Почему возникают зависимости?

Психология

Тэги: 

С. Ходукина:

Здравствуйте, это канал Медиадоктор, программа "Хотите поговорить об этом". В студии Светлана Ходукина и психотерапевт Гурген Хачатурян. 

Г. Хачатурян:

Здравствуйте. 

С. Ходукина:

Здравствуйте, Гурген. Сегодня пятница. и поэтому мы продолжаем актуальную тему. Сегодня поговорим о причинах алкоголизма. Возможно, просто пятница может быть причиной возникновения алкоголизма. 

Г. Хачатурян:

Да, если вспомнить замечательную песню Семена Слепакова: «Каждую пятницу я выпиваю». 

С. Ходукина:

Да, есть такая песня. Ну что ж, не будем так шутить, тема-то серьезная. Начнем с того, какие могут быть предпосылки того, что человек сталкивается с таким недугом, как алкоголизм. Мы на прошлой передаче обсуждали более широко эту тему, что такое алкоголизм, что это болезнь, и что делать, если Вы столкнулись. Но вот сегодня поговорим о причинах. Кстати, хочется отметить, что любые могут быть зависимости: наркотическая, алкогольная, может быть даже зависимость от еды. 

Г. Хачатурян:

Может быть зависимость от еды. 

С. Ходукина:

Сексуальные зависимости, человеку нужно очень много разных контактов, и так далее. Плюс шопоголизм, та же самая зависимость. И я сейчас повторю с прошлой передачи, что зависимость – это ситуация, когда у человека есть навязчивое желание что-то сделать такое, без чего он не может справиться. Не то, что переключиться и забыть, а вот хочется выпить, не могу. Какие у такого недуга могут быть причины?

Г. Хачатурян:

При всей вредности такого рода зависимостей нельзя забывать, что это, по большому счету, способ получения удовольствия.

С. Ходукина:

Это желание получить удовольствие?

Г. Хачатурян:

Желание получить удовольствие, да. Только разделяют несколько форм возможного получения удовольствия. Есть удовольствие, которое получаешь с затратами – эмоциональными, физическими, умственными. Есть удовольствия, которые практически не требуют затрат, для этого используются различные психостимулирующие вещества, в том числе и алкоголь. То есть это самый короткий путь к удовольствию, который только можно себе представить. Мы сейчас говорим не только о наркотиках, не только об алкоголе, но все то, что вызывает зависимость. Поэтому у большинства исследователей данного вопроса схожи мысли в том, что любая зависимость в своей основе, в своем патогенезе имеет стремление к получению удовольствия и к тому, что человек пытается это сделать с наименьшими для себя затратами. 

Есть удовольствия, которые практически не требуют затрат, для этого используются различные психостимулирующие вещества, в том числе и алкоголь. Это самый короткий путь к удовольствию, который только можно себе представить.

С. Ходукина:

Но какие есть факторы риска? Давайте рассмотрим человека, как он попадает в эту проблему зависимости. Это с детства происходит, у него есть ген, который дает дополнительный элемент попадания в группу риска? Что послужило предпосылкой этому?

Г. Хачатурян:

Вариантов достаточно много, они прослеживаются на всем пути психологического развития человека, как личности. Насколько он подготовлен к жизни, насколько он способен самостоятельно справляться с возникшими стрессами, насколько он готов что-то производить, творить, думать о чем-то и получать удовольствие через другие сферы. Если этого не происходит, то чаще всего последовательность действий будет примерно следующая. Так или иначе, каждый из нас сталкивается с любым психоактивным веществом. 

С. Ходукина:

Кофе. 

Г. Хачатурян:

Кофе в том числе. Это алкоголь, это наркотики, которые почему-то называются легкими, это удовольствие от игровой зависимости, удовольствие от сексуальных контактов. И человек осознает, что мне было плохо, я сделал это, мне стало хорошо, фиксируется на этом ощущении. 

