Сахарный диабет 1 типа, развеиваем мифы

Эндокринология

Тэги: 

А. Плещёва:

Программа «Гормоны под прицелом», её ведущая, я, Плещёва Анастасия. Сегодня у нас актуальная тема, а именно – сахарный диабет. Сегодня мы будем развеивать мифы. У меня в гостях Людмила Ибрагимова, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник, доцент кафедры диабетологии и диетологии Эндокринологического научного центра. Мы с Людмилой на предыдущем эфире обсуждали гестационный сахарный диабет, сегодня мы будем обсуждать больше сахарный диабет 1 типа, развеивать мифы.

Давайте перейдём к самому главному, ещё раз повторим, что такое сахарный диабет 1 типа, потому что люди путаются до сих пор. Расскажите, пожалуйста, что такое сахарный диабет 1 типа. 

Л. Ибрагимова:

Сахарный диабет - это нарушение обмена веществ, которое характеризуется повышением уровня глюкозы крови. Это связано с отсутствием инсулина, гормона, который помогает усваиваться глюкозе, или нарушением чувствительности к этому гормону. Действительно, зачастую, происходят путаницы, сахарный диабет 1 или 2 типа. Казалось бы, разница вообще не значительна, подумаешь, одна цифра, первый, второй тип. Но, по сути, это абсолютно два разных заболевания. Сахарный диабет 1 типа – это вообще отсутствие инсулина. Поясним, что такое инсулин. Это гормон, который выделяется специальными клетками поджелудочной железы, бета-клетки. Этот гормон регулирует проникновение глюкозы в клетку, скажем так. Мы для наглядности всегда пациентам сравниваем инсулин с ключиком; мне кажется, это самое подходящее сравнение. 

А. Плещёва:

Я сравниваю с руками. Я говорю, что инсулин – это гормон, который ведёт под ручки глюкозу к клеточкам, которым нужны. Когда он ленится, инсулинорезистентность, у него то ли одна ручка отсыхает, то ли две. Вот так я объясняю своим пациентам. 

Л. Ибрагимова:

Да, но самое частое, всем понятное, думаю, это ключик, который открывает двери, двери клеточек, чтобы глюкоза проникла внутрь клеток. Глюкоза – это главный источник энергии для нашего организма, она, конечно же, должна попасть внутрь клеток. При сахарном диабете 1 типа инсулина нет, бета-клетки погибли, они не вырабатывают инсулин, а при сахарном диабете 2 типа инсулина как раз-таки очень много, даже в избыточном количестве. Мы сравниваем так: ключик не подходит к замочку из-за того, что эти замочки изменились в форме. Клетки стали большие, изменили форму и уже ключи не подходят к замкам. Это принципиальная разница: при сахарном диабете 1 типа нам нужно уже вводить инсулин извне, потому что в организме его нет, а при 2 типе нам нужно улучшить чувствительность к инсулину, помочь ему работать. 

А. Плещёва:

Самый первый миф, что часто спрашивают наши пациенты. В чём отличие сахарного диабета 1, 2 типа, в плане лечения в том числе? Можно ли заразиться сахарным диабетом 1 типа? Самый смешной, наверное, миф.

Л. Ибрагимова:

Самый смешной, нелепый на наш взгляд. Заразиться можно вирусами, бактериями, но никак не заболеванием, которое развивается из-за нарушения работы иммунной системы. Это аутоиммунное заболевание, когда наш организм начинает по какой-то причине работать против своих же собственных клеток, хотя, по идее, должен защищать нас от чужеродного. В результате работы антител, защитных телец нашего организма, разрушаются те самые бета-клетки. Ими нельзя заразиться, это наша иммунная система, это заложено генетически и развивается из-за генетической предрасположенности. Не из-за того, что где-то летает в воздухе вирус.

А. Плещёва:

Людмила, мы сейчас сказали про предрасположенность, про генетическую аномалию. Давайте не будем сейчас пугать наших пациентов, скажем, в каком проценте случаев при наличии сахарного диабета 1 типа у мамы, либо у папы, может быть сахарный диабет 1 типа именно у ребёнка? Насколько часто? 

Л. Ибрагимова:

На самом деле, процент не большой. Если у мамы сахарный диабет, то до 3% вероятность того, что у ребёнка будет диабет. Если у папы – до 6%. Но, если и у мамы, и у папы, то тогда 25-30%, конечно же, вероятность увеличивается. Но, опять-таки, это не 100%. 

