Опасна ли дождливая погода для нервной системы?

Неврология

Тэги: 

Ю. Титова:

Здравствуйте, в эфире канал «Медиадоктор», и у нас премьера программы «Неврология с доктором Шахновичем». В первую очередь, хочется представить нашего соведущего, можно сказать автора, будущего продюсера этой программы: Виктор Шахнович – врач-невролог, руководитель центра неврологии доктора Шахновича, доктор медицинских наук и врач высшей категории.

Помогает мне Катя Крюкова, я Юлия Титова. Поговорим мы сегодня о погоде, о ее влиянии на нашу нервную систему. Я думаю, что тема достаточно актуальна на сегодняшний день, так как за окном идет дождь, и все, в той или иной степени, чувствуют влияние плохой погоды, и самочувствие у нас порой не очень хорошее.

Давайте начнем. Правда, что пасмурная погода негативно влияет на наше состояние?

В. Шахнович:

Бесспорно. Заключается это в том, что сосуд должен быть очень податлив к изменению различных ситуаций. Температурные явления, атмосферные явления – все это должно определять ширину сосуда. Почему же это происходит? Есть понятие эластичности сосуда, и чем больше эластична стенка сосуда, тем меньше она зависит от тех неблагоприятных факторов, которые мы испытываем. И не думая о своем организме, мы постоянно делаем так, что эластичность сосудистой стенки становится хуже и хуже. Все это и определяет, что любые барометрические изменения ведут к недостаточной активности или недостаточной эластичности сосудистой стенки.

Ю. Титова:

Можно сказать, что в молодом возрасте подверженность изменениям состояния из-за погоды ниже, нежели с возрастом? И с возрастом мы более чуткие к этому?

В. Шахнович:

Нет. На самом деле, ведь сосуд, и вообще вся система кровообращения определяет все состояние нашего организма. Парадокс заключается в том, что мы так созданы, что сосуд начинает стареть раньше, чем организм заканчивает свой рост. Рядом исследователей-патоморфологов в европейских университетах было произведено независимое рандомизированное исследование, которое определило, что эластичность сосудистой стенки, толщина интимы внутренней покрышки сосуда начинает стареть в 14 лет. В этом и заключается парадокс. Организм еще растет, рост организма, как мы знаем, заканчивается к 21-23 годам, а сосуд уже начинает стареть.

Основная задача человечества заключается в том, что необходимо думать о том, чтобы на эти процессы старения сосудистой стенки, в частности, интимы  воздействовать так, чтобы не происходило раннее старение сосуда. Это не зависит от возраста, потому что мы знаем, что есть огромная группа детишек, которая жалуется на метеотропность, на влияние окружающей среды на стенку и эластичность сосуда.  

Парадокс заключается в том, что мы так созданы, что сосуд начинает стареть раньше, чем организм заканчивает свой рост.

Е. Крюкова:

Есть какие-нибудь средства, которые нам сегодня позволят омолодить наши сосуды?

В. Шахнович:

Мы все говорим о здоровом образе жизни. На самом деле, здоровый образ жизни – это отношение к своему организму. Если посмотреть на того человека, на которого в большей или меньшей степени (будь это ребенок, взрослый, мужчина, женщина) влияют как барометрические изменения, так и изменения возрастные, метаболические, нарушение сахара крови, текучести крови, густоты крови, холестерина, то что это? Это или ипохондрик, это худенький, маленький человечек, опять-таки мужчина или женщина, которые очень подвержены нарушению эластичности сосудистой стенки. Или наоборот, это избыточный вес, сахарный диабет, метаболические нарушения, нарушение текучести крови. Мы вошли различными лозунгами в здоровый образ жизни, многие над этим посмеиваются, но здоровый образ жизни – это поддержание тех показателей физиологии организма, которые есть. Есть такое понятие, как весоростовой показатель. Этот весоростовой показатель не просто так исследовался гигиенистами в Советском Союзе. Действительно, поддержание этого весоростового показателя – это поддержание здорового организма.

Есть такое понятие, как весоростовой показатель. Этот весоростовой показатель не просто так исследовался гигиенистами в Советском Союзе. Действительно, поддержание этого весоростового показателя – это поддержание здорового организма.

Ю. Титова:

Как и многие врачи, Вы говорите, что залог всего – это вести здоровый образ жизни. Понятно, но это идеальная история, идеальная ситуация про идеального человека. Достаточно сложно вести здоровый образ жизни, особенно когда мы работаем в бешеном ритме, и если говорить о питании, то питаться правильно сложно, если говорить о вредных привычках, то зачастую их избежать тоже нелегко.

