Эмоции под контроль!

Психология

Тэги: 

 

 

Светлана Ходукина:

Здравствуйте, это канал «Медиадоктор» и программа «Час с психотерапевтом Хачатуряном». Здравствуйте, психотерапевт Хачатурян Гурген.

Гурген Хачатурян:

Здравствуйте, Светлана.

Светлана Ходукина:

У нас интересная тема: «Эмоции под контроль», а можно ли их взять под контроль? На этот вопрос мы будем отвечать все 40 минут нашего общения, а пока я Вас спрошу: есть разница между понятием эмоции и понятием чувство? Мне, как не психотерапевту, эти слова кажутся синонимами.

Гурген Хачатурян:

Мне, как психотерапевту, они тоже кажутся синонимами, хотя во время работы мы оперируем термином эмоция с чувствами.

Светлана Ходукина:

Я могу спросить, что ты чувствуешь, но не могу же я спросить то же самое с использованием эмоции?

Гурген Хачатурян:

Есть глагол эмоционировать.

Светлана Ходукина:

Какой-то он очень странный...

Гурген Хачатурян:

Я понимаю, что подойдя к плачущему ребенку, Вы вряд ли спросите, о чем ты сейчас эмоционируешь.

Светлана Ходукина:

Мы можем использовать слова «эмоции», «чувства» как синонимы?

Гурген Хачатурян:

Да, они, скорее всего, синонимы, просто применительны в различных аспектах общения. Эмоции – это более профессиональный термин, чувства – более житейский.

Светлана Ходукина:

И главный вопрос, все-таки откуда они происходят и можно ли их контролировать?

Гурген Хачатурян:

Это замечательная функция высшей нервной деятельности, если человек что-то чувствует, что-то испытывает, то это будет появляться богатством его эмоциональной жизни. Соответственно, при определенного рода заболеваниях, в том числе психопатического характера, психотерапевтического характера, при некоторых соматических заболеваниях одним из проявлений будет скудность эмоциональных сфер. Например, если брать из больших заболеваний, то это аутизм, когда детки не могут устанавливать эмоциональный контакт с окружающими людьми, с окружающим миром.

Светлана Ходукина:

Если мы периодически испытываем весь спектр эмоций – это нормально, значит, мы здоровы?

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. Поэтому мы берем нашу тему «Эмоции под контроль» и начинаем ее разматывать, а нужно ли их брать под контроль? А какие эмоции надо контролировать? А надо ли их вообще контролировать, ведь если жить без эмоций, это достаточно пресно и неинтересно.

Светлана Ходукина:

Что мы можем понимать под фразой «контролировать»? Многие могут предположить, что контролировать – это значит ничего не чувствовать и быть стеной, неинтересной и скучной.

Гурген Хачатурян:

Если бы меня, на обывательском уровне, попросили проконтролировать эмоции, я бы вспомнил фильм «Управление гневом» с Джеком Николсоном, там идет психотерапевтическая работа с главным героем для того, чтобы он мог контролировать свой гнев. Знаете, хорошее кино, кто не смотрел – очень рекомендую.

Мое мнение, и я думаю, что большинство моих коллег согласится, эмоции в жизни нужны, эмоции важны и эмоции бывают разные: эмоции бывают положительные, бывают отрицательные, негативные чувства, и то, и другое в нашей жизни должно присутствовать. И есть несколько вещей, на которые надо обращать внимание: во-первых, раздражитель определенной силы должен вызывать эмоции определенной силы. Вот если Вам кто-то наступил на ногу в метро, и Вы грязно выругались матом, то это еще нормальная эмоция. Если в ответ на это взяли и человека зарубили топором, то это уже немножко перебор. Опять-таки, если Вам кто-то подмигнул в трамвае, и Вы улыбнулись в ответ, это нормально, если Вам кто-то подмигнул, а Вы побежали его целовать и признаваться в вечной любви, это все-таки что-то из патологического.

Если Вам кто-то подмигнул в трамвае, и Вы улыбнулись в ответ, это нормально, если Вам кто-то подмигнул, а Вы побежали его целовать и признаваться в вечной любви, это все-таки что-то из патологического.

Светлана Ходукина:

Получается, если нет излишних эмоций, или они никому не мешают, но человек периодически гневается, но это все в рамках приличного, то это нормально, не надо пытаться брать это все под контроль? Другой вопрос, если человека устраивает, а его коллег нет?

