Решение проблемы отсутствия зубов

Стоматология

Тэги: 

А. Григорьянц:

Добрый день, дорогие слушатели и зрители. В эфире канал «Медиадоктор» и программа «Красивая улыбка с доктором Григорьянцем». У нас в гостях два очень опытных, очень интересных человека. Я представлю вам их с большим удовольствием. Сергей Меркушев —  учредитель и управляющий Международного центра дентальной имплантации ЭспаДент и главный врач Центра, кандидат медицинских наук, врач высшей категории Чайковский Валерий Борисович. Я очень рад вас приветствовать в нашей программе и надеюсь, нам удастся поделиться с пациентами, с врачами той информацией, о которой очень много говорят.

Я дам некие вводные: очень много информации и в интернете, и у пациентов на устах, и между врачами, что же такое концепция «Все на 4». Мы будем говорить об имплантации, об имплантологии, о техниках, об опыте людей, которые непосредственно занимаются и хирургией, и протезированием в столь важной и очень перспективной технологии, как имплантаты. Сергей, я хотел обратиться, в первую очередь, к Вам и начать с того, как все-таки мы, врачи, – Вы, в данном случае – можете вернуть человеку красивую улыбку.

С. Меркушев:

Технология очень интересная, хотелось бы поподробнее рассказать, откуда она появилась и как она добралась до России, насколько сегодня она популярна и используется российскими специалистами, российскими врачами, насколько она востребована нашими пациентами.

Технология появилась в начале 90-х годов, ее разработал португальский профессор Пауло Мало. Эта технология позволила пациентам с полным отсутствием зубов либо с потерей костной ткани обойтись всего лишь 4 имплантами (4 либо 6, если есть куда установить импланты) и на следующий день установить протез. То есть позволило обойтись без костной пластики, ускорило ситуацию и сделало это доступным для больших слоев населения.

Компания Nobel Biocare выкупила эту технологию и является ее официальным представителем, официально ее транслирует на все страны, на весь мир. В 2013 году мы этой технологией заинтересовались и перевели практически все свои усилия на то, чтобы эту технологию полностью освоить и выйти в лидеры по этой методике в России. На сегодняшний день мы сделали более 3 тысяч операций по этой технологии и готовы сказать, что мы делаем это лучше всех. То есть наш опыт настолько велик, что мы создали учебный центр, сертифицировали его у компании Nobel и начинаем готовить врачей по этой технологии, передавать им свой опыт, который более 5 лет у нас сложился.

Технология «Все на 4» позволила пациентам с полным отсутствием зубов либо с потерей костной ткани обойтись всего лишь 4 имплантами и на следующий день установить протез.

А. Григорьянц:

Прекрасно. Насколько я понимаю, Вам удалось объединить две самые важные составляющие для любой клиники. Когда Вы заявляете о том, что Вы этим занимаетесь давно и делаете это лучше других – это очень важно подкреплять, на мой взгляд, тем, что способна понять наша аудитория. Когда людям удается внутриклинически, организационно создать порядок и при этом еще и создать полный клинический порядок (есть некий контроль с разных сторон). В данном случае, я так понимаю, что благодаря Валерию Борисовичу происходит тотальный контроль всех клинических процессов. И речь идет о том, что специалистов может быть несколько (1, 10 – в данном случае это не имеет значения). Но когда концепт отработан, и Вы достаточно предсказуемо реализуете тот или иной случай, реабилитируете того или иного пациента, это я и подразумеваю под совокупностью факторов. Когда удается совместить две очень значимые стороны: это организация процесса и клинический контроль.

И на этом фоне у меня возникает вопрос. Вы проговорили очень конкретную вещь, что благодаря технологии «Все на 4» – я даже поясню еще более подробно для нашей аудитории. Установив 4 имплантата, когда на челюсти вообще отсутствуют зубы, т. е. ни одного зуба нет на челюсти, устанавливаются 4 имплантата, благодаря чему происходит полная реабилитация всей челюсти. Но Вы проговорили такую вещь: «Мы устанавливаем имплантаты, на следующий день человек получает протез». У человека возникнет вопрос: почему на следующий день? Почему Вы мне его не дадите сразу? Мы знаем, сколько на сегодняшний день рекламы, мифов и абсолютно не имеющей никаких под собой оснований информации в интернете, которую читают ежедневно люди. Они приходят к нам, клиницистам, к специалистам, и задают вопросы: «Я читала, что можно это сделать сразу, или я читал, что это делается вот так, а почему Вы так не делаете?» Поэтому очень важно дать информацию из Ваших уст, от людей, которые действительно на это потратили огромное количество времени и имеют очень большой опыт. И что самое главное – реальную статистику. Почему мы не можем дать пациенту или можем реабилитацию в этот же день?

