Старение женского организма глазами дермато-косметолога

Дерматология

Тэги: 

К. Бахтияров:

Программа «Гинекология с доктором Бахтияровым». Я, доктор Бахтияров, в гостях у меня сегодня прекрасный специалист, дерматовенеролог Наталья Кислицына. Добрый вечер, Наталья. 

Для начала хотелось бы Вам задать традиционный вопрос: как Вы пришли в специальность, что послужило рывком к тому, что Вы стали замечательным дерматокосметологом. 

Н. Кислицына:

Начало, будущие задумки о моей профессиональной деятельности произошли ещё в детском возрасте. Сколько себя помню, я всегда всех лечила. Всегда знала, что я буду врачом. Я, конечно, не предполагала, каким именно, но, спустя прожитые годы, в период юношества я поняла, что меня привлекают проблемы, связанные с кожей. Я пошла в этом направлении, до сих пор ничуть об этом не жалею. 

К. Бахтияров:

У Вас это хорошо получается, самое главное. Тема нашей сегодняшней передачи очень животрепещущая, и ко мне приходят женщины на приём, и к Вам приходят. Их заботит проблема старения женского организма, в частности, старение кожи, кожи лица, шеи, рук.

Что такое старение, не могли бы Вы поподробнее для наших слушателей объяснить? 

Н. Кислицына:

Конечно, эта тема сейчас очень актуальна, особенно в условиях проживания в крупных мегаполисах. Мы постоянно сталкиваемся со стрессовыми факторами, с не совсем правильным образом жизни в силу тех или иных причин. Конечно, это дополнительно все сказывается в общем, на организме и, в частности, на проблемах, которые возникают на коже.

Существует несколько моментов, которые следует разделить в плане старения кожи. Это фотостарение и это, скажем так, хронологическое старение, которое связано с генетическими особенностями. Фотостарение – безусловно, негативное влияние ультрафиолетового излучения, особенно, кто неправильно загорает, кто часто посещает солярии. Это всё очень сказывается на состоянии кожи. Если вкратце, страдает липидная мантия кожи, страдает в ДНК клеток от неправильного воздействия. Кожа становится суховатая, она теряет воду, коллаген, теряет свои прочные связи, свою плотность. В результате кожа становится сухая, несколько атоничная. 

К. Бахтияров:

Но, наверное, существуют также и риски онкологических заболеваний? Безусловно, когда пациенты планируют отпуск, я всегда их предупреждаю. У меня спрашивают, можно ли загорать с миомой? Я говорю, главное, чтобы Вы не переборщили. 

Н. Кислицына:

Да, во всём должна быть мера. Надо соблюдать правильный режим инсоляции и пользоваться специальными защитными средствами, тогда можно избежать проблем. Что касается основной темы нашей беседы, это наше генетически обусловленное старение. Многие об этом задумываются, когда появляются уже конкретные признаки в виде поплывшего овала лица, конкретно выраженных мимических морщин или некой дряблости кожи. На самом деле, процессы старения начинаются в достаточно молодом возрасте, в 25 – 28 лет. 

К. Бахтияров:

В принципе, мы можем сработать на опережение, я правильно Вас понимаю?

Н. Кислицына:

Предупредить, предотвратить и поддержать некие моменты старения, отсрочить момент конкретного старения, конкретных проблем. 

К. Бахтияров:

Хорошо, у меня немножко обывательский вопрос. На что следует обратить внимание нашим уважаемым дамам, чтобы предотвратить, когда уже что-то не то, где грань? 

Н. Кислицына:

Сначала кажется, что к вечеру лицо немножко устаёт, появляется небольшая синева под глазами, несколько утомлённый вид носогубок, овала лица. Кажется, что я не выспалась, может быть, в течение дня я устала. На самом деле, это первые сигнальные моменты, что наша кожа начинает чего-то хотеть в плане определённого воздействия, дополнительной терапии. Безусловно, это не связано только с усталостью. 

К. Бахтияров:

Человек высыпается, встаёт в воскресенье утром, в 12 часов дня, и всё равно круги под глазами, они не исчезают. 

