Остеопороз - "немая эпидемия" 21 века

Травматология

Тэги: 

Д. Волянская:

Программа «Онлайн приём», студии я, Дарья Волянская и Юлия Титова. У нас в гостях замечательный врач, Леонид Яковлевич Фарба, врач травматолог-ортопед высшей категории, заместитель председателя российской секции Международной ассоциации остеосинтеза (Швейцария), врач городской клинической больницы №13.

Мы с Вами встречаемся в преддверии замечательной даты, очень важной, всемирного дня остеопороза, который будет во всём мире проводиться 20 октября, в том числе, в нашей стране. У нас очень интересная тема, «Остеопороз», мы озаглавили эфир «Немая эпидемия XXI века». Хотели обсудить переломы на фоне повышенной хрупкости наших костей, что делать, как это предотвратить. Также скоро у нас зима, гололёд, опасный период, и хотели поговорить о проблемах травматологии пожилого возраста, о хрупкости костей и, в общем, что делать, если, не дай бог, бабушка сломала бедро. Всё это мы обсудим сегодня в нашей программе. 

Ю. Титова:

Прежде всего, давайте выясним, почему остеопороз – это «немая эпидемия XXI века»? Что заложено в этот термин, в это обозначение?

Л. Фарба:

Это, на самом деле, «немая эпидемия», масса людей страдает этой болезнью, и никто о ней не знает. По данным Всемирной организации здравоохранения порядка 200 миллионов женщин страдает этой болезнью в мире, и одна из трёх женщин после 50 лет перенесёт один или несколько переломов на фоне низкой энергии травмы – об этом я чуть позже, может быть, расскажу. Мужчинам тоже не стоит расслабляться, потому что один из пяти мужчин старше 50 лет тоже перенесёт такой перелом. Так что «немая эпидемия», и Всемирный день остеопороза 20 октября, в преддверии которого мы собрались – это, на самом деле, большая акция, направленная на то, чтобы привлечь внимание к большой проблеме. 

Д. Волянская:

Леонид, когда мы готовились к эфиру, я посмотрела статистику, она меня, честно говоря, ужаснула. По прогнозам к 2050 году количество больных остеопорозом увеличится более, чем в 3 раза и достигнет 7 миллионов человек. Почему это такое страшное заболевание, кто ему подвержен, кстати, больше – мужчины или женщины? С чем это связано? 

Л. Фарба:

Как правило, этим заболеванием страдают женщины, мужчины тоже страдают остеопорозом, но чуть меньше. Всё дело в половых гормонах. Дело в том, что тот самый постменопаузальный остеопороз – это один из видов остеопороза, их несколько. Он возникает именно в том периоде жизни женщины, когда начинается менопауза. Гормоны угасают и сразу начинаются проблемы с костями. Поэтому страдают больше женщины в возрасте за 50. 

Д. Волянская:

Давайте, наверное, начнём с начала: что такое остеопороз, чем это заболевание опасно? Как понять, какие признаки говорят о том, что у тебя начинает развиваться болезнь? 

Л. Фарба:

В самом определении остеопороза, который дала Всемирная организация здравоохранения ещё в 1990-е годы, заложены ответы на все Ваши вопросы. Остеопороз - это системное заболевание костной ткани; не страдает какая-то одна косточка, это системное заболевание костной ткани, характеризующееся снижением минеральной плотности кости. Становится меньше кальция в кости, плюс ко всему, ещё и нарушается её микроархитектоника, структура внутренней кости. Всё это приводит к повышенному риску переломов на фоне низкой энергии травмы. Так что в самом определении и есть ответ на Ваш вопрос, что это такое. 

Остеопороз - системное заболевание костной ткани, характеризуется снижением минеральной плотности кости и нарушением её микроархитектоники.

Д. Волянская:

Леонид, можно ли говорить о том, что с возрастом, со временем, после 35, когда наши кости начинают терять свою прочность, становятся хрупкими, легко ломаются, то нам всем не избежать этого заболевания?