С. Ходукина:

А можно ли выделить какие-то факторы или качества, которыми в основном обладают люди, которые попадают в зависимость? Может быть, тяжелое детство…

Г. Хачатурян:

Был большой всплеск наркотических проблем, связанных с наркоманией в моем родном Питере, это конец 90-х больше, начало 2000-х годов. Контингент пациентов, который в то время обращался за помощью, разнился от подростков из бедных слоев общества и подростков из богатых слоев общества. То есть все были подвержены такого рода проблемам. И говорить о том, что это бич бедных или богатых, не приходится. 

С. Ходукина:

Но я говорю про тяжелое детство, не связывая это обязательно с материальным положением. 

Г. Хачатурян:

Я это прекрасно понимаю, тут сложно сказать, а у кого из них детство было тяжелее – у человека, у которого ничего не было, или у подростка, у которого было все. 

С. Ходукина:

У него было все, но, может быть, у него не было должного внимания родителей, близкого человека. 

Г. Хачатурян:

Тут тоже не стопроцентный критерий, потому что зачастую дети, подростки, которые имеют в багаже гиперопеку со стороны родителей, тоже подвержены влиянию каких-то зависимостей. 

Зачастую дети, подростки, которые имеют в багаже гиперопеку со стороны родителей, тоже подвержены влиянию каких-то зависимостей. 

С. Ходукина:

Я согласна, но я бы не сказала, что гиперопека – это хорошо и это относится к хорошему, развивающему детству. 

Г. Хачатурян:

К чему я клоню, что если разбирать причину возникновения зависимости, то это очень мультифакторный процесс. И где-то потихонечку, по капельке, оттуда, отсюда, тут что-то недоглядели, здесь с кем-то познакомился, и вот так понемножечку и набирается та критическая масса причин, по которым человек пробует алкоголь.

С. Ходукина:

Пробуют что-то купить в магазине, а потом раз – и понеслась. 

Г. Хачатурян:

Пробует это употребить, чувствует эйфорию, наутро ему наверняка плохо. Но при всем при этом счастье, которое он испытал, ему затмевает весь тот негатив, который впоследствии у него будет. Один из моих первых пациентов, который страдал зависимостью, это был героиновый наркоман с большим стажем, описывал свое первое употребление наркотиков, как очень яркое, очень сильное ощущение, удовлетворение. Поскольку человек умный, образованный, и критика у него сохранялась достаточно долго, он признавался, что никогда больше такого удовлетворения не получал. Все остальные его эксцессы с употреблением наркотических препаратов проходили только для того, чтобы снять симптомы, что называется, ломки. Но при всем при этом он всегда с радостью вспоминал тот единственный раз, когда он получил какое-то удовлетворение. 

В этом отношении пропаганда работает очень хорошо, несмотря на то, что наркотические зависимости не в такой степени, как раньше, но все равно являются проблемой. Но за этим достаточно зорко все следят. И последствия, к которым приводит злоупотребление и, в принципе, употребление, неизвестны. Родители образованные, они знают, как определить, если у ребенка такие проблемы возникают. Я очень надеюсь, что получится оградить подростков и детей от подобного рода недуга. Поэтому в прошлый раз я говорил об этом, сейчас я буду говорить, что это самый неверный в корне способ получения удовлетворения, удовольствия, который только можно себе придумать. Любая зависимость – это неправильно, это плохо, мы против употребления, злоупотребления. Поэтому в любом рассказе, клиническом случае, который я рассказываю, будут фигурировать слова, что человек испытал какое-то удовлетворение, но это не повод последовать его примеру. Потому что если этот клинический случай я продолжу и расскажу, чем все закончится, все всегда заканчивается, и заканчивается практически одинаково. 

С. Ходукина:

В качестве лирического отступления скажу, что у нас были передачи с очень опытным наркологом, и у него очень большой багаж разных примеров. Когда мы обсуждали разные виды наркотиков, он рассказывал так, что это действительно было, он пытался донести, почему люди это делают. Потому что им это доставляет очень большое удовольствие. Но основной момент здесь заключается в том, что это ловушка, потому что ты получаешь удовольствие, в следующий раз тебе нужно получить большую дозу чего-то, чтобы получить подобное удовольствие, и так далее. В итоге ты скатываешься к тому, что такого ты уже не получишь, а довел себя до очень больших проблем, из которых уже нельзя выбраться.

Г. Хачатурян:

Давайте говорить сложно выбраться. 