А. Плещёва:

Теперь самый главный вопрос. Сахарный диабет 2 типа у бабушки, дедушки, мамы, папы, либо у кого-то одного. Но этот «кто-то» очень любит пирожки и любит этими пирожками угощать своё чадо. Вероятность здесь больше?

Л. Ибрагимова:

Здесь вероятность, конечно, больше, гораздо больше, порядка 50%, потому что тут уже генетическая предрасположенность к инсулинорезистентности. Но тут можно избежать сахарного диабета 2 типа. 

А. Плещёва:

Людмила сейчас подтвердила мои слова, которые я говорю на каждом своём приёме. Сахарный диабет 1 типа – это абсолютно не приговор для того, чтобы не быть мамой. Мама - это чудесно, поэтому мамой нужно быть, и вероятность, как мы сейчас сказали, минимальная. Сахарный диабет 2 типа – здесь уже можно, грубо говоря, «заразиться» от своих бабушек и дедушек через неправильное, несбалансированное питание.  

Замечательно, спасибо. Теперь вопрос: у бабушки, у друга сахарный диабет, есть ли в этом разница? Часто нам задают вопрос пациенты. В каком возрасте часто появляется сахарный диабет 1 типа, в каком возрасте появляется сахарный диабет 2 типа? В чем на сегодняшний день, что у нас поменялось? Я про сахарный диабет, конечно, 2 типа. 

Л. Ибрагимова:

Разница, во-первых, в том, что причина сахарного диабета 2 типа - избыток веса. Как правило, сахарным диабетом второго типа заболевают люди старше 35-40 лет. В настоящее время, к сожалению, часто встречается диабет 2 типа у подростков, у молодых людей. Опять-таки, это связано с избытком веса, с тем, что у нас сейчас растёт численность людей с ожирением. Конечно же, сахарный диабет 2 типа развивается при избытке веса. Тут лечение, в первую очередь, первая линия – это снижение веса. Тут инсулина много, поджелудочная железа пытается нам дать ещё больше, чтобы преодолеть этот барьер. Надо улучшить чувствительность, значит, надо убрать этот барьер – избыток веса. Сахарный диабет 1 типа развивается у детей, у молодых до 35 лет, как правило, клиника развивается ещё и со снижением веса. Пациенты отмечают, что похудели за короткий период, это долго объяснять. 

Сахарный диабет 2 типа развивается при избытке веса.

А. Плещёва:

А не прибавили вес, совсем другая клиника – истощение организма, соответственно, истощение резервов. Человек себя чувствует совсем иначе. Потому что при сахарном диабете 2 типа человек может не верить врачам, не верить профессорам, говорить о том, что у него всё замечательно. Вчера у меня тоже была такая пациентка, которая мне тоже доказывала, что у неё нет сахарного диабета и все у нее замечательно. Все мои коллеги, которые до этого поставили диагноз, не правы, а на меня она рассчитывает, потому что я должна ей этот диагноз снять.

Хорошо, давайте перейдём к следующему мифу, а именно, что можно принимать таблетки при сахарном диабете 1 типа и избежать «подсадки на иглу», как выражаются наши пациенты. Возможно ли это, есть ли на сегодняшний день таблетированные формы инсулинотерапии?

Л. Ибрагимова:

К сожалению, нет. Это, конечно, сильно упростило бы жизнь и нам, в том числе, и пациентам, но – нет. Попав в желудок, под действием желудочного сока инсулин быстро разрушится. Пробовали, на самом деле, ведутся исследования, работы, разрабатываются различные варианты, и ингаляционные инсулины пробовали, но пока что, к сожалению, только инъекции. 

А. Плещёва:

Что с ингаляционным на сегодняшний день? Что там, какая загвоздка была? 

Л. Ибрагимова:

В том, что сложно рассчитать дозу. Сколько вдохнул человек, правильно ли, сколько подействовало – в этом загвоздка, чтобы понять, рассчитать правильно. Суть лечения сахарного диабета в том, чтобы научиться правильно сопоставлять количество поступаемой глюкозы, а это углеводы, только углеводы считаем, и вводимого инсулина. 

А. Плещёва:

Людмила, вопрос: пересадка бета-клеток. Мне много пациентов рассказывают о том, что они прочитали массу статей. «Анастасия, что же Вы, не знаете? Уже давным-давно всё пересаживается! Я поеду и пересажу, только скажите, куда?» Масса статей прочитана, но только куда ехать, они пока не знают. Что с этим?

