Разрыв мениска

Травматология

Тэги: 

Д. Волянская:

Добрый день, дорогие друзья. В эфире канал «Медиаметрикс», программа «Онлайн-прием», которую веду сегодня я, Дарья Волянская и Юлия Титова. Юленька, здравствуй.

Ю. Титова:

Здравствуй.

Д. Волянская:

К нам сегодня в гости пришел замечательный врач травматолог-ортопед ГКБ имени Иноземцева Генрих Краснов, аспирант кафедры травматологии и ортопедии РМАНПО. Здравствуйте.

Г. Краснов:

Здравствуйте.

Д. Волянская:

У нас сегодня очень интересная тема. Мы хотим поговорить о разрыве мениска – как быть, что делать и куда бежать. Генрих, у меня сразу общий первый вопрос: в нашем обществе бытует такое мнение, что к врачу травматологу-ортопеду нужно бежать, когда уже совсем плохо, копье в спине и самостоятельно передвигаться не можешь. Это действительно так или лучше пораньше приходить? Как часто нужно приходить к Вам в кабинет?

Г. Краснов:

В первую очередь, хотелось бы отметить, что большинство пациентов так и поступает, как Вы сказали. Я бы советовал всем, у кого имеются какие-либо травмы, не откладывать поход к врачу и обратиться сразу, как это начало беспокоить, потому что часто заболевания могут проявиться чуть позже, либо они могут начать проявляться, потом период угасания, и потом снова начинает возникать симптоматика. И тогда уже идут, но бывает поздно.

Д. Волянская:

Есть какая-то экспресс-диагностика? Допустим, я ответственно отношусь к своему здоровью, у меня ноет в суставах, в конечностях, но я не знаю, что это такое, хочу прийти, все проверить, посмотреть. Что нам медицина предлагает в этом плане?

Ю. Титова:

И что вообще можно заранее проверить у травматолога?

Г. Краснов:

В целом, травматолог сможет провести общий осмотр опорно-двигательного аппарата. Ортопед – тоже распространенная специальность по данным патологиям. Существуют специальные клинические тесты, по которым мы определяем ту или иную патологию, ее наличие либо отсутствие. И часто эти клинические тесты позволяют нам выявить травмы, последствия травм.

Д. Волянская:

Итак, разрыв мениска. Можете простыми словами объяснить анатомию происхождения?

Г. Краснов:

Хотелось бы в первую очередь отметить анатомию коленного сустава. Коленный сустав состоит из бедренной кости, большеберцовой и надколенника. Но при разрыве мениска нам надколенник не нужен, мы его убираем и видим то, что открывается. Здесь суставная щель, бедренная кость и большеберцовая. Бедренная кость относительно круглая по отношению к большеберцовой, и большеберцовая относительно плоская. Соответственно, круглое на плоское давит слишком сильно. Для того чтобы распределить нагрузку, существуют мениски – наружный мениск и внутренний мениск. У каждого мениска есть свои части – задний рог, передний рог и тело мениска. Чаще всего рвется внутренний мениск, поскольку по своим анатомическим особенностям он крепится по всей площади, капсуле, и он неподвижен.

При разрыве внутреннего мениска порванная часть попадает между суставными поверхностями бедренной и большеберцовой кости, зажимает этот мениск, и при скручивающих движениях либо просто при соударении суставных поверхностей происходит его подтягивание. И вследствие того, что мениск крепится к капсуле сустава, он ее тянет за собой и вызывает боль. Часто боль проявляется именно поэтому, сам мениск не кровоснабжен, не иннервирован, он не болит, болит именно капсула. Также бывает следствие разрыва мениска – это суставной отек. Он возникает вследствие того, что мениск тянет за собой капсулу, и, можно выразиться простым словом, сустав плачет. Это как если мы дергаем за волосы, то болят не волосы, а кожа. То же самое и здесь, только капсула.

С наружным мениском дела обстоят гораздо лучше, поскольку за задним рогом наружного мениска проходят сухожилия подколенной мышцы. Из-за этого наружный мениск не прикрепляется к капсуле, он подвижен, и это предотвращает его разрыв, как правило.

Чаще всего рвется внутренний мениск, поскольку по своим анатомическим особенностям он крепится по всей площади, капсуле, и он неподвижен.

