Фальшивый ритм вашего сердца опасен для мозга

Кардиология

Тэги: 

Виктор Шахнович:

Передача «Неврология с доктором Шахновичем». Сегодня я пригласил в гости своего коллегу, друга, Игоря Николаевича Гончарова. Игорь Николаевич – кардиолог, работает в Центре неврологии доктора Шахновича, у меня, и многие годы мы с Игорем Николаевичем ведём единую политику и идеологию, что сердце и мозг едины.

Мы уже говорили о том, что на сегодняшний день только мультидисциплинарный подход может помочь в лечении различных заболеваний. Существующая система доказала, что только системный подход ко всему организму может ответить на более точные вопросы болезни, и не может существовать отдельно какая-либо специальность без кооперации со специалистами других специальностей. Сердце и мозг – это большой конгломерат, который состоит из мотора, это сердце, из сосудов, которые питают головной мозг, и принимающий орган – головной мозг. Всё в целом называется сердечно-сосудистой системой. Но здесь надо очень чётко понимать, где именно заканчивается грань невролога, где заканчивается грань кардиолога, почему они должны быть едины.

Игорь Николаевич, у меня к Вам первый вопрос. Почему не происходит точная стыковка кардиологии и неврологии? Мы ведь понимаем, что это единая система анатомически, мы понимаем, что это единые болезни. Ваше мнение, почему это стыковка не происходит, и как это можно побороть?

Игорь Гончаров:

Виктор Александрович, действительно это очень актуальный вопрос, потому что стыковка специалистов всегда является очень трепетной темой. Все заболевания, конечно, взаимосвязаны между собой, потому что наш организм – это единая система, нельзя выкинуть из этой системы хотя бы одно звено. Если хотя бы одна скрипка в нашем оркестре начнёт фальшиво играть, то, конечно, единой музыки не получится.

Дело все в том, что симптомы многих заболеваний очень похожи, и отличить, что является первичной причиной даже такого банального симптома, как головная боль, с которой каждый пациент обращается в Вашу клинику и задаёт вопрос «Доктор, почему у меня болит голова?», достаточно сложно. Под маской одних и тех же симптомов могут прятаться абсолютно различные заболевания. Врач, к которому обращается тот человек, не должен концентрироваться только на своей узкой специальности, он должен посмотреть немного шире, потому что одна и та же проблема может быть вызвана разными проблемами. Та же головная боль может быть вызвана переутомлением, избыточной работой, избыточной когнитивной функцией, возможно, хроническим недосыпом, но в тоже время повышение артериального давления, как один из механизмов нарушения сердечно-сосудистой системы, также будет вызывать головную боль. Или, напротив – нарушение в работе частоты сердечных сокращений, так называемая брадиаритмия, когда сердце замирает на несколько секунд, а дальше опять возобновляется. Все это может сначала проявлятся как головная боль, как быстроутомляемость, а далее приводить к потерям сознания и к более грозным проблемам, таким, как нарушение мозгового кровообращения и приходящие транзиторные ишемические атаки.

Виктор Шахнович:

Да, это все крайне важно. Всё-таки, какая же предосторожность должна быть у врача-невролога? На каких этапах, по каким жалобам он должен понимать, что без кардиологического контроля и без кардиологического обследования невозможно разобраться в данном пациенте?

Игорь Гончаров:

Я считаю, что каждый пациент, который приходит к любому узкому специалисту, в первую очередь, к неврологу, когда он предъявляет свои жалобы, врач должен подумать: что происходило с пациентом до того, как он пришел к нему? Было ли предварительное, более широкое обследование? Не стоит концентрироваться на попытках сразу определить, что это заболевание действительно относится к его стезе, к его профессии. Врач-невролог в первую очередь должен удостовериться, в каком состоянии находятся системы, обеспечивающие головной мозг, как основной принимающий орган, достаточным количеством крови, достаточным поступлением кислорода.

В этой ситуации оптимально выработать алгоритм, который должен быть на приеме у каждого специалиста. Ни для кого не секрет, что многие наши пациенты сами, начитавшись в интернете, приходят к выводу, что у них есть проблемы. Они хотят пойти к неврологу, найдя по определённому алгоритму похожие жалобы и приняв решение: мне не нужен терапевт, мне не нужен кардиолог, у меня болит голова, есть проблема, онемела часть лица, и идут к специалисту уже более узкому. Узкий специалист, в свою очередь, идя на поводу у навязанного мнения пациента, пытается смотреть только на ту проблему, которую ему описали, не расширяя свой кругозор. Поэтому, даже если пациент дошел до узкого специалиста, то нужно посмотреть на основные показатели действий сердечно-сосудистой системы. В первую очередь, это измерение артериального давления. Если мы видим его повышение, то это один из первых и самых значимых маркеров того, что в нашем организме, в нашей системе уже появились проблемы. Точно также, как и в котельной, если мы будем давать постоянно высокое давление внутри труб отопления, то рано или поздно это приведёт к катастрофе несмотря на то, что никак не будет сказываться на том, как этот дом обогревается. Тепла в доме будет столько же, жители не будут подозревать, а в узком месте труба рано или поздно разорвется от этого высокого давления.

