Имплантация венозной порт-системы

Сосудистая хирургия

Тэги: 

К. Бутова:

Здравствуйте, дорогие друзья! В эфире программа «Медиадоктор», «Сосудистая хирургия». В студии Ксения Бутова. Сегодня поговорим про имплантации венозных порт-систем при химиотерапии, профилактику сосудистых осложнений. В нашей студии сосудистый хирург, рентгенэндоваскулярный хирург Андрей Геннадьевич Шевакин, клиника ОАО «Медицина» и госпиталь ветеранов войн №1. Здравствуйте, Андрей! 

А. Шевакин:

Здравствуйте, Ксения! 

К. Бутова:

Рада приветствовать Вас в нашей студии, и сегодня мы поговорим про таких тяжелых онкологических больных, которые сталкиваются с большой необходимостью получения химиотерапии, и для них разработаны специальные методики, которые позволяют профилактировать сосудистые осложнения при проведении данных процедур. Андрей, давайте начнем. Что такое порт-система, что она из себя представляет?

А. Шевакин:

Чтобы понять, что такое порт-система вкратце, это фактически мгновенный венозный доступ. То есть это доступ в течение нескольких секунд. Заключается в порт капсула, как правило, титановая с покрытием в виде пластика или пластины и соединенная с катетером, который установлен уже непосредственно в центральной вене. Соответственно, он подшит под кожу, и использовав специальную иглу, доктор или сам пациент может получить венозный доступ в течение нескольких секунд, даже самообучившись это можно сделать и использовать его, как ему нужно. Нужно это для онкобольных, как Вы правильно сказали. Действительно, немаловажно для них, потому что заболевание достаточно распространенное в нашей стране, да и вообще в мире имеет такую тенденцию, к сожалению.

К. Бутова:

К значительному росту.

А. Шевакин:

Хотел бы сказать Вам спасибо, что пригласили с этой темой, чтобы осветить ее для пациентов, чтобы они знали, как правильно использовать это устройство, для чего оно назначается и когда назначается.

К. Бутова:

Андрей, какие показания для установки порт-системы?

А. Шевакин:

Показания для установки – это, прежде всего, онкобольные. И, к сожалению, эти пациенты не всегда узнают, что им нужно ставить именно этот порт.

Показания для установки порт-системы – это, прежде всего, онкобольные. И, к сожалению, эти пациенты не всегда узнают, что им нужно ставить именно этот порт.

К. Бутова:

А почему сейчас в клиниках Москвы онкологи и химиотерапевты не сообщают о том, что необходимо ставить порт? Мне кажется, это довольно уже распространено. 

А. Шевакин:

Совершенно верно, но не всегда это так происходит. Потому что химиотерапевт на пациента смотрит порой, как на какой-то объект.

К. Бутова:

То есть сохраняется группа пациентов, которая даже не в курсе, что существует порт-система?

А. Шевакин:

Да. Человек, находясь в онкоклинике, даже может быть не в курсе, что ему надо поставить порт-системы, и время теряется. Хотя уже могли установить порт-систему и использовать ее как нужно. Качество жизни улучшается у пациента, это жизнь до и после установки порт-системы.

Порт – это не только профилактика осложнений, о которых мы поговорим сейчас, но и обеспечение последовательности химиотерапии. То есть химиотерапия должна быть последовательная. Тебе назначают химиотерапию, в течение каждых двух недель нужно проходить курс. Раньше химиотерапевты не столь заботились о том, как это все будет у пациента. Назначали в периферические вены достаточно хорошего пациента, и все. Если, допустим, периферические вены уже заканчивались, возникали новые осложнения, то использовался уже центральный доступ.

К. Бутова:

Где грань, когда нужно назначать имплантацию порт-системы, а когда нет?

А. Шевакин:

Если предполагаемая химиотерапия заключается три месяца и больше, то это показания для установки порт-систем для онкопациента. Проводились многоцентровые исследования, и выявлено, что уже пятый цикл, пятый курс химиотерапии приводит к 80% сосудистых венозных осложнений. Что это такое? Это тромбофлебиты всем известные, это окклюзия, облитерация сосудов, то есть фактически невозможность выполнить химиотерапию.

