Взаимодействие кардиолога и невролога

Неврология

Тэги: 

Д. Волянская:

В эфире программа «Неврология с доктором Шахновичем». В студии я, Дарья Волянская и Юлия Титова. У нас сегодня в гостях Игорь Гончаров – врач-терапевт, кардиолог.

Вы сегодня, Игорь, будете за невролога и кардиолога, потому что тема нашей сегодняшней программы: «Взаимодействие кардиолога и невролога». Мы сегодня поговорим о том, насколько важно обследование именно у двоих специалистов, кардиолога и невролога, является ли это залогом долголетия, как твердят нам врачи. Также мы выясним, насколько важна профилактика работы сосудов и сердца.

Игорь, у меня сразу к вам вопрос. Многие потенциальные пациенты считают, что раз в 5 лет сделал ЭКГ, сходил на обследование, и этого достаточно, вроде бы еще не в зоне риска по своим возрастным особенностям, что это от всего обезопасит. Но это ведь не так, правда?

И. Гончаров:

Абсолютно правильно, потому что все болезни с каждым годом молодеют. Ритм нашей жизни диктует нам новые и новые условия, темп жизни набирает обороты, поэтому и мы должны поспевать за этим. Своевременный медицинский осмотр, который можно пройти в кратчайший срок, за один день, позволит вам выявить основные слабые звенья внутри вашего организма и защитить себя от возможных негативных последствий.

Д. Волянская:

Почему очень важна именно эта связка, взаимодействие невролога и кардиолога? На чем это строится и почему такой тандем действительно необходим для качественного и полного обследования?

И. Гончаров:

Наш организм – огромная биологическая машина, поэтому и расценивать его нельзя однобоко. Если наш головной мозг не будет получать достаточного количества крови, обогащенной кислородом, питательными веществами и многими другими микроэлементами, то у нас и другие системы будут терпеть неудачи, потому что головной мозг, как основной орган отвечает за принятие многих решений и регуляцию многих процессов внутри нашего организма. Поэтому нужно смотреть шире. Если начинаются проблемы с головным мозгом, абсолютно не обязательно, что эта проблема началась внутри нашего самого главного компьютера. Возможно, проблема началась на пути доставки крови, которая является основным топливом для головного мозга. Возможно, эта проблема кроется в сосуде, а может быть, и в самой главной помпе нашего организма – внутри нашего сердца. Поэтому и сложилась наша связка с Виктором Александровичем, в которой мы достаточно тесно уже многие-многие годы работаем вместе, что позволяет добиваться наилучших результатов в лечении наших пациентов.

Д. Волянская:

Игорь, скажите, пожалуйста, с какого возраста нужно пристально обращать внимание на сосуды и работу нашей сердечно-сосудистой системы в целом? Как часто нужно проходить обследование у кардиолога и у невролога? Какие современные методы диагностики существуют на сегодняшний день?

И. Гончаров:

Всё зависит от того, в каком темпе вы живете. Если вы не подвергаетесь достаточному количеству стрессовых нагрузок, то время диспансеризации можно немножко отсрочить. Но, в любом случае, когда вы задумываетесь о состоянии своего здоровья, в первую очередь нужно смотреть на ваших родителей – чем они болели, когда начинались заболевания у них, была ли их жизнь такой же активной, как и ваша. Если ваши родители переносили какие-либо заболевания, повышение артериального давления, тем более, если это приводило к нарушению мозгового кровообращения или прогрессированию проблем с памятью, возраст, когда вы должны пройти проверку, должен начинаться максимально рано. Если ваша жизнь полна стрессовых нагрузок, это точно так же обращает на себя внимание и требует более пристального контроля за состоянием вашего здоровья.