Л. Ибрагимова:

Да, тема сейчас очень популярная. Суть вот в чем. Многие пытаются пересадить те самые бета-клетки, которые вырабатывают инсулин. Взять их от какого-то животного, может быть, вырастить их в лаборатории и подсадить. Почему бы и нет. Но проблема в том, что эти бета-клетки не приживутся, они также будут разрушены антителами. Нужно создать оболочку, которая будет защищать эти бета-клетки от антител, которые разрушили собственные бета-клетки, а это самое сложное. На сегодняшний день нет ни одного медицинского центра ни в Европе, ни в Америке, ни в России, которые бы пересаживали бета-клетки успешно, чтобы был хороший результат. К сожалению, это шарлатанство. 

Бета-клетки нельзя пересадить, потому что их уничтожат антитела, которые разрушили собственные бета-клетки.

А. Плещёва:

Людмила, расскажите историю, которую Вы мне рассказали до эфира. Мы не называем фамилии, мы ни в коем случае не называем клинику, просто расскажите. 

Л. Ибрагимова:

Недавно ко мне поступил пациент, приехал из Соединенных Штатов Америки. Через интернет то ли его друзья, родственники, то ли он сам нашёл, что в России, в Москве есть эндокринологический центр, как они называют, я уж не знаю, как там полное название, где пересаживают бета-клетки. $7000, высокая цена, но на своё здоровье, конечно же, никто не пожалеет денег. 

А. Плещёва:

Мне кажется, если бы реально кто-то смог пересадить эти клетки, отдать за это $7000 даже было бы абсолютно не жалко. Но пока, к сожалению, это не так. 

Л. Ибрагимова:

Приехали они в это учреждение, где им очень быстро: да, да, давайте давайте пойдём, мы сейчас кровь возьмём. Говорит: «Подождите, объясните, в чем суть работы вообще, что будет что мне?» Им сказали: «Вы же уже перевели деньги, какие вопросы, пойдёмте». Пациент, его родственники оказались разумными хотя бы на этом этапе и попросили объяснить. Не получив разумных объяснений того, что будет происходить, они ушли. Потом они начали смотреть в интернете, искать и вышли на Эндокринологический научный центр. Пришли на приём к научному сотруднику, где им всё очень доступно объяснили, рассказали, что, к сожалению, нет. Мы были бы рады, если бы такое было возможно, но нет. К нам в отделение поступил, мы его обучили, подкорректировали. Сейчас собираются подавать в суд, чтобы вернуть деньги, потому что они заплатили, но услуга не оказана. К сожалению, это не так редко бывает. С детками, к сожалению, часто бывают такие истории, когда, конечно же, родители не пожалеют никаких денег для своего ребенка.

А. Плещёва:

Конечно, когда ребёнок заболел, тем более, сахарный диабет 1 типа у совсем маленьких детишек проходит несколько иначе, нежели у более взрослых. Поэтому, действительно, это большая проблема. Сейчас, конечно, у нас очень много чего есть, чтобы более качественно оценивать глюкозу в крови и, кстати, об этом, давайте поговорим.

Начнём мы с инсулиновый помпы. Людмила – человек, который ставит в неделю несколько инсулиновых помп. Не все эндокринологи ставят инсулиновые помпы, или ставят не много. Людмила у нас достаточно плотно занимается инсулиновыми помпами. Расскажите нам, пожалуйста, сколько Вы ставите? Развейте миф, скажите, что это не искусственная поджелудочная железа. Что это вообще, что такое инсулиновая помпа?

Л. Ибрагимова:

Инсулиновая помпа – это средство подачи инсулина. Когда мы говорили про возможность избежать «подсадки на иглу», как правило, есть инъекционные шприц-ручки, или инсулиновые шприцы, что доставляет массу неудобств пациентам. Потому что инсулин нужно вводить на каждый приём пищи, который содержит углеводы, это может быть 3 раза в день, а может быть и 5-6-10 раз в день, как у беременных женщин. Конечно же, каждый раз делать укол неудобно, некомфортно, это болезненно. Каждый раз пациенты стараются как-то избежать дополнительного укола.

В 1971 году была изобретена инсулиновая помпа. Это попытка имитировать работу здоровой поджелудочной железы, когда маленькими порциями вводится инсулин на ту глюкозу, которая, кстати, у нас вырабатывается печенью (у нас есть свой мини-заводик по выработке глюкозы), на еду вводится инсулин нажатием кнопочки. Это значительно облегчает, всего одна инъекция в 3 дня, когда устанавливается система, но управляет помпой всё равно человек. У меня всегда автомобиль в качестве сравнения для инсулиновой помпы и шприц-ручки. Есть механика, есть коробка-автомат. Конечно, автомат комфортнее, но управляет автомобилем человек. Надо знать правила дорожного движения, чтобы безопасно ездить по дорогам.