А что такое сама по себе химиотерапия? Это введение токсичных препаратов через вену. Используют перифирические вены, кубитальные. Как правило, одну вену два раза использовать не удастся. Бывают случаи, когда сестра не попадает, она уверена, что попадает в вену, вводит инфузию, визуально она не видит уплотнения, а идет инфузия непосредственно тканей. А некоторые препараты обладают просто некротическими свойствами. Одна пациентка уже на второй инъекции получила глубокий ожог ткани кисти руки, который пришлось лечить в течение двух месяцев. По своему опыту она говорит: «Мы, пациенты, должны все знать в клинике почему-то». Химиотерапевты порой включают своих пациентов в исследование.

К. Бутова:

В исследование препарата?

А. Шевакин:

Да, в исследование препарата. Например, какой-то прогрессивный препарат, который фармфирма дает бесплатно. Но для того, чтобы оценить его качество, идет требование, что обязательно надо установить порт-систему.

К. Бутова:

Потому что сейчас проводятся новые исследования по химиопрепаратам?

А. Шевакин:

Да, много проводится, в нашей стране в том числе. Соответственно, химиотерапевт вынужден, чтобы включить пациента, установить ему сначала порт-систему. Я бы хотел сказать и пациентам, и врачам, которые будут заниматься, сосудистым хирургам, эндоваскулярным хирургам в частности. Почему мы, эндоваскулярщики, занялись этой проблемой? Потому что тут происходит катетеризация под рентгеном.

К. Бутова:

Дополнительные показания есть, помимо химиотерапии? Может быть, еще какие-то заболевания тоже нуждаются в установке порт-системы?

А. Шевакин:

Непосредственно первыми клиентами были онкобольные, это мгновенный доступ, то есть это удобно. Это, фактически, те пациенты, которым требуются постоянные длительные или короткие инфузии. Это могут быть пациенты с хроническими инфекциями, которым постоянно нужна антибиотикотерапия. Но здесь есть определенные оговорки. Порт-системы ставятся с осторожностью, используется особый катетер, то есть с клапаном, чтобы не было инфицирования портала, как осложнения. Это пациенты с заболеваниями эндокринной системы, которым нужны какие-то инфузии.

К. Бутова:

В принципе, спектр постановки порт-системы достаточно широкий. Но основную массу занимают онкобольные для проведения химиотерапии. Андрей, а существуют ли противопоказания для установки порт-системы? 

А. Шевакин:

Противопоказаний мало. В частности, если смотреть на какие-то гнойничковые заболевания в области установки порт-системы. Есть относительные противопоказания, абсолютных противопоказаний в моей практике не встречалось.

Что касается относительных противопоказаний для онкобольных. Проводится химиотерапия, как правило, закончились все вены, пациент ищет способ, как ему все это дальше обеспечить. Он понимает, что это порт-система. Соответственно, он обращается к врачу, и мы смотрим, прежде всего, его анализы крови, потому что сама химиотерапия может существенно влиять на показатели лейкоцитов и тромбоцитов. Тромбоцитопения развивается достаточно серьезно. Операция плановая, поэтому не надо ее торопить, а поднять тромбоциты. Тем более сейчас есть препараты типа револейд, который неплохо в течение недели поднимает тромбоциты.

Химиотерапия может существенно влиять на показатели лейкоцитов и тромбоцитов. Тромбоцитопения развивается достаточно серьезно.

К. Бутова:

Стабилизируете состояние, и потом все равно устанавливается?

А. Шевакин:

Да, но если срочно надо. И имею в виду прямо срочно, потому что химия иногда тоже не ждет, и надо быстро-быстро все это делать. Поэтому в клинике бывает, что есть такая потребность – достаточно быстро поставить порт.

Что мы смотрим? Это, как я говорил, показатели крови. Они должны быть свежие, особенно у того, кто получает химиотерапию. Если химиотерапию человек никогда не получал, у него показатели крови будут относительно нормальные.

К. Бутова:

В каких больницах можно установить порт-систему? Куда направляют химиотерапевты, и является ли это бесплатно? Входит ли в систему OMС для пациентов?

А. Шевакин:

Конечно, с течением времени, когда эти операции стали достаточно популярны, а начинали мы в 62-ой больнице с 70 пациентов в год. Никто не верил, что будет больше 200-300 пациентов в год. Сейчас там порядка 600-700 установок порт-систем. Мы были одними из родоначальников клиники по установке этих всех устройств. История такова, что с 2000-х годов это система применяется. По ОМС это, конечно, сейчас устанавливается.

К. Бутова:

То есть это бесплатно?

А. Шевакин:

Да. Раньше это было платно, и длительное время. Сейчас по ОМС можно поставить, но не все пациенты могут получить это ОМС.