Этот алгоритм, начиная с измерения артериального давления, нужно дополнить ещё несколькими пунктами. Это может быть лабораторная диагностика, которую можно провести, практически, в любой лаборатории. Это измерение показателей холестерина: липопротеидов низкой и высокой плотности, триглицеридов и липопротеида с гомоцистеином, то есть основных показателей как состояния липидной системы в общем, так и наследственных, генетических дислипидемий, которые также могут изменять состояние наших сосудов, доставляющих кровь головному мозгу и являющихся основными транспортерами крови по нашему организму, обеспечивающими питание принимающего органа. Если в этих анализах выявляются изменения, то соответственно требуется коррекция и состояния крови, чтобы трубы оставались чистыми и не затрудняли прохождение крови к головному мозгу.

Стоит помнить о том, что все эти пробы проводятся, можно сказать, в идеализированных условиях: пациент находится либо в состоянии покоя, когда ему измеряется артериальное давление, либо берётся анализ крови. Это, фактически, является срезом состояния организма за несколько месяцев, когда он находится в этом состоянии, или получает ту или иную схему лечения. Но, мы должны оценить, что происходит с человеком, когда он ведёт свой привычный образ жизни, когда он ходит на работу, когда он активно трудится, испытывает те или иные стрессовые нагрузки в привычной для него среде. Визит в медицинское учреждение – тоже стресс, но оценивать по этому визиту общее состояние здоровья человека тоже не совсем верно. В данной ситуации оптимальным является подключение методов нагрузочного тестирования, которое моделирует те или иные моменты жизни пациента. Например, модифицированный тест шестиминутной ходьбы, который мы с Виктором Александровичем активно применяем в нашей практике и который очень хорошо зарекомендовал себя для понимания процессов обмена кислорода, гемодинамики, изменения частоты пульса и насыщения крови кислородом, и, соответственно, доставки её до наших органов и тканей в момент привычной физической нагрузки.

Этот тест очень прост, выполнить его может каждый специалист, владеющий этой методикой. Основой теста является измерение насыщения крови кислородом и частоты пульса в момент, когда человек идёт привычным быстрым шагом. Это физическая нагрузка, которую каждый из нас в любом случае будет испытывать, даже если он ездит на машине до своей работы или, наоборот, большую часть времени проводит дома, как домохозяйка, не выходя на улицу. Момент физической нагрузки измеряется показателями насыщения крови кислородом, частоты пульса. В зависимости от того, как изменяются эти показатели относительно состояния покоя и насколько быстро они восстанавливаются в периоде, когда это физическая нагрузка заканчивается, мы можем чётко оценить, насколько наш организм готов к привычным физическим нагрузкам. Из этого вытекает достаточно большая проблема – проблема фитнеса. Виктор Александрович, часто ли приходят к Вам молодые люди, которые жалуются на головные боли, усталость, и несмотря на то, что регулярно посещают фитнес-клуб, они все равно чувствуют недомогание и не видят эффекта от этих физических тренировок?

Обследования пациента целесообразно проводить в привычных для него условиях нагрузки, а не в состоянии покоя.

Виктор Шахнович:

Это новая большая группа пациентов, которые начали думать о своем здоровье и ведут правильный, спортивный образ жизни, как они считают. На этом вопросе я бы, как раз, хотел более детально остановиться. Хочется услышать от Вас, от кардиолога, как правильно рассчитать нагрузку, чтобы сердечная гемодинамика, чтобы это было действительно полезно, а не вредно? Потому что очень часто я слышу на своих приемах жалобы пациента, что «я после фитнеса не отдыхаю». Мы говорим о здоровом образе жизни, говорим о том, что длительная, адаптивная нагрузка крайне важна, но «после фитнеса мне тяжело заснуть, я очень утомляюсь». Какая же нагрузка должна быть правильной? Потому что в понимании тренера высокий пульс и повышение артериального давления – это даже хорошо. Я слышу очень часто своих друзей, от своих пациентов: «Я разогнался до 160, 180 пульса». Хорошо ли это?

Игорь Гончаров:

Абсолютно правильный вопрос. Проблема дозирования физической нагрузки во время тренировки является одним из самых спорных моментов и самых важных вопросов для тренерского состава и для их подопечных. Когда человек приходит фитнес-клуб, основные задачи, которые он ставит перед собой, это повысить качество своей жизни, продлить свою молодость, продлить активность, продлить красоту, чувствовать себя на пике своей активности. Но абсолютно не всегда эти тренировки приносят пользу, даже в большинстве случаев наоборот – выход из фитнес-зала приносит не должный заряд энергии, а наоборот, усталость. Многие тренеры считают, что основным критерием физической нагрузки является усталость человека, человек должен выйти из зала выжатым, как лимон. Многие люди идут на поводу этих тенденций и некоторое время спустя жалеют об этом.