Ю. Титова:

Встречаются ли ситуации, что разрыв мениска произошел бессимптомно, и человек об этом не знает, может быть, замечает боли при определенных физических нагрузках и не обращает на них внимание?

Д. Волянская:

Что должно нас насторожить, какие звоночки, условно говоря, которые нам должны объяснить, что что-то не так с нашим мениском?

Г. Краснов:

К сожалению, порванный мениск ведет себя бессимптомно, и вследствие спортивной активности и перегрузки сустава появляется симптоматика. Это может даже произойти через год, даже через 2, люди приходили через 10 лет после разрыва мениска. Соответственно, нам необходимо было им помочь. Предвестники – если была хоть какая-то, даже самая незначительная травма коленного сустава, которая, например, сопровождалась отеком коленного сустава, обращались в травмпункт по этому поводу, либо еще хуже, в народе называют откачивали жидкость, делали пункцию коленного сустава и оттуда выкачали кровь, значит, повреждены внутрисуставные структуры.

Порванный мениск ведет себя бессимптомно, и вследствие спортивной активности и перегрузки сустава появляется симптоматика.

Д. Волянская:

Риски есть?

Г. Краснов:

Да, риск, безусловно, есть, и необходимо обратиться к травматологу и ортопеду.

Ю. Титова:

Игнорирование разрыва мениска к чему может привести спустя годы?

Г. Краснов:

При повреждении мениска, как я уже говорил, он выходит во внутрисуставную щель, соответственно, эта болтающаяся часть мениска бьет по гиалиновому хрящу, соответственно, сначала размягчает его, потом разбивает, и это приводит к артрозу.

Ю. Титова:

Получается разрушение костей?

Г. Краснов:

Да.

Д. Волянская:

То есть можно вообще потерять навык ходьбы в будущем?

Ю. Титова:

Потом к протезированию придется прибегать?

Г. Краснов:

Да, именно к протезированию.

Ю. Титова:

А как проходит диагностика такой проблемы? Приходит к врачу пациент, и что делает при этом травматолог?

Г. Краснов:

Пациенты приходят, как правило, жалуются, что болит колено, иногда отекает, болит при нагрузке либо после нагрузки.

Д. Волянская:

То есть симптоматика – что-то не то в колене?

Г. Краснов:

Да, боли внутри колена, бывает, что отекает. Обращаются в травмпункт, там откачивают жидкость и все, поскольку врачи в травмпункте настроены на то, чтобы выявить именно переломы. А занимаются разрывами мягких тканей ортопеды либо врачи стационара. Соответственно, приходят с жалобами, мы всегда смотрим, проводим клинический осмотр.

Существует огромное количество тестов на повреждение мениска, мы все их проводим, как правило, они вызывают боль. Например, есть ротационный тест. Когда мы его проводим, поврежденная часть попадает между суставными поверхностями, и мениск тянет за собой капсулу, вызывает боль. Для нас это симптом, значит, мениск разорван, нужно пациенту назначить МРТ. Или если он уже пришел с МРТ, мы смотрим на МРТ и отчетливо видим повреждения этого мениска. На МРТ здоровый мениск выглядит, как черная прослоечка, как клинышек, истончающийся вовнутрь сустава. При повреждении его на МРТ мы видим белую полоску.

На МРТ здоровый мениск выглядит, как черная прослоечка, как клинышек, истончающийся вовнутрь сустава. При повреждении его на МРТ мы видим белую полоску.

Ю. Титова:

Можно сказать, что разрыв мениска – это спортивная травма в основном?

Г. Краснов:

Очень часто мениски рвут спортсмены, много приходит футболистов, молодых людей с единоборств. Но это не всегда так. Часто мениск повреждается при артрозе. Артроз, как я уже сказал, это износ сустава, уже износ хряща суставных поверхностей. И при артрозе бывает дегенеративный разрыв мениска.

Ю. Титова:

Как это происходит?

Г. Краснов:

Артроз – это уже когда либо губчатая кость, либо субхондральная пластинка видна. Представьте, если пемзой потереть какую-нибудь ткань, то она будет разволокняться. То же самое происходит с мениском.