К. Бутова:

Только определенным группам больных?

А. Шевакин:

Там очереди, это не всегда удобно для пациентов. Мы в госпитале сделали 35 тысяч, по нынешним временам это не очень дорого.

К. Бутова:

В эту сумму входит полностью установка порт-системы?

А. Шевакин:

Да. Установка, стоимость порт-систем, какое-то количество пребывания в клинике, больше пациент не заплатит именно за установку. По ОМС можно, но надо ждать, пройти очередь.

К. Бутова:

А существуют ли квоты?

А. Шевакин:

Квоты существуют, и какие-то клиники квоты используют, но, по-моему, это не очень рационально, использовать квоту именно для онкобольного, потому что есть возможности использовать эту квоту более рационально, на мой взгляд.

К. Бутова:

На более дорогостоящую химиотерапию.

А. Шевакин:

Сам порт не такой дорогой, чтобы использовать квоту. Но кто-то использует, я слышал, в Ярославле так делают.

К. Бутова:

Андрей, расскажите для наших зрителей, пациентов как ухаживать за порт-системой? Требует ли она специального ухода?

А. Шевакин:

Полгода проходит, и никаких осложнений, как правило, не возникает. Но с течением времени, когда уже пациент пользуется, и проводится химиотерапия, проводятся курсы, игла ампутируется, там полость, и есть проблемы инфицирования.

К. Бутова:

Все-таки инфекция может пройти по системе?

А. Шевакин:

Да, никуда от этого не денешься. Практика показывает, что в течение полугода может быть инфицирование. Поэтому мы рекомендуем ухаживать за портом чистыми руками, желательно, чтобы пациент даже в перчатках делал, такая стерильность соблюдается сестрами. Тогда срок службы системы будет дольше. И тем не менее, бывают такие проблемы, но если он даже немножко инфицировался, то это не страшно. 

Практика показывает, что в течение полугода может быть инфицирование. Поэтому мы рекомендуем ухаживать за портом чистыми руками, желательно, чтобы пациент даже в перчатках делал, такая стерильность соблюдается сестрами. Тогда срок службы системы будет дольше.

К. Бутова:

Назначают антибиотики?

А. Шевакин:

Да, антибиотикотерапия, специальные промывки. Еще особенность, порт-система – это полость, внутри полости самой системы могут развиваться микроорганизмы, и это будет выглядеть так. Допустим, вводят препарат или проводят химию, повышается температура до 38 – 39°, пациент не понимает, почему это происходит. Это может быть от того, что там поселилась какая-то инфекция. Опять же курс антибиотиков, специальные промывки.

Сейчас разработаны схемы, которые позволят сохранить порт-систему и сделать так, что она останется функциональной, и не надо будет удалять и менять. Важно также использовать особые иглы – иглы Губера – с определенным разрезом. То есть обычную иглу, которая используется для обычных шприцов, нельзя использовать. Она будет повреждать силиконовую мембрану, и срок службы порт-системы будет сокращаться. Иглы порекомендует врач. Если порт-система 1,5-2 см, должна быть, соответственно, глубина. Есть разные иглы, для промывки в том числе игла используется, она несколько дешевле. Поэтому тоже есть смысл использовать, покупать такие иглы. Но, как правило, сейчас все онкологические клиники, в которых проходят химиотерапию, имеют в наличии эти иглы для работы с портами.

Если вспомнить историю, то раньше у сестер порт-система вызывала не шок, а просто страх. Сложное слово «порт-система», что пугает человека, сестры просто отказывались использовать. На моей памяти был случай, это было лет шесть назад, когда человек приехал из Перми, мы поставили порт-систему, он уехал, там отказались ее использовать, по старинке делали химиотерапию. Он приехал обратно в течение полугода, взяли, он говорит: «Я не знаю, работает порт-система или нет». Просто взяли, использовали, она работает. Тут даже полугодичное неиспользование – не факт, что система нерабочая. А рекомендации – если не используется система два месяца, то через каждые два месяца промывать гепарином, делать «гепариновый замок».

К. Бутова:

Я как раз хотела спросить, бывают ли тромботические осложнения?

А. Шевакин:

Тромботические осложнения бывают у порт-систем. Процент достаточно небольшой, тем не менее, это возможно, потому что мы устанавливаем катетер в периферическую вену, как правило, это подключичная вена. Используется еще яремный доступ, он меньше связан с тромбозами.  Но и то, и то может вызывать тромбоз. На мой взгляд, это связано с катетерами. То есть я использую силиконовый катетер, именно на силиконе тромбоза практически не бывает, другие виды катетеров – может быть тромбоз. Но это все тоже решаемо. 