С. Ходукина:

Да, давайте, в конце концов, я тут наблюдатель, а Вы специалист. И поскольку мы сегодня обсуждаем причины возникновения подобного рода проблем, я слышала историю, исследование о том, что солдаты во время военного мероприятия употребляли наркотики. И был страх, что вот сейчас закончится война, и они же все станут наркоманами, потому что в течение долгого времени ежедневно употребляли. И оказалось, что они одни продолжали употреблять какие-то препараты, а другие спокойно себе закончили с этим и стали жить нормальной жизнью. Точно так же было исследование о том, что проводились исследования на крысах, когда крысе ставили в вольере две миски: одну с водой, другую – вода с каким-то наркотиком, условно, с героином. И она поняла, что от этого можно получить удовольствие, и употребляла вот это блюдо. Но в итоге становилась зависима. Когда у нее была очень яркая жизнь, у нее поставили всякие лабиринты, добавили ей друзей в клетку, вещи для развлечения, она перестала использовать такой вид удовольствия, стала жить такой жизнью.

Г. Хачатурян:

Я другую историю слышал.

С. Ходукина:

Она все равно продолжила употреблять?

Г. Хачатурян:

Да, исследования, которые проводились на крысах, показали, что вплоть до отказа от еды, они погибали из-за того, что все удовольствие черпали из наркотических препаратов. 

С. Ходукина:

Возможно, что если у человека есть какая-то интересная, яркая жизнь, то ему не нужно получать удовольствие. 

Г. Хачатурян:

Это все очень здорово, но просто. Тут включается обычная логика или прискорбная человеческая психология, когда удовольствия связаны с этой рюмкой, или с этим шприцом, или с этой папиросой, набитой непонятно чем, то никто никогда не пойдет в картинную галерею, потому что это сложно, потому что все лежит здесь, уже готово, зачем куда-то идти. 

С. Ходукина:

Мы говорим о том человеке, у которого уже сложилась какая-то зависимость, но есть и люди, у которых лежит папироса или рюмка, но они идут в картинную галерею, у них еще нет зависимости?

Г. Хачатурян:

У них еще нет зависимости, но это очень большая редкость, когда человек ситуативно использует наркотические стимуляторы. Если взять литературного героя, Шерлока Холмса, который все время расследовал преступления, его голова работала. А как только в этом прекрасном городе Лондон куда-то пропадали все преступники, он скучал, тут же начинал курить свой опий. Вот такие ситуации очень большая редкость. 

Очень большая редкость, когда человек ситуативно использует наркотические стимуляторы.

С. Ходукина:

В конце концов, Шерлок Холмс был немножко вымышленным.

Г. Хачатурян:

Он был хоть и вымышленным, но для очень большого количества наших пациентов, которые приходят, не скажу, что он перестает быть вымышленным, но они себя позиционируют с этой прекрасной историей, что у меня нет зависимости. 

С. Ходукина:

Это красиво, потому что он был и гениальным, и при этом сочетал это все с наркотическими веществами. 

Г. Хачатурян:

Да, с наркотическими эксцессами все это дело сочетал. Но большинство наших пациентов не Шерлоки, отнюдь не гениальны, и каждый раз, когда они рассказывают, очень часто вспоминают про Шерлока, что я, как и Шерлок, думаю себе о чем-то, что-то делаю, а когда мне не о чем думать, я что-нибудь такое употреблю, раскрываю чакры. 

С. Ходукина:

На самом деле, это достаточно забавно, потому что это то же самое, что ставить в пример историю про Винни-Пуха.

Г. Хачатурян:

Да, и зависел от меда. 

С. Ходукина:

Это я просто говорю про то, что здесь есть та самая ловушка – пытаться взять пример с каких-то историй. 

Г. Хачатурян:

Да, очень много художников, артистов, которые действительно имеют историю наркотических эксцессов, погружений в наркотические сферы. И очень часто их приводят в пример, что они же были такие, все у них было хорошо. 

С. Ходукина:

А никто не знает, хорошо ли у них было. 

Г. Хачатурян:

Например, послушаешь лирику, музыку или тексты песен, моя любимая Агата Кристи или Depeche Mode, к примеру. Почитаешь их песни и понимаешь, что у ребят, наверное, все-таки были проблемы. 

