Мужское бесплодие

Андрология

Т. Барковская:

Программа «Консилиум», у меня в гостях врач-андролог Гусейн Фараджов, заведующий урологическим отделением сети клиник «Доктор Озон», участник международных конгрессов по урологии и андрологии. С Вами я, Тамара Барковская. Сегодня наша тема «Мужское бесплодие».

Что такое мужское бесплодие, каким оно бывает? Расскажите, пожалуйста, поподробнее о мужском.

Г. Фараджов:

Для начала, что такое бесплодие. По определению заболевания можно поставить диагноз бесплодный брак или бесплодие, если пара в течение года живёт половой жизнью, не предохраняясь, и у нее не наступает беременность. В таком случае мы можем говорить о ситуации бесплодный брак. Бесплодие в дальнейшем разделяется на мужской фактор, женский фактор, это когда причины заболеваний связаны с мужским организмом или женским организмом. Ещё есть смешанные факторы, сейчас это чаще всего, когда есть проблемы у мужчины и у женщины. Это что касается определения.

В дальнейшем распределении ещё есть понятие первичное бесплодие и вторичное бесплодие. Первичное, это когда у пары или у мужчины, если в данном случае мы говорим о мужском бесплодии, в предыдущих браках, в нынешнем никогда не было детей, не наступало беременности у партнёрши. Это первичное. Вторичное, это когда испытывают сложности с зачатием второго или третьего ребёнка. 

Т. Барковская:

В процентном соотношении чаще встречается первичное бесплодие или вторичное? Оно тоже довольно актуально. 

Г. Фараджов:

Чаще, конечно, первичное бесплодие. Вторичное встречается, но тут другие факторы, возрастной чаще всего выходит на первый план. В основном, если говорить об одной паре, то это, чаще всего, первичное бесплодие.

Т. Барковская:

 В целом, на сегодняшний день, Гусейн Маликович, что говорит статистика, насколько в процентном соотношении актуальна эта тема у нас в стране? Как разделяется мужской, женский фактор, опять-таки, в процентном соотношении, в причинности бесплодия? 

Г. Фараджов:

По поводу статистики, страшная статистика. Всемирная организация здравоохранения считает, что, если в популяции, в стране число бесплодных пар превышает 15%, то есть угроза национальной безопасности. За прошлый год статистика в России такова, там разнятся цифры, но в любом случае идёт превышение 15%. 17%-18% называется. По моим наблюдениям, я уже много лет занимаюсь этой проблемой, процент нарастает, с каждым годом всё больше таких пациентов. Это большая проблема. Она мировая, но если говорить о России, то данные не утешающие, неспокойные, вызывают определённого рода дальнейшие беспокойства для страны в т.ч. 

Т. Барковская:

Если это рассматривать в рамках проблемы национальной безопасности, сейчас очень модна тенденция чайлдфри. Что Вы можете об этом сказать?

Г. Фараджов:

Чайлдфри - такое движение назвать или мышление человека, ни в коем случае я, как человек, как врач не могу этих людей осуждать. Чайлдфри – это люди, выбирающие себе жизнь, карьеру, путешествия, интересы, при этом в их жизни не присутствует ребёнок. Этот вопрос они или оставляют на будущее, или совершенно отказываются от зачатия детей. Это выбор человека. Прекрасно, когда у человека есть выбор. Но, здесь другой вопрос выходит, стоит большим восклицательным знаком: этот человек, женщина, мужчина, чаще это касается женщин, планирует ли в дальнейшем иметь ребёнка? Или это выбор, человек в 20 лет решил, что у него не будет детей, и она с этого пути уже не свернёт? Тут, конечно, надо учитывать эти факторы.

Если женщина планирует в ближайшие 20 лет не иметь детей или какой-то период, у неё есть планы, тут может прийти на помощь консервация. Сохранение, заморозка, грубо говоря, яйцеклетки для того, чтобы потом можно было его использовать. Если это пара, то тут, конечно, иногда выходят и бытовые вопросы, кто-то квартиру планирует, кто-то собирается разбогатеть и детей иметь. Здесь надо, опять-таки, определиться человеку: нужно ли? Этот вопрос встанет ли для тебя актуальным через какое-то время или нет? Желательно, я всегда призываю, пообщаться с профессионалами, с врачами – андролог, гинеколог, кто занимается репродуктивной медициной. Эти вопросы надо будет поднимать и строить план на жизнь.