С. Меркушев:

В принципе, такие случаи есть. Тут есть определенный протокол, и каждая часть этого протокола занимает определенное время. У нас есть пациенты, которые попадают к нам проездом. Например, были случаи, были пациенты, которые летели из отпуска через Москву, заехали к нам на консультацию и говорят: «У меня завтра вечером самолет, можете мне помочь?» Мы делали утром операцию, к вечеру изготовили протез, отвозили в аэропорт, и она улетала. Такие варианты тоже возможны, но операции идут днем, утром, вечером. На изготовление протеза тоже уходит время. Обычно мы сдачу протеза переносим на следующий день, на утро. Пациент отдыхает после операции, которая занимает примерно 2 часа – это одна челюсть. Если две челюсти, соответственно, 3-4 часа. Пациент или едет домой, либо отдыхает в гостинице рядом с нашим Центром. И на следующий день получает свои протезы. В принципе, он реабилитирован. Ему остается только приезжать на корректировки, на снятие швов.

А. Григорьянц:

Валерий Борисович, мне бы хотелось следующий вопрос обратить к Вам. Я больше буду выступать от лица аудитории, которая нас слушает и смотрит. Правильно ли люди должны понимать, что на сегодняшний день мы обладаем достаточным количеством технологий, инструментов, аппаратов, которые позволяют нам сегодня и сейчас реабилитировать человека. Чтобы люди нас правильно понимали из того, что сказал Сергей: мы действительно можем в один день (т. е. Ваша клиника позволяет) принять пациента, одним днем и установить 4 имплантата по технологии «Все на 4», и создать им сразу конструкцию, которую он может даже функционально и эстетически использовать. Но все сугубо индивидуально и требует изучения факторов, критериев каждой отдельной личности. Я хочу, чтобы Вы это прокомментировали, потому что нашим зрителям и слушателям очень важно понимать именно эту конкретику. О ней не пишут зачастую, ее не дают, ей не делятся. Именно поэтому люди, наслушавшись такой смазанной информации, дальше сами многие вещи додумывают.

В. Чайковский:

Когда пациент приходит к нам на первичную консультацию, мы на этой консультации обращаем внимание, конечно же, на клинический осмотр зубов, также мы проводим дополнительные методы исследования. В нашей клинике стоит компьютерный томограф последнего поколения, который дает нам возможность по снимку КТ определить количество, качество костной ткани. На основании этого мы уже можем смоделировать установку имплантов, количество имплантов. Мы изготовляем в большинстве случаев хирургический шаблон, по которому будет делаться операция. Мы обсуждаем план операции с пациентом, и если пациента предложенный нами план устраивает, то мы назначаем операцию в удобное для него время, и очень часто наши работающие пациенты просят, чтобы это было в выходные дни. Мы идем навстречу, очень часто у нас операции идут в субботу-воскресенье.

В нашей клинике стоит компьютерный томограф последнего поколения, который дает нам возможность по снимку КТ определить количество, качество костной ткани. На основании этого мы уже можем смоделировать установку имплантов, количество имплантов.

В дополнение к тому, что сказал Сергей Леонидович, я хочу сказать, что два года назад в рамках нашей клиники была создана своя зуботехническая лаборатория, которая позволяет нам сократить сроки изготовления зубных протезов за счет того, что мы раньше много времени теряли на то, что надо было отвозить-привозить, а по Москве все это достаточно долго происходит. На сегодняшний день мы имеем возможность на консультации провести совместную консультацию хирурга с ортопедом. Также очень часто зубные техники подходят, смотрим, определяем, и очень часто пациенты приносят свои фотографии, они хотят, чтобы у них были зубы «как раньше». Смотрим размер зубов, цвет зубов – все эти моменты и факторы учитываются нами, и наша задача сделать так, чтобы пациент ушел от нас довольный, счастливый.

На сегодняшний день очень много пациентов, страдающих хроническим пародонтитом, люди, у которых есть подвижность зубов, люди, которые потеряли зубы вследствие некачественной воды, питания. И мы помогаем таким людям вернуть зубы, которые нужны не только для того, чтобы они улыбались, но и для того, чтобы они ели.

