Зависимости от гаджетов

Психология

Тэги: 

С. Ходукина:

Здравствуйте, это канал «Медиадоктор», в эфире программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». Сегодня мы говорим о зависимости от гаджетов. Есть люди, которые спят с телефонами вместе. Есть много фобий, связанных с зависимостью. Например, фобия фантомной вибрации, когда человек переживает, что у него что-то звонит. Страх все упустить, ты не зашел в Instagram, а там выложили конкурс неожиданный. Есть такая проблема?

Г. Хачатурян:

Есть. Но, раз уж мы претендуем на некоторую объективность, то, тут надо разделять несколько позиций. Жизнь меняется. Подростки или люди среднего возраста с гаджетами на "ты". Это очень большая часть их жизни. Когда говорят, что существует большая зависимость от гаджетов, упускается из вида тот момент, что изменилась структура жизни, получения доступа к информации.

С. Ходукина:

Если у человека есть телефон, и он им пользуется какое-то количество времени – это нормально?

Г. Хачатурян:

Совершенно верно. Родители часто приходят, говорят: мой ребенок зависает в телефоне, мой ребенок то, мой ребенок се. Зачастую это сложно назвать зависанием. Это канал информации, который постоянно включен, постоянно есть, от которого практически невозможно отказаться. Я бы назвал зависимостью от гаджетов ситуацию, при которой без гаджета немыслимо существование. Когда все другие источники информации не востребованы, не котируются, когда информация, которую вы оттуда получаете, становится стопроцентным критерием истины.

Кроме этого мира есть мир остальной. Не очень правильно называть все это зависимостью, отбирать телефоны или давать детям кнопочные телефоны. Ни к чему доброму это не приведет.

Зависимость от гаджетов появляется, когда человек не представляет без него свое существование.

С. Ходукина:

Немаловажную роль играет пример родителей. Если все сидят за столом, родители сидят в почте, мама в Instagramе, а ребенка просят убрать телефон, это неразумно. Запрещать – это не самый лучший выход. Потому что человек найдет обходной путь. Но установить правила, которые будут выполняться всеми членами семьи, вполне возможно. Например, за час до сна никто телефоном не пользуется. Все общаются и пьют чай.

Г. Хачатурян:

Да, все пьют чай, интересно, в какой момент завоет мама. Все эти вещи надо регламентировать. В семье должно оставаться время для семейного общения. Маркетологи уже давно все просчитали, сколько времени требуется активному пользователю, чтобы оценить информацию, решить будет ли он пользоваться. С самого начала, когда вы вручили своему ребенку его первый смартфон, нужно рассказать о том, что к информации, которую он там получает, надо относиться критически.

С. Ходукина:

Человек или ребенок должен быть знаком с вопросами информационной безопасности. Куда, кому, что отправлять нужно и так далее.

Г. Хачатурян:

Вы можете даже предполагать, что это тот человек, о котором вы думаете. Но, например, послезавтра эта ваша фотография станет достоянием общественности, вы будете подвержены травле в школе или еще что-нибудь.

С. Ходукина:

Как люди могут у себя диагностировать зависимость от гаджетов?

Г. Хачатурян:

Гаджет – это инструмент, который приводит к тому, что информация попадает в мозг. Эта информация вызывает определенные реакции. С одной стороны появляется интерес, познавательно-когнитивные функции стимулируются.

С. Ходукина:

Бывает, человек за рулем едет и на каждом светофоре заходит в ленту новостей.

Г. Хачатурян:

Это означает, что у человека уже возникает непреодолимое желание эту информацию получать-получать-получать. Все сети становятся на пути эволюции становятся. Их подгоняют на то, чтобы информация шла напрямую. Нескончаемый поток информации: залезли на одно видео, а вам предложили еще 1,5 миллиона записей на схожую тему. Вот так вдруг оказалось, что последние 4 часа вы с увлеченностью смотрите проблемы жирафов.

Система устроена так, что вы постоянно получаете информацию без необходимости ее хоть как-то анализировать. Это чистая информация: "в одно ухо влетело, в другое ухо вылетело". Создается череда сменяющихся картинок, вы к вечеру уже не помните, что смотрели утром.

Важно пользоваться информацией в сети разумно и относиться к ней критически.

С. Ходукина:

Этот момент схож с компьютерными играми: когда тебе необходимо картинку наблюдать и участвовать в этом процессе. Получается метод избегания жизни.

Г. Хачатурян:

Не совсем, здесь ты залипаешь на информации, к которой должно быть критическое отношение. Например, вы увидели рекламный баннер, опять в моде глисты и жир, который надо срочно убрать. Если вы не относитесь к этой информации критически, побежите пить такую же жидкость, как выпили все звезды, чтобы похудеть. Если все время так долбить-долбить-долбить, то критика просто уходит.

С. Ходукина:

Другая проблема, когда у человека повышается тревожность из-за того, что он постоянно в телефон заходит. Или зашел за одним, а посмотрел другое. Наверное, нужно иметь какие-то правила.