Д. Волянская:

Возвращаясь к тому, с чего мы начали. Приходит к Вам пациент, Вы ему ставите диагноз – разрыв мениска, он жалуется, все ноет, ходить не может. Как начинается лечение? Из каких стадий оно состоит, как проходит медикаментозное, хирургическое лечение?

Г. Краснов:

В первую очередь, как я сказал, МРТ.

Д. Волянская:

Отправляете туда и смотрите на серьезность случая?

Г. Краснов:

Да.

Д. Волянская:

А какие варианты могут быть?

Г. Краснов:

Мы всегда отбираем пациентов, соответственно, либо это спортсмен, либо активный человек, либо домохозяйка, у которой нет особой физической активности.

Д. Волянская:

Неудачно упала.

Г. Краснов:

Да, например, такие пациенты. При подборе лечения мы тоже будем это учитывать. У мениска есть 3 зоны кровоснабжения – красная, красно-белая и белая зоны. Красная расположена ближе всех к капсуле, в варианте с падением домохозяйки можно сшить данный мениск.

Д. Волянская:

Или модель по подиуму прошла, упала, сломала ногу, например, первый раз.

Г. Краснов:

Возможно. Модели ходят, занимаются в зале, но они недостаточно активны.

Д. Волянская:

И еще из женской футбольной лиги.

Г. Краснов:

Из женской лиги сшивать точно не будем, к сожалению, есть и другой вид.

Д. Волянская:

Шансов нет?

Г. Краснов:

Консервативно, к сожалению, мениск лечить нельзя, он не срастается сам. Крем и таблетка снимут боль, уберут асептическое воспаление, боль уйдет. Может, кого-то это и устроит, но сустав все-таки будет разбиваться, если мениск уже порван. Существует 2 варианта хирургического лечения, принципиально отличающихся друг от друга. Первый, как я уже назвал, шов мениска, применяется крайне редко при паракапсулярных разрывах, достаточно свежей травме и у физически неактивных людей. И второй – это резекция мениска, удаление поврежденной части. Принципиальный момент, что удаляется только поврежденная часть мениска.

Консервативно, к сожалению, мениск лечить нельзя, он не срастается сам. Крем и таблетка снимут боль, уберут асептическое воспаление, боль уйдет. Может, кого-то это и устроит, но сустав все-таки будет разбиваться, если мениск уже порван.

Д. Волянская:

Это в каких случаях применяется?

Г. Краснов:

Всегда, когда у Вас порван мениск, когда он ущемляется междусуставными поверхностями, когда он вызывает симптоматику, то есть всегда применяется хирургическое лечение. На сегодняшний день золотой стандарт хирургического лечения – это артроскопия. Артроскопический метод лечения подразумевает собой введение в полость сустава камеры. Делается 2 порта приблизительно по сантиметру с наружной составной щели и с внутренней. Вставляется камера, вставляются инструменты, посредством камеры и многократного увеличения мы видим сам разрыв. При помощи инструментов мы проверяем, действительно ли разорван мениск, зацепляем этот мениск и тянем. Соответственно, удаляем поврежденную часть мениска, здоровую не трогаем.

Д. Волянская:

Сколько по времени в среднем занимает эта операция?

Г. Краснов:

Зависит от навыка хирурга, в среднем от 15 минут и до часа.

Д. Волянская:

Подготовка к операции какая-то особенная?

Г. Краснов:

Подготовка к операции – все предоперационные анализы. У каждой клиники свои правила, но сдаются основные анализы: инфекции, общий анализ крови, биохимический анализ, на свертываемость крови, консультация терапевта.

Д. Волянская:

И в операционную?

Г. Краснов:

В операционную. Некоторые хирурги используют местную анестезию. Под местной, бывает, вызывает дискомфорт, пациенты напрягаются, они чувствуют, если сдавливается нашими инструментами, не очень приятно.

Д. Волянская:

Анестезия все-таки лучше общая?

Г. Краснов:

Не общая, а спинномозговая, то есть укол в спину.

Д. Волянская:

Эпидуральная?

Г. Краснов:

Есть эпидуральная и есть спинальная. Здесь используется спинальная, а эпидуральная – когда ставят эпидуральный катетер. Тут нет необходимости, как правило.

Д. Волянская:

Есть противопоказания для этой операции?