Инсулиновая помпа – это комфортный метод инсулинотерапии, способ введения инсулина, непрерывное, постоянное подкожное введение инсулина, но не искусственная поджелудочная железа, у неё нет мозгов, как я говорю своим пациентам. Она не принимает решение за Вас, даже если это помпа с мониторингом. Я думаю, что пациенты с сахарным диабетом 1 типа слышали о том, что есть помпа с мониторингом, которая измеряет постоянно глюкозу крови в режиме реального времени. Но это лишь информация, которая поступает на прибор, решение принимает сам пациент.

Кстати, есть уже первая инсулиновая помпа с обратной связью, одобренная американской диабетической федерацией, пока она только в Америке. Но я думаю, что не за горами время, когда и у нас появится. Не анонсируют, но не раньше, чем через четыре года. Не так скоро, потому что очень много процедур, связанных с регистрацией помпы, не так быстро можно попасть на рынок. Но уже есть первый шаг к искусственной поджелудочной железе, когда пациент вообще не касается помпы, все решения принимает она – сколько вводить инсулина, когда вводить, больше, меньше и так далее. Кстати, этот же пациент ее получит скоро, через месяц.

А. Плещёва:

Людмила, значит, будем Вас скоро ждать, когда Вы пощупаете эту, действительно, уникальную помпу. Но, давайте всё-таки обрисуем картинку. Помпа – да, будет соображать, как говорится, сама, у неё появляются некие мозги, но кто в неё вкладывает эти мозги изначально?

Л. Ибрагимова:

Человек, конечно. Все настройки по потребности в инсулине – всё, конечно же, регулирует человек и с доктором нужно будет, естественно. 

А. Плещёва:

Сколько будет по времени это занимать? Сколько у Вас на сегодняшний день в среднем занимает обучение пациента помповый терапии?

Л. Ибрагимова:

Само обучение, если «от» и «до», структурированное обучение, как положено, примерно семь-восемь рабочих дней занимает с утра и до вечера, школа диабета с 10 утра до 6 вечера. Хотя пациент спрашивает, что мы с Вами будем делать с утра и до вечера, но этого времени впритык хватает, чтобы рассказать всё-всё-всё. Уже находясь на школе, они понимают, что, на самом деле, очень много всего надо знать, чтобы грамотно управлять своим заболеванием, чтобы получать хорошие результаты, чтобы было лучше качество жизни, что немаловажно. Обучение семь-восемь дней, но подобрать настройки – это от двух недель до месяца, чтобы индивидуально сделать каждому человеку. Каждый из нас индивидуален. То, что написано в книжке, что потребности в инсулине на каждую хлебную единицу утром столько-то, обед столько-то, вечером столько-то – это, конечно, очередной миф, это среднестатистические цифры. Каждый человек индивидуален, эндокринолог должен работать с каждым индивидуально. Важно найти своего эндокринолога. 

А. Плещёва:

Здесь важно любить и уважать телемедицину. Как она Вам помогает в этом? 

Л. Ибрагимова:

Помогает. На самом деле, современные средства, которые у нас есть, интернет, телемедицина, соцсети – всё, на самом деле, очень помогает. У нас все пациенты очень активные, работают, занимают какие-то должности, занимаются искусством, путешествуют по миру, а связь со своим доктором очень важно поддерживать, где бы ты не находился, получать информацию в любой момент времени. Поэтому, есть и хорошие источники, которым можно доверять. К сожалению, да, как говорят, в интернете очень много всего недостоверного, туда сливается всё, что можно. 

А. Плещёва:

Через призму врача, конечно, надо оценивать. Нужно иметь своего врача, с ним советоваться, и будет всё замечательно. Я вспоминаю те времена, когда мы только закончили ординатуру, у нас ещё не было различных приложений, айфонов и так далее. В поликлиническом звене, где я работала, было сложно. Финансовая составляющая моих растрат на телефонные разговоры с пациентами была очень существенная. А сейчас все намного проще.