Проверка здоровья может занять в среднем от 3 до 4 часов. Этого времени вполне достаточно при наличии современных высокотехнологичных инструментов для полного портрета, так называемого, паспорта здоровья. В зависимости от того, что врач заподозрит у пациента, могут варьироваться обследования, которые будут проводиться. Чаще всего такая диспансеризация включает в себя ультразвуковое обследование основных артерий, это брахиоцефальные артерии, транскраниальная допплерография, также показывает скорости кровотока внутри головного мозга. Очень интересным методом, который мы разработали в центре неврологии совместно с Виктором Александровичем, является нагрузочное тестирование, когда человек ставится на беговую дорожку и в течение 6 минут идет в привычном для него темпе. В этот момент происходит регистрация насыщения крови кислородом, частоты пульса, измеряется артериальное давление. В зависимости от того, как изменяются эти показатели, с достаточной достоверностью мы можем определить, в каком состоянии находится наша самая главная помпа – наше сердце. По результатам назначаются те или иные обследования. Они могут включать в себя лабораторную диагностику или более углубленные ультразвуковые исследования, вплоть до компьютерной коронарографии, которая позволяет сфотографировать все сосуды внутри нашего сердца.

Д. Волянская:

При такой тщательной диагностике и разумному подходу пациента к своему здоровью это предостерегает нас от чего? Позволяет отдалить риск инфаркта? Если к вам приходит пациент достаточно молодой, до 40 лет, патологий в семье не было, с генетикой вроде тоже всё нормально, наследственность, но он тщательно следит за своим здоровьем и обследуется. Что может он для себя в плюс вынести из этого?

И. Гончаров:

В первую очередь мы должны понимать, в каком состоянии находятся наши внутренние органы, насколько эффективно они работают, потому что сидячий образ жизни и стрессовые нагрузки в той или иной степени перераспределяют кровоток. Наша привычная физиологическая нагрузка не вызывает достаточного ответа мышц, соответственно, и сосуды не прокачивают кровь достаточно эффективно. Малейшая физическая тренировка или малейшая перегрузка на работе в виде стресса приводит к снижению кровотока и, как следствие, наши органы испытывают гипоксию и начинают изнашиваться. Если мы проводим подобное тестирование, то мы можем выявить слабое звено, понять, на каком этапе происходит сбой, будь то обмен кислорода или недостаточная скорость кровообращения; в зависимости от этого наладить эти механизмы, «подкрутить гаечки» и снова пойти в бой.

Д. Волянская:

Скажите, пожалуйста, как «подкручиваются гаечки», какие методики лечения есть, профилактики? Выявили недостаточную насыщенность кислородом сосудов в голове, еще какие-то риски – что начинается дальше, какой процесс работы с таким пациентом?

И. Гончаров:

В первую очередь такой пациент попадает под более усиленный контроль. Намечается план, когда человек должен приходить на контрольные осмотры, чтобы не упустить время развития проблемы, того момента, когда она перейдет в необратимые изменения. Методы лечения могут быть абсолютно различные, начиная от назначения таблетированного курса. Это может быть таблетка, могут быть капельницы и в том числе методы немедикаментозного лечения.

Д. Волянская:

Может быть, подробнее на них остановитесь? Это очень интересно.

И. Гончаров:

Среди немедикаментозных методов, которые мы широко применяем для наших пациентов, это способы, которые влияют на патогенетические механизмы и заставляют наш организм активировать собственные резервные механизмы. Наш организм – это большая саморегулирующаяся система. Если знать, на какую точку воздействовать, можно запускать те или иные механизмы восстановления. Так, например, методы интервальных гипоксических тренировок известны еще с 50-х годов прошлого столетия.

Д. Волянская:

Это что, для тех, кто не знает?

И. Гончаров:

Это состояние, когда пациент дышит гипоксической газовой смесью, то есть обычный воздух, но обедненный по кислороду. Из него выдавливается путем использования компрессора кислород и остается обедненная газовая смесь. Фактически, моделируются условия высокогорья, такие же условия, в которых тренируются спортсмены перед серьезными соревнованиями и стартами. Всё это проходит на протяжении 30 – 40 минут в условиях клиники, под наблюдением и с регистрацией тех или иных показателей и коррекции режима в зависимости от того, какого результата мы хотим добиться. Притом тренировки могут использоваться как для лечебного курса, так и для поддержания уровня здоровья.

Д. Волянская:

Может быть, в вашей клинике еще какие-то есть интересные методы, о которых вы еще не рассказали?