По поводу, чаще кто, женский или мужской фактор. Несколько лет назад, когда диаграммы эти схематически показывались, всегда преобладание было женского фактора, что женский фактор преобладает. Сейчас, скорее всего, эта цифра приближается к 50, 50/50. Это надо принимать мужчинам, это вторая большая проблема. Женщины ходят к гинекологу, обследуются, всё, что нужно выполняют, а мужчины, может быть, они читали статистику восьмидесятых, девяностых годов, считают, что «это не от меня, пожалуйста, пусть жена занимается». Нет, статистика – абсолютно жёсткая вещь. Там, конечно, показатели от 42-47, но сейчас, практически, приближается к 50/50. То есть смешанный тип фактора бесплодия. 

Т. Барковская:

С трудом мужчины принимают тот фактор, что причина может быть и в них тоже на половину процентов. 

Скажите, что может привести к мужскому бесплодию? Очень важно ведь знать и понимать, какие причины влияют на формирование мужского бесплодия. 

Г. Фараджов:

Причин здесь можно назвать огромное количество, огромное количество. Есть социальные, есть образ жизни, есть медицинские. Если говорить в общем, то, конечно же, мужчина всегда должен помнить о том, что ему предстоит стать отцом, ему нужно быть здоровым мужчиной, в любом случае. Мы прошлую встречу с Вами об этом подробно говорили, когда говорили о мужском здоровье. Важно не допускать каких-то вещей, беречь себя от инфекций, заболеваний, передающихся половым путём. Мы уже можем переходить к медицинским факторам – заболевания, передающиеся половым путём. Вовремя обследоваться, выявлять, лечить. Это один из факторов.

Также часто у мужчин мы встречаем такое заболевание, как варикоцеле, расширение вен семенного канатика. Это тоже фактор. При расширенных венах нарушается есть говорить человеческим языком, отток крови от яичек и создаётся высокая температура. А высокая температура смертельна для сперматозоидов, останавливается развитие сперматозоидов. Варикоцеле – один из факторов.

Генетические заболевания, о которых тоже, я думаю, мы сегодня можем поговорить. Есть те, которые можно очень легко определить, даже, может быть, мама или папа могут это с детства видеть, делать наблюдения. Есть те, про которые человек может расти и не знать, что есть такой генетический слом, фактор, который не даёт.

Гормональные изменения, тут дисфункция яичек, например, когда недостаточно гормонов вырабатывается. Могут быть вовлечены как железы в головном мозге, так и яичко, то есть железистые органы. Они вырабатывают постоянно гормоны, их дисбаланс тоже может приводить к нарушениям. Воспалительные обычные заболевания, не только инфекционные, травмы. Как ни странно, такие перенесённые заболевания, как гепатит. У пациента могут быть изменения в функции печени, которые могут приводить к изменениям.

Причин можно множество назвать, я бы хотел целью нашего с Вами общения дать информацию пациентам, людям, не медикам дать информацию. Основные причины в этом.

Т. Барковская:

Многих волнует ещё бытовой фактор – алкоголь, курение. Они влияют каким-то образом? 

Г. Фараджов:

Так как я не курю, а выпиваю не часто, про этот фактор, Вы знаете, я забыл. Очень влияет, особенно курение. Это доказанный фактор. Даже отказ от курения уже приводит к улучшению качества спермы. Были наступления беременности. Это были несложные причины изменения фертильности, изменения возможности зачать ребёнка. Алкоголь – это вторая большая проблема, наверное, актуальная, особенно для нашей холодной страны. Алкоголя употребляют много некачественного, нехорошего. Всё это, конечно, опосредовано меняет функцию печени. Удивительные вещи стали символом мужчины: в одной руке у него сигарета, в другой – бутылка пива. Пиво притом плохого качества, плохое пиво. Это ходячий символ мужчины, но при этом мало, кто знает, что там со спермой проблемы или другие проблемы. Спасибо, что Вы этот вопрос задали. Наш призыв к тому, чтобы был максимально здоровый образ жизни, если Вы хотите иметь детей. Это труд, конечно. 

Отказ от курения приводит к улучшению качества спермы.

Т. Барковская:

Предположим, что пара уже столкнулась с проблемой зачатия. Как быть, с чего начинать обследование? Куда обратиться, алгоритм действий каков? 