Я использую силиконовый катетер, именно на силиконе тромбоза практически не бывает.

К. Бутова:

Какие бывают модификации?

А. Шевакин:

В зависимости от веса, роста пациента.

К. Бутова:

Индивидуально подбирается для каждого пациента своя порт-система?

А. Шевакин:

Различные типоразмеры. Есть еще определенные особенности. Допустим, с клапаном удобно для тех пациентов, кто использует порт-систему не для онкологии, а для инфузий хронических инфекций, чтобы гарантированно не попадала туда инфекция. Тут минус – нельзя получить кровь обратно, потому что для онкобольных важно еще брать из порта иногда анализы.

К. Бутова:

Да, это очень удобно.

А. Шевакин:

Лабараторные анализы берутся из пальца, но биохимию можно вполне брать с порт-системы. Также можно использовать как КТ, диагностики контрастирования. Я чаще всего беру порт-системы фирмы B.Braun Celsite. Хотя на рынке существует достаточно много порт-систем.

К. Бутова:

А ценовой диапазон различается?

А. Шевакин:

Да, ценовой тоже отличается. Бывает, одна система стоит 13 тысяч, другая 25, то есть достаточно варьируют. Если там типоразмеры разные, то это понятно, у них покрытие просто пластиковое, допустим, 301-ое, 305-ое.  Берем классическую систему Celsite и вообще компанию B.Braun.

Но это инородное тело для организма, как не бери, поэтому есть реакция отторжения. И вот то, что мы говорили в первой части, это инфекционный, перифокальный воспалительный процесс, который может возникать. Все это вместе в комплексе получается так, что порт может саморождаться. То есть через какое-то время, около года проходит, он начинает через ткань и происходит инфицирование, приходится его удалять.  

Это не у всех пациентов происходит, один на 20-30, поэтому особо бояться этого не стоит. Лечится достаточно быстро и легко удалением одного, установкой другого. Тут немножко подороже, и бывает, что этот момент существенен для пациента. Онкобольной – это, как правило, пациент, который достаточно много тратит на свое лечение, поэтому ему лишние деньги важны.

Есть порт с эпоксидным покрытием. Я ставлю такие порты чаще и не вижу в них реакции отторжения. В принципе, есть смысл такой порт ставить. Единственный у них минус, что они небольшого размера, крупным пациентам не всегда удобно ставить небольшого размера. Грубо говоря, для сестер, кто будет использовать, будет сложно для доступа под кожей находить и так далее. Когда устройство достаточно крупное, у крупного пациента оно легко находится и легко используется.

К. Бутова:

По времени как долго можно пациенту ходить с порт-системой? На какой период времени Вы его устанавливаете?

А. Шевакин:

Теоретически, как производителем сказано, на 10.000 инъекций рассчитана сама мембрана. Если одна инъекция в неделю, то это достаточно большое количество, три года точно запрограммировано. Если не случилось никакого осложнения, саморождения, тромбоза, которое потребовало удаления, то три года – это 100 %. А дальше практически не ограничено.

Когда его удалять. Некоторые пациенты приходят и говорят: «Все, не хочу больше знать об онкологии, вылечился, удалите». Есть такая группа пациентов «не могу уже с этим портом ходить». Тут никакой нужды нет удалять, по сути, можно его дальше использовать. Он ничего такого в себе не несет.

К. Бутова:

А если по каким-то осложнившимся причинам удалили порт, можно ли сделать повторно через какое-то время?

А. Шевакин:

Конечно, для пациента это трагедия, потому что он привык к порт-системе, что она работает надежно, что ему идет химия, и он связывает с этим надежды. Поэтому когда удаляют порт, это определенный для него дискомфорт. Поэтому мы стараемся удалять порт и тут же ставить новый. Если никакой нужды в порту нет, то удаляем совсем. А если он нужен, меняем, используем другой.

Когда удаляют порт, это определенный дискомфорт для пациента. Поэтому мы стараемся удалять порт и тут же ставить новый.

К. Бутова:

Мы уже подошли к методам установки. Давайте поговорим о них. Какие методы существуют? Под какой анестезией все это проводится?

