Говорим о зависимостях

Психиатрия

Тэги: 

С. Ходукина:

Здравствуйте, это канал «Mediadoctor», программа «Хотите поговорить об этом?», в студии Светлана Ходукина и психотерапевт Гурген Хачатурян.

Г. Хачатурян:

Здравствуйте. Давно не виделись, я рад, что мы возобновили наши встречи в этом чудесном кабинете.

С. Ходукина:

Мы пообсуждаем проблемы алкогольной зависимости и коснемся наркотической зависимости, может быть, компьютерной.

Что мы относим к зависимости, какое поведение, а что зависимостью не является?

Г. Хачатурян:

Если не углубляться в термин, в дебри научной терминологии, то зависимостью мы будем называть любое влечение человека, отсутствие которого делает его жизнь невозможной, устойчивое стремление к чему-то. Ключевой момент в определении того, что будет зависимостью, а что не будет – это состояние навязчивости. Когда человек не делает привычные действия, от которых он зависим, он впадает в навязчивое состояние, ему обязательно надо это делать, это навязчивая потребность выполнения определенных действий. В зависимости от того, к чему эта зависимость сформировалась, это будет либо навязчивая потребность в употреблении алкоголя, либо навязчивая потребность в играх, в употреблении наркотических препаратов, в покупке новых туфелек и так далее.

С. Ходукина:

Можно ли сказать, что у человека притупляется воля, он не может себя в этом процессе контролировать?

Г. Хачатурян:

Очень сложно говорить, насколько это будет нарушением именно воли, потому что у навязчивых состояний генезис немного другой, и к воле отношения не имеют, это уже болезненное состояние.

С. Ходукина:

Можете чуть больше сказать о навязчивом состоянии?

Г. Хачатурян:

Например, алкогольная зависимость. В чем проявляется навязчивое состояние – человек не может не выпить, это навязчивость и есть. Мысль о том, что он может выпить и что он до сих пор не впил, становиться для него путеводной звездой, маяком. У него весь мир заключается именно в этом – выпить, выпить, выпить. Был такой чудесный фильм «Морфий» Балабанова по мотивам произведения Булгакова, который был снят очень классно, с точки зрения киномастерства было показано смещение общежитейских, жизненных процессов в сторону наркотического вещества, когда все вокруг этой баночки с морфием начинает крутиться. Меняем баночку морфия на баночку алкогольного напитка или на компьютер, на азартные игры и получаем примерно идентичную картину, когда в голове появляется абсолютно новая доминанта – алкоголь, ставка, игра, азарт, магазин, все что угодно. Когда появляется такая доминанта, это становится навязчивой идеей, и тогда можно говорить о сформировавшейся аддикции, как сейчас принято называть зависимость.

С. Ходукина:

Тогда давайте попробуем подумать, что в такой ситуации делать. Что делать, если такая проблема возникла с близким человеком?

Г. Хачатурян:

У кого-то сформировалась зависимость. Это горе в семье, большая трагедия, большая печаль, потому что все в этой семье начинает крутиться вокруг человека[1]  с зависимостью, мнения будут диаметрально разные. Кто-то будет пытаться помочь, кто-то будет отталкивать, кто-то будет приближать, кто-то будет страдать, один будет манипулировать другими. Это отличная тема для шантажа и внутрисемейных игр, а человек, который испытывает зависимость, будет продолжать жить с этой зависимостью, и ничего с ним не будет. Если ко мне приходят люди, которые говорят: «В моей семье появился кто-то, кто употребляет, злоупотребляет, мы видим сформировавшуюся зависимость, что делать?». Надо иметь определенное мужество, чтобы признать, но если человек сам этого не хочет, если он не признает, что у него есть зависимость, если он не хочет лечения, то он этого лечения ни при каких условиях не получит. Можно вокруг него бегать с бубном, подшивать, кодировать и так далее. Это все индустрия, поставленная на очень хороший поток. Я не скажу, что она работает неэффективно. Есть хорошие результаты, но если человек не хочет справится со своей зависимостью, если он не понимает, что он зависим, то можно делать что угодно. Признать проблему – это первый шаг к ее решению.