И. Гончаров:

Безусловно. Для каждого пациента мы стараемся подбирать тот метод, которые наиболее близок к возникающей проблеме, вплоть до того, что многим пациентам предлагается выбор: вы можете принимать таблетку или можете смоделировать те или иные факторы риска, например, добавить рациональную физическую тренировку на определенном режиме. В нашем центре мы используем, так называемый, лактатный нагрузочный тест. Он позволяет нам определить уровень частоты сердечных сокращений, который оптимален для тренировок во время занятий фитнесом, потому что каждый из вас наверняка видел, на беговой дорожке высвечиваются показатели, с каким пульсом нужно заниматься.

Д. Волянская:

Кстати, сейчас все помешаны коллективно на спорте и можно видеть, как люди часами убиваются на дорожке, даже не прикрепив датчик. Это, наверное, очень вредно? Для сердца такие повышенные нагрузки, может, скорее, минус?

И. Гончаров:

В том-то и дело, что мы с нашим образом жизни настолько отвыкли от физических тренировок, что длительное занятие спортом приводит не к повышению уровня нашего здоровья, а наоборот, к его понижению. Чем больше мы занимаемся в зале, чем больше скорость мы задаем, чем больше пытаемся добиться результатов, тем больше и больше мы отдаляемся от цели, которую ставим. Поэтому для каждого человека, в зависимости от его образа жизни, в зависимости от его состояния здоровья необходимо подобрать оптимальный режим тренировок, который будет повышать уровень его здоровья. Как раз для этого и помогает уровень лактата в крови.

Лактат – это молочная кислота, которая вырабатывается при повышенной физический тренировке. По уровню лактата определяется граница аэробного и анаэробного порога. То есть, когда наш организм получает энергию из кислорода путем окисления этого элемента и тот момент, когда организм переходит на энергосберегающий режим, когда все силы брошены на сохранение себя и организм уже не думает о том, как улучшить свою функцию. Основная его задача стоит в сохранении себя. Это анаэробная зона тренировок. Так вот, если каждый раз мы занимаемся спортом в анаэробном режиме, мы изнашиваем наш организм. Проведение этого теста позволяет нам найти ту самую границу, которая ориентирована персонально на этого человека и, изменив тренировки, можно добиться положительного результата без применения больших громоздких медикаментозных схем.

Регулярные занятия спортом в анаэробном режиме изнашивают наш организм.

Д. Волянская:

Игорь, продолжая тему физических нагрузок, их последствий и влияние на нашу сердечно-сосудистую систему, развейте, наконец, миф, ответьте на вопрос, как врач-кардиолог. Я, когда готовилась к эфиру, прочитала, что человек, спортсмен, который изобрел эту систему бега, умер во время бега от инфаркта в достаточно молодом возрасте. В Москве мы очень часто видим, особенно летом, весной, как люди бегают по полтора – 2 часа по центральным набережным, загазованным. Ладно, если бы они в лесу жили. Может быть, такой бег вообще вреден?

И. Гончаров:

Сказать, что бег вреден – конечно, нет, потому что в любом случае физическая тренировка.

Д. Волянская:

Но мы же дышим этими выхлопными газами в центре города, это же просто отравление, мне кажется.

И. Гончаров:

Гипоксия – это норма нашей жизни. Мы родились в этом мегаполисе и, конечно, мы уже с достаточной долей адаптационных возможностей подходим к любым физическим тренировкам и, вообще, к жизни в этой среде. Конечно, если мы занимаемся пробежками вдоль оживленных магистралей, это не добавляет нам здоровья, потому что через легкие поступают тяжелые металлы и накапливаются токсины. Конечно, для нас это не очень хорошо. Поэтому, если выбирать место для пробежки, то лучше выбирать отдаленные от магистралей улицы или парки. Это хотя бы немножко защищает нас от негативного воздействия. Если у нас в силу места проживания или в силу других обстоятельств это не получается, то можно использовать обычные угольные маски, которые применяются в Китае и во многих других странах, где с экологической ситуацией не очень хорошо. Стоит отметить, что обычная медицинская маска не защищает нас от негативных микрочастиц, которые содержатся в воздухе.

Д. Волянская:

Да вы что! То есть, это мёртвому припарки, скажем так?

И. Гончаров:

Она защитит нас от бактерий, но никоим образом от тех выхлопных газов, которые содержатся в воздухе. Если мы хотим фильтровать именно их, то нужны угольные маски, которые точно так же широко продаются.