Давайте следующий миф, осложнения сахарного диабета. Через пять лет они по-любому будут. А зачем, может быть, и не стоит, может, жить в своё удовольствие? У меня, кстати, есть пациентка, с поликлинического звена осталась со мной. Но недавно я, всё-таки, отказалась от общения, посоветовала ей обратиться к психотерапевту. Потому что я не знаю, как ей доказать, что ей нужна инсулинотерапия. У неё именно такое отношение к сахарному диабету: ну а что, всё равно я умру, всё равно у меня будут осложнения, зачем мне компенсировать эти сахара, я буду заниматься спортом. Она им правда занимается, но при этом едим мы всё подряд, никакого контроля нет. Так что, у всех ли будут осложнения через пять лет?

Л. Ибрагимова:

Нет, конечно. Не у всех, и не обязательно. Всё лечение, весь наш труд направлен на то, чтобы предупредить развитие этих осложнений. На самом деле, сахарного диабета, я думаю, боятся из-за осложнений. Если у кого-то были знакомые, истории какие-то слышали про страшные осложнения, они, действительно, серьёзные. Но никто не задумывается, почему они развиваются? Они развиваются из-за декомпенсации, из-за высоких показателей глюкозы крови. Я говорю своим пациентам: если себя не любишь, не хочешь следить за собой, тогда да. Но, опять-таки – не сразу, надо очень долго себя не любить. Бывают, конечно, у всех сложные времена, бывают периоды упадка настроения, когда не хочется думать даже. Действительно, это труд. Голова занята, круглые сутки думаешь о том, что ты поел, как это отразится на твоей компенсации. Иногда – да, бывает, хочется сделать перерыв.

Я общаюсь с очень интересной командой докторов из Питера, там есть в команде психолог. У неё тоже диабет, и она говорит, что, если хотите сделать выходной от диабета – сделайте. Но один выходной, один раз в месяц, например. Нельзя забывать про свой диабет и оставлять всё на самотёк. Если будет декомпенсация длительное время, тогда разовьются осложнения. Если следить за своими показателями, то осложнений не будет, и можно прожить долгую жизнь без осложнений, уж сколько вам отведено. 

Осложнения сахарного диабета развиваются не обязательно и не у всех.

А. Плещёва:

Следующий миф: при сахарном диабете 1 типа ни в коем случае нельзя есть сладкое. Вообще, есть ли диета при сахарном диабете 1 типа и сладенькое?

Л. Ибрагимова:

Да, интересный миф. Диеты нет. Людям с сахарным диабетом 1 типа можно есть всё. Как Ваша пациентка сказала, «Назначьте мне инсулин, ребёнок моих друзей всё ел». Действительно, это так. Если всё правильно подсчитывать, грамотно, хлебные единицы, рассчитывать на это инсулин, действительно, образ жизни ничем не будет отличаться от сверстников. Можно есть всё, заниматься спортом и тортики кушать, только главное – посчитать. 

А. Плещёва:

Главное посчитать и понимать следующее, что при инсулинотерапии, которая поступает извне, усваиваемость углеводов тоже колоссальная. Многие думают, что при сахарном диабете 1 типа вес не будет их сопровождать всю жизнь. То есть «Я когда-то похудел очень сильно, заболел сахарным диабетом 1 типа, я никогда в жизни больше не наберу веса». Это абсолютная ерунда, наберёте, если не будете сбалансированно питаться. Тортики есть можно, и кушать можно, вообще, всё; главное, правильно Людмила говорит – просчитать. Для этого у нас есть на сегодняшний день помповая терапия, тоже очень удобный метод введения, и будет всё замечательно. Но о рациональном питании нужно тоже не забывать. Вы ничем абсолютно не отличаетесь от любого другого человека. Даже несколько лучшая усваиваемость углеводов – ведь, правда? 

Следующая колоссальная проблема очень многих. Я сразу вспоминаю, у меня было два спортсмена, когда я вела поликлиническое звено. Для меня тогда, после ординатуры, было что-то такое казуистическое: сахарный диабет 1 типа и спорт. Следующий миф, давайте его развеем. Есть люди, которые занимаются спортом. Можно ли им заниматься, или, действительно, есть противопоказания? 

Л. Ибрагимова:

Спортом заниматься можно, нужно, вести здоровый образ жизни, сахарный диабет этому не препятствие. Конечно же, нужно поработать со своим эндокринологом, узнать, какова вообще потребность в инсулине на период физической активности. Опять-таки, инсулиновая помпа в этом очень помогает, потому что она помогает отрегулировать подачу инсулина. Тут есть свои особенности, свои нюансы. Но у нас есть олимпийские чемпионы и очень много знаменитых людей, я, к сожалению, не фанат спорта, и все их фамилии, имена не вспомню. Но, действительно, таких людей очень много, которые получают олимпийские медали, участвуют в олимпийских играх, или просто люди, которые любят заниматься спортом, триатлоном, биатлоном. Обычные люди, которые ходят среди нас каждый день на работу, но при этом участвуют в забегах. У меня есть пациенты, которые тоже занимаются профессиональным спортом. 