Гурген Хачатурян:

Я думаю, что можно перефразировать Вашу мысль о том, что если Ваши эмоции соответствуют силе того явления, которое эти эмоции вызывают, то можно считать, что все в порядке. Вообще эмоциональная жизнь – это то, что делает существование ярким и красочным. И поэтому когда ко мне приходят люди и начинают мне рассказывать о том, что я не хочу, например, злиться, то мы разберемся, на что он злится, из-за чего он злится. Но в целом мысль о том, что я не хочу злиться вообще, хочу находиться в состоянии вечной нирваны, мне кажется немножко сомнительной, потому что нельзя взять и вырубить просто из своей жизни все негативные эмоции и оставить только любовь, уважение, гармонию.

Мысль о том, что я не хочу злиться вообще, хочу находиться в состоянии вечной нирваны, мне кажется немножко сомнительной, потому что нельзя взять и вырубить просто из своей жизни все негативные эмоции и оставить только любовь, уважение, гармонию.

Светлана Ходукина:

Вопрос, как ты эти самые эмоции проявляешь. Если ты уже что-то почувствовал, твой выбор – развивать дальше или нет. То есть ты можешь просто почувствовать, понять, что я сейчас очень разозлилась, и дальше уже поймала это состояние, можно что-то дальше делать. А можешь закручивать себя, начать кого-то бить и обижать. Вопрос не в том, чтобы притупить свои чувства, а в том, чтобы научиться правильно работать с ними.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. И тут мы выходим на самую часто встречающуюся проблему, когда дело касается эмоциональной сферы, когда начинается эмоция – мозг вырубается напрочь, и с криком «Йи-ха» человек мчится в любую степь, в которую загонит его подсознание. Потом себе можно объяснить, наверное, все что угодно. А вот надо объяснить близким о том, что можно купить новые тарелки, окно поменять, кошку отвезти к ветеринару. В любом случае, некоторые эмоции должны быть под контролем, эмоциональная сфера важна, но она должна быть в каких-то своих крайних пределах управляемого.

Светлана Ходукина:

Но мы же говорим не про то, что ты почувствовал, потому что оно находится внутри тебя, мы говорим про действие, которое ты производишь после того, как ты что-то почувствовал, и ты за них отвечаешь.

Гурген Хачатурян:

Например, есть пациентка, которая злится на своего мужа. Ну, у них есть определенные причины для того, чтобы друг на друга злиться. И собственно говоря, любой их семейный конфликт начинается с ситуации, которая описывается как «ничто не предвещало беды». Из разряда того, что: «Ой, дорогая, у тебя сегодня новая прическа?» Прошло каких-то 5 минут, и тарелки побиты, потому что ситуация раскручивается, эмоции не сдерживаются. И, казалось бы, что в этой фразе могло побудить на такую реакцию – непонятно, поэтому внутри эмоциональных переживаний очень часто находится еще подсознательное отношение к конкретному человеку, либо к ситуации, либо общее дисфорическое состояние, которое у каждого из нас периодически существует.

К примеру, у нас есть третий стул, на нем висит моя кофта, предположим, у моей кофты с утра не задалось настроение. И вот я к ней подхожу и говорю: «Кофта, привет! Что-то ты сегодня вся в шерсти, давай-ка я тебя почищу». И в ответ на это кофта выдает мне нецензурную лексику. Мы с Вами дружно идем пить чай, чтобы погасить наши галлюцинации, и, между делом, начинаем разбираться, а почему моя кофта так себя повела. Ведь ничего страшного или критичного мы ей не говорили, проявили чувство заботы. Мы начинаем разговаривать с кофтой, что с ней не так. И вдруг выясняем, что я ее уже несколько месяцев как не надевал.

Светлана Ходукина:

Не говорил о том, какая она красивая.

Гурген Хачатурян:

Да, не говорил о том, какая она красивая, как она мне идет, в конце концов, я в ней навестил какого-то замечательного пса, но он оставил на ней кучу шерсти. Это значит, что я к этой кофте отношусь неуважительно, и вообще, она висит все время в шкафу с какими-то другими кофтами. То есть тут получается, что внутри эмоциональной жизни этой кофты уже накопилось большое количество негативного опыта, переживаний, негативных эмоций, которые при любом касании тут же начинают срабатывать. Да, у кофты какие-то проблемы в эмоциональной сфере, потому что она не может отделить текущую ситуацию, текущий вопрос от общего контекста.