Для защиты от выхлопных газов нужны угольные маски.

Д. Волянская:

Их можно купить в обычной аптеке?

И. Гончаров:

Может быть, не в аптеке, но в хозяйственном магазине абсолютно точно они продаются. В такой маске можно абсолютно безопасно бежать вдоль улиц, вдоль загазованных магистралей. С другой стороны, это будет создавать определенное усилие на вдохе, что тоже может добавлять некоторую тренировку для наших легких. Самый главный вопрос в беге – насколько удобную обувь вы надеваете и насколько ваши суставы готовы к подобной тренировке. Достаточно часто от своих друзей и от пациентов я слышал о том, что после того, как они начинали бегать, у них начинались проблемы с суставами. Поэтому в любом случае, если у вас нет возможности купить дорогие кроссовки, которые позволят защитить ваши суставы, то замените бег плаванием. Это ничем не хуже, это создает дополнительное сопротивление, разгружает позвоночник. Более щадящим назвать его нельзя, потому что вода создает определенное сопротивление и тренируется намного больше групп мышц, чем при беге. Но, с другой стороны, плавание позволяет снизить нагрузку на позвоночник и избежать в будущем развития заболеваний позвоночника.

Д. Волянская:

Игорь, скажите, пожалуйста, есть ли виды силовых физических нагрузок, вредные для сердца, для людей, у которых есть определённые основания и противопоказания? Чем не надо заниматься?

И. Гончаров:

С моей точки зрения, абсолютным противопоказанием является тяжелая атлетика для любого человека, которые не связан с профессиональным спортом и не делает это ради достижения результатов, потому что фактически наша мышца адаптируется к той нагрузке, которая происходит с ней, к той нагрузке, которую испытывает. Представим кран, который работает на стройке. Он может поднять очень тяжелый груз, но для этого он требует очень большого промежутка времени. Или спортсмен, который бежит и ему требуется достаточно короткий промежуток времени, чтобы среагировать, его реакция очень высокая. Точно так же и наша мышца, она адаптируется либо под медленную нагрузку, либо под быструю нагрузку. Если мы занимаемся тяжелой атлетикой, то ответ наших мышц будет достаточно тяжелым и неповоротливым. В нашей жизни приходится быстро адаптироваться к меняющейся ситуации и человек, который нагружает свои мышцы, нагружает свои сосуды, так или иначе, изнашивает их и настраивает на другой режим работы, который не соответствует его ритму жизни, что в большей и большей степени приводит к износу всех систем.

Д. Волянская:

Вы уже в начале программы упомянули тот факт, что болезни сердца молодеют. Есть ли статистика у вас, как у практикующего врача, по пациентам, с какого возраста уже начинают обращаться с проблемами к вам и зависит ли это от пола пациента? Кто чаще страдает - мужчины, женщины? Есть, опять же, такой миф, что мужчинам тяжело, вообще, жить тяжелее, слишком большая нагрузка у них нервная, и особенно тяжело вообще в нашей стране, в частности, и поэтому ранние сердечные заболевания. Так это или нет?

И. Гончаров:

Безусловно, так. Наши сосуды начинают стареть, практически, в момент нашего рождения. Но мы можем защитить их. К сожалению, всё чаще обращаются пациенты в возрасте около 25 лет. Это пик активности, когда начинаются стрессовые нагрузки, когда мы творим, мы создаем что-то новое и стрессовых факторов, начиная с этого возраста прибавляется и прибавляется. Многие добавляют нерациональные физические нагрузки – 7 дней в офисе, 1 день в спортзале, чтобы довести себя, за всю неделю выработать и восстановить себя.

Д. Волянская:

Такая нерегулярность еще хуже, чем вообще ничего?

И. Гончаров:

Абсолютно, она только изнашивает наш организм. Поэтому для этих пациентов особенно важно начинать профилактику на более раннем этапе. С другой стороны, продукты, которые поступают к нам, в основном содержат либо синтетические молекулы, либо генетически модифицированы, и не добавляют здоровья нашим сосудам. Развивается дислипидемия, начинают прогрессировать наследственные дислипидемии, которые приводят к отложению холестерина на стенке сосудов. Поэтому важным маркером является лабораторная диагностика, которая показывает, какой уровень холестерина содержится в крови, не только общего, но и липопротеидов низкой и высокой плотности, так называемых, «хороших» и «плохих».