По поводу немедленной реабилитации я хочу сказать, что очень часто мне задают другие вопросы на консультации: почему во многих клиниках им говорят, что нужно 5-6 месяцев ждать, пока импланты приживутся. И меня спрашивают: «А почему Вы говорите, что в течение суток Вы нам поставите зубы? Как это у Вас получается?» Я могу сказать, что есть определенные каноны классической имплантологии, когда происходит имплантация вследствие частичного дефекта зубов. Тогда, действительно, нужно определенное время для того, чтобы импланты приживались. Но мы и в этой методике тоже находим определенные решения для того, чтобы можно было реабилитировать пациента сразу.

В наборе нашей зуботехнической лаборатории есть определенная аппаратура, это аппарат CAD/CAM, который позволяет нам сделать временные коронки в течение двух часов так, чтобы люди после операции уже ушли с временными коронками. Но если мы касаемся такой темы, как All on 4, то уже упомянутый Сергеем Леонидовичем ученый Пауло Мало разработал методику All on 4 («Все на 4»), математическим путем доказав, что применяя импланты определенной конфигурации, с определенным шагом резьбы, с определенной длиной резьбы, определенного диаметра, то 4 импланта смогут выдержать нагрузку, которая рассчитана на 12 зубов. Это было им рассчитано, просчитано, клинически доказано, более 3 тысяч операций мы провели, и мы уже сами сейчас видим на нашем немаленьком опыте, что эта методика позволяет людям за один день получить зубы. И это чудо, конечно, но 4-5 имплантов позволяют сделать то, что несут обычно наши зубы (12-14 зубов). Поэтому мы счастливы, что мы можем людям дать радость, помогая им получить улыбку и жевательную эффективность, подняв до нормальной, благодаря этой методике.

Это чудо, конечно, но 4-5 имплантов позволяют сделать то, что несут обычно наши зубы (12-14 зубов).

А. Григорьянц:

Резюмируя информацию, я понимаю, что человеку можно быть совершенно спокойным на тему реабилитации, на тему немедленной нагрузки. То есть на сегодняшний день это все активно используется и действительно работает. Еще раз хочу от себя дать важную информацию, что каждый человек и каждый организм очень сильно отличается от другого. И не брать в расчет индивидуальные особенности просто нельзя. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы люди, пациенты, потребители всех этих услуг и люди, которым необходимы имплантаты и та технология «Все на 4», о которой мы говорим, были достаточно учтивы, в первую очередь, к себе самим. Потому что мы так же заинтересованы, наверное, как каждый пациент решить вопрос и задачу максимально быстро. Никто не замотивирован в том, чтобы растягивать это на годы, или на дни, или на месяцы.  

И то, что Вы проговорили по поводу временных коронок. Существует своя зуботехническая лаборатория, которая может отфрезеровать на CAD/CAM оборудовании целую конструкцию, которая перекроет 10 или 12 зубов, если мы говорим это в рамках временной конструкции, и для человека временная конструкция долгое время может ничем не отличаться от постоянной с точки зрения его ощущений, его эстетических потребностей и функциональных потребностей.

И то, что с Вашей стороны есть цифра в 3 тысячи пациентов, это действительно говорит о том, что Вы способны собрать достаточно полезные статистические данные, которые дают Вам возможность уже правильно принимать решения, выбирать тот или иной протокол с тем или иным пациентом.

И мне бы очень хотелось еще разделить направления «Все на 4», потому что это достаточно строгая концепция, это строгий протокол, который необходимо соблюдать. Мы уже проговорили автора Пауло Мало, который когда-то это все создал путем расчетов, путем медицинских исследований. Это действительно здорово, что мы можем воспользоваться той технологией, которая была создана когда-то давно и по сей день является достаточно технологичной и современной.

Но мы же не забываем, что у нас бывают частичные дефекты. И когда мы говорим о замещении имплантатами любого дефекта и любого объема, то если сравнивать опыт специалистов, которые очень активно отработали на технологии «Все на 4», то я так думаю, что для Вас заместить небольшой участок, поставить один имплантат или два, или устранить дефект при помощи имплантатов там, где совершенно не нужна технология «Все на 4», тоже становится достаточно простым решением и простой задачей. Потому что имея большой опыт работы именно с технологией «Все на 4», которая требует шаблоны, четкое понимание геометрии, достаточно детальное исследование на компьютерной томограмме всех костных участков и альвеолярных гребней всей костной структуры, на этом фоне установка имплантатов в отдельных участках становится достаточно простой. И мне бы тоже хотелось, чтобы Вы прокомментировали и рассказали свой опыт в имплантологии в целом. Мне очень интересно, как это организовано и что самым важным является, как это реализовано клинически. Сергей, если можно, прокомментируйте.