Г. Фараджов:

Тут, конечно, вопрос ещё, когда это начать. Познакомился парень с девушкой, и когда начать это обследование. Сейчас у нас развиты гражданские браки, это их личное дело. Если они планируют жить половой жизнью, тем более, если они не пользуются контрацептивами, презервативом, барьерными методами, то в данном случае было бы честно по отношению друг к другу и к своему будущему сдать анализы на заболевания, которые передаются половым путём. Это у мужчин и женщин мазок из уретры на половые инфекции, и кровь – обычный, как называется у нас в медицине, «госпитальной комплекс». Это ВИЧ и гепатит В, гепатит С и сифилис. Дальше уже живут, друг к другу вопросов, претензий может не возникать. Это уважение, я считаю, к своему партнёру или к партнёрше.

По поводу, люди решили зачать ребёнка. Сейчас я сталкиваюсь с интересными случаями; одни, как только поженились, сразу приходят: мы хотим обследоваться, мы планируем ребёнка, мы хотим сразу все анализы сдать и спермограмму. Но чаще вторые случаи, пять-шесть лет они планировали, планировали сами и, наконец, решили обследоваться. То есть крайности. Не должно быть крайностей. 

Т. Барковская:

Оптимально как?

Г. Фараджов:

Оптимально, я бы сказал, всё зависит от возраста. Если это молодая пара, занимающаяся спортом, ведущие активный образ жизни – пусть пробуют. Опять-таки, в течение года мы не можем ставить диагноз бесплодный брак, диагноз бесплодная пара, потому что в течение года происходит адаптация друг к другу, может наступить беременность. Но, опять-таки, ещё надо учитывать, где мы живём. Мы живём в большом городе, где много проблем с экологией, с питанием. Конечно же, было бы неплохо подойти к доктору, посоветоваться. Можно сдать обычную спермограмму, получить информацию. С чего начать? Спермограмма, мазки, осмотр гинеколога женщине обязательно, осмотр уролога, выявление инфекций, в том числе и скрытых. Это минимум, с которого можно начать у людей без жалоб, которые ещё не считают, что это проблема. В начале жизни. 

Т. Барковская:

Критерии нужно учитывать в спермограмме по результатам, и что важно в данном случае? 

Г. Фараджов:

Спермограмма - это основной анализ, с которого мы начинаем. Осмотр пациента очень важен, начинаем общение и знакомство с пациентом. Спермограмму люди иногда сдают, где попало. Это самая большая ошибка. Я сталкиваюсь с тем, что сетевые лаборатории говорят пациенту: «Вы дома соберите и принесите». Он приносит. Или: соберите у нас тут, сейчас курьер придет и привезёт в другой конец Москвы с тремя пересадками в метро. Это абсолютно неправильно.

Спермограмма должна делаться в специализированных клиниках, где есть доктор, лаборант, который занимается данным вопросом. Вы пришли, сдали анализ, и тут же доктор начинает с ним работать. Это очень чувствительный анализ, лаборант начинает с ним работать с первых минут. Не просто сдавать спермограмму, есть свои нюансы, например, морфология – один из показателей спермограммы, это качество спермы. Делается часто не по общепринятым мировым стандартам. Сейчас общемировой стандарт – метод по Крюгеру. Я пациентам всегда даже не просто пишу «спермограмма», я пишу «морфология по Крюгеру». Это более жёсткий, более такой требовательный к себе метод, но он более точный, даёт нам много информации. Совместно со спермограммой обязательно нужно делать MAR-тест. MAR-тест – это явление антиспермальных антител. Бывают ситуации, когда антитела на сперму, если сказать человеческим языком, сама сперма пациента может восприниматься организмом как чужеродная. Это выявление очень важно. Это один из видов бесплодия, иммунное бесплодие, когда антиспермальных антител очень много, тогда идёт работа над их снижением. В сперме очень важно, первое, на что обращает доктор внимание, это объём. 

Т. Барковская:

Каким он должен быть? 

Г. Фараджов:

Где-то 2 мл, минимум, допустимый объём. Дальше – количество, сколько сперматозоидов в ней содержится. Очень интересная со спермограммой вещь происходит. Выходят рекомендации ВОЗ, цифры меняются, нормы меняются в сторону уменьшения. Сейчас 20 миллионов считается нормой. Но я помню время, когда было 60 миллионов, 120 миллионов – показатели были такие высокие. Что-то происходит с человечеством, с популяцией, это уже совсем другая тема. Интересно очень.