Н. Кислицына:

Не исчезают, это, конечно, не банальная усталость, это говорит о том, что начинаются процессы. Тут, конечно, всё зависит ещё от типа кожи, потому что старение бывает разное, у каждого человека оно выражено по-разному. Допустим, бывает тип старения «уставшее лицо», про что мы только что говорили. Это синева под глазами, может быть небольшая припухлость под глазами. Формирование носослёзных борозд, формирование носогубок, в принципе, относятся именно к этому типу старения.

Существует другой тип старения, особенно у людей с тонкой кожей – мелкоморщинистый тип старения. Здесь немножко другая ситуация. Здесь с овалом лица всё нормально достаточно до хорошего возраста, хорошо за 40 овал лица остаётся достаточно сохранным. Здесь очень сильно страдает качество кожи. В этом случае образуются не только мимические морщинки, а некоторая рыхлость, пастозность кожи, формируется обильная сеточка морщин. В этом случае мы говорим о мелкоморщинистом старении. Кожа становится сухая, как печеное яблоко. 

К. Бахтияров:

С каким типом старения труднее бороться Вам, как специалисту?

Н. Кислицына:

Труднее всего бороться, пожалуй, с третьим типом старения, деформационным. Чаще всего это женщины с немножко избыточной массой тела или те, которые с нормальной, но склонны к полноте. В этом случае есть избыток или достаточно большое количество подкожной жировой клетчатки. Эти пакеты, опускаясь с течением времени, формируют деформационный тип старения. Это тяжёлая нижняя очерченность овала лица, это формирование брылей, это двойной, а то и тройной подбородок. С этим типом старения бороться достаточно сложнее, потому что требует достаточно серьёзных методов коррекции.

С деформационным типом старения бороться сложнее всего.

К. Бахтияров:

Наверное, нередко приходится прибегать к помощи пластических хирургов при третьем типе? 

Н. Кислицына:

Да, именно так и есть. 

К. Бахтияров:

Какие современные технологии Вы можете предложить нашим дорогим женщинам? Что сейчас в тренде?

Н. Кислицына:

В тренде, безусловно, сейчас лазерные технологии. Они занимают передовые позиции в плане омоложения кожи и дают очень хорошие результаты. Потому что эти технологии позволяют, во-первых, ускорять регенерацию клеток, они действуют на уровне базального слоя, активируют фибробласты. За счёт этого идёт активная выработка коллагена, эластина. 

Лазерные технологии позволяют ускорять регенерацию клеток, идёт активная выработка коллагена.

К. Бахтияров:

То есть каркас сохраняется. 

Н. Кислицына:

Да, совершенно верно, он не то, что сохраняется, а после пройдённого курса восстанавливается, и эффект сохраняется достаточно длительное время. Бывают ситуации, когда женщина приходит на приём, проходит курс процедур из 4-6 и, в принципе, она этим эффектом довольна, он сохраняется в течение года. Это очень большой плюс. В течение года, допустим, она делает биоревитализацию или биорепарацию. Если ещё идет борьба с мимическими морщинками, подкалывается ботулотоксин, она прекрасно, превосходно выглядит в течение года, а то и полутора лет.

К. Бахтияров:

Но в отношении ботулотоксина у меня личный, как у мужчины, двоякое мнение. Иногда видишь немножко переколотых женщин. Когда общаешься с человеком, хочется обратную связь получить, а ты видишь, что человек тебе только губами отвечает, никакой мимики у него нет. Что Вы можете сказать по этому поводу? Мне кажется, или технология нарушается, или кому-то вообще ботулотоксин не показан. 