Поэтому давайте вот эту фразу, которую мы с Вами несколько раз уже произнесли, тоже возьмем в рамки и запомним, что любое психоактивное вещество, которое может сформировать зависимость, – это ловушка. Вам будет казаться, что это здорово, что это весело, что Вас это стимулирует, что это ситуационно, что Вы не испытываете никакой зависимости. Так вот, это ловушка, потому что пока Вы так думаете, все эти вещества делают свое черное дело и формируют для Вас зависимость. 

Вам будет казаться, что это здорово, что это весело, что Вас это стимулирует, что это ситуационно, что Вы не испытываете никакой зависимости. Это ловушка, потому что пока Вы так думаете, все эти вещества делают свое черное дело и формируют для Вас зависимость. 

С. Ходукина:

Как же быть с тем, что у нас в стране людей, которые употребляют алкоголь регулярно, некоторые даже ежедневно, много. И, по большому счету, людей, которые имеют зависимость в том виде, в котором мы обсудили в прошлый раз, очень много. Они вполне нормально живут, и внешняя картинка, может быть, как про Шерлока Холмса. Человек успешный или хороший художник, но при этом он много употребляет алкогольных напитков. Как здесь быть? Где-то есть граница?

Г. Хачатурян:

Да, и границу определяет как раз психиатр, психотерапевт, нарколог, который несет на себе печать этого права определения, когда еще можно, когда уже нельзя. 

Каждый человек, который сталкивается с сильнодействующим веществом из ряда тех, которые вызывают зависимости, должен понимать, что та эйфория, которую он получает, она откуда-то берется. Условно, он не доживет 5, 10, 15, 20, 30, 40 лет своей жизни, он жертвует семьей, работой, карьерой. Насколько мы имеем право в это вмешиваться? Это его жизнь, его выбор, и он этот выбор определяет сам. 

С. Ходукина:

Безусловно, мы говорим теоретически, мы ни на кого не давим, не настаиваем. 

Г. Хачатурян:

И включаться в работу можно только в том случае, если человек говорит: я не хочу больше этого делать, или когда ты видишь, что он, не отдавая себе отчет, уже несет угрозу своей жизни или жизни окружающих. Вот в этом случае уже надо работать. 

Я Вам расскажу забавную историю. У меня достаточно давно была семейная пара, муж с женой. Муж пил, пил феерично, что называется, с криками, запой мог длиться с небольшими перерывами, но продолжаться полгода. Но эти полгода это был лучший человек в мире. Он ходил на работу, приходил после работы домой, правда, он приходил с водкой, но он приходил, помогал жене, активно участвовал в семейных делах, в перерывах между этими семейными делами он употреблял. У них были дети, он помогал с уроками, забивал гвозди в стену, все было прекрасно. Но он пьет, жена это видит, что человек себя губит, просит, чтобы с ним поработали. Мы с ним работаем, он отказывается от алкоголя, и то время, когда он отказался от алкоголя, это худший человек на свете. То есть он скандалит, человек мерзотнийшего характера, по большому счету. Он скандалит, ему вечно что-то не нравится, жене с ним тяжело, детям с ним тяжело. Жена несколько месяцев это все терпит, ставит ему бутылку, он начинает пить, опять он прекрасный человек, семьянин. Просто пьет. 

С. Ходукина:

Но это уже называется созависимость?

Г. Хачатурян:

Нет, это не называется созависимость, но тут вопрос в том, а в каком состоянии Вам человек больше нравится. Женщине нравится, когда муж ей помогает, когда они пара, когда они семья, когда они вместе во всем участвуют. Ей совершенно не нравится, когда он ее ругает или бухтит и тарахтит не по делу, она хочет, чтобы он был самый любящий муж. 

С. Ходукина:

Но даже в тот момент, когда он пьет, у нее немножко больше власти. 

Г. Хачатурян:

Нет, там с точки зрения семейных отношений алкоголь практически роли не играл, просто алкоголь что-то менял в его жизни. 

С. Ходукина:

Хорошо, а какой из этой истории можно сделать вывод? 