Основные показатели – объём, количество, подвижность, есть несколько видов подвижности, есть активно подвижные, прямолинейные. Очень важно не просто, чтобы была подвижность. Сперматозоид должен быть здоровым спортсменом, который целеустремлённо движется вперёд, ровно. Бывает, что есть подвижные, вяленько немножко, а бывает, их немного из стороны в сторону толкает, сперматозоиду тяжело будет дойти до яйцеклетки. Там очень интересная с точки зрения физиологии происходит вещь. Сперматозоид на скорости, против течения, слизь, шейка матки, всё надо будет пройти, преодолеть. Тут нужно, конечно, и качество хорошее сперматозоида, его подвижность. Очень важно обращать внимание на вязкость. Вязкость, слизь может нам давать информацию, имеются ли воспалительные заболевания мужских половых органов.

Есть ещё показатель агглютинация, когда сперматозоиды склеиваются между собой. Они могут склеиваться головками, хвостиками, в лабораториях их иногда называют даже розетками, есть такой термин. На это особенно нужно обращать внимание, потому что если есть выраженная агглютинация, это может указывать на иммунное бесплодие. То, что мы говорили, антиспермальные антитела, MAR-тест, надо будет на них внимание обратить.

Важный показатель – лейкоциты, потому что лейкоциты тоже показывают нам воспалительный характер. Дальше смотрится количество живых сперматозоидов, дальше уже нюансы. Это основные показатели, то, что может быть интересно человеку, пациенту.

Ещё одно исследование, которое есть сейчас у нас возможность использовать – так называемый, называется тоннель. Это фрагментация ДНК сперматозоидов. Когда ко мне обращаются пациенты с длительным периодом бесплодия, если есть неудача, замершая беременность в анамнезе, то я чаще прошу первым делом этот анализ сдавать. Фрагментация ДНК сперматозоидов – это отметка, которая позволяет нам определить, насколько целостны ДНК. ДНК – это вся информация, которую сперматозоид несёт для яйцеклетки, для возможности оплодотворить. ДНК должна быть полноценной, и информация должна быть тоже полноценный. Если ДНК фрагментирована кусочками, то, естественно, он свою функцию не выполнит. Здесь тоже есть свои нормы, 15%, но надо учитывать многие факторы. Есть «серая зона», где ситуация считается катастрофической.

Это те анализы, основные, с которых можно начать обследование. Тут могут быть злоупотребления, когда доктор при первой же встрече назначает огромное количество обследований. С таким встречаешься, всё-таки, это касается финансового вопроса пациентов. Не всегда это оправдано, не всегда это обдуманно. Начинать надо, можно сказать, с элементарных. Информацию получить по этим, и дальше, когда мы на руках держим результаты анализов, мы уже можем назначать обследования и двигаться дальше. 

Т. Барковская:

Когда пара обследована и установлено, что причина - мужской фактор, приговор ли это? Когда все анализы на руках у врача, каковы пути лечения, каковы пути выбора? Каково консервативное лечение, каким может быть радикальное лечение и, собственно, результаты? 

Г. Фараджов:

Я, конечно же, приговор, не стал бы так это называть, потому что наука движется вперёд. Возможности помочь пациентам у нас есть очень, очень большой арсенал. 

Т. Барковская:

Значит, диагноз бесплодие – не приговор. 

Г. Фараджов:

Это не приговор. Мы забыли ещё сказать, есть ещё разновидность причин или видов бесплодия, нам приходится ставить такой диагноз, как идиопатическая, то есть когда мы не выявили причины. Тут процент соотношения примерно 20-23%, довольно высокий. Мы не знаем причины, вроде бы все обследованы, люди здоровы, но беременность не наступает. Я думаю, на это тоже нужно время, я думаю, что этот процент со временем будет падать.

Мы перечислили виды бесплодия. Но арсенал помощи у нас большой. Мы сегодня больше говорим о мужчинах; начинать нужно, с того, что нет анатомических проблем. Яички опущены, хорошо развиты, никаких воспалительных процессов нет, исключаем эти вещи, анатомически нормально всё, как должно быть. Смотрим первичные анализы. Дальше мы можем посмотреть генетические изменения у пациента. Генетика, первым делом мы определяем кариотип. Кариотип – это то, с чем рождается человек, набор хромосом, с которыми рождается мужчина и женщина. 46XX у женщин, 46XY у мужчин. Здесь могут быть изменения, которые могут нам дать информацию, что, к сожалению, естественным путём не получится иметь детей. Значит, надо будет принимать меры. В данном случае, можно, как приговор, но, опять-таки, попытаться решить этот вопрос возможно. Дальше есть генетические исследования, это AZF-фактор, касается мужчины. Он как раз-таки исследует Y-хромосомы, носитель которой мужчина. Там можно найти изменения. Есть изменения, где мы можем помочь. Например, взяв биопсию яичка, получить сперматозоид из придатков, например. Каждый отдел, путь сперматозоида даёт ему качественные свойства. Мы можем уйти от части проблем, получив сперматозоид до его выхода, до конца пути, из придатка, и пытаться с ним работать. Здесь, конечно же, идёт вопрос об ЭКО, ИКСИ, об этом мы поговорим.