Н. Кислицына:

Я хочу заметить, что Вы всё про женщин, а на самом деле, мужчины тоже стали за собой ухаживать, уделяют этим моментам большое внимание. Когда пациент или пациентка приходит на приём, я, конечно, сначала хочу выслушать мнение, что бы они хотели увидеть, с чем бы они в первую очередь хотели бороться. Потом, как специалист, я может быть, несколько меняю его стиль, направление и могу предложить свои моменты видения. Но, всё равно, у некоторых бывают пожелания, чтобы была абсолютно полная блокада мышц, и чтобы не было ни одной морщинки. Кто-то говорит, что «уколите меня так, чтобы мимика немножко сохранялась, это более естественно». Конечно, я стараюсь придерживаться пожеланий пациентов, потому что это немаловажно. Для себя лично я считаю, что должна быть некая золотая середина. Лицо не должно быть не кукольным.

К. Бахтияров:

Бывают ситуации, когда Вы пациентам отказываете? Понятно, что косметология – это платные услуги, не ОМС. Человек говорит: я готов заплатить N-ную сумму денег, сделайте мне. Вы, как специалист понимаете, что пациенту или пациентке не нужно это делать. Бывают такие ситуации, что Вы им отказываете? 

Н. Кислицына:

Да, такие случаи бывают. Если я, допустим, вижу, что то, что просит пациентка ей не показано и, мало того прочего, может нанести вред, я, конечно, 100% этого делать не буду. Потому что не люблю работать так, что будет неправильно. 

К. Бахтияров:

Естественно, тогда будет страдать Ваше реноме.

Вы коснулись одной очень интересной темы. Это мужская косметология. Какое процентное отношение обращающихся к Вам мужчин по отношению к женщинам? Какие запросы у мужчин, что они хотят?

Н. Кислицына:

Я бы сказала, что по отношению к женщинам, если брать соотношение к 100%, пожалуй, мужчины-пациенты составляют процентов 35 и даже 40. Мужчины стали за собой ухаживать и это радует, на самом деле. Потому что, опять-таки, ритм жизни, который протекает в больших мегаполисах, усталость и т.д., тоже отражается. Мужчины, особенно те, кто занимает руководящую позицию, должны достойно выглядеть. Поэтому, большой популярностью пользуется процедура инъекций ботулотоксинов, гелий. 

К. Бахтияров:

То есть мужчины тоже не любят улыбаться? 

Н. Кислицына:

Вы знаете, что мужчины любят – чтобы это было естественно, чтобы никто не догадался, что оно есть. Но, чтобы при том при всём выглядеть помолодевшим, посвежевшим и, по возможности, с положительной лифтинговой динамикой. У нас это получается. 

К. Бахтияров:

Это здорово. Но мне интересно, в том числе и как мужчине, какие варианты омоложения Вы предлагаете именно мужчинам, или какие запросы у мужчин? Про ботулотоксин Вы сказали, что ещё? Лазерные технологии применяются?

Н. Кислицына:

В плане омоложения лазерные технологии применяются достаточно редко. Всё-таки, мужчины в этом плане, может быть, не столь продвинуты, как женщины, они побаиваются более серьёзного вмешательства. Но если, допустим, брать вопрос состояния кожи постакне, когда есть достаточно большие рубцы, то лазерные технологии позволяют решить вопрос, практически, на 100%. Очень хороший результат, особенно, если мы говорим про фракционный CO2,  термодиз. В этом плане мужчины делают эти процедуры очень охотно. Во-первых, мы решаем проблему рубцевых изменений на коже, и заодно у нас процесс омоложения происходит по-любому, потому что по-другому не получается.

К. Бахтияров:

Значит, лазерные технологии, я так понимаю, в ограниченном варианте, в основном, с целью омоложения? 

Н. Кислицына:

Да, в основном мужчины больше прибегают к инъекционным методикам, по статистике лично у меня получается так. 

К. Бахтияров:

Что они колют, гиалуроновую кислоту?

Н. Кислицына:

Гиалуроновую кислоту, которая предназначена для контурной пластики, для объёмного моделирования. Мы можем формировать овала лица, можем заполнять носогубки, носослёзки, очень хорошие результаты, хороший лифтинг. Мы можем бороться и направлять наше воздействие на улучшение качества кожи. Тогда гиалуроновая кислота выступает в качестве биоревитализантов, биорепарантов, когда помимо гиалуроновой кислоты у нас содержатся в препаратах микроэлементы, мезопептидные комплексы. Они питают, стимулируют. Основной акцент идёт, во-первых, кожа должна донабрать влаги, что, собственно, и даёт гиалуроновая кислота, потому что одна молекула гиалуроновой кислоты притягивает около 500 молекул воды. Кожа из печеного яблочка становится наливным и румяным. 