Г. Хачатурян:

Правила – это всегда здорово, они должны привести в конечный момент к формированию привычки. Я искренне надеюсь, что в конце концов мы будем управлять этим потоком информации. Я не имею ничего против того, чтобы позалипать в социальных сетях, иногда это очень хорошо расслабляет.

Ко всему надо подходить с умом, к любому источнику информации. Такого доступа к информации еще никогда ни у кого не было. Идет оцифровка книг, есть доступ к любым художественным галереям, библиотекам. Все это дело можно узнавать. Это потрясающе! Вся информация очень удобно может поступать к нам в мозг. Мне становится немножко обидно, что при таком количестве полезного, развивающего контента большая часть времени уходит на тупое перелистывание ленты новостей, просмотр фотографий с котиками, на что-то легкое и забываемое. Не надо забывать, что есть категория людей, которым просто это просто не нужно. А самое обидное, если есть человек, которому это нужно. Вся эта индустрия направлена на то, чтобы увести его от одного потока информации и привести к другому.

С. Ходукина:

Говорят, что ситуация усугубляется. Все больше людей проводят больше времени в социальных сетях, в интернете. Большой процент людей не может отложить телефон на 3 часа и спокойно себя чувствовать. Здравый смысл может победить?

Г. Хачатурян:

Это говорит о том, что подростки, молодые люди этой информации жаждут, они ее ищут. Если раньше, чтобы узнать, чем закончилась книжка надо было прочитать эту книжку либо посмотреть кино. Сейчас это можно сделать в разы быстрее. Не надо демонизировать ситуацию. Молодые люди хотят получать информацию. Взрослые, которые хотят своих детей контролировать или чему-то их обучить, должны понимать, что если ребенок сидит в интернете, это не значит, что он смотрит порно или пытается купить наркотики. Возможно, он действительно получает информацию. Возможно, он уже купил наркотики и теперь он в Лувре.

Есть критерии зависимого состояния. Если для ребенка потеря мобильного телефона  – это смерть, если он ест, а одним глазом смотрит в телефон, вторым глазом смотрит в планшет, ест ртом прямо из тарелки, потому что руками что-то набирает, это уже зависимость.

С. Ходукина:

Сейчас есть большая проблема, что дети с 2 лет начинают сидеть в айпадах.

Г. Хачатурян:

Ребенок в 2 года сидит с айпадом не потому, что у него зависимость, а потому, что папеньке и маменьке нету времени с ним поиграться. Потом проходит 10 лет и выясняется, что ребенок ложится и просыпается с телефоном. Обеспокоенный родитель понимает, что у ребенка зависимость. Ребенок в 2 года независим. Вы айпад отберите, возьмите ребенка за руку, отведите его на детскую площадку, и ребенок будет там замечательно играться. С одиннадцатикласником это уже будет провернуть сложнее.

С. Ходукина:

Если постараться найти время и предложить другое интересное занятие, ребенок выберет его?

Г. Хачатурян:

Совершенно верно, надо найти общность интересов. Это святая обязанность родителей – контролировать контент, который ребенок получает, потребляет. Установить защиты, чтобы оградить ребенка от информации, которую он не готов переварить. Или быть готовым к тому, что если он эту информацию получит, найти нужные слова. Чтобы объяснить, то, что он увидел.

Если вы внимательно присмотритесь к поведению ребенка, то заметите, что он что-то узнал. Дети могут стать тревожными. Например, старший сын увидел в новостях про  онкологические заболевания. Очень сильно из-за этого переживал, расстраивался. Надо было ему объяснять, что такое заболевание есть, но оно лечится. Надо внимательно относится к своему здоровью. И ребенка это успокоило. Надо следить за детьми.

Нужно сохранять контакт с ребенком любого возраста и предлагать ему более интересную альтернативу.

С. Ходукина:

Если ребенок не научен получать положительные эмоции или у него такой возможности нет, ему очень сложно самому придумать, как это можно сделать.

Г. Хачатурян:

Надо интересоваться жизнью ребенка, принимать в ней участие и попутно контролировать информацию, которую ребенок получает из гаджета. Предлагать ему альтернативные источники получения информации, чтобы можно было критически относится к тому, что он узнает.

Если вы с ребенком обсудите вещи, которые он узнал, используя гаджет, это уже неплохо. Потому что ребенок получает информацию, обсуждает информацию. Тут же возникает хорошая привычка – осмысление, которая может пригодиться.

С. Ходукина:

Может быть, дадите совет, напутственное слово зрителям?

Г. Хачатурян:

Любите друг друга. Не надо демонизировать происходящие события. Если вы хотите ребенка, подростка от чего-то уберечь, лучше это делать не путем запретов, а путем научения тому, что и как делать в определенных ситуациях. Методики научения, метод кнута и пряника, существуют. В процессе воспитания зрелой личности их тоже надо использовать. Если ребенок все время зависает в устройстве, скажите, что он сначала убрался в комнате. Если получил двойку – не зависаешь, исправляй оценки.

С. Ходукина:

Это была программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». В студии была Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян. До свидания.

Г. Хачатурян:

Спасибо, Светлана, до свидания.