Л. Фарба:

Наверное, не стоит так говорить, потому что есть крылатое выражение, что «Остеопороз - это детская болезнь, которая клинически проявляется в пожилом возрасте». Всё зависит от того, как мы наберём свою костную массу – вернее, не мы, я уже точно опоздал. На самом деле, костная масса набирается до 25 лет. Если сейчас наши дети будут правильно питаться и достаточно набирать костную массу, то с 25 лет потихонечку она выйдет на некое плато, и они начнут терять эту костную массу в зависимости от того, какая была исходная. Придут они к остеопорозу или, может быть, не придут. Всё дело, в общем-то, в правильном питании и образе жизни, кстати. 

Д. Волянская:

Есть ли классификация остеопороза? Я читала, что есть первичный, вторичный, расскажите. 

Л. Фарба:

Да, есть классификация. Это, на самом деле, моё больное место, я всегда путаюсь в классификациях, на самом деле. Единственное, что я знаю, как травматолог, который встречается с последствиями переломов. Выделяется сенильный остеопороз, это часть первичного. Есть первичный, есть вторичный; первичный не имеет причины для развития. Синильной остеопороз почему, потому что у пожилого человека за 75 становятся хрупкие кости. Есть постменопаузальный, это тоже часть первичного, то есть у женщины после 50 лет, он возникает, когда угасает функция её половых гормонов. Там, на самом деле, ещё несколько подразделений, боюсь ошибиться, поэтому не буду вдаваться в подробности. Для нас, травматологов, интересен именно постменопаузальный и синильной остеопороз, мы встречаемся с его последствиями чаще всего. 

Ю. Титова:

Леонид, возвращаясь к вопросу формирования костей: если уже перевалило за 25 – что, всё? Назад дороги нет, или можно какую-то работу над собой проделывать ежедневно, еженедельно, ежемесячно, чтобы отсрочить остеопороз или избежать его? 

Л. Фарба:

Хорошее выражение «назад дороги нет», дорога только вперёд у нас, это понятно. Перевалило нам всем за 25 лет, что мы накушали себе, какую косточку – так мы дальше и живём. Но есть такая интересная штука, как модифицируемые факторы риска и немодифицируемые факторы риска развития остеопороза. Есть те факторы риска развития, на которые мы можем повлиять, несмотря на то, как мы наели себе костную массу. Например, образ жизни. Табакокурение, алкоголь – тоже факторы риска остеопороза, как ни странно. Ну или гиподинамия. Можно немножко поактивнее себя вести. Правильное питание, побольше молочка, кисломолочной продукции, солнца побольше. Нам не хватает витамина Д, это вообще, катастрофа, отдельная большая проблема. 

Табакокурение, алкоголь, гиподинамия – факторы риска остеопороза.

Д. Волянская:

Есть статистика, может быть, географическая, что в некоторых странах это заболевание в меньшей степени присутствует, чем в других? Я даже догадываюсь, наверняка в Средиземноморье всё хорошо. 

Л. Фарба:

Есть интересная статистика, есть даже статьи большие. Американская ассоциация ортопедов посчитала, для Штатов они рассчитывали условия, что городам и штатам, которые находятся севернее 37-й параллели, не хватает солнца, солнышко падает по касательной, а не прямые лучи. Поэтому там выше риск развития остеопороза. А у нас знаете, где 37-я параллель проходит по нашей стране? Нигде, вся наша страна севернее. Она где-то по Греции проходит. Так что даже наши южные, самые южные части не попадают. Не хватает солнца, поэтому вот витамин D, пожалуйста, кушайте. 

Д. Волянская:

Леонид, зная страшную тайну, секрет, что к 25 годам, как мы уже говорили, заканчивается формирование костей и начинается медленное уменьшение их массы, есть ли средства, которые могут помочь предотвратить или притормозить процесс? Может быть, уже молодому растущему организму что-то надо делать, и человеку, которому уже за 40? 