К. Бахтияров:

Гинекологи тоже достаточно активно используют эти препараты высокой плотности в интимной пластике для формирования половых губ. Существуют запросы от некоторых женщин изменить форму половых губ, увеличить их, мы это тоже достаточно активно используем.

Помимо притягивания воды, какие ещё эффекты даёт гиалуроновая кислота? На сколько хватает этого эффекта, по Вашему опыту. 

Н. Кислицына:

Мы сейчас говорим про объёмное моделирование и про контурную пластику. С течением возраста у нас жировые пакеты смещаются в нижнюю часть лица, появляется гравитационный птоз. Если в молодости у нас лицо представляет собой треугольник, вершина которого направлена вниз, то с течением времени становится треугольником, вершина которого направлена вверх. Понятно, что здесь брылы, провисание, двойной подбородок, ослабленная платизма мышцы шеи, когда формируются складки под шеей. Если мы говорим про эти моменты, то существуют гели разной плотности. При небольших морщинках, незначительно выраженных, мы используем гель небольшой плотности. Если речь идёт о глубоких носогубках или, допустим, о дефиците объёмов, мы уже используем более плотные гели средней или высокой плотности, которые, в принципе, сохраняют свой эффект достаточно долго, ‪от 8 до 12 месяцев. 

К. Бахтияров:

Давайте вернёмся к женщинам, у нас, всё-таки, передача по гинекологии. Какие Вы ещё используете компоненты для мезотерапии, что очень важно для нашей кожи?

Н. Кислицына:

Для нашей кожи использовать банальные биоревитализанты – это уже шаг назад. Используются более активные препараты, которые называются биорепаранты. Помимо гиалуроновой кислоты они содержат нуклеатидные комплексы, пептидные комплексы. Понятно, что гиалуронка притягивает воду, это увлажнение, но всё вместе, в совокупности у нас должна идти активация биологически активных процессов в коже, активация фибробластов, которые являются основной кладезью в плане добычи коллагена.

В настоящее время актуальнее использовать биорепаранты. Они активизируют процессы в фибропластах.

К. Бахтияров:

То есть можно придать определённую форму, но эта кожа будет не того цвета, капиллярная сеть будет не таким образом развита, что будет некрасиво смотреться. 

Н. Кислицына:

Совершенно верно. Стимуляция этих биологически активных процессов в коже очень важна. То, что мы видим в виде изменения внешних проявлений на коже – тусклый цвет кожи, неравномерный тон, нет яркости былой кожи, идёт формирование капиллярной сетки. Используя те или иные препараты, мы можем воздействовать на кожу и влиять на эти негативные моменты. В результате у нас выравнивается цвет, тон кожи, частично уходит капиллярная сетка. Не всегда удаётся её убрать, тут применяются комбинированные, сочетанные методики. Они всегда применяются, потому что здесь идут и лазерные технологии, мы дополнительно можем влиять на сосудистую сетку лазером, на пигмент на коже, дополнительно прибегнув к лазерной технологии тоже можем его убирать. Здесь идет комбинированная, сочетанная методика. Говорить, что биоревитализант или биорепарант может 100% решить все проблемы – конечно, нет. Но, в общем, значительно улучшает качество кожи. 

К. Бахтияров:

С возрастом количество посещений врача-дерматокосметолога увеличивается, или оно остаётся тем же?

Н. Кислицына:

С возрастом количество посещений, конечно, увеличивается. Если раньше, в относительно молодом возрасте хватало простых, обычных сеансов, допустим, мезотерапии, биоревитализации, то потом уже используются более расширенные комплексы, начиная от уходов. К той же мезотерапии, биоревитализации мы присоединяем ботулинотерапию, мы присоединяем инъекции гиалуроновой кислоты в плане контурной пластики, объёмного моделирования. Это аппаратное воздействие лазера CO2-фракционный, который позволяет добиваться хорошего лифтинга, убирает мелкую сетку морщин, кожа реально молодеет.