Г. Краснов:

Все общие противопоказания: наличие воспалительных процессов, тромбозы, предыдущие осложнения при оперативных вмешательствах. Всегда консультация терапевта и анестезиолога перед операцией. Бывает, что выявляются все противопоказания, и если вдруг какие-то находятся, то из двух зол выбираем меньшее.

Ю. Титова:

После артроскопии какой период восстановления и заживления?

Г. Краснов:

После артроскопии пациенты на следующий день могут вставать, ходить с частичной опорой на ногу, но лучше это делать только по нужде и с минимальным количеством пребывания в вертикальном положении.

После артроскопии пациенты на следующий день могут вставать, ходить с частичной опорой на ногу.

Ю. Титова:

Спустя какое время спортсмен может вернуться в спорт и может ли?

Г. Краснов:

Да, конечно, спортсмены возвращаются в спорт. И вообще люди возвращаются к нормальному образу жизни через месяц после операции. Бывает чуть дольше, может быть, 6 недель.

Ю. Титова:

Я слышала, что в таких случаях могут пересадить донорский мениск. На сегодняшний день используется такой метод?

Г. Краснов:

На сегодняшний день пока что нет. Эффективность этой процедуры не доказана и до конца не протестирована, соответственно, пока что это не используется.

Д. Волянская:

Могут ли быть рецидивы после операции, как часто они случаются?

Г. Краснов:

Рецидив тоже зависит от того разрыва, который был, какую часть мениска мы удалили. Если был практически полнослойный разрыв мениска, и мы удалили 80%, то, скорее всего, повторно он уже его не порвет, потому что рвать уже нечего. Но если удаляли только задний рог, то он может порвать еще и передний рог. Передний рог рвется очень редко, но такой риск существует.

Если был практически полнослойный разрыв мениска, и мы удалили 80%, то, скорее всего, повторно человек его не порвет, потому что рвать уже нечего.

Д. Волянская:

Например, мне сделали операцию. Через сколько нужно прийти на снятие швов? Можно ли спортом заниматься или дома лежать с привязанной ногой к потолку, какое у меня качество жизни после этого?

Г. Краснов:

Конечно, пациенты после такой операции лежат, постельный режим у них в течение 7 дней либо 2 недель, это выбирается хирургом. Как правило, назначаем 7 дней, и через 7 дней уже разрешаем потихонечку разрабатывать ногу до угла сгибания 90 градусов. Ограничением является боль. То есть до боли они разрабатывают объем движений. Через 2 недели уже можно идти в бассейн.

Д. Волянская:

Самая щадящая нагрузка – плавание?

Г. Краснов:

Да, плавание, это самое полезное и для спины, и для суставов в общем.

Д. Волянская:

Какой самый вредный вид спорта для суставов, для мениска?

Г. Краснов:

Где применяются ударные техники, прыжковые техники, то есть где соударение суставных поверхностей.

Ю. Титова:

Бег, ходьба, прыжки.

Г. Краснов:

Есть такая шутка у ортопедов: «Бегут от инфаркта к артрозу».

Д. Волянская:

Значит пока постельный режим, обезболивающие, уколы, таблетки?

Г. Краснов:

Обезболивающие назначаются, конечно, все обычные обезболивающие, нестероидные противовоспалительные, как правило, этого достаточно.

Д. Волянская:

И потом снова к Вам на снимки?

Г. Краснов:

Снимки повторно не проводим, смысла особенного мы в этом не видим, если не было повторной травмы.

Д. Волянская:

У меня все зажило, швы сняли, все нормально, я опять иду играть в футбол, и через полгода у меня рецидив. Или уже лучше вообще этим не заниматься?

Г. Краснов:

Если у Вас рецидив, то нужна снова такая же диагностика – осмотр ортопеда, МРТ.

Д. Волянская:

Но нельзя же до бесконечности разрывать и оперироваться?

Г. Краснов:

Ну конечно, помимо мениска, в суставе есть еще и связки, еще и связки можно порвать, а это уже совсем другой объем лечения, и операции совсем другие, более серьезные и более травматичные.

Д. Волянская:

Если человек один раз порвал мениск, то ему нужно всю оставшуюся жизнь быть осторожнее?