Л. Фарба:

На самом деле, я думаю, что нам, поколению 25+, пока, наверное, особенно делать ничего не надо, кроме правильного образа жизни, как я уже сказал. Кому надо задуматься, это людям за 45, женщинам точно, мужчинам, наверное, за 50. Костная масса уже набрана к 25, дальше идёт её расход. К 45 годам женщине стоит подумать, в принципе, что там у меня с моим скелетом вообще происходит. Много, о чём надо подумать, но об этом тоже. Тут, как раз, может быть, и стоит сдать анализы, посмотреть, к специалисту сходить.

Костная масса человека набирается к 25 годам, далее идёт её расход.

Д. Волянская:

А какие, кстати, анализы? Вообще, как заболевание развивается? Есть признаки, чтобы для себя понять? У нас же менталитет такой, пока не клюнет, извиняюсь, петух, и уже приходит к врачу: спаси, помоги, сделай чудо. Может быть, раньше надо, как понять это?

Л. Фарба:

«Эпидемии немая», кости не болят, как мы уже с Вами выяснили, поэтому просто задуматься о том, есть ли у меня факторы риска развития этого заболевания. Как минимум, спросить у своей мамы или уточнить у мамы про бабушку: не было ли перелома шейки бедра, например, у нас в семье. Если мама скажет: да, помнишь, бабушка лежала долго, это как раз ломала шейку бедра. 

Д. Волянская:

А если курю, пью, мало двигаюсь и ем фастфуд, я идеальный кандидат. Как мне часто тогда нужно приходить к такому замечательному врачу, как Вы, что мне нужно проверять и какие анализы сдавать? 

Л. Фарба:

Отличный вопрос. Ко мне приходить не надо, ко мне привезут по скорой помощи с переломом, это понятно. К кому надо подойти с этим вопросом? Опять же, мы не говорим о юном возрасте, как Ваш, чуть попозже нужно подойти, скорее, к специалисту по остеопорозу. Скорее всего, это эндокринолог или ревматолог – врачи, которые занимаются именно остеопорозом, а не их последствиями, как я. В нашей больнице организован отличный приём, мы сейчас командой работаем с замечательным эндокринологом, в нашей клинике есть специалист. К ней можно будет обратиться. 

Д. Волянская:

Скажите, пожалуйста, людям, у которых уже выявили заболевание, поставили диагноз, что им делать? Вообще, отчаиваться? Как это на качество жизни влияет? 

Л. Фарба:

На качество жизни влияют именно переломы, связанные с низкой плотностью кости. Страшная статистика говорит, что после перелома шейки бедра треть пациентов вообще остаются лежачими. Это катастрофа, один лежачий больной, четыре ходячих родственника. Кому сильно стоит задуматься об этом, как раз люди за 50, женщина, которая, например, перенесла уже один легенький, казалось бы, перелом. В частности, луч в типичном месте. Столько таких больных ходит по травмпунктам, и никто им не скажет, что они в огромной зоне риска. Первый перелом – это стигмат последующих, что нужно сразу, как только Вам положили гипс, следующий визит к травматологу и к специалисту по остеопорозу. Там Вам назначат правильное обследование и лечение. 

Д. Волянская:

Есть ли, может быть, меры, секреты, чтобы предотвратить перелом? Гимнастика специальная, физические упражнения, хоть что-то? 

Л. Фарба:

Самая лучшая мера предотвратить перелом - это не падать. 

Д. Волянская:

Тогда по улицам нашего города не ходить зимой. 

Л. Фарба:

Ну почему же, можно, просто есть аккуратная возможность ходить – аккуратненько, смотреть под ноги. Здоровый образ жизни, гимнастика, тренинг баланса – это всё хорошо для пожилого возраста. Нам с Вами, молодым, ещё рановато заниматься профилактикой переломов, но задуматься о своём образе жизни стоит всем уже, да. 

Ю. Титова:

Вы сказали, что назначить диагностику и лечение. Всё-таки, остеопороз можно вылечить, или затормозить его развитие? 

Д. Волянская:

Кстати, какие анализы сдавать? 