Светлана Ходукина:

Мы, вроде бы, затрагиваем тему чувств и эмоций, но оказывается, что там есть совершенно другие проблемы, которые тянутся хвостом и периодически срабатывают в разных неожиданных местах. А если вернуться к эмоциям и чувствам, часто бывает достаточно остановиться, включить внутреннего наблюдателя, понять, а что я сейчас чувствую. Более того, у меня на телефоне даже на заставке написан список чувств, чтобы я в любой момент могла легко остановиться и глянуть: а что я сейчас чувствую. Может быть, это больше тревога, или обеспокоенность, или страх, или смущение. И даже путем того, что ты просто осознал, что ты чувствуешь, тебе уже проще решать эту ситуацию, чем когда ты просто реактивно начинаешь реагировать. Когда человек, движимый эмоциями, совершает какие-то действия, он потом может сказать, что я не контролирую себя, и пытается сам себе объяснить, что же произошло. Это часто выглядит, как всадник, который сидит на лошади, но он не может ею управлять.

Гурген Хачатурян:

С этой заставкой я бы, наверное, захотел познакомиться поближе. А вообще хорошо бы к определенному возрасту в своих эмоциях или хотя бы в терминологии разбираться. Есть еще другая большая проблема, когда на эмоциональную сферу машут рукой, и самый частый вопрос: «Почему тебе плохо? У тебя же все есть». Хотя это вещи совершенно разного порядка, и надо относиться уважительно как к сфере интеллектуальной, мыслительной деятельности человека, его поступков, и точно так же уважительно относиться к эмоциональной жизни и этот же вопрос надо адресовать и себе. Те эмоции, которые Вы переживаете, те чувства, которые в Вас есть, это плоть от плоти Ваше я. И то, какие у Вас есть эмоции, это часть Вашей личности. Если Вас что-то не устраивает, если Вы считаете, что более гневливы, чем должны быть, то вопрос не в том, чтобы сразу пытаться это контролировать, а в том, чтобы разобраться, откуда идет такая база аффекта, такая база эмоциональной жизни.

Те эмоции, которые Вы переживаете, те чувства, которые в Вас есть, это плоть от плоти Ваше я. Если Вы считаете, что более гневливы, чем должны быть, то вопрос не в том, чтобы сразу пытаться это контролировать, а в том, чтобы разобраться, откуда идет такая база аффекта, такая база эмоциональной жизни.

Светлана Ходукина:

Я могу еще пример привести. Мне самой кажется, что часто людей не так сильно беспокоит то, что, что они чувствуют, сколько то, что эти чувства заставляют их так делать. То есть если ты сидишь на стуле и что-то чувствуешь, то, наверное, проблемы нет. Но если тебя раздражают твои дети, ты на них кричишь, то тебя это может сильно расстраивать, и потом испытываешь чувство вины. И вот тогда тут оправдано то, что тебе не нравится, что ты чувствуешь гнев.

Гурген Хачатурян:

В любом случае, это неоправданно. Если Вы сидите и злитесь на своих детей, то сидите и злитесь в том плане, что Вы после этого начинаете себя винить за то, что: «Ах, я такая плохая мать или плохой отец».

Светлана Ходукина:

Я имею в виду, что ты можешь чувствовать себя плохим, если ты сделал какие-то действия.

Гурген Хачатурян:

Сейчас большинство женщин злится на себя просто за то, что они злятся, потому что идет какая-то массовая истерика на тему «яжемать»: ты должна быть добрая, ласковая, пушистая и ни в коем случае нельзя злиться на ребенка.

Сейчас большинство женщин злится на себя просто за то, что они злятся, потому что идет какая-то массовая истерика на тему «яжемать»: ты должна быть добрая, ласковая, пушистая и ни в коем случае нельзя злиться на ребенка.

Светлана Ходукина:

Я не знаю, насколько я хорошая мать, но бывают такие ситуации, когда у меня есть такие чувства по отношению детям, которые даже не стоит говорить в эфире. И в этой ситуации я беру телефон, пишу об этом мужу, поделилась и становится как-то приятнее.