К. Бахтияров:

Очень серьёзная проблема – круги под глазами. Что Вы предлагаете нашим пациенткам?

Н. Кислицына:

Круги под глазами, в принципе, могут быть разными. Может быть некий элемент отёчности, потому что с течением времени у нас формируется венозный застой, что способствует некой рыхлости, пастозности лица. В этом случае бывает достаточно обколоть активными компонентами, которые дадут нам хороший лимфоотток. Это при помощи химических средств. Также мы можем делать аппаратную косметологию. 

К. Бахтияров:

Вы можете назвать конкретные химические вещества, которые Вы колете?

Н. Кислицына:

Да, это мезопептидный комплекс, это компоненты арники, каштана, которые могут дополнительно влиять на микроциркуляцию. Большинство препаратов имеет свою запатентованную формулу, эффект хороший. Несмотря на то, что там содержится небольшое содержание гиалуроновой кислоты, но, имея запатентованную формулу, мы видим хороший эффект, синева уходит, и некая пастозность под глазами уходит. Хороший эффект также могут оказывать аппаратные методики, когда мы делаем лимфоотток, решаем проблему не только инъекциями, но и аппаратной косметологией.

К. Бахтияров:

Про аппаратные методики можете немножко поконкретнее? Про лазеры я примерно понял, а какие аппаратные методики Вы активно используете в своей повседневной работе?

Н. Кислицына:

Первую очередь занимает микротоковая терапия, потому что она очень хорошо стимулирует обменные процессы, очень хорошо активирует кровоснабжение. При помощи микротоков мы можем добиться хорошей перфузии питательных веществ и создания некоего депо в тканях, что после проделанной процедуры будет иметь в коже свой эффект на протяжении 10-14 дней. Это вакуумный массаж, он позволяет открыть лимфооттоки; на лице существуют определённые точки лимфооттоков, мы можем убрать пастозность, отечность, небольшую припухлость, если она есть под глазами. Это достаточно эффективно. Это фонофорез, это миостимуляция, потому что всё в совокупности дает хороший лифтинговый подтянутый эффект. Но здесь после проделанного курса эффект очень быстро уйдёт, потому что, как мы понимаем, это достаточно кратковременное воздействие. Конечно, это не сравнится с лазерными технологиями или серьёзными инъекционными моментами. Конечно, это не сравнится. 

К. Бахтияров:

Когда женщине 45 лет, 50 – это ясно, а что Вы можете предложить и женщинам в 70 лет? Сейчас ведь много женщин, которые хотят выглядеть прекрасно и в 70 лет. Наверное, есть ограничения, наверное, нужно учитывать возраст? Что современная косметология предлагает?

Н. Кислицына:

Конечно, женщины в 70 лет могут выглядеть по-разному, иметь разное состояние кожи. В силу генетических моментов, или, может быть, раньше женщина ухаживала, процедуры делала. 

К. Бахтияров:

Конечно, если она в течение всей жизни ухаживала за собой, то ей процедуры проводить намного легче, нежели если к Вам пришла сморщенная старушка и говорит: сделаете из меня, пожалуйста, Бриджит Бардо. 

Н. Кислицына:

Да, не получится, однозначно. Такая категория женщин просто не готова идти к пластическому хирургу, или банально боятся. Я никогда не откажу такой пациентке, если нет серьёзных внутренних проблем, болезней в стадии декомпенсации и заболеваний, которые могут быть абсолютным противопоказанием к той или иной процедуре. Я никогда не откажу, и мы постараемся что-то сделать.