Л. Фарба:

Затормозить развитие, наверное, можно, можно даже поправить костное здоровье, если так можно выразиться. Правильная диагностика, если у Вас не было перелома и Вам за 50 лет, лучше сделать денситометрию, это специальный способ исследования костной плотности. Там есть свои критерии, не будем в них вдаваться. Прийти к специалисту по остеопорозу, показать, он уже Вам скажет, стоит ли глубже заниматься исследованием Вашего костного здоровья, или уже понятно, что у Вас большая проблема, и Вы вот-вот сломаете себе что-то серьёзное. Будет проведено определённое исследование, там большой комплекс обследований, на самом деле, анализов. Там и щелочная фосфатаза, там можно вдаваться и в гормоны щитовидной, паращитовидной железы, самый главный – уровень витамина D проверить. Со всеми этими анализами прийти к специалисту, а дальше, в зависимости от Вашей ситуации, будет назначена та или иная патогенетическая терапия. 

Д. Волянская:

У нас сейчас все помешаны повсеместно на спорте, на здоровом образе жизни. Все не вылазят с тренажёров, женщины, мужчины в спортзале. Можно ли спровоцировать лишнюю нагрузку, плохую на кости, если постоянно? 

Л. Фарба:

Я думаю, что спровоцировать лишнюю нагрузку, наверное, нельзя. Все упражнения, которое Вы делаете в рамках Вашего занятия фитнесом, скорее всего, только Вам на пользу. 

Д. Волянская:

Есть опасность для суставов? На резком подъёме груза, торможения, излишние силовые упражнения?

Л. Фарба:

Суставы стареют быстрее нас. Излишние ударные нагрузки, степ Reebok для девушек, конечно, может привести к возможному развитию артроза. Но это совсем другая тема. Я думаю, спорт высоких достижений – это проблемы для здоровья. Спорт для здоровья, фитнес – это не должно быть проблемой, если Вы им занимаетесь правильно. 

Д. Волянская:

Давайте, может, действительно, поговорим о людях из группы риска, как во Франции говорят – о людях прекрасного возраста. Пенсия, всё, пора в тренажёрный зал. 

Л. Фарба:

На самом деле, можно и до пенсии начинать и во время пенсии. Просто определённые нагрузки. Не нужны никакие силовые упражнения, там нужны очень аккуратные нагрузки, 15-20 минут в день, не обязательно даже в тренажёрном зале. Есть замечательная ходьба, Nord Walking, Вы видели, может быть, ходят с палочками. Замечательная целая ассоциация ходьбы, и этого достаточно. Этого достаточно, чтобы поддерживать свой уровень физической активности, тонус мышц, и это профилактика падения тоже. А если мышцы хорошие, то и кости тоже в порядке. 

Скандинавская ходьба – отличный способ поддерживать достаточный уровень физической активности и профилактики падений.

Д. Волянская:

Правда ли, что при таком диагнозе, как остеопороз, перелом долго не заживает? Сколько времени это занимает, два месяца? 

Л. Фарба:

Перелом перелому рознь, и сроки сращения у всех переломов разные, нет чёткой корреляции между остеопорозом и сроками сращения перелома. Энергия травмы, я в самом начале говорил, что это низкоэнергетические переломы. Чтобы мне бедро сломать, надо со второго этажа свалиться, например, или в аварию серьёзную пропасть. Чтобы бабушке сломать бедро или шейку бедра, ей достаточно сесть мимо стула с высоты своего роста. Это чёткое определение низкоэнергетической травмы – падение с высоты собственного роста. По срокам заживления – все переломы срастаются, знаете. Сильно сказал, конечно, есть и несращения, но не об этом речь. Переломы срастаются у пожилых. 

Д. Волянская:

Может быть, о питании поговорим. Что нужно есть, чтобы насыщать свой организм кальцием, в каких продуктах он существует, какие есть суточные нормы? 

Л. Фарба:

Нормы есть, понятно. Кальций нам с Вами, наверное, надо 1,5 грамма в сутки, пожилому человеку больше, больше 2 г. Кальций – это молочные продукты, молоко, кисломолочка. Самые насыщенные кальцием продукты. 