Г. Хачатурян:

Это просто веселая история. Каждый может сделать вывод, который самый очевидный, люди разные под действием алкоголя, без действия алкоголя они тоже бывают разные. Тут надо понимать, что этот человек живет вот так. И в тот момент, пока это его не убивает, наверное, будет немножко крамольная фраза, это можно просто регулировать.

С. Ходукина:

Я постараюсь сказать чуть более конкретно. Если в семье нет фатальной проблемы, то пока это имеет право на существование. Вот когда человек сам понимает, что у него проблема, он бы хотел по-другому, но не может, либо семья понимает, что они не могут в таком формате жить, то тогда надо что-то менять.

Г. Хачатурян:

Есть такой удивительный эффект от алкоголя, что он плохо влияет на голову. 

С. Ходукина:

И на здоровье в целом. 

Г. Хачатурян:

Влияет на печень, из-за этого возникает энцефалопатия, человек становится нездоров. И рано или поздно это приведет к тому, что произойдет перекос в любую сторону, и Вы просто будете жить с алкоголиком.

С. Ходукина:

С вытекающими последствиями. 

Г. Хачатурян:

Да, со всеми последствиями. Поэтому касательно той ситуации, которая была, больше работа была с женой для того, чтобы она в тот период, когда человек не пьет, привести его характер под более-менее приемлемые для нее критерии, найти точки соприкосновения, чтобы не получалось так, что жена провоцирует мужа на употребление.

А вообще, раз уж у нас тема "Причины возникновения зависимостей", об этом написано очень много. И исследований проводилась масса. Но все равно каждый случай у человека зависимости, который появляется в практике, это всегда что-то свое, что-то отдельное, у каждого свои предрасполагающие факторы. И просто в конкретный момент жизни человек захотел уйти от стресса. И получилось так, что пребывание в иллюзорном, спровоцированном этими психоактивными веществами мире гораздо приятнее, чем жить в реальности.

Просто в конкретный момент жизни человек захотел уйти от стресса. И получилось так, что пребывание в иллюзорном, спровоцированном психоактивными веществами мире гораздо приятнее, чем жить в реальности.

С. Ходукина:

То есть это метод избегания жизни, например?

Г. Хачатурян:

Метод избегания, в том числе метод расслабления, и поэтому у них самой мысли не возникает, которую пытаешься донести до пациентов в такой ситуации, что классно, что Вы нашли способ избегать проблем, но этот способ Вас убьет, и убьет гораздо раньше, чем все остальное. 

С. Ходукина:

Если к Вам приходит человек и говорит, что у него эта проблема, то с чего Вы начинаете? У меня зависимость, не могу не ходить в казино или игровые автоматы, не могу не выпить пива, вина, других напитков. 

Г. Хачатурян:

По большому счету, даже если человек приходит с фразой «у меня такая проблема», первое, что я делаю, пытаюсь выяснить, насколько он искренний. 

С. Ходукина:

А то может быть, что его отправила мама или жена. 

Г. Хачатурян:

Нет, может быть его и отправили, но люди с любого рода зависимостями прекраснейшие манипуляторы. И они очень любят провоцировать людей на эмоции жалости. И можно очень долго играть на этой жалости: да, я алкоголик.

С. Ходукина:

Но у меня такие обстоятельства. 

Г. Хачатурян:

У меня такие обстоятельства. И они даже будут умолять, просить, помогите мне, но при этом искренне этой помощи они не хотят. Они хотят скорее жалости, чтобы рядом с ними был человек, который их будет жалеть, будет пытаться спасти. В тандеме с такими людьми получается очень прочная эмоциональная связь. Есть кто-то, кого надо спасать, есть кто-то, кто хочет спасать. Эти люди играют в эту игру очень долго, пока не сопьются оба.