Г. Краснов:

Конечно, в целом нужно быть осторожнее.

Ю. Титова:

Правда ли, что в период реабилитации полезно использовать массаж?

Г. Краснов:

Да, существует медицинский массаж. Например, я своим пациентам в реабилитационный период назначаю курсовой медицинский массаж, применение его 10-15 сеансов.

Ю. Титова:

А что массажируют, колено?

Г. Краснов:

Само колено лучше не трогать в течение 3 недель, как минимум, а то и 4. Можно бедро, спину, потому что был постельный режим, чтобы не было застоя.

Ю. Титова:

После операции наносят гипс?

Г. Краснов:

Нет, ни в коем случае, гипс не наносится.

Д. Волянская:

Бинты или только швы?

Г. Краснов:

С целью профилактики тромбоза могут использоваться эластичные бинты на обе конечности, особенно если используется жгут при операции, чтобы остановить кровоток, чтобы хирургу было удобнее работать, чтобы была видимость, чтобы ничего не пропустить. Соответственно, применяется компрессионный трикотаж либо эластическое бинтование нижних конечностей. Но это с целью профилактики тромбозов и никак не связано с мениском.

Ю. Титова:

Расскажите о первой помощи. Вот дворовые мальчишки играли в футбол, и один другому ударил по колену. И мы пока, может быть, совсем не знаем, что это мениск порван, но боли дикие. Как помочь человеку в этой ситуации, пока нет врача?

Д. Волянская:

Как можно себе самому помочь? Забинтовать, лед приложить или лучше ничего не трогать?

Г. Краснов:

В первую очередь, нужно заиммобилизировать, зафиксировать эту поврежденную конечность – вдруг там перелом, чтобы не было смещения. Поэтому любыми подручными средствами, будь то палка, веревка, примотали, зафиксировали.

Ю. Титова:

Как при переломе?

Г. Краснов:

Да, как при переломах. Лучше подстраховаться.

Ю. Титова:

И не трогать человека?

Г. Краснов:

Да. Лед можно приложить к области повреждения, чтобы отек нарастал медленнее, и боль от этого тоже меньше будет.

Д. Волянская:

Если говорить о технологической стороне медицины, травматологии, есть какие-то технологические новинки, которые улучшают работу травматолога?

Г. Краснов:

Есть только швы, бывает бесшовная техника, там и клей используется, и рассасывающиеся нити, чтобы уменьшить рубец после заживления. Роботы пока не используются, у нас в артроскопии хирург сам все своими руками делает и глазами видит.

Д. Волянская:

Шрамы остаются, вообще большие разрезы?

Г. Краснов:

После артроскопии по одному сантиметру. Я думаю, это не критично. У многих даже бывает и незаметно потом.

Д. Волянская:

С какого возраста обращаются с такими проблемами к Вам, как к врачу-травматологу, и кто чаще – женщины, мужчины?

Г. Краснов:

Я думаю, все-таки мужчины, по крайней мере, на моем опыте и нашей клиники. С какого возраста? Да как только начинают спортом заниматься, это уже риск травмирования.

Д. Волянская:

Считается, что чем старше человек, тем кости, суставы более хрупкие.

Г. Краснов:

Тот же артроз. Если развиваются артрозы, может возникнуть дегенеративное повреждение мениска.

Если развиваются артрозы, может возникнуть дегенеративное повреждение мениска.

Ю. Титова:

Есть ли профилактические меры, помимо того, что лучше не шевелиться и не выходить из дома?

Д. Волянская:

И не заниматься танцами?

Ю. Титова:

Может, что-то кушать, физические упражнения необходимо делать?

Г. Краснов:

Для коленных суставов очень полезен велотренажер, если не было травм, то это можно сразу под нагрузкой делать. И как я уже говорил, в реабилитации мы используем велотренажер вначале без нагрузки. И он используется для разработки объема движений. Соответственно, здоровым людям можно укреплять мышцы с нагрузкой. Плюс стойка на балансировочной платформе, чтобы укрепить функциональность мышц и развить. Плавание в бассейне тоже помогает.

Д. Волянская:

Я хочу повторить, что причиной разрыва менисков коленного сустава является не прямое травматическое воздействие? Это происходит от того, что голень резко выворачивается то в одну сторону, то в другую, то вовнутрь, то наружу?