Д. Волянская:

То есть, холестерин нужно отслеживать. Как часто нужно делать такие анализы холестерина?

И. Гончаров:

Как минимум, один раз в год. Это позволит вовремя заподозрить на том этапе, когда холестерин еще не успел разрушить стенку сосуда и образовать бляшку.

Д. Волянская:

То есть, еще раз: раз в год, минимум, делаем анализы холестерина, просвечиваем сосуды головы, тоже раз в год?

И. Гончаров:

В первую очередь, сосуды шеи. Это позволит нам определить и скорость кровотока, и достаточное ли питание для головного мозга. И минимальная нагрузочная проба, например, как разработанная у нас. Это банальный тест, который проводится в течение 15 минут, больше времени не требуется на его проведение, но он дает полное понимание, начиная от уровня вашего артериального давления, степени его повышения на фоне привычной физической нагрузки. 6 минут быстрым шагом, частота сердечных сокращений и насыщения крови кислородом, как основной показатель транспортного обмена крови.

Ю. Титова:

У меня вопрос по поводу питания. Давайте мы с вами обсудим, какие продукты абсолютно точно вредны для нашего сердца и сосудов. Что абсолютно точно исключать из своего рациона?

И. Гончаров:

Вопрос глубоко философский, потому что есть можно и нужно, практически, всё. Другое дело, в каком количестве.

Д. Волянская:

А чипсы, газировку, например, крепкий алкоголь?

И. Гончаров:

Если вы скушаете одну чипсину, то от этого существенно не изменится содержание. Говоря об алкоголе, мы говорим о дозозависимом эффекте. Если мы принимаем небольшое количество алкоголя, того же спирта, то это не вредит нашему здоровью.

Д. Волянская:

Красное вино, опять же, устойчивый миф: бокал, 2 в день – ничего страшного, полезно для сосудов, коньячок и ничего страшного. Это так?

И. Гончаров:

Всё зависит от того, какого вина. Сухого красного – пожалуйста, и лучше, если это будет полбокала, замечательно раз в неделю. Это будет идти только на пользу, потому что, действительно, многие исследования проводились с сухим красным вином, которые доказали его пользу для сердечно-сосудистой системы, для наших сосудов. Ограничивать себя в этом нужно, тогда мы добьемся хороших результатов.

Д. Волянская:

Но, всё равно, есть, наверное, минимальный перечень, допустим, 5 продуктов, очень вредных для сердца?

Ю. Титова:

Жареная картошечка с грибами, с салом?

И. Гончаров:

Опять же, возьмем то же самое сало. Мы хотим от него отказаться, но оно действительно полезно для сосудов. Возьмем наши бывшие союзные республики и посмотрим на их рацион питания. Затем перейдем к статистике. Рацион питания – это плов, который готовится в большом казане, с курдюком. Что такое курдюк? Курдюк – это огромный кусок сала, кладется внутрь этого плова и в котором он готовится. Казалось бы, сердечно-сосудистые заболевания должны зашкаливать. Но статистика говорит об обратном. Процент этих заболеваний в этой популяции незначителен и иногда даже ниже среди наших городских жителей.

Д. Волянская:

Может, там стресса нет и солнца больше? Позитив, ленный образ жизни, достаточно расслабленный?

И. Гончаров:

Тогда мы автоматически исключаем влияние этого продукта питания на развитие атеросклероза и многих других изменений. Вообще, категорически стоит исключать обезжиренные продукты, они дают намного больше вреда. Более того, многие пациенты, которые приходят ко мне с метаболическим синдромом, пытаются похудеть и что только не пробуют. Один из этапов, через который проходит каждый пациент с избытком массы тела или ожирением – это попытка перейти на обезжиренные продукты, обезжиренные или со сниженным процентом.

Категорически стоит исключать из рациона обезжиренные продукты, они дают намного больше вреда.

Д. Волянская:

Обезжиренный творожок, кефирчик, я вижу девочек в супермаркетах. Это еще хуже?