Если у женщины есть патология, трубная проходимость, проблемы, то применяется, может быть, самый простой метод можно назвать, внутриматочная инсеминация. Это когда сперматозоиды получаются у мужчины естественным путём и помещаются непосредственно сперматозоиды в матку. Дальше должно получиться зачатие. Результат удачи в данном методе небольшой, но имеет место быть в определённых ситуациях. Метод один из древних, он был впервые использован, если не ошибаюсь, в Америке в 1884-м году. Он не сразу стал известен. Профессор взял сперматозоид, как он считал, самого красивого своего ученика и сделал инсеминацию женщине под наркозом. Через некоторое время это всё выявилось, и потом это стало общедоступным методом.

Нам остаётся говорить о методах ЭКО, ИКСИ, вспомогательных репродуктивных технологиях. Тут вариантов очень много. Тут же можно затронуть вопрос по поводу криоконсервации. Как раз, когда мы начали говорить про выбор женщины немножко подождать с детьми и всё остальное. Криоконсервация даёт нам возможность моментально заморозить сперматозоид или яйцеклетку, и сохранять столько, сколько нужно времени. Когда нужно будет, его достанут, и с ним будут работать. Я бы рекомендовал об этом задуматься людям, у которых дети станут в планах чуть старше в возрасте. Считается, что криоконсервация, особенно для женщин, хороша до 35 лет, тогда хороший материал можно получить. Для мужчин я бы рекомендовал, например, задуматься пациентам перед лечением, перед терапией по поводу гепатита В, гепатита С, если онкологические проблемы – перед лучевой терапией, химиотерапией. Есть такие случаи, и тоже вызывает уважение, когда пациент, человек будет служить в горячих точках, например, или работа будет связана с электрическими, химической промышленностью. Это очень хороший метод, чтобы сохранить свои возможности в будущем, иметь потомство. Заморозить их, грубо говоря, сделать криоконсервацию, и потом это использовать. 

Т. Барковская:

Тем более, что сейчас, насколько я понимаю, технологии криоконсервации с каждым годом совершенствуются и улучшаются. 

Г. Фараджов:

Да, сейчас можно всё криоконсервировать и потом, когда надо, достать и, пожалуйста, использовать все ткани. В данном случае это очень хороший метод, вовремя сделанная криоконсервация. Ведь, можно криоконсервировать и эмбрион, например, когда яйцеклетка со сперматозоидом уже воссоединились, оплодотворена. Получился эмбрион, его тоже можно криоконсервировать и потом делать ЭКО, подсадки. Например, если женщине предстоят дополнительные операции. 

Т. Барковская:

Давайте, подробнее расскажем нашим слушателям и зрителям про ЭКО, ИКСИ. Что представляют собой два этих метода лечения? Чем они существенно отличаются, какой выбрать? 

Г. Фараджов:

Здесь выбор будет диктовать нам сам диагноз, причины, которые были выявлены во время обследования. ЭКО - это метод, когда получается яйцеклетка у женщины, помещается в специальную чашечку Петри, и туда же в свободное плавание помещается сперматозоид, сданный партнёром. Они воссоединяются в эмбрион, далее за ними наблюдают в течение 5-6 дней, подсаживают в матку и идёт развитие. Это метод ЭКО. 

Т. Барковская:

Задача ЭКО - чтобы сперматозоиды сами оплодотворили яйцеклетку. 

Г. Фараджов:

Самостоятельное оплодотворение, да, здесь выбора очень мало. Метод ИКСИ идет как дополнение к ЭКО. Здесь нужна помощь доктора, специалиста. Получаются сперматозоиды, среди них выбирают лучшего из лучших. Дальше уже с помощью интересной пипеточки, можно ее так назвать, внутрь яйцеклетки помещается этот сперматозоид. Тут уже выбора нет, выбрали сперматозоид, яйцеклетка, внутри. Дальше всё идёт, как по ЭКО. Здесь идёт отбор сперматозоида. ИКСИ применяют, чаще всего, когда есть мужской фактор, когда морфология, качество спермы страдает. В этом случае это очень хороший метод. Но и в том, и в другом случае нужна правильная подготовка, абсолютно правильная подготовка к ЭКО, к ИКСИ. Я уверен, что к этим методам нужно готовить и мужчину, и женщину. Андролог готовит мужчину, женщину готовит гинеколог. Нам важно, чтобы к этому моменту был выбор из большего количества сперматозоидов, даже если будут делать ИКСИ. Это специальная терапия, которая проводится по показаниям.