Для человека временная конструкция долгое время может ничем не отличаться от постоянной с точки зрения его ощущений, его эстетических потребностей и функциональных потребностей.

С. Меркушев:

Наш Центр работает с 2005 года, и мы сразу сделали упор на дентальную имплантацию и успешно этим занимались, используя именно классические методы, различные системы имплантации. В основном упор у нас был на импланты компании Nobel, мы стали их официальным сертифицированным партнером, и опять же благодаря им перешли на систему All on 4, потому что они ее активно пропагандировали, и мы одни из первых, кто прошел обучение. То есть все сотрудники нашей компании, от врача до администраторов, до ассистентов прошли в компании Nobel всевозможные курсы обучения. Все хирурги были в заграничных клиниках – в Португалии, в Испании, прошли обучение, стажировки по этой методике, и мы с полной уверенностью можем сказать, что на сегодня весь персонал сертифицирован по этой технологии.

Классическую имплантацию мы не забываем, но ее в объеме наших операций не более 15%. В основном, это когда, например, одну челюсть приходится делать All on 4, а вторая челюсть – частично отсутствуют зубы, и там мы делаем классическую имплантацию. Редко к нам обращаются пациенты, у которых отсутствует один или два зуба. В основном, это полностью пораженные челюсти. Это либо пародонтоз, либо полное отсутствие, либо съемные протезы, и мы им, конечно, готовы помочь.

Мы пошли еще дальше: в начале прошлого года часть наших хирургов прошла длительный курс обучения, это заняло от полугода до года, в разных странах присутствовали на множестве операций, они начали делать скуловые импланты, т. е. Zygoma. Мы свободно применяем эту практику, потому что иногда даже All on 4 не может помочь, т.е. нет кости совершенно, и только скуловой имплант Zygoma позволяет решить этот вопрос. На сегодня это стоит на потоке, если ситуация требует использования этой технологии, мы ее используем.

В. Чайковский:

Я хочу сказать в дополнение к тому, что сказал Сергей Леонидович, когда по компьютерной томограмме на консультации с пациентом мы видим, что у челюстной кости недостаточно костной ткани, как в вертикальном объеме, так и в толщину костной ткани, и представляется достаточно сложным, а порой и невозможным установить импланты, то приходит на выручку методика, при которой мы ставим достаточно объемные, длинные (это порядка 45 миллиметров) скуловые импланты. Их название уже говорит само за себя – их ставят в скуловую кость. Возможно сочетание, например, если с одной стороны челюстной кости есть костная ткань, а с другой нет, то мы ставим 2-3 стандартных импланта, а с другой стороны – скуловую кость. Но если совсем с костной тканью большой дефицит, то ставятся скуловые импланты и с правой стороны, и с левой стороны. Эта методика дает нам возможность решить любые проблемы в самых сложных случаях, когда костной ткани практически нет.

Когда у челюстной кости недостаточно костной ткани, и представляется достаточно сложным, а порой и невозможным установить импланты, то приходит на выручку методика, при которой мы ставим достаточно объемные, длинные скуловые импланты.

Что касается очень часто задаваемых вопросов пациентами, меня спрашивают на консультациях: какие есть противопоказания к установке импланта, бывают ли случаи, когда импланты отторгаются. У нас есть уже собственная статистика, которая говорит о том, что осложнений, в принципе, не больше 2%. Это хорошая статистика ведущих мировых клиник. На самом деле, если правильно соблюдается хирургический протокол и правильно соблюдается ортопедический протокол, то этих осложнений не должно быть, если мы на операцию пригласили пациентов, у которых нет серьезных противопоказаний. А таковыми являются диабет с достаточно большими цифрами сахара либо это достаточно отягощенные формы ревматоидного артрита. Других очень сложных случаев я не припомню, чтобы нам давали какие-то осложнения.

Еще могу сказать, что после установки протеза, операцию проводим с утра, которая занимает в районе 2 часов по одной челюсти, с пациентом занимается врач-ортопед, который снимает слепки, правильно определяет положение центральной окклюзии верхней и нижней челюсти. Слепки передаются в нашу зуботехническую лабораторию, и изготовление зубных протезов занимает тоже где-то около 6-7 часов. Поэтому по желанию пациента он находится у нас это время, в специальной комнате (кабинете), либо он уезжает домой и приезжает к нам на следующее утро. Мы ему устанавливаем протезы, и это уже занимает порядка 30-40 минут.