По поводу сосудов. Если они у нас начинают с 14-ти лет менять свое качество, это уже необратимый процесс? И все, что мы можем сделать, это отсрочить изменение качества? Или все-таки есть технологии, которые уже в более взрослом возрасте помогают эти сосуды укрепить?

В. Шахнович:

Что такое здоровый образ жизни? Мы все говорим о том, что мы перегружены, нам некогда думать о здоровом образе жизни. Отнюдь, это не так. Это не значит, что надо быть фанатом, что в урбанизированных городах мы не можем заменить работу, которой сейчас становится больше, больше и больше, походом каждый день на фитнес и так далее. Есть элементарные вещи. Вспомните «Бриллиантовую руку», когда домоуправ выходит, собирает около подъезда собрание и говорит: «Наши люди в булочную на такси не ездят», а мы-то на сегодняшний день ездим. Так вот, что такое здоровый образ жизни? Это отнюдь не то, что нужно обязательно бегать на фитнес, обязательно фанатеть от занятий спортом и так далее. Но поставить машину чуть подальше от работы и пройти до работы пешком, не воспользоваться лифтом, если тебе нужно подняться на второй, третий, четвертый этаж, а пройти по лестнице, сделать элементарные гимнастические упражнения, которые можно сделать, сидя у себя в кабинете или на любом рабочем месте, вот это и есть отношение к себе.

Что касается питания. Да, мы все подвешены тем, что нет времени, но элементарная шоколадка, элементарная бутылка воды – это то, что мы можем постоянно держать рядом с собой, а лучше, бесспорно, стакан чая. Маленький чайничек, наверное, мы все можем поставить около себя. И поддержание жидкостного состава организма, калорий, поддержание энергетического состава, который дает элементарная шоколадка, и тренировка – пройтись по лестнице и так далее, вот это и есть здоровый образ жизни. Не надо к нему относиться так, что все бросить и побежать на фитнес.

Поддержание жидкостного состава организма, калорий, поддержание энергетического состава, который дает элементарная шоколадка, и тренировка – пройтись по лестнице и так далее, вот это и есть здоровый образ жизни.

Е. Крюкова:

Просто рациональное использование своего тела.

В. Шахнович:

Конечно. Надо просто немножко задуматься о себе. Вот этим отличаются европейские компании от той ситуации, которая есть у нас. Я очень хорошо помню, как в 1991 году после окончания ординатуры я приехал учиться в западный Лион в реабилитационный центр. Мне показалось совершенно не понятным и удивительным, когда в ординаторской все доктора были в полулежачем состоянии, в глубоких креслах, и ноги у них у всех были выше уровня живота и таза. Только потом, уже через какой-то промежуток времени, наши флебологи начали говорить о том, что лучше держать ноги выше, чтобы был нормальный венозный отток, чтобы был нормальный лимфатический отток. Ведь это отношение к себе, отношение к своему организму.

Е. Крюкова:

А мне в детстве всегда запрещали: когда ешь, не поднимать ноги, ни в коем случае. Это неприлично, это ужасно.

В. Шахнович:

Да, я об этом и говорю. Я никак не мог понять, почему доктора на работе лежат. Попробовал бы кто-то у нас в ординаторской в те годы лечь.

Е. Крюкова:

То есть это полезно для ног?

В. Шахнович:

Конечно. Ведь что такое нижние конечности? Весь отток венозной крови идет через нижние конечности. Лимфатическая система – это опять-таки нижние конечности. Потом мы говорим, что у нас клапаны нижних конечностей не работают. Они не работают из-за того, что мы их не тренируем.

Е. Крюкова:

Скажите, по поводу дождика. Вот мы в студии сейчас сидим, кто-то дома сидит, в общем, никто с дождем непосредственно не сталкивается, либо под зонтиком. Неужели влияет даже вот так? Все ли метеозависимы? Как понять, что ты метеозависим?

В. Шахнович:

Есть такое понятие – хандра. Хандра – это та ситуация, когда кто-то реагирует на погоду, а кто-то не реагирует. Кто-то любит более дождливую погоду, кто-то более теплую погоду, кто-то любит снежную погоду. Да, бесспорно, все любят голубое небо, все любят солнце, но, тем не менее, и в наших регионах, и во многих других это не удается. Почему это происходит? Это происходит, потому что изменяется атмосферное давление. Влияние атмосферного давления на сосудистую стенку происходит только у тех людей, у которых нарушена эластичность этой сосудистой стенки.