Что обычно нужно делать? Обычно в таком возрасте очень сильно выраженный эластоз, морщинистость кожи. Процессы птоза тоже достаточно сильно преобладают. Конечно, первым этапом будет процесс фракционной шлифовки на CO2-лазере, на хороших режимах. Я бы даже не просто ДОТ предложила, а ДРОТ. ДРОТ, это процедура, когда помимо фракционного CO2 воздействия идёт подключение RF-волны, RF-лифтинга. Здесь идет ещё процесс на очень хорошее прогревание внутренних слоёв кожи, вплоть до базального слоя. Нам, самое главное, не только убрать поверхностные слои кожи, но нам ещё важно прогреть кожу, чтобы активировать все процессы. 

К. Бахтияров:

Лазер, лазерная глубокая лазерная шлифовка – это я понял. Что ещё Вы можете предложить?

Н. Кислицына:

Этим женщинам и не только этим, даже женщинам в тридцатилетнем возрасте. Есть понятие «тяжёлой кожи», тяжёлой, пористой кожи, когда, вроде бы, женщина ещё молодая, но формирование брыл идёт несколько преждевременно, «плывёт» овал лица. Таким молодым женщинам и женщинам в возрасте, но после курса шлифовок, чтобы смоделировать треугольник, вершина которого направлена вниз. 

К. Бахтияров:

То есть мы пытаемся перевернуть наоборот, пойти против природы. 

Н. Кислицына:

Да, совершенно верно. Можно было бы предложить нитевые технологии, я очень их люблю, они дают очень хорошие результаты. Но мы говорим не про обычные линейные нити, а речь идёт в данном случае о якорных нитях, которые дают очень хороший эффект подтяжки. Если пациентка после постановки таких нитей соблюдает все рекомендации, то в совокупности с другими методами воздействия мы получаем желаемый эффект, реально, люди молодеют лет на 15, лицо реально свежеет. Этот эффект выражен, в среднем, от года до полутора. Очень хороший по продолжительности эффект, учитывая возраст женщины, если мы говорим про возрастных женщин. Я хочу сказать, что у женщин повышается самооценка, они счастливы.

К. Бахтияров:

Насколько болезненна эта процедура?

Н. Кислицына:

Я бы не сказала, что она болезненна, она немного неприятная, поскольку якорные нити ставятся субдермально, под кожей. Кто не знает – объясню: там очень мало нервных сплетений, нервных окончаний, но это достаточно всё терпимо. 

К. Бахтияров:

Нам очень интересно именно про технологии, какие противопоказания? Человек захочет себе поставить, а у него, допустим, есть проблемы. Поподробнее, пожалуйста, про них? 

Н. Кислицына:

Это тяжёлые аутоиммунные заболевания, которые связаны с соединительной тканью. Формирование и наличие в анамнезе келоидных рубцов является абсолютным противопоказанием. Пожалуй, диабет 1 типа. Всё остальное, если в стадии компенсации, даже онкологические пациенты. Они тоже люди, им хочется жить.

К. Бахтияров:

Конечно, они тоже хотят быть красивыми. Им надо в этом помогать обязательно. 

Н. Кислицына:

Поэтому, если состояние позволяет и хорошая гемодинамика по анализам, лечащий врач не против, он даёт добро на эту процедуру. Многие из процедур, за исключением аппаратных, мы сейчас говорим про нитевые, инъекционные технологии, мы можем им предложить. Я это делаю, результаты очень хорошие. 

К. Бахтияров:

Вы очень интересную вещь сказали. Для онкологических пациентов есть некие ограничения в использовании аппаратных, микротоков, наверное? 

Н. Кислицына:

Да, микротоки, лазерные технологии противопоказаны.

К. Бахтияров:

А нити, я так понимаю, мы можем. Я думаю, что наши уважаемые пациенты, которые страдают серьёзными заболеваниями, если нет других противопоказаний, могут этим воспользоваться и быть красивыми, повысить собственную самооценку в своих глазах. 

Н. Кислицына:

Не то, что самооценку, а свой, может быть, жизненный потенциал, уверенность в себе, просто поднять себе настроение, это очень немаловажно. 