В принципе, проблема заключается тогда, когда ты испытываешь позитивные чувства, любовь, обнимаешь так сильно человека, что ему не нравится. Тут другой вопрос, а как я могу тебе показать свою любовь. И если тебя не устраивает этот вид проявления или других людей, то тогда с этим надо что-то делать. Контроль заключается, видимо, в изменении своих действий, которые происходят после того, как ты что-то почувствовал, а не в том, чтобы перестать это чувствовать.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно, переставать что-то чувствовать, переставать жить эмоциональной жизнью – это практически смерти подобно, ни в коем случае так делать нельзя.

Светлана Ходукина:

Итак, любые чувства нормальны.

Гурген Хачатурян:

Чувства нормальны, они должны быть, потому что без них все гораздо паршивей, чем есть на самом деле. Беру вот этот пример какой-нибудь «яжематери», которая злится на ребенка и при этом не дает себе право злиться на него, хотя этот сорванец в очередной раз взял маркер, изрисовал всю стену, которую только позавчера она прокрасила, и вроде бы ей и надо позлиться, может быть, даже ребенка как-то повоспитывать, но она, начитавшись руководств к действию, старается этого не делать, потому что в этот момент аффект замыкается на ней, что нельзя злится на ребенка.

Светлана Ходукина:

Да, и она этот гнев вытесняет.

Гурген Хачатурян:

Она его прячет внутри себя, потому что вытесняет – это если пошла, например, побила собаку. Вот это уже вытеснение. Злость на ребенка она перетрансформирует в злость на себя: так делать нельзя, я должна быть хорошей матерью, хотя на самом деле ребенок сделал что-то неправильное. Если Вы ему не разрешали красить фломастером стену, то возьмите и накажите ребенка, и ему полезно в воспитании, и эмоция будет нормально пережита. Понятно, что не надо на ребенка кидаться с ремнем или еще с чем-то, но вот то, что ребенка наказать и объяснить, что это неправильно, это стоит.

Светлана Ходукина:

Тут же важно, чтобы это было равноценно действию.

Гурген Хачатурян:

Это должно быть равноценно действию. Чтобы было более понятно, мы будем изначально говорить о том, что у всех вымышленных персонажей, которых мы тут придумываем, нет патологического аффекта, то есть сила реакции равна силе раздражителя.

Светлана Ходукина:

Это более здорово, если мама придет и скажет что-то в рамках приличной эмоционали, покажет ребенку, что она не довольна.

Гурген Хачатурян:

Если она скажет ребенку, что так делать нельзя, ты наказан, иди в угол, вот это, к примеру, нормально.

Светлана Ходукина:

Она все-таки может и проговорить, что чувствует, что я очень раздражена.

Гурген Хачатурян:

Кстати, когда мы с Вами обсуждаем примеры, всегда почему-то приходят эти разговоры про матерей. Наверное, потому, что это самые эмоционально живущие люди.

Светлана Ходукина:

В этом что-то есть, хотя все злятся, просто дети включают дополнительные внутренние процессы, и с ними все эмоции становятся еще более гипертрофированными. Что эта мать должна сделать, увидев что-то, что вызвало чувство – осознать то, что я сейчас это чувствую, что я очень сильно недовольна.

Гурген Хачатурян:

Совершенно верно. И в первую очередь, не надо скрывать от себя самой, эмоциональная жизнь у Вас есть, она должна быть, и никуда Вы от этого не денетесь.

Эмоциональная жизнь у Вас есть, она должна быть, и никуда Вы от этого не денетесь.

Светлана Ходукина:

Положительные чувства – это когда мы удовлетворены, и отрицательные – когда мы не удовлетворены. То есть когда что-то случилось, Ваша задача понять, что я сейчас это чувствую, и это нормально. Пока ничего не делаю, просто хотя бы себя вот так остановить, понять, что я сейчас чувствую. И это уже шаг.

Гурген Хачатурян:

Да, потому что прежде чем с чем-то работать, видоизменять, трансформировать, надо признать сам факт того, что это есть. И в этом случае мы уже начинаем работать ни с какими-то абстрактными понятиями, а о какой-то субстанции, все-таки эмоциональная жизнь – это конкретная субстанция, которая будет в любом случае влиять на Ваше отношение к миру и на отношение мира к Вам. В целом, возвращаясь к теме нашего эфира «Эмоции под контроль», вопрос не в том, чтобы контролировать эмоции, а просто разобраться с эмоциями, какие они у Вас и чем они обусловлены. И самый главный вопрос, на который надо ответить, это почему Вы этого не хотите делать.