А. Григорьянц:

Да, потому что все готово.

В. Чайковский:

Да, к этому времени, к вечеру все сделано, но просто достаточно сложно человеку ждать целый день, поэтому, как правило, это происходит уже на следующий день с утра.

А. Григорьянц:

В данном случае Вы уже прибегали к оптимизации временных затрат, чтобы человек достаточно правильным образом распределил свое время. И действительно, какой смысл находиться в клинике много часов, если это время человек может провести достаточно комфортно для себя, с пользой. Но возвращаясь к сути нашей беседы, вывод очень, на мой взгляд, перспективный и интересный для пациентов. Речь идет о том, что очень часто мы произносим выражение, которое звучит следующим образом: недостаточно костной ткани. И очень часто пациент приходит уже с неким консультативным опытом от других специалистов. Когда речь шла о недостатке костной ткани, что нужно делать костную пластику, что необходимо восстанавливать это костными блоками или костнозамещающими материалами, мы с Вами прекрасно знаем, как много технологий на сегодняшний день, которые позволяют восстановить костный объем.

Хочется очень ярко выразить то, что существуют технологии, которые не требуют прибегать к пластике костных тканей. И нам, как специалистам, это хорошо понятно, но пациентам не очень понятно. И пока это не будет полностью разжевано и структурно представлена детальная информация, человек этого не поймет. Суть в том, что Вы произнесли очень отчетливо, что любая ситуация может быть решена. И мне бы хотелось, чтобы пациент понимал: специалист, который имеет достаточно большой опыт, и в арсенале, в руках достаточно большое количество аппаратуры и инструментов для решения любой задачи, нет на сегодняшний день пациента, которого нельзя реабилитировать при помощи имплантологии. По крайней мере, на это потрачено, наверное, более 40 лет и практики, и опыта, и исследования огромного количества специалистов по всему миру. Поэтому, когда мы слышим, что здесь нельзя поставить имплантаты ни при каких условиях, наверное, просто специалист не занимается данной практикой и не исследует всю эту технологию.

Специалист, который имеет достаточно большой опыт, и в арсенале, в руках достаточно большое количество аппаратуры и инструментов для решения любой задачи, нет на сегодняшний день пациента, которого нельзя реабилитировать при помощи имплантологии.

И еще раз хочу сделать акцент на технологиях «Все на 4» и на имплантатах Zygoma: это те протоколы, которые позволяют избежать съемных протезов и дать возможность человеку стабильной фиксации зубов на всей челюсти, когда речь идет о полностью стабилизированных, об отсутствии некого люфта, подвижности, шатающихся конструкций в отсутствие костной ткани. То есть те ситуации, где костной ткани очень мало либо ее вообще нет, когда мы вынуждены прибегать к имплантатам Zygoma, они все на сегодняшний день очень детально изучены, существует очень большая статистика, и это действительно можно решить.

Поэтому я сейчас хочу вернуться к тому, что очень здорово, когда в клиническом учреждении есть совокупность двух самых важных факторов: когда организационный процесс и клинический процесс, т. е. весь административ и вся клиническая часть работают достаточно слаженно. И говоря о нашей сегодняшней основной теме, мне бы хотелось услышать, кто же является целевым пациентом. Какая категория людей чаще всего обращается? Потому что мы обсудили сегодня три вектора: первый – это технология «Все на 4», второй – это когда у нас совсем нет костной ткани, это имплантаты Zygoma, и третий – это абсолютно частичные дефекты, отдельные, где зачастую у нас либо достаточно костной ткани, либо там требуется незначительная костная коррекция.

В третьем случае все понятно: обычно это может быть кто угодно, грубо говоря, пациент от 20 до 90 лет, где все зависит от абсолютно индивидуальных особенностей. Говорить о том, что человеку в 90 лет это категорически нельзя делать – это некая условность, потому что люди чувствуют себя совершенно по-разному в 90 лет. Кому-то даже зубы чистить сложно, а кому-то можно имплантат поставить.

Что касается частичных дефектов и восстановления имплантатами — здесь может быть любой возраст, а вот что касается пациентов с необходимостью реабилитации по технологии «Все на 4» и уж тем более с необходимостью реабилитации на имплантатах Zygoma, когда это очень длинные скуловые имплантаты, мы, наверное, говорим об определенной возрастной категории. Мне бы хотелось, чтобы Вы, благодаря своей статистике, дали нам эту информацию, потому что очень не хочется, чтобы люди заблуждались, читая интернет, и получали совершенно не верную информацию.