К. Бахтияров:

Ещё есть технология, достаточно активно используется во многих косметологических клиниках, дискутируется о том, какие пробирки надо использовать. Вы, наверное, поняли, о чем я говорю – о PRP-терапии. Мне хотелось бы Ваше мнение узнать. В гинекологии мы применяем эту методику для лечения крауроза, для лечения воспалительных заболеваний. Ваше мнение, как специалиста PRP-терапии, немножко поподробнее, какой эффект достигается? 

Н. Кислицына:

Я очень положительно отношусь к этой терапии, потому что, Вы правильно заметили, она не только хороша в плане косметологических решений, косметологических проблем, в плане нашей основной темы старения кожи. Она позволяет решить ряд дерматологических проблем, если мы говорим про мою специализацию, как врача-дерматолога. Во-первых, очень хороший противовоспалительный эффект всегда и во всём. Хороший эффект, направленный на регенерацию, на восстановление тканей, потому что идёт очень хорошая стимуляция всех биологически активных показателей не только в коже, в органах и системах.

Этот вид терапии – не простой плазмолифтинг, который получается путём выделения двух фракций – собственные эритроциты, которые после центрифуги оседают внизу, и плазма, которая получается наверху. Здесь мы говорим про плазмолифтинг, обогащённый тромбоцитами. Это очень немаловажно, потому что тромбоциты – основные активаторы именно в этой ситуации процессов, про которые мы говорили. Они вырабатывают многие факторы – фактор роста, фактор воздействия на эндотелий сосудов, фактор роста сосудов. Всё в совокупности даёт потрясающую регенерацию, противовоспалительный эффект. 

К. Бахтияров:

Я эту методику тоже очень активно применяю, мне она очень нравится, потому что, практически, не бывает аллергических реакций, что очень важно. Технология проведения в косметологии, очень важно использовать именно нижнюю часть фракции, я так понимаю, самую богатую. 

Н. Кислицына:

Да, самую богатую. В этом виде плазмолифтинга получается три части, три составляющих после центрифуги. Это эритроциты, это средняя часть, богатая лимфоцитами, но содержит очень мало тромбоцитов, и это обогащённая тромбоцитами плазма. Именно её мы используем. Приблизительно из 15 мл крови мы получаем около 2 мл драгоценной плазмы. 

К. Бахтияров:

В последнее время коллеги, мы общаемся, среди гинекологов используют так называемый плазмогель. В Вашей практике Вы применяете эту методику? В гинекологии есть технологии, когда нужно очень чётко рассчитать количество гиалуроновой кислоты для введения. В частности, при недержании мочи мы используем такую технологию. Плазмогель - более щадящая методика. Ее хватает, конечно, на меньшее время, но, на мой взгляд, она более безопасна. Я хотел Ваше мнение послушать насчёт плазмогеля: как Вы, применяете, не применяете? Если применяете, то в каких ситуациях? 

Н. Кислицына:

Интересная тема. Я не применяла его, но теперь я попробую. Особенно, можно применять, допустим, после ситуаций летом. Если пациентка соблюдает все рекомендации после шлифовки, мы сейчас говорим про фракционную CO2  шлифовку, а почему бы её не сделать летом? Такая шлифовка очень хорошо заменит любой химический пилинг, который, кстати, частенько в последнее время даёт такое осложнение, как гиперпигментация, что не очень бывает хорошо и потом эту проблему очень трудно решить. После легкой шлифовки, допустим, нанести плазмогель, будет очень хороший эффект. Потому что мы очень активно простимулируем, через поражённые фракционные колодцы будет идти хорошая перфузия всех составляющих элементов, будет очень хороший, богатый выброс на регенерацию, на очень хороший, потрясающий лифтинговый эффект, как я полагаю, если рассуждать логически. Период восстановления при лёгкой шлифовке не будет занимать от 5 до 7 дней, он пройдет в 2-3 дня.  

К. Бахтияров:

Да, помимо того, что хочется получить эффект, хочется получить эффект как можно быстрее. 

Н. Кислицына:

Вот спасибо, очень интересная тема! 