Влияние атмосферного давления на сосудистую стенку происходит только у тех людей, у которых нарушена эластичность этой сосудистой стенки.

Е. Крюкова:

То есть промокать необязательно?

В. Шахнович:

Необязательно. Это уже другая ситуация. Ряд передач мы можем этому посвятить: влияние плохой погоды на иммунное состояние организма, на насморк, на заболеваемость, очень изменились вирусы и бактерии. Они стали проникать через гематоэнцефалические барьеры, и увеличивается количество нейротропных вирусов, но это отдельная тема.

Е. Крюкова:

Есть даже теория, что человек приобрел прямохождение в результате того, что спасался от дождя. То есть когда ты стоишь прямо, процент воды, которая на тебя попадает, уменьшается. И все первые строения, укрывания листом – это тоже к той же теме, что дождь был очень неприятен первому человеку. Он хотел уберечь от этого женщину, своих детей и пришел к прямохождению.

В. Шахнович:

Очень здорово, когда сразу хочется уберечь женщину. Конечно, надо беречь.

Ю. Титова:

Как человеку понять, что он метеозависим? В чем это чаще всего выражается? Это головные боли, быстрая утомляемость?

В. Шахнович:

Холодные руки – это уже символ того, что у тебя страдает вегетативная нервная система. И страдание вегетативной нервной системы уже говорит о том, что нарушается отток венозной крови. Вегетативная нервная система больше зависит не от артериальной крови, а от венозной крови. Нарушение венозного кровообращения приводит к изменению вегетативной нервной системы. Это первая ситуация.

Вторая ситуация – это скованность и давящие боли в области виска. Это как раз артериальная система, это сужение сосудов, проявление нарушения эластичности сосудистой стенки, когда он должен расшириться, потому что атмосферное давление низкое, а он не может расшириться, потому что у него нарушена эластичность.

Холодные руки – это уже символ того, что у тебя страдает вегетативная нервная система.

Ю. Титова:

Есть люди, которые хронически метеозависимы. Они очень от этого страдают, и любые изменения в погоде на них влияют категорически пагубно, вплоть до того, что падает работоспособность практически до нуля. Есть ли какие-то экстренные меры, чтобы улучшить свое состояние? Многие начинают пить таблетки от головной боли. Правильно ли это?

В. Шахнович:

Мы говорим о здоровом образе жизни и все время пытаемся себе найти более простое решение – принять таблетку. Если мы понимаем, что у нас происходит сужение сосудов или дистония, не легче ли подумать о себе и в эти дни, когда плохая погода, когда мы понимаем, что изменение барометрического давления, низкое давление, могут возникнуть спазмы сосудов, выпить любые травяные сосудистые чаи. Тот же самый боярышниковый чай, та же самая клюква и брусника, где большое количество витаминов С, которые стимулируют выработку витаминов и этим расширяют сосудистую стенку. Эти меры – это и есть понятие здорового образа жизни.

Ю. Титова:

Когда мы пытаемся внешними факторами наши сосуды расширить, не происходит ли конфликта между давлениями? Не может ли человеку стать от этого еще хуже? То, что извне давит, а мы еще сосуды стараемся расширить.

В. Шахнович:

Когда извне давит, сосуд сужается. Из-за этого расширения сосуда приводит к тому диаметру или сечению сосуда, через который организм осуществляет нормальное поступление крови. А почему важно нормальное поступление крови? Это нормальное поступление кислорода, а все наши органы зависят от количества кислорода.

Ю. Титова:

А сами сосуды? Не являются ли они более тонкими, более хрупкими у людей с высокой метеозависимостью?

В. Шахнович:

Нет. Проводились исследования и доказано, что влияние метеотропности – это именно ангиодистония, сужение артериальных сосудов.

Е. Крюкова:

У нас сейчас бабушки, дедушки старые сидят по домам, и в такую погоду у них, вполне возможно, обостряются сердечные заболевания. Что можно им посоветовать, чтобы не случилось угрожающего жизни состояния?

В. Шахнович:

Контроль артериального давления. Это не значит, что все побежали каждый час мерить артериальное давление. Что же у нас с ним происходит. Само повышение артериального давления – это затылочные тяжести, даже не боль в затылке, а тяжесть, это давящие ощущения в висках, мокрые глаза или болезнь передвижения глазных яблок. Вот это те факторы, когда надо задуматься о том, не изменилось ли у меня артериальное давление, как же ведет себя мое артериальное давление.