Очень часто такие случаи бывают в парах, например, семейных, когда муж пьет, жена пытается его из этого вытащить, она его жалеет, он хочет, чтобы его жалели. В итоге, они начинают пить вдвоем, и так вдвоем скатываются в состояние абсолютного болезненного алкоголизма. Печальная история. Поэтому первая задача – это определить, насколько он искренне, насколько он действительно хочет исправить. В этом отношении хорошо помогает провокационная психотерапия, когда человеку просто задаешь конкретный вопрос: а что Вам мешает пить? Если Вы хотите выпить, то идите, выпейте, водки полно, ценовая категория разная, денег настрелять можно всегда, идите пейте. Чаще всего реакция шоковая, потому что я пришел к доктору, вроде бы хочу, чтобы он мне помог, а он не помогает, наоборот, предлагает выпить. Говорит: вот, жена против. Гоните жену в шею, чего она против, Ваша жизнь, Ваши правила, мужик сказал выпить – выпил. Пациенты всегда шокированы, и после этого ты назначаешь следующую встречу. 

С. Ходукина:

Они не приходят?

Г. Хачатурян:

Кто хочет исправиться, тот приходит. Есть еще процент, которые просто идут к другому специалисту. 

С. Ходукина:

На всякий случай, потому что этот странный. 

Г. Хачатурян:

На всякий случай, может быть, не все понимают мои методы, но те, кто ко мне приходят после этого на второй прием, я точно знаю, что с ними можно работать. 

С. Ходукина:

Это хороший коучинговый вопрос, продвигающий. Если человек подумает, а что мешает, тогда он поймет, почему он сюда пришел, у него еще есть какие-то ценности, и алкоголизм ему с ними мешает взаимодействовать. 

Г. Хачатурян:

Как я уже сказал, любой человек с любой зависимостью – это потрясающий манипулятор. Когда он видит, что игра идет не по его правилам, это немножко переламывает и дает понять, а чего он вообще хочет, зачем он пришел к психотерапевту. Я искренне говорю, не очень люблю работать с людьми зависимыми, потому что это выжигает огромное количество ресурсов, требует очень много времени, очень глубокого погружения в их личности, в их проблемы. В любом случае это надо делать в работе, но поскольку это люди очень эгоистичные, стремящиеся к манипуляции, к доминированию, с ними нелегко. И не то, чтобы я боюсь сложностей, есть специалисты очень классные, своего склада характера, своего склада профессионализма, которые получают от этого удовольствие. Есть пациенты, которые очень просят, чтобы я с ними поработал, когда сложно отказать. 

С. Ходукина:

Но если выбирать... 

Г. Хачатурян:

Но если выбирать, то я не очень люблю работать с людьми зависимыми, потому что на них надо потратить очень много времени, именно на то, чтобы, в первую очередь, переломить их на их же поле, что называется. Доказать им, что ты главный в этой партии.

С. Ходукина:

Что специалист ты, если мы решаем проблему, давай решать, а не так, поболтать и т.д.

Г. Хачатурян:

Да, потому что они очень любят поболтать, они будут посидеть, рассказывать о том, какое у них тяжелое было детство, о том, какая у меня была мама, какой папа. Кто-то, конечно, выдумывает, кто-то не выдумывает, но мы всем верим на слово. Послушаешь – действительно, чувак, пойдем, выпьем вместе, так плохо. Хотя, на самом деле, нужно вести свою линию в плане того, что если Вы пришли за помощью, то все эти истории с плохим детством, гиперопекающей матерью или отцом, который не обращал на Вас никакого внимания, это все было в Вашей жизни. Но первый вывод: никто никому насильно первую рюмку водки не вливал. 

С. Ходукина:

Да и вторую тоже. 

Г. Хачатурян:

В какой-то момент это Вы сами сделали этот выбор в своей жизни, сами захотели попробовать. Я почему-то далек от мысли, что человек жил и не знал о том, к чему приводит алкоголь, и вдруг: давай попробую, как вкусно, давай буду пить всю жизнь. 

С. Ходукина:

Но если мы говорим про причины, то я знаю сценарий, когда человек начинает пить очень рано, еще в школьное время. Наверное, бывает и так, что родители недосмотрели, бывает, что так сложились обстоятельства.

Г. Хачатурян:

Компания дурная. 

С. Ходукина:

Компания дурная, как Вы говорите, что никто не вливал, все знают, что это плохо. Наверное, у подростков чуть-чуть сбит ориентир на том, что хорошо, что плохо. 

Г. Хачатурян:

Дело не в том, что сбит ориентир, там дело в том, что подросток ищет какую-то общность. 