Очень часто в самой семье от этого открещиваются, закрывают глаза, не обращают внимание. Лет 10-15 назад, когда это было очень большой проблемой, везде были брошюры «Как определить, что ваш ребенок зависим?». Была очень хорошая массовая социальная пропаганда о том, как выявить эту проблему на ранних этапах. Это действительно работало. С очень большим количеством проблем получилось справиться, но если вы знаете, что кто-то в вашей семье страдает от зависимости и имеет потребность, признайтесь себе в этом сами: «Да, у нас есть проблема и с ней надо работать».

Второй шаг – донести до этого человека осознание того, что у него есть проблема. Не с точки зрения вины: «Ты виноват!», «Ты много пьешь», «Ты играешь». Такой подход больше провоцирует возникновение вины, попытки бегства и может усугубить ситуацию.

С. Ходукина:

Тут важно примерить на человека ситуацию, что он действительно болен, представить, что человек болен воспалением легких и почему-то об этом не в курсе.

Г. Хачатурян:

Да, что это болезнь. Это не отсутствие воли, это не потеря веры, семейных традиций и ценностей, это болезнь тяжелая, от которой страдает много людей, не только сам человек, но и его окружение. Это большая проблема, и надо иметь определенное мужество признать факт наличия проблемы.

С. Ходукина:

А дальше как действовать?

Г. Хачатурян:

Есть 2 варианта развития событий. Либо человек скажет: «Да, у меня проблема есть», либо «Я со своей проблемой справлюсь сам». Второй вариант: «У меня нет никакой проблемы, я не алкоголик, я выпью стакан и всегда могу остановиться». Для родственников надо иметь мужество признать, что наседанием ничем не помочь, взрослый человек сам выбирает путь своей жизни, путь своего раскрытия даже через собственное саморазрушение. Такое бывает. Это его выбор. Не значит, что не надо помогать, переубедить можно попытаться, но к решению человека в данный момент надо относится с уважением и искать другие способы. Не надо его хватать за шкирку. Способов масса, но в любом случае из тех методик работы с зависимыми людьми, которые я знаю, которые я читаю, самые эффективный способ – принятие проблемы и решения этой проблемы. Насильственные попытки решить любую зависимость могут дать результат на время, но чаще всего будут возникать рецидивы.

С. Ходукина:

Если человек понимает, что у него есть зависимость, неважно компьютерная, наркотическая, алкогольная, как быть ему?

Г. Хачатурян:

В любом случае не пытайтесь себя вылечить самостоятельно, это очень большая ловушка, всегда можно пойти с собой на компромиссы, договориться или создать иллюзию того, что договорился. Все лечение должно происходить строго под наблюдением специалиста, чтобы сделать лечение безопасным и не допустить возникновение рецидивов, срывов.

С. Ходукина:

А к какому специалисту можно обратиться?

Г. Хачатурян:

Есть потрясающая специализация «Наркология», люди этой специальности обладают широким багажом знаний, вырастают из среды психиатров, как и я, поэтому отношусь к коллегам с большим пиететом. Они обладают широчайшим багажом знаний и в зависимости от того, в какой парадигме они работают, они могут достигать определенный успех.

Не буду лукавить, не все способы, которые используются в наркологии, я в своей практике одобряю и применяю, но там много чего есть интересного, там есть отличные групповые терапии, эти «Анонимные алкоголики», есть интересные методики, связанные с гипнозом, есть методики, связанные с замещением мысли. Если говорить об аддикции как о неврозе, о навязчивом состоянии, то есть методики лечения навязчивого состояния. Можно сказать, лечение зависимости может быть интереснее и поучительней, чем сама зависимость. Ехал сюда, вспоминал слова одного музыканта, который говорил, он отказался от наркотиков, потому что понял, что мир интереснее и краше, чем все состояния, которые могут дать наркотические препараты. Я, как специалист и человек, заявляю, что любая зависимость – это плохо, не бывает хороших наркотиков, плохих наркотиков, тяжелых сигарет. Это все зависимость, поэтому старайтесь наслаждаться жизнью без измененного сознания.

С. Ходукина:

Есть способ кодирования. Это вообще работает? Можно ограничить доступ к чему-то, но получается, что потребность-то никуда не уходит.