Д. Волянская:

Правда ли, что необходим не только кальций в чистом виде, но сбалансированное питание с содержанием веществ, которые способствуют усвоению кальция, таких, как магний, цинк? 

Л. Фарба:

Всё обязательно должно присутствовать. Самое главное, чтобы было достаточно витамина D, витамин солнца его называют, чтобы все усваивалось. 

Д. Волянская:

Как с детства педиатры назначают капать, так пожизненно лучше принимать. А сколько взрослому, кстати, нужно витамина D? Это лучше капли, таблетки? 

Л. Фарба:

Вопрос немножко провокационный, на самом деле. Вы не забывайте, что Вы с травматологом разговариваете. Есть люди, которые в этом профи, эндокринологи этим занимаются. Просто так, наобум сказать невозможно. Мы должны знать свой исходный уровень витамина D. Для этого нужно сдать анализ и посмотреть, специалист Вам назначит. Но, в принципе, где-то 2000 международных единиц витамина D – тот уровень, который мы должны принимать. Меня могут поправить. 

Д. Волянская:

Я хотела нашим зрителям ещё сказать, что кальций, это не только молоко, а также зелень, орехи, сыр. Кунжут очень полезен. Норма потребления кальция при остеопорозе от 1000 мг в день и выше, поэтому необходимо соблюдение специфической диеты по рекомендации врача-эндокринолога для этой болезни.

При лекарственной помощи при остеопорозе – Вы меня поправите, может быть, я не права – прочитала, что болезнь проходит три стадии. Может быть их больше. Какие они и в чем они проявляются, расскажите? 

Л. Фарба:

Я такой классификации не знаю. По поводу лекарственной терапии могу сказать, что есть ряд препаратов, которые воздействуют на костный обмен. Ведь, кость уникальный, на самом деле, орган. Это единственный орган, который восстанавливается через собственную ткань. Всё остальное заживает или рубцом, или как-то ещё, но кость в процессе своей жизни проходит цикл ремоделирования, она обновляется постоянно.

Есть два вида клеточек, грубо говоря, если совсем упрощать. Есть клетки, которые старую кость разрушают, остеокласты; есть клетки, которые новую кость строят, остеобласты. Собственно, терапия остеопороза и направлена или на разрушающие клетки, или на клетки, которые строят новую кость. Поэтому здесь существует несколько групп, и в зависимости от Вашей проблемы и конкретно Вашей клинической ситуации специалист по остеопорозу назначит Вам патогенетическую терапию, направленную на Вашу конкретную проблему. 

Типичный лучевой перелом является первым признаком остеопороза в будущем.

Д. Волянская:

Леонид, извините, вернёмся в начало, ещё раз, чтобы зафиксировать момент. Диагностика – что это, как она проходит? Специальное оборудование, что нужно делать?

Л. Фарба:

Вы приходите к специалисту по остеопорозу, это может быть эндокринолог или ревматолог, и говорите: «У меня был перелом, я уже ломала луч в типичном месте». Грамотный специалист по остеопорозу сразу скажет: «У Вас тяжёлый остеопороз». Даже, в общем-то, особой диагностики не потребуется. Если Вы до этого не ломали себе косточки, то Вам рекомендуют сделать денситометрию, исследование на костную плотность. Здесь уже есть свои критерии, так называемые Т-критерии, и специалист оценит результат Вашей проведённой денситометрии, чтобы уже сказать: да, есть остеопороз, или нет, Вам ещё стоит подзадуматься. Тут свои тонкости и детали тоже существуют. Есть неинвазивные методы исследования, есть таблица, FRAX называется, Всемирная организация здравоохранения рекомендует считать десятилетние риски переломов. Там несколько простых вопросов, специалист тоже Вам их задаст и скажет, что у Вас есть некий процент, он большой или небольшой того, что Вы в ближайшие 10 лет сломаете себе, например, шейку бедра. Звучит довольно страшно, поэтому стоит именно этим озаботиться и получить полноценную консультацию и лечение. 