А. Плещёва:

Ранее был такой вопрос, действительно. Иногда запрещались занятиями профессиональным спортом. Как сейчас с этим обстоит дело?

Л. Ибрагимова:

Не запрещают, сахарный диабет 1 типа - это не противопоказание для профессионального спорта. Конечно же, должна быть федерация поставлена в известность, что у пациента, у их спортсмена заболевание. 

А. Плещёва:

Но часто они скрывают это. Мои те двое пациентов, я помню, скрывали. Я Вас призываю, друзья: ни в коем случае нельзя скрывать от своих тренеров, от своей сборной, о том, что у Вас есть данное заболевание, это абсолютно не приговор. Да, Вы несколько отличаетесь, но у меня есть масса друзей, масса знакомых, которые занимаются профессиональным спортом при наличии данного заболевания. Я Вам больше того скажу, они иногда даже более успешны, потому что они более структурировано подходят ко всему, в том числе, к занятиям спортом, и к нагрузкам, и к режиму отдыха. Соответственно, они могут правильно восстанавливаться, потому что сахарный диабет, который с ними по жизни, научил их это делать. Здесь, действительно, очень важна именно структура. 

Про спорт мы поговорили, а как же учёба? Спорт понятно – глюкоза, мышцы, всё замечательно. Но – голове? Есть ли у нас при наличии сахарного диабета какие-то известные политики, может быть, врачи очень успешные, расскажите нам об этом. 

Л. Ибрагимова:

Очень много известных личностей с сахарным диабетом 1 типа, у которых сахарный диабет был диагностирован ещё в детском возрасте, у кого-то в 3 года, в 11, 14 лет, и они добились колоссальных успехов в своей профессии. Это и судьи в Верховном суде в Соединённых Штатах Америки, это и профессора, которые вещают на сегодняшний день с трибун европейской Ассоциации по изучению диабета, международные диабетические федерации. Это и известные певцы, певицы. Амелия Лили, бритая британская певица, Корнелия Манго, наша российская певица, актёры есть, и голливудские актёры. На самом деле, сахарный диабет 1 типа абсолютно не препятствие для достижения успеха. Может быть, действительно, как в спорте, эти люди добиваются успехов, потому что хотят доказать себе и всему миру, что они могут, не смотря на диабет, несмотря на то, что, казалось бы, есть препятствие. Так что, дерзаем. 

А. Плещёва:

Да, очень замечательные, правильные слова подобрали. Что хочется ещё сказать. Ни для кого не секрет, когда мы пришли учиться в институт эндокринологии, среди наших друзей было тоже очень много диабетиков 1 типа. Мы сейчас, конечно, не называем никаких фамилий, а многие и не скрывают, что они имеют данное заболевание. Это, действительно, высококлассные специалисты, которые не только знают из книжек, но на себе всё прочувствовали.

Следующий миф: ложиться в больницу раз в год, чтобы прокапаться. Это я, правда, из поликлиники помню, сейчас с этим попроще, сейчас меньше людей приходят с просьбой лечь в стационар. Действительно, сейчас люди очень много работают, у них нет времени. Наоборот, когда им назначаешь инъекционные формы, внутривенные капельницы, они говорят: «Анастасия, можно как-нибудь по-другому? Лучше есть перестану». Что с этим, как сейчас?

Л. Ибрагимова:

Конечно, это менталитет, наверное, российский – полежать, покапаться, полечиться. Конечно, нужно понимать, что любой препарат, тем более, вводимый внутривенно, должен иметь показания. Если есть какое-то заболевание, осложнение, которое требует обязательного внутривенного введения препарата, то – да, нужно ввести. Но не всем и не обязательно, и не надо ложиться раз в год в стационар. Да, мы говорим, что нужно проходить ежегодное обследование на скрининг осложнения, чтобы не пропустить начальные стадии. Но это можно сделать амбулаторно, на самом деле; это занимает даже не один день, это занимает, буквально, 2-3 часа в общей сложности: сдать анализы, пройти офтальмолога и кабинет диабетической стопы, всё. Ложиться, покапаться, пообследоваться абсолютно не обязательно, не нужно. 