Е. Крюкова:

Мокрые глаза – в первый раз слышу. Это о чем свидетельствует?

В. Шахнович:

Это повышение внутриглазного давления.

Е. Крюкова:

Это как слезки?

В. Шахнович:

Конечно, да.

Ю. Титова:

Водичка выдавливается из-за давления.

В. Шахнович:

Да.

Ю. Титова:

Виктор, можно ли с той же метеозависимостью жить всю жизнь и никак с ней не бороться? Или она может привести к негативным последствиям, ближе к старости вылиться в какие-то заболевания?

В. Шахнович:

К явным заболеваниям, которые крайне опасны, метеозависимость не приводит. Возникает еще вторая ситуация – нарушение метаболического состава крови. И одним из факторов является нарушение жирового состава крови, липидного состава крови. Когда нарушение липидного состава крови, также нарушается эластичность сосудистой стенки. И в этой ситуации утолщается сама интима, внутренняя покрышка сосуда, и за счет нарушения липидного состава крови, за счет нарушения текучести крови развиваются атеросклеротические процессы. И вот второй фактор риска сосудистой недостаточности и влияния на сосуд – это нарушение метаболического состава крови. Это тоже очень большая проблема, которая требует отдельного обсуждения, потому что изменяется состав сосудов.

Е. Крюкова:

В каком возрасте сейчас начинаются изменения липидного обмена?

В. Шахнович:

Состояния эти молодеют. Молодеют из-за того, что очень часто пациенты приходят и говорят: «Да что Вы, доктор, откуда у меня может быть повышенный холестерин, ведь я ничего жирного не ем». Но мы забываем о том, что это своеобразная химическая реакция между кислыми продуктами и той посудой, той тарой, в которой этот продукт находится. Если вспомнить, то существовала стеклянная посуда, существовала специальная пергаментная бумага, в которую упаковывались продукты для того, чтобы не происходило вот этой химической реакции. После этого наши попытки облегчить грузы, уменьшить стоимость перевозки грузов привели к тому, что мы ушли от стекла к пластику, ушли от стеклянных банок и стеклянных бутылок к пакетам, к пакетированным продуктам, к тем же продуктам в пластмассовой таре. Мы заменили бумагу на полиэтилен, мы очень радовались, что нам продукты расфасовывали в полиэтиленовые пакеты, а все это – реакции.

Е. Крюкова:

А между чем и чем реакция происходит? И как это влияет на нас?

В. Шахнович:

Между продуктом и той тарой, в которой он содержится.

Е. Крюкова:

То есть во фрукте, например, происходит неприятная реакция. Потом мы его съедаем, и это передается нам?

В. Шахнович:

Приблизительно так. Если мы самую хорошую сметану, которая не должна у нас вызвать никаких изменений, кладем в полиэтиленовую баночку, и какое-то время происходит реакция сметаны с полиэтиленом, вырабатываются вещества, которые изменяют наш метаболический состав.

Если мы самую хорошую сметану, которая не должна у нас вызвать никаких изменений, кладем в полиэтиленовую баночку, и какое-то время происходит реакция сметаны с полиэтиленом, вырабатываются вещества, которые изменяют наш метаболический состав.

Е. Крюкова:

И каждый день такое массированное влияние получается? И это всем известная международная проблема?

В. Шахнович:

Это не просто в мире. Это вообще вопрос атеросклеротического состояния и атеросклероза. Это не наша проблема, это европейская проблема. Огромное количество компаний работают над этим. Если Вы сейчас зайдете в любой магазин, отнюдь не сетевой, даже большинство товаров появляется опять в стеклянной таре.

Е. Крюкова:

А Всемирная организация здравоохранения как-то об этом оповещала?

В. Шахнович:

Да, конечно.

Е. Крюкова:

Есть рекомендации, что: «Люди, не стоит кушать из этой тары»?

В. Шахнович:

Да. Создан специальный факультет при Московском государственном университете пищевой безопасности и прикладной медицины. Представляете, пищевая безопасность и прикладная медицина – совершенно две разные вещи. А как раз пищевая безопасность и определяет прикладные факторы медицины для того, чтобы не происходили вот эти необратимые процессы из-за неправильной пищевой среды.

Ю. Титова:

Достаточно большая проблема – обезопасить себя.

В. Шахнович:

Я думаю, что да. Когда я услышал о формировании такого факультета, и когда нам предложили в этом участвовать и создать центр инновационной неврологии, который я возглавляю, то я сначала задумался, а потом понял, что это очень глубокая проблема.