С. Ходукина:

Бывают ситуации, когда у человека сложилась тяжелая жизненная ситуация, очень большой стресс, утрата, потеря, и он тоже начинает пить, а потом втягивается, ушел таким способом, это как-то облегчило ему жизнь на этом моменте, но он потом не может выйти. Вот такие бывают ситуации. Как-нибудь можете их прокомментировать?

И насчет подростков Вы сказали, что если человек начал пить с детства, условно говоря, это же тоже детство, подростковый возраст, то он все равно имеет возможность осознать, что тогда так сложилось, я выбрал так, но сейчас у меня есть возможность понять все последствия для здоровья и т.д. и постараться отказаться. Мне сложнее говорить, я не сильно сталкивалась ни как профессионал, ни лично как человек. 

Г. Хачатурян:

Я думаю, Вам очень сильно повезло. Давайте попробуем вместе с Вами подумать над этой темой. В любом случае, если кто-то когда-то начал употреблять, у него на то была какая-то причина. 

С. Ходукина:

И он имел право на эту причину, не будем забирать у него это право, действительно, ему это помогло. 

Г. Хачатурян:

Да, не будем у него забирать право на эту причину, если он тогда это сделал, и тогда ему принесло это удовольствие, мы это разберем, мы поймем, почему. Но в данный момент мы работаем уже не с тем, что было раньше, мы сделаем то, что есть конкретно данный момент, у тебя идет четкая привязанность употребления, облегчение твоих переживаний. 

С. Ходукина:

Стресса. 

Г. Хачатурян:

С той точки, в которой ты находишься сейчас, давай мы кроме этих веществ еще попробуем вот это, вот это и вот это. 

С. Ходукина:

Это Вы про какие сейчас вещества говорите?

Г. Хачатурян:

Любые другие способы получить удовольствие. 

С. Ходукина:

Безвредные для здоровья?

Г. Хачатурян:

Да, безвредные для здоровья, которые не причиняют такой очевидный вред. Потому что, к примеру, парашютный спорт тоже приносит кому-то удовольствие, здесь сложно говорить, что это сильно безвредное. Понятно, что в процессе терапии разобрать моменты, что в тот момент твоей жизни, когда были причины, ты употребил, все это было. Но сейчас надо попробовать не повторять предыдущих ошибок и дать себе шанс разнообразить ассортимент способов, которые помогут тебе получить удовольствие. 

С. Ходукина:

Если бы Вы работали с пациентом, или если человек решил сам попробовать себе помочь, то очень полезно понять, а что мне вообще еще доставляет удовольствие, какую проблему я решаю алкоголем, и как еще я эту проблему могу решить. Если это одиночество, то это одни способы решения – куда-то пойти. Если это стресс, то это другие способы решения – подумать, а как я еще могу расслабляться: ванная с пеной, путешествия, массаж. 

Г. Хачатурян:

Да, способов отдохнуть масса. 

С. Ходукина:

Чтение, просмотр кинофильмов, то есть понять, какие есть еще способы решения проблемы, которую ты решаешь путем зависимости. Человек идет играть в игровые автоматы, какую он здесь проблему решает? Это же просто навязчивое желание. Но все равно какую-то проблему решает, уход стресса. 

Г. Хачатурян:

Когда дело касается игровой зависимости, риск – это эндорфины, это, по большому счету, тот же наркотик, который вырабатывается внутри собственного организма. Просто в момент риска, в момент азарта он вырабатывается в безумно бешеных количествах. А система примерно та же самая, идет постоянное повышение ставок для того, чтобы этот эндорфин выработался. 

Риск – это эндорфины, по большому счету, тот же наркотик, который вырабатывается внутри собственного организма. Просто в момент риска, в момент азарта он вырабатывается в безумно бешеных количествах.

С. Ходукина:

Просто если раньше можно было дома поиграть в стаканчики и посмотреть, где будет монетка, то потом уже все… 

Г. Хачатурян:

Да, сначала ставишь 100 руб., дернул за это и получил удовольствие, то с прошествием какого-то времени тебе уже надо поставить квартиру, а после этого еще появляются мысли «я обязательно отыграюсь». А самое безумное, когда люди, посмотрев какой-нибудь фильм типа "Мальчишник в Вегасе", "21", приходят карты считать, заработать денег в казино. 