А. Плещёва:

Вы сейчас говорили про питерскую команду наших коллег, которые создали уникальную возможность для пациентов и абсолютно бесплатно, безвозмездно помогают. Давайте поговорим про наших друзей, назовите, кто это, что это, и каким образом они проводят. Кстати, этот проект, его возможность появилась именно благодаря тоже Интернет-ресурсам, ведь раньше этого не было. Ребята делают колоссальную работу, через себя проводят обследования, общение с пациентами, я постоянно вижу их переписки с пациентами, они постоянно на связи, это очень здорово! Расскажите про них.

Л. Ибрагимова:

Это команда питерских врачей, в Instagram они известны, как Diabet.Connect. Они создали также сайт rule15s.com, это правило 15. Оно появилась неслучайно, это правило американское, купирование гипогликемии, это низкий уровень глюкозы в крови. То, что, зачастую, пугает наших пациентов и напрягает, скажем так. Поэтому, было поставлено во главу угла название самого сайта. В основном в команде девушки, даже есть уже и без медицинского образования молодые люди, которые помогают, тоже принимают участие в развитии этого сайта, Интернет-ресурса. Это платформа для общения врачей и пациентов, где даётся достоверная информация, мы с Вами это можем подтвердить. 

А. Плещёва:

Абсолютно, друзья! Людмила говорит не просто так, потому что Людмила большое количество времени присутствовала в данной команде и помогала. Кстати, как сейчас, Вы помогаете?

Л. Ибрагимова:

К сожалению, у меня сейчас времени тоже не хватает писать, какую-то информацию для этого. Но я на связи, я дружу, общаюсь с коллегами. Действительно, это большие профессионалы, они делают большое дело для нас всех, я бы сказала так. Я знаю, что эту страничку в Instagram читают пациенты, наши коллеги, эндокринологи, терапевты, которые много интересного узнают. Я слышала и мне говорили, что спасибо Вам, столько всего интересного узнали. Потому что из смежных специальностей коллеги не всегда, не все знают про диабет и тоже слышат эти же мифы. Они же рождаются от недостатка информации. 

А. Плещёва:

Однозначно. Я хочу сказать, что я лично узнала про Diabet.Connect не от Людмилы, а от своего пациента. Назвал мне данную команду питерских ребят, и мне стало очень приятно, когда я среди питерских лиц увидела Людмилу Ибрагимову и поняла, что можно доверять. Потому что профессионалам из института эндокринологии, действительно, всегда можно было и будет доверять.

Людмила, последний миф: возможна ли беременность при сахарном диабете 1 типа? Вы, как никто другой, знаете про гестационный диабет, с учётом, естественно, помповой терапии. Мы знаем, что на сегодняшний день в Москве всем беременным женщинам с гестационным диабетом, особенно, с сахарным диабетом 1 типа можно поставить помпу. Так?

Л. Ибрагимова:

С сахарным диабетом 1 типа можно поставить помпу, это прекрасная возможность провести все девять месяцев компенсации с целевыми показателями, с идеальными показателями глюкозы крови. Конечно же, на помпу нужно переходить заранее, это самое главное, о чем мы говорим нашим пациенткам при планировании беременности. Заранее, минимум, за четыре-шесть месяцев. Беременность должна наступать на фоне хорошей компенсации, тогда можно будет избежать и самопроизвольных прерываний беременности, и пороков развития. Почему столько мифов и страхов о беременности и диабете 1 типа. 

А. Плещёва:

Да, кстати, мы не ответили на очень важный вопрос. Нужно ли именно в первые пять лет рожать? Многие наши пациенты думают так же. Потому что, как только им ставят диагноз сахарный диабет 1 типа, они уже бегут и говорят: мне надо быстрее родить ребёнка! Только вчера она лежала в больнице с сахаром 25, а то и больше, но уже сегодня она готова, потому что начиталась мифов, что нужно в ближайшее время родить ребёнка. Давайте поподробнее об этом. 

Л. Ибрагимова:

Я думаю, что миф пошёл оттуда же, откуда пошло про осложнения. Наличие осложнений сахарного диабета, особенно если они есть на почках, тогда да, беременность будет противопоказана. Не сам диабет, а осложнения, поздние осложнения сахарного диабета являются противопоказанием к беременности. Оттуда, наверное, и пошли эти мифы. На самом деле, беременность нужно запланировать тогда, когда Вы готовы во всех аспектах стать мамой. Самое главное – спланировать беременность, привести свои показатели глюкозы крови к тем целевым показателям, которые мы обозначаем, и беременность завершится благополучным родоразрешением здорового ребенка.