К. Бахтияров:

Я хотел бы с Вами обсудить косметологические средства. Есть косметологические средства ухода, которые использует косметолог, а есть средства, которые использует женщина дома – ночной крем, дневной крем. Не могли бы Вы поподробнее рассказать? Понятное дело, что у каждого косметолога есть своя линия. Кто-то любит более дорогую косметику, кто-то менее дорогую, но, всё-таки, как нашим уважаемым женщинам выбрать, что использовать? Неспециалисту очень трудно разобраться, магазины заполнены косметологическим и средствами, цены очень недешёвые. Естественно, хочется наименьшими средствами быть красивой. Подскажите, какие ориентиры существуют? 

Н. Кислицына:

Если есть возможность, я бы, конечно, подошла бы на консультацию к косметологу. 

К. Бахтияров:

Консультация не обсуждается, это обязательная процедура. 

Н. Кислицына:

Это обязательная процедура, потому что женщина может быть уверена, что она имеет одни определённые проблемы, а мы посмотрим, там может быть ещё что-то. Опираться только на одну линию было бы неправильно, но есть основные моменты, которые можно было бы в такой ситуации внести в качестве предложения.

Допустим, пересушенная кожа, мелкоморщинистый тип старения, кожа обезвоженная, но достаточно чувствительная. Здесь мы бы предлагали линию, которая содержит максимум увлажняющих компонентов, начиная от молочка, тоник для чувствительной кожи, крема и маски, которые содержат большое количество увлажняющих компонентов. Сейчас появились супер ноу-хау, когда в кремах, масках содержится коллаген, содержится гиалуронка; содержится всё настолько в правильных соотношениях, очень мелкомолекулярное, что процессы перфузии достаточно активны. Идёт хорошее создание депо, которое питает кожу внутри, на определённых слоях. Конечно, очень глубоко мы это не проведём, но процессы старения кожи начинаются, зачастую, в верхних слоях, страдает роговой слой, который теряет влагу. Здесь наряду с увлажнением ещё будет идти наружное заполнение рельефа тем же коллагеном, который содержится в этих средствах, ещё будет идти визуальное выравнивание рельефа кожи. 

К. Бахтияров:

Есть схема ухода? Утренний крем, дневной крем, ночной крем? 

Н. Кислицына:

Да, как правило, начинается процесс с очищения кожи. Это может быть молочко, после которого обычно используется тонизация. Это может быть двухфазный раствор, который даёт и очищение, и тонизацию. Это может быть мицеллярная вода, особенно, у кого очень чувствительная кожа с куперозом и при малейшем прикосновении краснеет и видна сетка сосудов, можно ей проводить очищение. Естественно, есть определённые виды крема для лица, дневной, ночной, это обязательно надо соблюдать. 

К. Бахтияров:

Дневной, ночной – есть принципиальные различия, нельзя, например, пользоваться одним дневным или одним ночным. 

Н. Кислицына:

Да, безусловно. Также выделена кожа чувствительных зон, это кожа век. 

К. Бахтияров:

Для чувствительных зон, наверное, существуют определённые средства? 

Н. Кислицына:

Да, отдельные композиции. Помимо кремов, существуют гели для век, очень активные сыворотки. Иногда сыворотки бывают даже более активны по своему воздействию, потому что они более весомы, они содержат более лёгкие соединения, которые очень диффундируют в кожу, лучше усваиваются и создают более богатое депо питательных веществ. 

К. Бахтияров:

Сыворотки в основном из чего состоят, какие компоненты в них? 

Н. Кислицына:

Для противовозрастного ухода, безусловно, это гиалуронка та же самая, тот же самый коллаген, это питательные вещества, набор витаминов – витамины-антиоксиданты, витамины, которые борются с процессами старения, которые также влияют на биологически активные процессы в коже. Всё это взаимосвязано. 

К. Бахтияров:

Наталья, у Вас есть мечта?

Н. Кислицына:

Да, у меня есть мечта: я хочу всегда оставаться молодой и красивой. 

К. Бахтияров:

Замечательная совершенно мечта! Я хочу поблагодарить нашего уважаемого гостя, большое Вам спасибо!