И. Гончаров:

Это, наоборот, приводит к значимому повышению уровня холестерина. Фактически, что такое обезжиренный продукт? Это продукт, из которого вытащили жир, сделали из него массу, а чем-то же нужно заместить массовую долю жира. Замещают ее быстрыми углеводами, которые еще больше, еще быстрее усваиваются в нашем организме и автоматически приводят не к снижению уровня холестерина, не к снижению веса, а наоборот, к росту этих показателей.

Д. Волянская:

Топ продуктов, очень полезных для сердца, которые добро ему приносят?

И. Гончаров:

Добро приносит ограниченное количество нежирных сортов мяса, приготовленных желательно на гриле, с минимальным использованием масла. Стейк из молодой телятины. Его можно дополнить кусочками картошки, приготовленной и запеченной в духовке, можно приправить это небольшим количеством чеснока, специй по вкусу и запить супчиком. Замечательно подходят супы-пюре, приготовленные из тыквы. Приготовление крем-супа из тыквы занимает не больше 20 минут. Нарезать тыкву небольшими кусочками, бросить в горячую воду, довести до готовности, опустить тыкву в блендер, дополнить это всё сливками, добавить немножко бульона, в котором варилась эта тыква. Этот супчик очень полезен и прост и положительно влияет на состояние наших сосудов. Более того, масло тыквы, доказано, положительно влияет на уровень липопротеидов в нашей крови.

Д. Волянская:

Игорь, заканчивая кулинарную тему: многие сейчас, молодежь, девушки, очень модно всякие фитоняшечки, переходят на вегетарианство, на сыроедение. Подводя некое медицинское обоснование, утверждают, что очень полезно для сердца есть сырые овощи, грызть морковку, лук порей. Тут, как врач-кардиолог, что вы можете ответить?

И. Гончаров:

К сожалению, положительно ответить и сказать, что да, это полезно – нельзя. В любом случае белок, который поступает к нам с мясом, является незаменимым, и микроэлементы, которые содержатся внутри мяса, незаменимые полиненасыщенные жирные кислоты не могут поступить к нам из овощей. Поэтому отказ от мяса однозначно будет приводить к быстрому или медленному, в той или иной степени увяданию нашего организма. В любом случае, для девушек это особенно значимо, потому что регулярные ежемесячные кровотечения, так или иначе, приводят к потере гемоглобина. А как восполнить железо, не получая его из мяса? Только есть таблетки.

Д. Волянская:

Возвращаясь к нашей основной теме программы о благоприятном сотрудничестве врача-кардиологи и врача-невролога, для чего эта связка важна? Потому что мы, потенциальные пациенты, просто люди, не очень понимаем, в чем смысл? Почему это важно, необходимо?

И. Гончаров:

Многие пациенты на протяжении долгих лет наблюдаются у неврологов и пытаются лечить проблемы с памятью. Год от года, к сожалению, количество медикаментов, которое они принимают, врачи увеличивают и увеличивают. Но в тот или иной момент наступает ситуация, когда эти препараты перестают помогать. Зачастую, такой пациент попадает к нам и при более детальном обследовании выясняется, что основная причина проблем с памятью заключается не в головном мозге. Головной мозг мог бы работать хорошо и там нет никаких объективных причин для снижения памяти, а на самом деле проблема внутри сердца. Сердце находится в состоянии либо хронической ишемии, ишемической болезни сердца, либо хронической сердечной недостаточности, зачастую, даже с сохраненной фракцией выброса. То есть, сердце не выполняет свою функцию в достаточной мере. Автоматически и кровь не доходит до нашего головного мозга. Отсюда и начинаются проблемы. Мозг пытается сократить максимально свои функции, чтобы сберечь себя от необратимых последствий, но в тот или иной момент могут наступать состояния провалов в памяти, иногда это сопровождается даже потерей сознания. А проблема кроется не в голове, а в нашей самой главной помпе – в сердце. Поэтому и сложилась связка кардиолога и невролога, когда кардиолог следит за насосом, а невролог смотрит за принимающим органом, в каком он состоянии и всего ли хватает.

Иногда корень проблемы ухудшения памяти кроется в недостаточной работе сердца.

