть эту реабилитацию, и потом приходят к доктору и говорят: «Доктор, у меня уже прошло 3 месяца, а у меня такой отек, и все болит». Я говорю: «А что Вы делаете?» «Я в спортзал хожу 2 раза в день». Поэтому нужно всегда выполнять рекомендации. Чтобы получить хороший эффект, это не значит выполнить саму операцию, нужно правильно пройти реабилитацию, тогда мы получим стойкий хороший эффект.

Чтобы получить хороший эффект, это не значит выполнить саму операцию, нужно правильно пройти реабилитацию, тогда мы получим стойкий хороший эффект

Е. Женина:

Возрастные ограничения есть по этой операции?

Э. Шихирман:

Ограничения есть не по операции, а ограничения есть по физическому здоровью. Эту операцию можно выполнять и в 30 лет, и в 75, если есть…

Е. Женина:

…желание, возможность и потребность.

Э. Шихирман:

И желание, и возможность организма для этого.

Е. Женина:

Готовиться для нее специально тоже не нужно, главное, чтобы был здоров организм?

Э. Шихирман:

Главное, чтобы человек был здоров, потому что это плановая операция, это не экстренное вмешательство. Эстетические операции – это операции, улучшающие качество жизни, поэтому эти операции нужно проводить так, чтобы человек не стал после нее нездоровым, а чтобы он был здоровым и счастливым, а не больным. Поэтому эту операцию нужно проводить в тот момент, когда человек здоров, когда у него все системы функционируют, и когда он хочет стать еще, помимо как здоровым, еще и красивым.

Е. Женина:

Очень часто пациенты задают такой вопрос: может быть, что-то поесть или попить, я имею в виду какие-то добавки, витаминки, таблетки?

Э. Шихирман:

Съесть, чтобы похудеть?

Е. Женина:

Нет, не похудеть, а для того, чтобы все зажило быстрее и восстановилось быстрее, сейчас же очень много различных коллагенов, эластинов.

Э. Шихирман:

Правильно. Мы назначаем препараты в ближайшем послеоперационном периоде, и Вы правильно говорите, мы добавляем энзимы, чтобы улучшить все эти процессы заживления, потом мы добавляем коллагены, но это как биодобавки, чтобы помочь организму, чтобы у него был строительный материал для всего этого. Да, сейчас огромное количество и биодобавок, и препаратов, конечно, мы всем этим пользуемся.

Е. Женина:

Это тоже хорошо помогает как в предоперационном периоде, так и постоперационном?

Э. Шихирман:

Мы помогаем организму, не всегда его нужно бить по голове какими-то методиками, иногда ему нужно просто дать строительные материалы, чтобы он сам это все построил и сделал.

Е. Женина:

Строение мужчин и женщин отличается?

Э. Шихирман:

Сильно отличается, особенно внешне.

Е. Женина:

У мужчин эта операция тоже происходит вместе с липосакцией?

Э. Шихирман:

Нет, сама методика операции мало чем отличается у мужчин и женщин, потому что передняя брюшная стенка до определенного предела одинаковая, то есть у женщин просто качество кожи другое, у женщин процессы заживления идут по-другому, но это физиологически обусловлено, потому что у мужчин и женщин присутствуют мужские и женские половые гормоны, только у женщин больше женских, а у мужчин мужских. Поэтому у мужчин заживление и реабилитация намного дольше, чем у женщин.

Е. Женина:

То есть даже не год?

Э. Шихирман:

Нет, это мы говорим про отдаленное. У них также это год и также месяц нужно это все носить, но просто у мужчин дольше держится отечность, у мужчин даже структура жировой ткани немножко отличается от женщин. Если мы представим пчелиные соты, то у женщин большие соты, а у мужчин мелкие, у мужчин фиброзной ткани намного больше. Поэтому и липосакция немножко по-другому, и реакция немножко другая, но результат один и тот же, просто сами физиологические процессы немножко отсрочены у мужчин, чуть дольше это все происходит.

Е. Женина:

Последний вопрос в заключение нашей программы, который касается мужчин. На операцию по абдоминопластике нужно идти тогда, когда живот висит или когда он выпирает?

Э. Шихирман:

Нет, у мужчин и у женщин распределение подкожно-жирового слоя совсем по-другому. У нас есть жир подкожный и есть жир паренхиматозный. Есть жир, который находится сразу под кожей, и есть жир, который находится на внутренних органах. Вот у мужчин жир паренхиматозный – жир, который находится на внутренних органах, его намного больше, чем подкожно-жировой слой. У женщин совсем наоборот – у женщин подкожно-жировой слой большой, а внутри живота совсем мало. Поэтому, когда мужские пивные животы, про которые Вы говорите, там подкожно-жировой слой может быть 2 сантиметра, а все остальное – это увеличение большого сальника. Поэтому им абдоминопластика ничего не даст. Это операция, которая уменьшает именно кожно-жировой фартук, растянутую кожу. А когда пивной живот, никакая абдоминопластика не поможет, там совсем другие нужны методики, там хирургия ожирения. Поэтому, когда мужчина похудел, и когда все это повисло, тогда эта операция дает хороший эффект, а когда часто приходят мужчины с круглым животом, как будто он съел 2 арбуза, им эта методика, к сожалению, не поможет, потому что у мужчин подкожно-жировой слой небольшой.

Е. Женина:

Спасибо огромное, что пришли сегодня к нам, рассказали очень полезные и интересные вещи. Я думаю, что многие зрители и слушатели вынесли для себя что-то полезное и решили, кому нужно идти к хирургу, кому к косметологу, кому нужно просто к диетологу сначала. Будьте здоровы, будьте красивы и всегда доверяйте себя профессионалам. До новых встреч в эфире, до свидания.

Э. Шихирман:

Спасибо Вам, всего хорошего.