Т. Барковская:

Можно сказать, что ИКСИ - это более прицельный метод. 

Г. Фараджов:

Да, сейчас чаще всего применяют ИКСИ. С ИКСИ шансы возрастают, особенно, если вовлечен мужской фактор, тут шансы возрастают на успех ЭКО. Это правда достойный метод. 

С ИКСИ шансы оплодотворения возрастают, особенно, если в бесплодие вовлечен мужской фактор.

Т. Барковская:

Расскажите, каков процент успешного лечения, именно экстракорпорального? 

Г. Фараджов:

Здесь я не буду никакими оперировать цифрами, это очень неблагодарное дело. Здесь много факторов. На первое место, конечно, по моим наблюдениям, выходит возраст, в том числе, и пациентки. От этого много будет зависеть. Но я одно знаю, что с каждым годом процент выше, выше, успех выше. Я призываю пациентов не бояться ЭКО. Конечно же, я никогда не сторонник и никогда не рекомендую ЭКО пациентам при первой моей встрече с ними. Нет, если люди не получали терапию, если есть возможность, получив все анализы, подлечить пациента, если изменение гормонального фона у мужчин, мы обязательно подлечим, попытаемся помочь. Мы будем исключать воспалительные заболевания, инфекционные, всё устранять. Надо дать попытку, чтобы пациенты естественным путём зачали. Для любого специалиста счастье, когда естественным путём наступает беременность. Но если мы не добиваемся, я противник того, чтобы это затягивалось годами. Это большая ответственность, на себя брать, я думаю, не стоит. Нужно всегда рассказать и дать информацию, что это правда не страшный абсолютно метод.

Часто сталкиваешься ещё с религиозными, национальными предубеждениями. Моим пациентам с Кавказа всегда кажется, что не их сперматозоид будет участвовать в акте, и всё остальное. Эти вещи, конечно, исключены. Если человек обращается в приличную, нормальную клинику, то такие вещи абсолютно невозможны. Это, естественно, Ваш сперматозоид, яйцеклетка супруги, и, пожалуйста, получите Вашего ребёночка. Тут возможностей очень много помочь. 

Т. Барковская:

Спасибо. Каким должен быть образ жизни здорового мужчины, цель которого на долгие годы сохранить свою репродуктивную функцию? Что он должен учесть, как себя вести, чтобы не наступило мужское бесплодие, чтобы его избежать в своей жизни? 

Г. Фараджов:

Я бы сказал, что этот мужчина должен вести здоровый образ жизни.

Т. Барковская:

Это так избито, здоровый образ жизни везде. 

Г. Фараджов:

Я бы рекомендовал, во-первых, прошлый раз мы об этом говорили, информацию. Человек должен знать, получить информацию о своём теле, о своём здоровье. Начинать в юношеские годы осмотры, всё ли хорошо, нет ли воспалительного процесса в яичках. Может быть, яичко даже не опустилось, например, никто этого не видел, не замечал, а яичко как сидит в паховом канале, сидит, греется. Естественно, возможность потом иметь детей очень низкая. Это анатомические вещи, возможности. Дальше – избегать ожирения, беречь свою печень – опять-таки, мы приходим к здоровому образу жизни. Здоровый образ жизни – это подвижность, спорт, занятия спортом, никаких увлечений с большими физическими нагрузками. Кстати, мы перегрузки тоже ограничиваем во время планирования беременности, мы пациентам всегда это ограничиваем, даём рекомендации. Нагрузки должны быть умеренные.

Правильное, хорошее питание. Я противник вегетарианства, потому что правильное питание, хорошее, полноценное питание для сперматозоидов, для мужского организма очень важно. Конечно же, избегать курения. Этот вопрос абсолютно не переоценен, когда о нем много говорят. Если пациент курит две пачки в день, однозначно, очень интересные изменения сперматозоидов по спермограмме можно замечать, что у человека связано это с фактором курения. Это очень важно. Вот такие, тут Америку открывать не стоит. Вы говорите, избитая тема – здоровый образ жизни. Но себя любить. 

Т. Барковская:

Да, но, порой, те, кто ведут и нездоровый образ жизни, прекрасно рожают и зачинают. 