Ю. Титова:

Если поступает пациент с такими симптомами, как вы уже сказали – с потерей памяти, потерей сознания, какая диагностика проводится у двух врачей?

И. Гончаров:

В первую очередь мы должны оценить, в каком состоянии находится сердце, поэтому таким пациентам устанавливается суточный монитор. Это небольшое устройство, которое крепится на поясе. Другая часть – это датчики, которые крепятся на грудь. Они снимают кардиограмму. Каждое сокращение сердца в течение 24 часов, вплоть до 5 суток, в зависимости от ситуации регистрируется и записывается в этот аппарат. Манжетка, установленная на плечо, регистрирует изменение артериального давления. Проанализировав эти данные, мы понимаем, есть ли нарушения проводимости сердца и есть ли нарушения ритма сердца. При нарушении ритма сердца в первую очередь мы боимся фибрилляции предсердий или мерцательной аритмии.

В сердце, как в помповом насосе, есть 2 камеры, которые последовательно сокращаются. Фибрилляция предсердий – это асинхронное сокращение камер. В момент, когда происходит такое сокращение, кровь выходит из сердца, но ее давление не регулярно, дойти по сосудам до принимающих органов адекватно она не может. Более того, внутри камер сердца создаются турбулентные потоки, которые завихряются и образуют микроэмболы - маленькие частички, сгустки крови, которые летят по сосудам и закупоривают сосуды самого малого калибра. Малый калибр, как правило, это наши глаза, это наш мозг, наши почки и сердце. Если микроэмбол содержится внутри сосуда и перекроет его просвет, то неминуема проблема – ишемия, которая в дальнейшем переходит в инфаркт, будь то инфаркт мозга, который мы называем инсультом, инфаркт миокарда или поражение другого органа. Поэтому, если мы находим такие изменения, то мы назначаем препараты, которые регулируют ритм сердца, не допускают появление нарушений ритма, и второй препарат, который защищает нас от образований микрочастиц – микроэмбол, и растворяет те, которые уже образовались и летают по нашему кровотоку.

Со стороны невролога в подобной диагностике применяется метод транскраниальной микроэмболии, когда устанавливаются датчики в область висков и регистрируется поток крови, который приходит к головному мозгу. Внутри этого потока путем ультразвукового датчика можно увидеть эти маленькие тромбы, пролетающие по сосудам. Если таких тромбов находится за определенный промежуток времени, то это лишний повод для начала диагностического поиска, понять, откуда они летят, потому что не только сердце может давать микроэмболы. Микроэмболы могут давать и бляшки, которые расположены на наших сосудах. Фактически, повышенный уровень холестерина откладывается на стенке сосуда и далее эта стенка начинает постепенно изъязвляться, кусочки бляшки вылетают и растекаются по нашему организму. Поэтому для таких пациентов применяется липидостабилизирующая терапия.

Медицина не стоит на месте, фармакологи изобретают новые и новые препараты. Не так давно на российском рынке появился инъекционный препарат, который стал очень хорошей альтернативой для классических статинов. Его можно применять всего 2 раза в месяц. 2 подкожные инъекции, которые делаются с интервалом один раз в 2 недели, защищают нас от повышенного холестерина, защищают наши сосуды и позволяет уменьшить размер атеросклеротической бляшки, если она уже выросла и была найдена на этапе, когда бляшка уже достигла критических размеров.

Ю. Титова:

Каким образом в нашей системе сосудов врачи находят источник тех микрочастиц, которые задержались и в любой момент могут закупорить сосуд? Ведь в нашем теле сосудов несколько метров, может быть, и десятков. Как проходит поиск?

И. Гончаров:

На самом деле, многие и многие километры сосудов проходят по нашему организму, но нас интересуют в первую очередь артерии. Артерии – это сосуды, которые приносят кровь, богатую кислородом, к органам и тканям. Именно по ним кровь приходит в капиллярную сеть, то есть, в сосуды самого малого калибра, и именно по ним прилетают самые опасные частицы, которые могут привести к поражению органа. Мы знаем основные органы, которые подвергаются бомбардировке микроэмболами. Поэтому анализ приходится, в первую очередь, на сосуды, приносящие кровь, это брахиоцефальные артерии, это вены и артерии нижних конечностей.

Ю. Титова:

Визуально это возможно обнаружить?