Г. Хачатурян:

Это может помочь, когда дело касается не самолечения, а лечения у профессионалов, профессионал оценит не только то, что будет в ближайшей перспективе, если вы отнимите у человека, страдающего алкогольной зависимостью, водку, он не будет ее пить ровно столько, сколько у него ее не будет. Надо оценивать перспективы, продолжительность безремиссионных, безрецидивных промежутков. В совершенном идеале не допускайте этих рецидивов. Профессионал, специалист будет выбирать методику работы с пациентом, направленную на тот факт, чтобы не случилось рецидива, чтобы рецидив случился как можно позже или его в не было.

С. Ходукина:

Я слышала мнение, что если человек серьезно страдает подобным заболеванием, то единственный способ для него – это исключить из своей жизни эту область.

Г. Хачатурян:

Вы говорите по сути верно, но звучит ужасно. Если человеку задавать такие условия: «Вот ключи от всех дверей, но только третьим ключом эту дверь ни в коем случае не открывай», он первым делом это и сделает. Если человеку, страдающему любой формой зависимости говорить, так говорить, то его мысли будут все время вокруг этого вертеться, это навязчивое состояние никуда не исчезнет.

Есть замечательная фраза «Формирование жизненной парадигмы без алкоголя», человеку нужно научиться не думать о том, что он не выпил, а думать о том, что делать другое. Очень такую систему любят гипнотерапевты, они дают установку «Алкоголь смерть, водка смерть», это хорошо работает и на фоне этого происходит формирование других жизненных целей и интересов при параллельном формировании устойчивой тенденции к жизни без алкоголя.

Ключевой момент заключается в том, чтобы научиться жить без провоцирующих зависимость средств.

С. Ходукина:

Может ли человек путем лечения научиться себя контролировать – выпивать один бокал вина вечером и не продолжать, или пойти поиграть полчасика.

Г. Хачатурян:

То есть я знаю норму. Нет, это плохая идея, потому что мы с вами уже сошлись в мысли, что любая зависимость – это болезнь. Если сравнить с пневмонией, давайте не долечим пневмонию, чтобы пневмококк остался, а кашля не было» это неправильная тенденция. Если мы человека лечим от зависимости, мы должны привести его к мысли о том, что его жизнь должна быть без того, что эту навязчивость провоцирует, потому что это по-прежнему болезнь. Эту болезнь можно победить, это может быть долго, сложно, но это всегда интересно и это всегда потенциально гораздо более полезно, чем если вы будете продолжать гробить себя этими маленькими пороками.

Сколько историй ремиссий, когда человек срывался, начинались именно с этого. Что мне будет с этого бокальчика и так далее. Если помните, была большая опийная эпидемия в России и в Европе. Тогда я читал книгу «Мы, дети со станции Зоо», это автобиографическая книга немецких наркоманов, и там каждый раз все это начиналось так: вроде вылечился, переломался, и вот он встречается со своей компанией друзей, а потом приходит к мысли: «Что мне будет с одной маленькой инъекции?». Все начинается заново, и весь труд, который вы проделали, тут же стирается под ноль, обесценивается. Тем тяжелее будет последующее возвращение к состоянию без наркотиков.

Если ваш близкий человек страдает зависимостью, то нужно принять ситуацию и понять, что человек болен.

С. Ходукина:

Самый эффективный способ – искать хорошего специалиста-наркологи.

Г. Хачатурян:

На каждом углу висят объявления «Бесплатная помощь», это на высоком уровне принято, это социальная проблема, с которой надо что-то делать, иначе будет хуже. Иногда напором можно только ухудшить ситуацию. Есть ситуации, когда надо брать дело в свои руки и решать проблему самостоятельно, если у вас кто-то взрослый чем-то страдает, то надо брать все в свои руки и решать проблему, потому что длительное злоупотребление веществами приводит к тому, что психика страдает. Человек не восприимчив к чему-то, совсем болен. Это повод, чтобы для начала подправить его физическое здоровье волшебными капельницами, уже после этого можно справляться с самой зависимостью. Зависимость – это одно, а пагубное воздействие алкоголя, наркотиков на здоровье, в том числе психическое, это уже другое, это сопутствующие состояния.

Мы сегодня начали обсуждать зависимость, это проблема большая, нам стоит посвятить ей цикл передач, чтобы рассмотреть с разных сторон, подсказать, как выявить такие случаи, особенно когда дело касается подростков. 

С. Ходукина:

В студии были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян. До свидания.

Г. Хачатурян:

До свидания, всего доброго.

 


 [1]