Ю. Титова:

Да, о которой не говорят и о которой мало кто догадывается.

В. Шахнович:

Все говорят о том, что у меня болит голова. И огромное количество каналов, огромное количество программ, все говорят о том, что надо стараться следить за своими сосудами, чтобы убежать от инсульта, от инфаркта. Все говорят о реабилитации после инсульта, после инфаркта. Но никто не говорит о том, что хватит уже лечить. Давайте займемся все-таки собой. Мы в начале программы говорили про здоровый образ жизни. Я еще раз повторюсь, не побежать в фитнес-зал, а после этого съесть несколько ложек сметаны из пластиковой банки, а задуматься об элементарных вещах, которые элементарно поправить, это и есть активное долголетие и отсутствие старения организма.

Ю. Титова:

А если поговорить о том поколении мужчин и женщин, которые уже перешли в «уважаемый» возраст, и спортом особо заняться не получится, даже любительским, может быть, здоровье уже не позволяет. Как за сосудами своими следить? Какие меры предпринимать? Нужно ли ходить к врачу на обследование? Что-то изменить в качестве своей жизни? В этом отношении какие можете дать рекомендации?

В. Шахнович:

Во-первых, каждый человек, не только пациенты и люди преклонного возраста, а все мы раз в год должны сдавать биохимический анализ крови. И дальше по этому биохимическому анализу крови нужно очень четко со своим терапевтом беседовать. Здесь как раз и заключается дело в том, кто же этот анализ посмотрит. В Европе сдача этого анализа крови приводит к тому, что дальше идет машинный диагноз. Изменены такие-то факторы, Вам надо обратиться к такому-то врачу. Если есть нарушение липидного состава крови, если есть нарушение сахара крови, текучести крови, изменение вязкости крови, изменение венозного состава крови, это те факторы, которые нужно нормализовывать для того, чтобы не было раннего или позднего старения сосудов.

Если есть нарушение липидного состава крови, если есть нарушение сахара крови, текучести крови, изменение вязкости крови, изменение венозного состава крови, это те факторы, которые нужно нормализовывать для того, чтобы не было раннего или позднего старения сосудов.

Ю. Титова:

Хорошо. В любом случае, закладывать здоровье наших сосудов нужно чуть ли не с самого рождения.

В. Шахнович:

Бесспорно.

Ю. Титова:

Но есть ли ситуации, когда уже у ребенка находят проблемы с сосудами и он от этого страдает?

В. Шахнович:

К сожалению, да. Есть вторая проблема – генетическая. На нее тоже надо обращать внимание. Если в семье у бабушки, дедушки, у папы, мамы есть артериальная гипертензия, есть изменения липидного состава крови, то эти дети должны раньше подвергаться серьезному обследованию.

Кроме того, есть еще одна проблема, которая почему-то умалчивается – наверное, из-за малого знания – кардиологами, терапевтами, неврологами – это наследственные формы нарушения липидного состава крови. Есть и наследственные факторы, кроме этого очень грозный маленький липопротеин А, который самый тромбогенный липопротеин. Это наследственный липопротеин. Очень часто он не определяется, и задумываются, только когда происходят закупорки сосудов или тромбозы, а выясняется, что это наследственная липидемия. В такой ситуации обязательно должны обследоваться все близкие родственники.

Е. Крюкова:

 А что нужно сдать?

В. Шахнович:

Сдать кровь на специальные показатели.

Ю. Титова:

Если это наследственная история, какому-то лечению это поддается?

В. Шахнович:

Конечно. На сегодняшний день есть препараты, которые нормализуют эти факторы, и эти препараты уже появились на нашем российском рынке. У нас есть целая группа пациентов. С учетом того, что это первая передача, тоже есть еще одна из таких тем. Есть профессор Коновалов Геннадий Александрович – научный консультант группы компаний Медси, Геннадий Александрович кардиолог. Он очень многие годы, более тридцати лет занимается нарушением липидного состава крови. Я смело могу сказать, что Геннадий Александрович лидер в России по нарушению наследственных факторов, в частности, гиперлипидемии. И на последнем европейском конгрессе кардиологов было признано, что тот материал, который есть у Геннадия Александровича, намного больше, чем у многих ученых других стран. 

Е. Крюкова:

А в чем заключаются его наблюдения?

В. Шахнович:

Изучение наследственных факторов, генетических и воздействие на наследственные факторы для нормализации последующих поколений.