И. Гончаров:

Визуально человек не может заглянуть внутрь своего сосуда, поэтому здесь нужно грамотное взаимодействие пациента с врачом, вовремя заподозрить и провести ультразвуковое обследование, которое позволит визуализировать, показать, что происходит внутри сосуда.

Д. Волянская:

Возвращаясь к статистике, которая у вас, как у врача, есть: какие заболевания наиболее распространенные из тех, с которыми к вам сейчас обращаются? Можно ли градацию провести, женщины и мужчины?

И. Гончаров:

Обращаются пациенты очень разные и сказать, что какое-то заболевание доминирует, очень сложно. К нам приходят как пациенты, которые считают себя здоровыми и хотят повысить уровень своего здоровья, так и пациенты, которые прошли многие-многие круги, можно сказать, ада от одного обследования к другому, которые не приводили к постановке диагноза. Эти пациенты всегда наиболее чувствительны и к ним нужен особый подход, потому что доверие к врачам уже подорвано. Но зато с этими пациентами всегда приятнее всего работать, потому что ты понимаешь, что пациент улучшается от тех методов, от тех алгоритмов, которые были разработаны нами и это позволяет продлить активное долголетие, вернуть качество жизни пациенту. Наверное, самым грозным является повышенное артериальное давление, потому что никто не видит его. Мы списываем это на усталость, мы привыкли не обращать внимание. Более того, в социальных сетях огромное количество ссылок на возрастную норму артериального давления, которые, на мой взгляд, вообще являются, и должны быть запрещены, потому что возрастных норм артериального давления не существует.

Возрастных норм артериального давления не существует.

Д. Волянская:

Как обычно, много глупостей пишут на заборе, а люди все читают вместо того, чтобы к врачу пойти. Перестаньте читать глупости в интернете! Идите к врачу на прием лучше.

И. Гончаров:

Лучше задавайте вопросы нам, мы всегда рады ответить на них и помочь. Если вы будете контролировать ваше артериальное давление, это позволит защитить ваши органы от износа и продлить вашу жизнь. С другой стороны, нарушение ритма сердца – тоже частая проблема. Приходят и девушки, и молодые люди, жалуются на то, что в груди что-то кувыркается, что-то учащенно бьется. Абсолютно не всегда это является нарушением ритма сердца. Здесь тоже очень важна четкая координация невролога и кардиолога, когда пациент предъявляет жалобу на очень похожее состояние, но это является проявлением абсолютно разных расстройств. В такой ситуации постановка суточного монитора, или зачастую я даже даю маленький регистратор кардиограммы, который пациент подключает к своему мобильному телефону и в момент, когда чувствует ощущение тахикардии или перебоев в работе сердца, записывается в кардиограмму. На основании этих данных мы понимаем, является ли это истинным нарушением ритма сердца или проявлением неврологической болезни, межреберных невралгий или заболеваний позвоночника. В тесном взаимодействии с неврологом мы можем выявить, что это, и назначить грамотное лечение, основанное на причинах этой проблемы.

Точно так же часто приходят пациенты с нарушениями мозгового кровообращения и зачастую они приводят своих детей и свое окружение, потому что человек, который увидел на примере своих близких родственников трагедию инсульта, начинает задумываться о себе, начинает задумываться о своих близких. Это тоже достаточно большая прослойка пациентов. Приходят и мужчины, приходят и женщины. Инсульт чаще поражает женский организм, хотя считается, что мужчины более подвержены ему. Но всё зависит от того, насколько быстро заподозрена эта проблема, насколько быстро пациент получит адекватную медицинскую помощь и насколько грамотно начнется реабилитация. Чем раньше начать реабилитацию таких пациентов, тем лучше и тем быстрее они выходят из подобных ситуаций.

Д. Волянская:

Игорь, спасибо вам огромное за интереснейший разговор! Друзья, мы напоминаем, что сегодня в гостях был Игорь Гончаров – врач-терапевт, кардиолог центра неврологии доктора Шахновича. Мы сегодня говорили о взаимодействии кардиолога и невролога. Это был канал «Медиадоктор», программа «Неврология с доктором Шахновичем. Программу вела я – Дарья Волянская и Юлия Титова.