Г. Фараджов:

Этот вопрос очень часто возникает, «у нас соседка пьющая, он пьющий, а у них трое детей». Тут надо смотреть, значит, генетические факторы. Сейчас медицина сильна в этом вопросе, сейчас есть возможность обследовать пациента, выявлять эти патологии. Про тот же туннель фрагментации ДНК 6-7 лет назад в России мало, кто говорил, тем более, мало, кто эти анализы делал. Сейчас мы знаем, что есть такой анализ, на него можно пытаться повлиять методами лечения. Тут возможности много, лишь бы человек хотел. Очень важно, кроме того, что здоровый человек должен хотеть, понимать, на что идёт, потому что часто лечение может длиться три месяца, шесть месяцев, год может продлиться. Длительность, насколько человек готов выполнять все рекомендации доктора. Здесь очень важны не только медикаментозные, но и поведенческая терапия должна быть у человека. 

Т. Барковская:

То есть важен настрой, потому что очень часто при длительном лечении возникает фрустрация, разочарование по всём, когда пациент, действительно, приходит и ссылается на асоциальные пары, которые отнюдь не ведут здоровый образ жизни, при этом успешно имеют детей. Всё-таки, это методы довольно дорогостоящие, и у человека, порой, стоит выбор. У нас ценовая категория методов ЭКО, ИКСИ даже по регионам разная. Что бы Вы порекомендовали людям, которые думают относительно этих методов, ссылаясь на дороговизну? 

Г. Фараджов:

Дороговизна – это не оправдание. Во-первых, у нас в стране, в Москве особенно, в регионах с этим, я знаю, хуже, в Москве можно попасть по ОМС. Обязательное медицинское страхование даёт возможность сделать ЭКО бесплатно, не только в государственных лечебных заведениях, но и в частных клиниках. Многие частные клиники работают с ОМС. Пациент должен получить необходимый набор документов, прийти, и ему абсолютно бесплатно проведут ЭКО. Это первое. Второе, в России, в любом случае, ЭКО стоит дешевле, чем за рубежом. В среднем, если статистически в долларах смотреть, в Америке это стоит 8000 в государственных, 20.000 в частных клиниках, то в России примерно 2000 долларов. Здесь, конечно же, много зависит – это ЭКО, это ИКСИ, вместе с ИКСИ, или будут генетические исследования эмбриона, в том числе. Какие препараты будут, насколько стимуляция будет, тут очень много факторов. Но, если человек хочет иметь детей, и если это шанс получить с помощью ЭКО или вспомогательных методов, то тут, я думаю, финансовый вопрос уже в стороне остаётся. Человек должен понять, вообще, зачем он хочет ребёнка, для чего он хочет ребёнка. Просто для того, что «должно быть» – это не совсем правильно. Человек должен быть готов быть отцом, должен быть готов стать матерью. Если люди понимают это и приняли решение, потому что они любят, готовы – тогда, я думаю, мало существует преград. 

Т. Барковская:

При вторичном бесплодии схема обследования, лечения та же самая, или имеются отличия? 

Г. Фараджов:

Нет, отличается, конечно же. При вторичном бесплодии мы не смотрим генетические анализы. Однозначно – спермограмма, и обязательно фрагментацию ДНК сперматозоидов, туннель надо делать. С возрастом у мужчины, в 45 лет и старше, могут быть причины и в возрасте. Эти вопросы мы ставим и смотрим. После спермограммы может понадобиться посмотреть гормональный фон мужчины, тут возрастной фактор. Нет, здесь отличается абсолютно, тут точно генетических, кариотипирования не нужно. Если уже есть дети, человеку предлагают такие обследования, посмотреть Ваш кариотип, я думаю, что немножко доктор ошибается. Здесь совсем другой набор обследований. 

Т. Барковская:

Хочу затронуть тему, которой мы уже немного касались в прошлой программе, но она важна. Женщина полностью обследовалась и зачатия, тем не менее, в паре не происходит, с учётом всех критериев официальной медицины, с учётом периода ВОЗ, Всемирной организации здравоохранения, год прошёл, пара не имеет детей. Как вести себя в дальнейшем мужчине, что бы Вы, какие конкретные рекомендации дали бы мужчине, чтобы он, всё-таки, пошёл и обследовался? Потому что, на самом деле, правда, что мужчины, зачастую, склонны всю ситуацию перекладывать на плечи женщины. Но когда женщина уже приходит домой с результатами анализов, с полнейшей картиной того, что она здорова, что подтверждают доктора, то как быть с мужчинами? Что Вы им порекомендуете, не женщинам, а им? 