С. Ходукина:

Все-таки кинофильмы часто усугубляют ситуацию и дают неправильные примеры?

Г. Хачатурян:

Ко всему надо относиться с разумом. 

С. Ходукина:

Это полезно. 

Г. Хачатурян:

Да, можно найти плохие примеры, но это какая-то рассказанная история. 

С. Ходукина:

Которую каждый человек по-разному интерпретирует. 

Г. Хачатурян:

Совершенно верно, из которой надо сделать свои выводы. 

С. Ходукина:

А для этого нужна голова. 

Г. Хачатурян:

Вообще да, неплохо, когда она есть. 

С. Ходукина:

Мне показалось, что сейчас мы пришли к полезному выводу о том, что человек путем какой-то зависимости решает свою регулярную проблему, мы не говорим о причинах, о том, как он до этого дошел, но сейчас, в данный момент, он решает какую-то проблему. И задача с помощью специалиста, или если человек чувствует в себе силы и никак не хочет идти к специалисту, самому подумать, как еще можно решать эту проблему. 

Г. Хачатурян:

Совершенно верно, а есть еще второй вопрос, на который тоже надо себе честно, искренне ответить: а есть ли эта проблема до сих пор. Потому что люди с зависимостями – это очень большие манипуляторы, это очень большие эгоисты. И они очень любят придумать проблему, и после этого ее прекрасно запить. Как в том анекдоте: давай купим шнурки, чтобы их можно было обмыть. Иной раз пообщаешься с человеком, он говорит: «Вот, там одно, другое, третье». Я говорю: «Стоп, этого же нет». Они говорят: «Жена такая». «Так Ваша жена Вас сюда привела? Душечка моя, она хочет Вам здоровья, она из-за Вас переживает, сидит рядом с Вами заплаканная, что Вы мне рассказываете, что она у Вас плохая жена». Или говорит, что нет работы. Конечно, если ты последние полгода пьешь, откуда у тебя работа, ты же на нее не ходишь. Поэтому очень важно задать этот правильный вопрос, а есть вообще проблема, от которой Вы пытаетесь уйти? И тогда мы приходим к логичному скачку, что единственная проблема, которая есть, это алкоголь. И вот с этой проблемой уже надо бороться. 

С. Ходукина:

Давайте подведем небольшой итог и попрощаемся с нашими зрителями в этот прекрасный пятничный день. 

Г. Хачатурян:

День пятничный, когда наши зрители, послушав нас, скажут: все это глупости. Сегодня же пятница, и нет у меня никаких проблем с алкоголем, и от этой рюмки со мной ничего не произойдет, я могу отказаться в любой момент, и пойдут себе отдыхать. Так вот, если Вы или люди, которых Вы знаете, руководствуются подобной логикой, скорее всего, у них есть проблемы, поэтому с ними стоит пообщаться или предложить им пообщаться со специалистами. И отвечая на главный вопрос нашей сегодняшней темы, почему возникают зависимости, те шесть человек, которые остались среди наших зрителей, узнают на него ответ. Неважно, почему возникают зависимости, зависимость возникла, и с ней надо бороться. И вот это уже действительно та проблема, с которой надо идти. В процессе терапии мы разберем конкретно данный случай конкретного пациента, почему когда-то он решил попробовать то, что ему понравилось, это логично, это те вещества, которые всегда понравятся. Но почему он к ним постоянно хочет вернуться – вот на этот вопрос нам надо ответить во время терапии и дать человеку выбор других способов решения этих проблем. 

С. Ходукина:

Которые он решает. 

Г. Хачатурян:

Да, которые он пытается решить таким пагубным способом. 

С. Ходукина:

Прекрасно. На этой замечательной ноте мы заканчиваем нашу передачу. Это был канал Медиадоктор, программа "Хотите поговорить об этом". В студии были Светлана Ходукина, Гурген Хачатурян. 

Г. Хачатурян:

Спасибо за эфир, всего доброго, хорошей пятницы. 

С. Ходукина:

До свидания.