Ю. Титова:

Как мы поняли, всё-таки, до остеопороза нужно ещё дожить. Есть ли исключения, бывает ли остеопороз в детстве? 

Л. Фарба:

Есть идиопатический остеопороз, я с ним никогда не сталкивался, поэтому, наверное, я Вам подробно об этом рассказать не смогу. Это как раз удел или педиатров, или детских травматологов, или, скорее, специалистов по остеопорозу, которые встречается со всем разнообразным спектром этой большой, большой проблемы. 

Ю. Титова:

Мне интересно строение костей, на что оно похоже в период остеопороза? Смешной пример, на пористый шоколад, может быть? 

Л. Фарба:

Отличный пример, кстати. Я обычно с пемзой сравниваю. Косточка – она очень правильная, балки, всё соединено. При остеопорозе резорбция кости превалирует над её образованием. Появляются ячеистые структуры, она становится хрупкая и, на самом деле, похожа на пористый шоколад с большими порами. Только это не так вкусно, на самом деле, это страшно. 

Ю. Титова:

По поводу витамина D. Средняя семья по России раз в год, допустим, выезжает отдыхать в солнечные края, как правило, за границу. Зачастую, многие считают, что 10 дней, двух недель поездки достаточно, чтобы насытиться витамином D на целый год. Вообще, так ли это? Как быстро расходуется, если Вы владеете этой информацией, запас витамина D после отдыха? 

Л. Фарба:

Могу сказать однозначно, что этого не хватит, этого не хватит, понятно, на целый год. Ещё одно замечание, кстати, по поводу поездок в солнечные края. Не надо бояться солнышка. Существует мнение, что солнце опасно. Не надо себе, конечно, сильно обжигать, это неприятно и не здорово, но риск, например, заработать кожную проблему или меланому в сотни тысяч раз меньше, чем не насытить себя, например, просто нормальным солнышком за тот ваш небольшой период отдыха. Не хватит, однозначно. Как он расходуется – я, честно сказать, не могу Вам ответить, но знаю точно, что витамин D, или витамин солнца, необходимо получать, если Вы хотите иметь крепкие кости. Помимо прочего, у него ещё огромные внекостные эффекты. Это, вообще, очень интересный витамин. Эндокринологи сейчас буквально набросились на эту тему, они сейчас очень любят витамин Д, потому что, на самом деле, всё больше и больше его внекостных эффектов рассказывают. Это и эмоциональный подъём, это и женская красота, и здоровье, и волосы, и кожа, и всё прочее, даже эмоции. Солнечный витамин. 

Д. Волянская:

Леонид, мы уже упомянули о том, что, наверное, самое страшное последствие остеопороза - перелом шейки бедра. Чем это страшно, опасно, и к чему это может привести, как это лечить? 

Л. Фарба:

Перелом шейки бедра или там, на самом деле, в проксимальном отделе бедра, в области тазобедренного сустава, травматологи подразделяют две зоны, это шейка бедра и вертельная зона. Разнятся подходы. При переломах вертельной зоны мы можем, скорее, сохранить свою родную кость, зафиксировав правильным фиксатором, при переломе шейки бедра у пожилого, скорее, пойдёт речь о замене сустава, то есть эндопротезировании. Последствия очень тяжёлые, на самом деле. Я говорил уже, что треть просто остаётся прикованными к постели. Половина может двигаться только в своей квартире, это из тех, кто перенес шейку бедра. Если больного не прооперировать, это вообще обречь его на гиподинамию, на тяжелейшее угасание в пролежнях и пневмонии или тромбоэмболии.

Сейчас во всём мире очень активный подход к травматологии пожилого возраста. Раньше считалось, что пожилой больной слишком стар, чтобы его оперировать. Сейчас считается, что больной слишком стар, чтобы его не оперировать. Эти слова замечательные, которые я услышал своё время на курсах по травматологии пожилого возраста в Швейцарии, они перевернули вообще моё мировоззрение, в принципе, на эту проблему. 