Г. Краснов:

Часто да, при скручивающих приемах.

Д. Волянская:

Чтобы люди понимали для себя, что если ты вывернул резко, то ты уже в зоне риска?

Г. Краснов:

Да, но при прямой травме коленного сустава, если мальчишка влетел в ногу второму, тоже есть риск повредить мениск.

Ю. Титова:

Но это уже надо очень постараться. Допустим, человек занимается бегом. В обыденной жизни боли в коленном суставе не беспокоят. Но после 2-3 километров легкой пробежки начинает ныть колено. Может ли это говорить о том, что там есть травма именно мениска? Или это может говорить о многом?

Д. Волянская:

Давайте еще раз по симптоматике пройдемся. Есть же какой-то перечень симптомов?

Г. Краснов:

Вы затронули тему ноющих болей. Ноющие боли, как правило, это уже сигнал, что развивается артроз, особенно если во время бега, после определенного километража начинает ныть, то уже стоит задуматься о походе к врачу и провести профилактику артроза. Но существует собственная связка надколенника, она расположена под надколенником, идет в бугристости большеберцовой кости. У спортсменов она, бывает, перенапрягается и воспаляется. Это тоже может давать боли во время того же бега, то есть как болезнь перенапряжения.

Ноющие боли, как правило, это уже сигнал, что развивается артроз, особенно если во время бега, после определенного километража начинает ныть, то уже стоит задуматься о походе к врачу и провести профилактику артроза.

Д. Волянская:

Когда мы говорили про диагностику, МРТ, то обозначили, что есть такой вид исследования, как артроскопия. Расскажете поподробнее, что это такое?

Г. Краснов:

В нашей операционной стоит артроскопическая стойка, в которую входит монитор, аппарат с камерой, аппарат со светом, который подводится к шахте и артроскопу, помпа, которая накачивает в сустав физиологический раствор для того, чтобы его раздуть и промывать во время операции. Как я говорил, 2 разреза, в наружную и во внутреннюю суставную щель вводятся все инструменты, камера, и это и есть артроскопия, когда мы все видим внутри сустава, посредством камеры все выводится на монитор. Даже пациент может сам наблюдать операцию, если он не под общим наркозом. Некоторые боятся и не смотрят, некоторые просят, чтобы им поставили общий наркоз, они не хотят ничего ни видеть, ни слышать.

Д. Волянская:

По времени сколько занимает этап реабилитации? На сколько человек выпадает из активной жизни?

Г. Краснов:

Артроскопических операций уже большое множество. Именно после артроскопической резекции мениска реабилитационный период месяц, максимум – 2. Это недолго.

Ю. Титова:

То есть уважительная причина реально сидеть или лежать. Мне все-таки хочется дойти до конца нашей операции. Что происходит в этот момент внутри коленного сустава, какие действия?

Г. Краснов:

Мы зашли в сустав, артроскоп – это прибор, который помогает нам увеличить изображение в суставе и все визуализировать. Он имеет скошенный срез, соответственно, при его повороте мы видим один бок, другой, верх, низ. Когда мы заходим с наружного борта, мы можем визуализировать внутренний, там есть специальное положение коленного сустава, мы его отводим и при помощи камеры все видим. Заходим тем же артроскопическим инструментом, тем же крючком, заводим его, со всех сторон проверяем мениск, исследуем, насколько он поврежден. Если зацепляем поврежденную часть, она попадает в суставную поверхность, мы все это прекрасно видим, берем кусачки, тоже заводим через порт. Кусачки бывают разные: изогнутые вверх, чтобы мы, например, в труднодоступном месте удалили поврежденный мениск, загнутые налево, направо. То есть мы можем подобраться со всех сторон. И существует еще множество других приборов, так называемая холодноплазменная абляция – мы просто можем прижечь этот мениск, если не дотянулись кусачками, прожечь эту часть, удалить.

Ю. Титова:

Мы находим поврежденную часть, то есть он разорван на 2 половины, так я представляю себе?

Г. Краснов:

Разрывы бывают всякие, бывают продольные, поперечные, паракапсулярные.