Г. Фараджов:

Вы знаете, как у меня на родине говорят: будь мужчиной, сделай шаг! Это удивительная история, много тут можно говорить об этом, долго. Приходит пара, 5-7 лет половой жизни, семья, ребёнка нет, муж ни разу не был у доктора. Или, например, уже два выкидыша, простите, муж никогда не был. Или неудачное ЭКО, показался перед ЭКО доктору, урологу в непонятной клинике, и всё. Это, конечно, недопустимо, время потеряно. Очень часто в таких случаях ты берёшь анализы и показываешь их мужчине, что Вы видите, здесь Ваша вина есть, Вы потеряли очень драгоценное время. Каждый год, у женщины есть понятие овариальный резерв, тут надо это использовать. 

Т. Барковская:

Давайте разъясним, что такое? 

Г. Фараджов:

Это возможность зачать ребёнка, когда ещё яйцеклетки образуются, это очень важный показатель. Запас яйцеклеток, возможности иметь детей. Мужчина должен немножко и на себя брать ответственность. Даже психологически женщине можно тем самым помочь: ты видишь, не только ты ходишь к гинекологу, но и я пошёл, и я шаг сделал.

У меня в настоящее время есть одна пара, где приходит вместо мужа жена. Он один раз у меня был на приёме, и дальше человек ссылается на большую занятость. Я пытался отказать в этом, потому что я очень не люблю онлайн консультации, я предпочитаю человека видеть, смотреть в глаза, очень важно трогать пациента, извините меня, иногда даже запахи важны, когда пациента смотришь и обследования проводишь. Но эта женщина меня убедила, что очень хочет ребёнка, «Я хочу ребёнка для себя, считайте. Поэтому я Вас прошу, чтобы Вы меня принимали». Муж сдаёт анализы, она мне приносит, я вот так, заочно, назначаю лечение. Насколько это правильно, я не знаю, но это исключительный случай. Но, в основном, происходит жена с мужем, заходят, он сидит нервный. «Что Вас беспокоит, какие?» – «Пусть она расскажет». Она рассказывает, и, если найдём общий язык с мужчиной, то дальше уже мы с ним работаем.

Я думаю, что я могу призвать только к одному: сделать первый шаг, прийти к врачу, пообщаться. Я каждый раз об этом говорю: Вы должны найти своего врача. Врач у Вас вызывает доверие, врач умеет с Вами разговаривать, Вы друг другу, надо попробовать обследоваться и лечиться. Я хочу сказать, что мужчины часто боятся ректального осмотра. Я Вас уверяю, что это не всегда и нужно. У нас мало времени обо всём говорить конкретно, но простатит – не всегда причина бесплодия. Есть анекдот, когда пациенту пишут: хронический простатит и бесплодие, и всё время лечат ему простатит. Это абсолютно неправильно, с точки зрения профессионализма это непростительные вещи. Поэтому, первый шаг сделал, пришел, пообщался. Ведь всегда у мужчины тоже есть вопросы, которые он может не задать жене или друзьям. Задал все вопросы, получил ответы, и дальше уже, я думаю, можно с этим мужчиной работать. Надо уметь на себя взять ответственность. Другого выхода нет. 

Есть ли риск возникновения каких-то дополнительных заболеваний при менопаузальной гормонотерапии?   Бывают ли случаи врожденного отоантрита?   Какие сделки на фармакологическом рынке в 2016 году были самыми ключевыми?   Расскажите про спинальный шок.   Какая существует профилактика возникновения эмболий?   Что из себя представляет лимфатическая система, и для чего она нужна нашему организму?   Что такое атипичная ангина?   На «живом примере». Почему важен регулярный осмотр у офтальмолога?   Как измерить динамику в психотерапии?   Безопасно ли проведение ПЭТ-КТ исследования с радиофармпрепаратами?   Как диагностировать ожирение?   К кому обратиться, чтобы улучшить голос - к логопедам или к фониатрам?   Вопросы от слушвтелей Mediadoctor. Паническое расстройство или ипохондрия?   Какой уровень лечения рака простаты в регионах?   В чем специфика российского медицинского бизнеса?   Какую помощь может оказать трихолог пациентке с синдромом поликистозных яичников?   Какие аллергены чаще всего вызывают бронхиальную астму?   Проблема, возникающая при гипертонусе, носит неврологический характер или это физиологическая проблема из-за неправильной постановки зубов?   Может ли быть, что овуляции нет, а менструации приходят регулярно?   Мужчины обращаются к косметологу с желанием филлеры себе сделать, или губы, пластику какую-то?