Е. Крюкова:

Мне хотелось бы еще больше услышать о скрытых угрозах, как мы поговорили о пищевой промышленности, о том, что попадает к нам через рот. Хотелось бы узнать, есть что-то подобное, о чем мы не знаем?

В. Шахнович:

Нормализация сахара.

Е. Крюкова:

Они же не знают, что у них диабет или преддиабет?

В. Шахнович:

Наследственные факторы – раз. Нормальное состояние сахара крови – два. Текучесть крови – три. Жировой состав крови – четыре. Поддержание артериального давления и пульс – пять. Это те пять факторов, которые каждый человек должен знать для того, чтобы четко говорить о том, нужно ли детально дальше исследовать свои сосуды.

Е. Крюкова:

А что касается жаркой погоды? Многим людям очень плохо именно в жару, нежели чем в дождик. Это о чем говорит?

В. Шахнович:

Опять-таки, эластичность сосудистой стенки. Потому что происходит другая ситуация. Если при холодной погоде и низком барометрическом давлении происходят спазмы сосудов и ангиодистония или недостаточность поступления через этот суженый сосуд крови, а мы уже говорили в программе, что кровь несет кислород, то есть недостаточное питание, то здесь обратная ситуация. Здесь расширение сосуда приводит к избыточному количеству крови и перегрузке системы кровообращения.

Ю. Титова:

Какими симптомами сопровождается ситуация в теплую погоду?

Е. Крюкова:

Это известно. Солнечный удар.

В. Шахнович:

Да, конечно.

Ю. Титова:

Вялость, нежелание работать.

Е. Крюкова:

А когда на мозге отражаются такие вещи? У нас же есть артерии, сосуды, которые ведут к головному мозгу, когда стоит сделать УЗИ?

В. Шахнович:

К счастью, есть ауторегуляция мозгового кровообращения, и это фактор, который пытается выправить те изменения, которые есть при изменениях температурного и атмосферного давления. Но, тем не менее, если есть такие жалобы, как плохое самочувствие при жаре, и если есть ощущения избыточной потливости, жара в лице и так далее, то здесь надо задуматься о своих сосудах. И вообще, о сосудах надо постоянно думать. Надо просто помнить о том, что каждый орган, который есть у нас в организме, основной его вес – это вес сосудов.

Если есть такие жалобы, как плохое самочувствие при жаре, и если есть ощущения избыточной потливости, жара в лице и так далее, то здесь надо задуматься о своих сосудах. И вообще, о сосудах надо постоянно думать.

Ю. Титова:

В любом случае, мы должны понимать, что наши сосуды подвержены изменениям на протяжении всей нашей жизни, даже если мы не испытываем дискомфорта в ту или иную погоду, хорошую либо плохую. Поэтому давайте сейчас подытожим. Наш эфир подходит к концу.

С какого возраста уже нужно пристально следить за состоянием своих сосудов, и еще раз резюмируем, какие нужно проходить исследования и как часто?

В. Шахнович:

Если есть жалобы у детей на головную боль, на какие-то неприятные ощущения, надо отвести к врачу и задать эти вопросы. А с 35-40 лет обязательно нужно сдавать биохимический анализ крови, обязательно нужно смотреть состав липидного состава крови, жирового состава крови, сахара, вязкости, текучести крови. И на основании этого уже решать, нужны ли какие-то инструментальные методы.

У нас очень доступно КТ, МРТ, ультразвуки, и люди бегут не к врачу, а на это исследование. На беседе с рядом профессоров у нас в клинике прозвучала такая фраза, и я действительно задумался. Началось с того, что утром в средствах массовой информации активно начали говорить о том, что у нас в России появится магнитно-резонансный томограф 7 Тесла. До сих пор мы гордились, что в крупных клиниках стоит магнитный томограф 3 Тесла. Любая железка во многом помогает, но врач остается врачом. И с этим анализом надо бежать к врачу, а не делать очередную железку и не понимать, что делать дальше.

Ю. Титова:

Хочется только одну рекомендацию дать: не читать в интернете все подряд и прислушиваться к этому. А лучше сходить к врачу, который уже направит и скажет, какие исследования нужно пройти.

В. Шахнович:

Бесспорно, и профилактика.

Ю. Титова:

Дорогие друзья, наш эфир подходит к концу. Это был первый выпуск теперь уже любимой программы «Неврология с доктором Шахновичем», которую вел Виктор Шахнович, врач-невролог, руководитель центра неврологии Виктора Шахновича, доктор медицинских наук, врач высшей категории. Я, Юлия Титова, Екатерина Крюкова.  Будьте здоровы.