Д. Волянская:

Во время нашего эфира зритель прислал вопрос. На мой взгляд, он несколько провокационный, но хотелось бы Вам его задать. «Спросите, пожалуйста, у уважаемого врача, гостя: некоторые врачи не советуют оперировать поврежденный мениск, настаивая в рекомендациях на безоперационном лечении с помощью инъекций. Эффективен ли такой курс и что делать с такими рекомендациями?»

Г. Краснов:

Существует несколько видов инъекций: либо это гормоны внутрь сустава, либо это гиалуроновая кислота, либо это достаточно часто сейчас применяемый метод лечения – PRP-терапия, то есть введение собственной плазмы. И я считаю, и многие мои коллеги придерживаются такого же мнения, что это необходимо делать после операции с целью профилактики артроза. И, например, введение глюкокортикостероидов – не стоит этого делать. А гиалуроновую кислоту либо плазму – да, пожалуйста.

Сейчас достаточно часто применяемый метод лечения – PRP-терапия, то есть введение собственной плазмы. И я считаю, и многие мои коллеги придерживаются такого же мнения, что это необходимо делать после операции с целью профилактики артроза.

Д. Волянская:

И еще один вопрос от зрителя: «Правда ли, уважаемый врач, что для пожилого человека операция на мениске – это подготовка к эндопротезированию? Может, лучше сразу делать эндопротезирование?»

Г. Краснов:

Нет, лучше продлить жизнь собственному суставу.

Д. Волянская:

А если человеку за 75 лет, как здесь написано?

Г. Краснов:

Как правило, людям старше 55 лет, старше 60 мы очень выборочно подходим к такому методу лечения, как артроскопия. Возвращаясь к предыдущему вопросу, мы пытаемся лечить консервативно, насколько это возможно, введением той же гиалуроновой кислоты, плазмы, делать параартикулярные блокады, чтобы избавить пациента от боли, и потом уже его подготовить к эндопротезированию. А если мы все-таки выбрали артроскопию, то в целом подчеркнули правильно, что это подготовка к эндопротезированию. И тоже достаточно выборочно подходим, потому что после артроскопии у многих взрослых людей обостряется симптоматика и становится еще хуже.

Д. Волянская:

Как в дальнейшем такая травма, как разрыв мениска может отразиться на состоянии всего коленного сустава? Я прочитала, что последствия операции такой травмы могут аукнуться через 10 лет, особенно если Вы во время операции иссекаете большую часть мениска, если она сложная, то вторичным артрозом и еще осложнениями.

Г. Краснов:

Да, Вы правы, если мы не уберем поврежденную часть мениска, она будет разбивать сустав гораздо быстрее. Мениск, как амортизатор в коленном суставе. К сожалению, нам приходится из двух зол выбирать меньшее. Так жизнь сустава будет гораздо длиннее.

Д. Волянская:

И последний вопрос прислала зрительница, видимо, которая следит за своим питанием: «Спросите, пожалуйста, у уважаемого доктора, полезно ли есть холодец, который содержит коллаген, укрепляющий ткани, суставы, хрящ и костную ткань? Смогу ли я обезопасить себя от разрыва мениска?»

Г. Краснов:

От разрыва мениска холодцом, конечно, сложно обезопасить, но поддержать структуру хряща – да, конечно.

Д. Волянская:

Питание действительно может отразиться? Вот я буду каждый день есть творог, молочные фермерские продукты, 100 гр сала, холодец…

Г. Краснов:

Состояние Вашего хряща будет гораздо лучше, если Вы не будете этого делать.

Д. Волянская:

Никакого сала. На этой оптимистичной ноте мы вынуждены заканчивать наш эфир. Генрих, спасибо Вам огромное за интереснейший разговор. Действительно очень наглядно, познавательно, интересно. Напоминаем, дорогие друзья, что у нас сегодня в гостях был Генрих Краснов – врач травматолог-ортопед ГКБ имени Иноземцева, аспирант кафедры травматологии и ортопедии РМАНПО. Мы сегодня говорили о разрыве мениска. Это была программа «Онлайн прием», канал «Медиаметрикс», эфир для вас вели я – Дарья Волянская и Юлия Титова. Берегите себя, не болейте и не читайте глупости в интернете, регулярно ходите к врачам. До новых встреч, друзья.