С. Меркушев:

Я могу точно сказать, что основная масса наших пациентов, основной костяк, более 50% – это возраст 55-65 лет. Но были пациенты и в 34 года, в 42 года и в 92 года. Таких пациентов тоже достаточно, но основная масса – это 55-65 лет, такой возраст, когда уже основные проблемы с зубами начались, и уже бороться за то, что осталось во рту, нет смысла. Они уже походили либо со съемными протезами, либо у них были металлокерамические мосты, которые уже себя изжили. То есть там уже нечего восстанавливать, кроме как тотальной реабилитацией нашим способом.

Я думаю, что мы делаем лучшие протезы на сегодня. По крайней мере, в Москве, и даже в России. Мы их неоднократно сравнивали с нашими учителями в Европе либо в Израиле, мы делаем на сегодня идеальные протезы, подогнанные под нашу российскую специфику. Потому что некоторые массы населения не готовы идти по сценарию временного протеза, постоянного протеза, потому что она не обладает такими финансовыми возможностями. Мы изготавливаем протез настолько прочным, настолько качественным – внутри он армирован титановой балкой, которую мы успеваем за это короткое время сделать. Там идет лазерная сварка, лазерная пайка, т. е. внутри этот протез армирован титаном, это достаточно прочная конструкция. Многим пациентам, особенно пожилым, в возрасте, необязательно делать второй протез, они с ним могут просуществовать столько, сколько им необходимо. В крайнем случае, можно сделать небольшую корректировку либо ремонт, потому что протез фиксируется винтами и может в любой момент быть снят и отремонтирован.

Многим пациентам, особенно пожилым, в возрасте, необязательно делать второй протез, они с ним могут просуществовать столько, сколько им необходимо. В крайнем случае, можно сделать небольшую корректировку либо ремонт, потому что протез фиксируется винтами и может в любой момент быть снят и отремонтирован.

А. Григорьянц:

Это очень здорово, потому что существует возможность разных последовательностей и разных протоколов. И мне бы хотелось попросить Вас очень коротко прокомментировать, какая проблема существует у данной технологии. Существуют ли конструктивные проблемы, какие-то непреодолимые вещи? Потому что мы сейчас проговорили очень много положительных сторон, причем не преувеличивая, а действительно говоря о фактах опыта. Но случалось ли сталкиваться с тем, что можно назвать проблемой данной технологии, если мы говорим о технологии «Все на 4», если мы говорим о тех же имплантатах Zygoma?

В. Чайковский:

Встречаются иногда проблемы, которые достаточно сложно решить. И если на верхней челюсти их удается решить с помощью скуловых имплантов, то встречаются такие пациенты, у которых нижнечелюстной нерв проходит достаточно близко к поверхности костной ткани. И в таких случаях довольно сложно установить винтовые импланты, чтобы не повредить нижнечелюстной нерв. Но наука имплантология не стоит на месте, она развивается, и на сегодняшний день ученые-имплантологи, развивая это направление и пытаясь решить эту проблему, разработали так называемые субпериостальные импланты, которые позволяют устанавливать импланты уже даже и в таких достаточно сложных клинических случаях.

А. Григорьянц:

Валерий Борисович, на этой ноте наш эфир подходит к концу, и мне бы хотелось сказать, что проговорив очень коротко о новой технологии, о субпериостальных имплантатах, для аудитории хочется донести следующее, что любой случай имеет технологию, которая его разрешит и реабилитирует пациента. И я хочу Вам сказать огромное спасибо за то, что Вы столько лет занимаетесь достаточно профессионально своей деятельностью и дарите людям новые улыбки. Поэтому огромное спасибо за то, что уделили время, поделились с нами ценной информацией, статистикой, опытом, данными. И важно, что это действительно дает очень много уверенности и радости людям, что какова бы ни была проблема во рту, каково бы ни было отсутствие или присутствие костной ткани, какой бы тип анатомии не дан данной личности, мы в любом случае можем решить любую проблему. И Вы, находясь в Вашем клиническом учреждении, делаете для этого все, что необходимо. Спасибо Вам большое, было очень приятно познакомиться, пообщаться и обменяться информацией.

С. Меркушев:

Спасибо.

В. Чайковский:

Спасибо.