А. Шевакин:

Под местной. Не требуется никаких крупных разрезов, это 3 см. Естественно, местная анестезия и пункции вены. Я в своей практике использую подключичный доступ, сделали небольшой разрез и тут же подключичные пункции. Как правило, 80 % успеха или больше. Уже со временем я могу похвастаться: у меня ни одного пневмоторакса не было. Я с 2010-го года ставлю порт.

К. Бутова:

То есть могут быть осложнения в виде пневмоторакса?

А. Шевакин:

Да, у любого врача. Но у меня не было из-за того, что я стараюсь использовать рентген, делаю это под рентгеноскопией, использую ориентиры. Если технически понимаем, что пункции уже глубоко, бывает полезно позвать анестезиологов. У анестезиологов немножко другой подход к пункциям, бывает, что помогают. Если ни анестезиологи, ни мы не смогли, то используется яремный доступ. Ультразвуком очень удобно, если у Вас под рукой есть ультразвук, переносная система, то подвел, увидел яремную вену, и тут же буквально за секунды сделал укол, и никаких проблем с установкой самого катетера.

Я позиционирую, что надо ставить катетер под рентгеном. Почему это важно? Потому что важна его позиция, чтобы он не перекручивался. Для пациента это очень важно, потому что это пойдет в дальнейшем в химию, это в том числе и тромбозы, и функционирование самого порта, насколько надежно он будет функционировать в организме.

Есть методика под установкой ЭКГ, ее используют исторически. В основном ставят порт-системы анестезиологи. Мы, как рентгенохирурги, позиционируем, что мы более четко ставим катетеры, более профессионально.

Надо ставить катетер под рентгеном, потому что важна его позиция, чтобы он не перекручивался.

К. Бутова:

Конечно, под рентгеноконтрастным контролем.

А. Шевакин:

Да, под рентгеноконтрастным контролем, и процесс осложнений меньше. В том числе то, что в этом плане для ориентиров набит глаз. Многие, кто работают в рентгенохирургии, еще параллельно ставят и кардиостимуляторы. Я думаю, что интервенционный кардиолог или радиолог вполне может освоить эту методику достаточно быстро в своей практике.

К. Бутова:

Теперь давайте поговорим о самой методике установки.

А. Шевакин:

Некоторые используют переносной ультразвук, мне приходится звать специалиста ультразвука, чтобы он подъехал, показал. Кто-то использует вручную, без всякого ультразвука. Дальше посерединке катетеризация вены, то есть установка. Типичная катетеризация любого сосуда: установил, провел проводник. Соответственно, рентгенотелевизионный контроль. Обычная С-дуга вполне позволяет установить порт-систему. Я использую дельта-пекторальную ямку справа или слева, в зависимости от того, куда лучше пациенту. Бывает, что удаляли молочную железу у женщины, делали лимфодиссекцию, то лучше, конечно, с контрлатеральной стороны ставить, то есть справа или слева, чтобы не было риска фатального тромбоза, который вызовет крупную неприятность.

Чем хороша, кстати, порт-система, что сверху не бывает тромбоэмболии. Даже если возникает тромбоз, то тромбоэмболии сверху не бывает, поэтому здесь преимущество в отличие от бедренного доступа. Делают туннель, проводится разрез. Я делаю сначала разрез, потом пункцию. Если не получается пункция, то туннель, яремная и потом тоже туннель делается. Такой мини-разрез, нет никакой нужды в наркозе. Я думаю, что любому хирургу это вполне доступно.

К. Бутова:

Конечно, маленький разрез, все это быстро. Операция, наверное, 15-30 минут.

А. Шевакин:

Пациент при этом не чувствует боли, это местное обезболивание. Какие-то ощущения у пациента могут быть, что-то происходит, что-то ему делают. Спрашиваешь: «Как Вы себя чувствовали?» «Как в кабинете стоматолога».

К. Бутова:

А данная процедура требует госпитализации?

А. Шевакин:

Нет, но у нас в госпитале требуется, чтобы уложили с открытием истории болезни, потому что не всегда администрация может разрешить. Где-то это вообще поликлиническая процедура.

К. Бутова:

То есть это может быть амбулаторной процедурой?

А. Шевакин:

Амбулаторной, совершенно поликлинической процедурой. При начальном опыте установки порт-систем мы сутки наблюдали, пока заживет, пока швы снимут, только тогда можно было использовать. Сейчас, с опытом, порт является рабочим уже с момента его установки. То есть сегодня поставили, в наборе даже есть игла, установили иглу, и с сегодняшнего дня можно брать химиотерапию, ничего не бояться, несмотря на то, что швы, заживает, ничего страшного.