Д. Волянская:

Давайте, перейдём ко второй части нашей темы, это пожилые люди, хрупкость костей и как предотвратить в виду того, что скоро зима грянет, как себя обезопасить? 

Л. Фарба:

Во-первых, постарайтесь минимизировать выходы на улицу, если это возможно, в гололёд. С другой стороны, мы тем самым обрекаем пожилого человека на гиподинамию в пределах своей квартиры. Если уж Вам пришлось выйти на улицу, будьте предельно внимательны, предельно внимательны! Возьмите трость, если Вы до этого её не брали, или попросите сопроводить Вас кого-то из родственников. Вообще, профилактика падений –самое главное в этом возрасте. 

Д. Волянская:

Кстати, система, как правильно падать, если ты уже поскользнулся. На что надо падать, набок?

Л. Фарба:

Сложно сказать, сумеет ли пожилой человек сгруппироваться, боюсь, что он рухнет просто и всё, останется лежачим. Давайте лучше не падать. Если Вы упали, есть очень чёткие признаки перелома проксимального отдела бедра. Мне кажется, это важно будет сказать родственникам, людям.

Если у Вас дома или на улице упал пожилой человек, как определить, что сломана шейка бедра – условно говоря, шейка? Во-первых, это очень сильная боль, но боль бывает и от ушиба. Человек не может подняться, не надо его тягать и поднимать. Вы сразу обратите внимание, что одна из ног, которая, условно говоря, сломалась, будет чуть-чуть короче, и стопа будет ротирована кнаружи. Этот симптом, ротация стопы кнаружи и укорочение ноги – уже Вы должны заподозрить, что что-то не так с тазобедренным суставом. И человек не может поднять выпрямленную ногу. Срочно скорую помощь, и настаивать на госпитализации в больнице, настаивать на госпитализации! 

Д. Волянская:

Человек упал, сломал себе шейку бедра, поступил к Вам в скорой. Как проходит операция, сложная ли она, сколько по времени длится? Какой реабилитационный период, подготовка к операции? 

Л. Фарба:

Давайте, я сейчас немного расскажу с позиции именно алгоритма обследования такого больного. Мы исходим из постулата, что такого больного нужно оперировать в ближайшие 24, максимум, 48 часов. Это мировая статистика, огромные базы литературы, доказательной медицины об этом говорят: 24-48 часов. Это срок, в течение которого больной должен быть прооперирован. Во многих клиниках, к сожалению, пытаются вылечить все сопутствующие заболевания у пожилого больного, это невозможно. Пожилого больного вылечить невозможно, его можно компенсировать или оптимизировать к операции. Но для этого должна быть именно командная работа, командный подход, это то, о чем мы говорим в травматологии пожилого возраста. Это и травматологи от приёмного отделения до операционной, это и анестезиологи-реаниматологи, это весь комплексный подход больнице. В нашей 13-й городской, например, больнице такой подход сформирован, мы можем больного быстро обследовать, подготовить и прооперировать.

Больной поступает в приёмное отделение, его быстро обследуют, поднимают в реанимационное отделение, готовят, и мы на следующий день его оперируем. Дальше он проходит первый реабилитационный этап уже в клинике. Это максимально ранняя активизация, максимально раннее возвращение к родным, чтобы люди были рядом. Почему, потому что у пожилого человека, попавшего в такую ситуацию, категорически, катастрофически обостряются все его когнитивные нарушения. Сенильная деменция или сенильный делирий, даже вот психоз старческий, который возникает у пожилого человека, до этого абсолютно нормального – это то, что нужно предотвратить. Первое, что это предотвращает – операция. Мы фиксируем перелом, снимаем колоссальный болевой синдром, возвращаем больного к родственникам, и тут же его начинаем реабилитировать. 

Д. Волянская:

Операция сложная? 

Л. Фарба:

Сложная операция, простых не бывает. Операция сложная. 

Д. Волянская:

Сколько по времени длится? 

Л. Фарба:

Никогда не отвечаю на этот вопрос. 

Д. Волянская:

Ну, примерно? 