Если компенсация будет на протяжении всей беременности, то она завершится рождением здорового малыша. Поэтому, никаких противопоказаний в отношении просто самого факта наличия сахарного диабета 1 типа у беременности быть не может. Другой вопрос, что к ней нужно, действительно, готовиться. 

Никаких противопоказаний к беременности при наличии сахарного диабета 1 типа быть не может.

А. Плещёва:

К любой беременности нужно готовиться, здесь не важно, есть у тебя сахарный диабет или нет. Конечно, в жизни бывает по-разному, но, по-хорошему – это обдуманный шаг, на который нужно идти полностью подготовленным.

Давайте про обучение, остановимся на этом. К каким ресурсам реально стоит относиться серьёзно, а к каким нет? 

Л. Ибрагимова:

Конечно, всю информацию, которая есть в интернете, нужно фильтровать, это абсолютно точно. Даже ту информацию, которую Вам даёт, возможно, человек в белом халате. Задавайте вопросы, не стесняйтесь, если Вы не понимаете, почему Вам говорят «так нельзя» – спросите, почему. Если не получаете разумный ответ, всё-таки, поищите ещё информацию на данный вопрос. Конечно же, я могу отвечать за ту информацию, которую мы даём в Эндокринологическом научном центре. У нас проходят школы диабета, которые, я уже говорила, проходят не один день, с утра и до вечера. Сама по себе школа бесплатная. Есть возможность госпитализироваться по ОМС, взять направление из поликлиники. Для этого даже не нужна высокотехнологичная квота, простое направление из поликлиники, чтобы попасть в стационар. 

А. Плещёва:

Бояться, в общем, не стоит; наши пациенты всегда боятся очередей. Мы заявляем точно, что очередей нет, поэтому, однозначно, нужно пытаться, нужно пробовать, и у Вас всё получится!

Л. Ибрагимова:

Конечно, мы всегда всё согласуем. Кому-то неудобно на следующий месяц – всегда идём навстречу, всегда стараемся найти варианты. Можно, в конце концов, индивидуальное обучение пройти, не обязательно на школе, точно так же всё поговорить со своим доктором. У нас ложатся пациенты так в стационар, и мы каждый день разговариваем, обсуждаем темы, которые обсуждаются на школе. Структурированное групповое обучение, которое было зарождено ещё в конце 1980-х годов. Авторами этого обучения являются немцы, все педантично очень было разработано, структурировано. Они щедро поделились своим опытом с нашим Эндокринологическим научным центром. У истоков обучения Майоров Александр Юрьевич, я думаю, что многие пациенты знакомы. 

Если нет возможности, кто-то далеко живёт, нет возможности приехать – есть Интернет-ресурсы, тот же сайт «Правило 15». Сама вчера ещё раз зашла, прочитала, просмотрела, прежде, чем советовать. Все на уровне, действительно, всё разложено структурно, коротко, ясно, чётко, по делу, чтобы было интересно читать и не очень утомительно. Всё-таки, чтение клонит ко сну. 

А. Плещёва:

Друзья, я надеюсь, что небольшую часть мифов мы сегодня развеяли. Мы, я думаю, ответили на вопрос о том, что сахарный диабет – это абсолютно не приговор в настоящее время. Да, было время, когда сахарный диабет 1 типа с этими ужасными шприцами, которые надо было кипятить и т.д. Сейчас совсем всё иначе. Иголочки малюсенькие, и вообще, можно не видеть этих иголочек, а поставить себе помповую терапию. Людмила, от Вас я хочу, как от доктора, услышать призыв к действию в конце нашей программы. 

Л. Ибрагимова:

Не верьте мифам, читайте информацию, приходите к специалистам, которые Вам ответят на все Ваши вопросы. Не пугайтесь, у страха глаза велики, поэтому, не надо накручивать себя. Я понимаю, что это действительно, сложная история, долгая, но люди с сахарным диабетом живут долгую, счастливую жизнь, добиваются успехов. Существует специальная медаль Джослина, которую дают за жизнь с диабетом, 50 лет, 75 лет и даже с 2013г. За 80 лет жизни с диабетом. 

А. Плещёва:

Понятно, друзья? Вы не умрёте завтра, как многие пациенты думают и говорят. Если Вас не научили в школе математике, то Вас обучат, и помповая терапия в этом поможет.

Спасибо, Людмила! До новых встреч!