При начальном опыте установки порт-систем мы сутки наблюдали, пока заживет, пока швы снимут, только тогда можно было использовать. Сейчас, с опытом, порт является рабочим уже с момента его установки.

К. Бутова:

Бывают ли какие-то осложнения во время процедуры, и как Вы их лечите?

А. Шевакин:

Я уже сказал, какие. Допустим, чем плох ключичный доступ. Подключичная артерия проходит рядом с веной, и есть риск возникновения кровотечения. Если врач пунктировал, вовремя сообразил, что это артерия, дальше не пошел, не проводил, то это ничем не заканчивается. Более неприятные, чаще встречаемые, это пневмотораксы. Опять же, тут нужно наблюдать, что мы делаем. Рутинно после установки порт-системы выполняется рентген.

К. Бутова:

В любом случае визуальный контроль?

А. Шевакин:

Если никакого пневмоторакса нет, пациент отпускается. Если подозрение – его можно оставить в клинике понаблюдать, и там уже тактика лечения пневмоторакса будет другая.

К. Бутова:

А в процессе, после проведения процедуры, он может сместиться?

А. Шевакин:

Нет. Там ложе, устанавливается в ложе. Кто-то подшивает их, я лично не подшиваю. Да, в процессе использования бывает переворачивается, тогда он переворачивает мембрану в обратную сторону, в таком случае его использовать нельзя. Бывает, что можно обратно его руками перевернуть.

К. Бутова:

В принципе, больших осложнений не бывает?

А. Шевакин:

Бывают в неопытных руках. Как рассуждают некоторые хирурги: «Это все просто, что там этот порт ставить». И ставят, бывает, что вылетает проводник, то есть нет опыта управления с проводниками. Кто умеет? Это эндоваскулярные хирурги, анестезиологи, у них есть постоянный опыт использования проводников катетеров.

К. Бутова:

Как пациенту обратиться на прием к рентгенэндоваскулярному хирургу? Потому что все-таки служба такая, которая больше не консультирует, а уже делает определенные процедуры, операции. Вы не клиницисты. Как попасть к Вам на прием, чтобы Вы подготовили больного для установки порт-системы?

А. Шевакин:

Лично у меня существует длительное время мой личный сайт port4you.ru. Можно туда зайти и посмотреть там мои координаты и информация, необходимая для пациентов, для врачей. Связаться, и сразу получите консультацию. Допустим, если кто-то хочет развивать эту методику, то можно приехать, все показать и организовать. Если пациенту нужно, мы делаем установку, достаточно недорого, 35 тысяч. В частных клиниках это получается, к сожалению, дороже. Но иногда выхода у пациентов нет. Бывает, что выходной, срочно нужно поставить, тут частная клиника всегда в помощь. Чем хороша еще частная клиника, все это можно устроить без лишних проволочек.

К. Бутова:

Какие-то специальные анализы и обследования требуются?

А. Шевакин:

Анализы, как я уже говорил, обычные поликлинические. Это поликлинический анализ крови, как для госпитализации, сифилис, СПИД, гепатит двухмесячной давности. Главное – это общий анализ крови и выписки.

К. Бутова:

Заключения онколога и рекомендации, что показано.

А. Шевакин:

Как я уже говорил в начале передачи, наличие хороших вен – это не противопоказание для установки порт-систем. То есть мы порт-системы как раз и ставим для того, чтобы не повреждать эти вены, которые в дальнейшей жизни пригодятся для других целей. Если человек, допустим, порт захочет удалить, он может из этих вен брать кровь, проводить инфузии. Поэтому порт их все сохраняет и предохраняет.

К. Бутова:

Что можете пожелать нашим пациентам?

А. Шевакин:

Не боятся, потому что иногда пациент думает, что если в клинике, где он находится, не предлагают порт-систему, то ее не надо ставить. Не надо бояться! Есть другие специалисты, эндоваскулярные хирургии, которые помогут сделать правильно, посоветуют, установят, помогут в дальнейшем использовании и сделают Вашу жизнь лучше.

К. Бутова:

Спасибо большое Андрей! В нашей студии был Андрей Геннадьевич Шевакин. Клиника ОАО «Медицина», госпиталь ветеранов войн №1, рентгеноэндоваскулярный хирург, сосудистый хирург. С вами была Ксения Бутова. До свидания!