Л. Фарба:

Если мы говорим об остеосинтезе, хорошо, отвечу – первый и последний раз. Если мы говорим об остеосинтезе, от 20 до 45 минут, например, зафиксировать перелом. Кажется, что это быстро, но это отработанная техника. Эндопротезирование чуть побольше, хотя в умелых руках, такие доктора есть и в нашей больнице, в больницах Москвы, тоже не больше получаса, установить биполярный протез для пожилого человека с минимальной кровопотерей. Здесь же речь не о скорости, мы не на время оперируем, мы медальки за скорость не получаем. Здесь должна быть чёткая, правильная хирургическая техника, One Shot Surgery, хирургия одного удара, что называется. Второй раз мы вряд ли возьмём в операционную пожилого человека. 

Д. Волянская:

Сколько потом пациент в стационаре в среднем проводит, какой реабилитационный период, долгий? Гимнастика потом? 

Л. Фарба:

Да, обязательно, подключается ЛФК. В идеале было бы сделать так, чтобы такой больной максимально рано уходил в реабилитационные центры, где бы его наблюдал травматолог. Эта картинка во всём мире считается идеальной. Что мы имеем в результате на выходе в наших реалиях? Реабилитационных центров сейчас много, они отличные, сейчас вектор внимания московского здравоохранения пришёлся на реабилитацию. Но пожилой человек после травмы, после операции, как правило, нежелательный пациент в таком центре. Редко, какой центр возьмёт его. Поэтому он у нас проводит порядка 10 дней, реабилитируясь. Снимаем швы, выписываем пациента со спокойной душой. Это очень много времени, нас за это ругают. Но я надеюсь, про это тоже никто не узнает, конечно. 

Д. Волянская:

После такой операции риск повтора перелома, рецидивы бывают? 

Л. Фарба:

Да, и вот тут мы опять возвращаемся к остеопорозу. Каскад переломов, о котором говорит Всемирная организация здравоохранения, Всемирный фонд остеопороза – это та проблема, которую может предотвратить правильное и чёткое понимание вопроса остеопороза. Если мы сразу начнём лечить остеопороз у больного, принявшего первый перелом, вероятно, он не сломает себе второй раз ничего. Я говорю «вероятно», потому что никто не застрахован от падения. Но, если мы не начнём работать над остеопорозом, он точно сломает себе что-то ещё. У нас есть небольшой период, порядка нескольких лет, когда человек сломал себе луч в типичном месте, до момента, пока он сломает себе шейку бедра. В этот период как раз и нужно набрасываться, активно лечиться. Но это «немая эпидемия», к сожалению. 

Ю. Титова:

Скажите, пожалуйста, а есть ли связь между развитием остеопороза и лишним весом? 

Л. Фарба:

Скорее, нет. Даже интересный факт, что остеопорозу подвержены скорее женщины более худые, например, чем полные. 

Ю. Титова:

А почему? 

Л. Фарба:

Меньше мышц, мы с возрастом теряем также мышцы. Мышечную массу в любом случае надо наращивать, так что фитнес – это правильно. Если не набрали костную плотность, то хотя бы мышцы сохранить. 

Д. Волянская:

Плавание хорошо?

Л. Фарба:

Отлично! Плавание вообще для всего хорошо, и для суставов прекрасно, и для профилактики остеопороза. 

Д. Волянская:

Леонид, благодаря Вам сегодня выяснили, развеяли миф, что остеопороз – это неизбежный диагноз, что бессмысленно с ним бороться, надо смириться и ничего не делать. Дорогие зрители, это не так!

Леонид, спасибо Вам огромное! Спасибо Вам за интересный эфир! Мы напоминаем, что сегодня у нас в гостях был Леонид Яковлевич Фарба, врач травматолог-ортопед городской клинической больницы N 13, врач высшей категории, заместитель председателя российской секции Международной ассоциации остеосинтеза (Швейцария). Мы сегодня говорили об остеопорозе – мифы, легенды, профилактика, лечение. Эфир для Вас вели я, Дарья Волянская и Юлия Титова.