Эмоциональная жизнь – это конкретная субстанция, которая будет в любом случае влиять на Ваше отношение к миру и на отношение мира к Вам.

Светлана Ходукина:

Что именно?

Гурген Хачатурян:

Жить эмоциональной жизнью, потому что есть такая в психотерапии замечательная штука, называется психологическая защита, когда мы теми или иными способами закрываем свою эмоциональную жизнь от всех возможных раздражителей. Если говорить в общих красках, очень распространено нынче явление, что мы так или иначе блокируем свою эмоциональную жизнь по разным причинам. Потому что гнется плохо, потому что мальчики не плачут, потому что девочке нельзя вести себя так-то и так-то. И мы забываем, что нельзя заблокировать только отрицательные, к примеру, чувства, которые все хотят заблокировать. Мы блокируем целиком всю эмоциональную сферу.

Светлана Ходукина:

Мы становимся холодными и неинтересными. И самому от этого не становится жить комфортнее.

Гурген Хачатурян:

Потому что в своем изначально хорошем стремлении заблокировать какие-то негативные эмоции мы блокируем всю эмоциональную жизнь. И надо понимать, что нельзя быть все время солнечным зайчиком, если Вы не испытываете негативных чувств, Вы не сможете понять, что хорошо, что плохо, и в какой-то момент превратитесь в идиота, будете ходить и радоваться всему происходящему без больших на то оснований, либо погрузитесь в черную меланхолию.

Светлана Ходукина:

Часто людей волнует тема контроля чувств и эмоций по той причине, что они не знают другого способа их проявить.

Гурген Хачатурян:

Общаясь с людьми, я прихожу к выводу, что вопрос не в том, что ищут способы, как проявить эмоций, а наоборот, ищут способы еще сильней контролировать эмоции, никаким образом их не проявлять.

Светлана Ходукина:

Получается, что люди, не зная других способов проявить эмоции, считают, что лучший путь – это их заблокировать. Хотя, если возвращаться к теме передачи, контроль эмоций и контроль чувств мы можем перевести на более здоровый язык тем путем, что научиться их здорово проявлять какими-то экологичными способами, чтобы и тебе, и людям, которые рядом, это не приносило большого вреда.

Гурген Хачатурян:

В тот момент, когда начинаем пытаться контролировать эмоции, первое, что с нами происходит, – мы их закрываем, они накапливаются и в какой-то момент проявятся бурей. И все это может закончиться большими разрушениями. Соответственно, признайте факт существования своих эмоций, признайте их равнозначность. То есть то, что они бывают и хорошие, и плохие, и признайте их необходимость для Вашей жизни, более бурно, более эмоционально окрашенными проживайте события в жизни, которые с Вами происходят.

Вспоминая одну пациентку, с которой мы достаточно долго разбирали вопрос ее эмоциональной бедности, то, что она в своем стремлении контролировать эмоции дошла до того состояния, когда эмоций не было никаких. Все это дело проявлялось только через какие-то соматические проявления. Когда мы с ней вернулись к эмоциональным проявлениям, первое, на что она обратила внимание, было то, что она может наблюдать хорошие эмоции, положительные. Это ее радовало. А когда дело касалось негативных эмоций, это ее расстраивало. И вот она все время спрашивала, а будет ли она дальше испытывать злость. И ей было действительно тяжело это объяснить, что злость испытывать правильно, нельзя смотреть на мир глазами полоумной панды и думать, что все бывает только хорошо. Нельзя относиться к злу или негативу с точки зрения «его нет».

Светлана Ходукина:

Но давайте подумаем, как нам его проявить.

Гурген Хачатурян:

Нет, как это исправить или как не допустить его распространения, вот такой подход невозможен без эмоционального переживания. И в таком случае и жизнь Ваша, и жизнь Вашего микросоциума, и жизнь большого социума будет только краше и краше. Поэтому, завершая наш эфир, скажем – не бойтесь своих эмоций, любите свои эмоции, какими бы они ни были, разбирайтесь в них, и тогда все у Вас будет хорошо.

Светлана Ходукина:

Прекрасное завершение. В студии были Светлана Ходукина и Гурген Хачатурян.

Гурген Хачатурян:

Спасибо, Светлана! Спасибо нашим зрителям! Отлично сегодня поболтали.