Физические тренировки можно разделить на три типа: физические тренировки, которые оздоравливает нас, поддерживают уровень физического здоровья, который есть у нас на данный момент; физические тренировки, которые повышают уровень нашего здоровья, делают наше тело крепче, позволяют нам достигнуть лучших спортивных результатов; и третий тип физических тренировок, которые изнашивает наш организм. Ни для кого не секрет, и многие исследования подтвердили, что люди, которые занимаются избыточным физическими нагрузками, живут меньше, страдают большими болезнями. Возьмём профессиональных спортсменов. Ни для кого не секрет, что живут они не так долго, и многие из них страдают действительно серьезными, хроническими заболеваниями. Это одна из расплат за высокие награды, за высокие достижения, которых они могут достичь. Но каждый ли из нас хочет стать своего рода инвалидом добровольно, придя в фитнес-клуб и занимаясь, казалось бы, на благо своего здоровья?

И в интернете, и в приложениях, и в фитнес-браслетах есть огромное количество алгоритмов расчёта своей физической нагрузки. Это и стандартные формулы (220-возраст), и специальная формула расчёта, основанная на росте, весе, но все они не могут отвечать индивидуальным особенностям именно вашего организма. Чтобы чётко понять, что происходит с вашим организмом, нужно обратиться к урокам биохимии. Получение энергии для нашего организма – это химическая реакция, которая основана на цикле Кребса.

Нужно понимать, что это реакция будет протекать по-разному для каждого человека в зависимости от того, какой уровень базовой физической подготовки у него есть. Если человек занимается физическими тренировками, род его профессии связан с повышенной физической активностью, на протяжении дня он много передвигается, а средством его передвижения являются, в первую очередь, его ноги, а не автомобиль или другой вид транспорта, то этот человек исходно имеет более высокий уровень физических тренировок. Соответственно, и уровень тренировок в спортзале для него может быть более высоким. В то же время, если взять нашего типичного пациента или типичного человека, жителя мегаполиса, у которого режим дня складывается между движением от дома до работы либо на общественном транспорте, либо на собственном автомобиле, и редкие тренировки 2-3 раза в неделю в фитнес-клубе, то нужно понимать, что и уровень физической тренировки должен быть значимо ниже, чем у тех людей, о которых мы говорили ранее.

Но как же чётко можно определить какой уровень нагрузки для этого человека? В этой ситуации можно определить частоту сердечных сокращений, современные технологии позволяют нам абсолютно легко её высчитать. На каждой беговой дорожке, на каждом велосипеде есть специальное устройство, которое измеряет частоту сердечных сокращений, во многих часах уже есть пульсоксиметр, который измеряет насыщение крови кислородом, частоту сердечных сокращений. Это доступный алгоритм, который каждый человек может применить в своей практике. Но, какие границы? Пользоваться формулой 220 минус рост? Минус возраст? Это неправильно.

В первую очередь, стоит пройти специальное нагрузочное тестирование, когда по определению уровня лактата в крови мы можем определить один из тех трёх типов уровня физической нагрузки, который подходит именно вам. Тот уровень нагрузки, в котором вы будете сохранять ваше тело в хорошем состоянии, который будет повышать ваше физическое состояние, и ту красную зону, переходить которую нельзя ни при каких условиях, за исключением условий спасения вашей жизни или в редких ситуациях, когда на кону стоит ваша карьера, и вам необходимо ценой собственных усилий достичь каких-то результатов, быстро добежать, и понимать, что в дальнейшем вы должны, всё-таки, позаботиться о своем организме и немножко улучшить его состояние. Лактатное нагрузочное тестирование определяет уровень лактата в крови, это один из метаболитов, который показывает, в каком состоянии находятся ваши мышцы в момент физической нагрузки, насколько достаточно она питается кислородом, а соответственно, в каком режиме вы должны тренироваться.

Для расчёта оптимальной физической нагрузки для своего организма следует пройти нагрузочное тестирование.

Виктор Шахнович:

Что же тогда получается, здоровый образ жизни и спортивный режим – это состояние организма, которое полезно? Или оно полезно, только если проводить определения состояния сердечно-сосудистой системы?

Игорь Гончаров:

Здоровый образ жизни должен основываться на комбинации ваших собственных ощущений и данных объективного контроля. Ни для кого не секрет, что тренер является для нас своего рода кумиром, но, как говорится, не сотвори себе кумира. Слепое следование рекомендациям, которые вам дают, должно быть абсолютно рациональным. Вы должны чётко понимать: если физические тренировки не приносят вам достаточного повышения уровня вашего здоровья – это первая ласточка, намекающая Вам на то, что что-то идёт не так. Вам нужна помощь эксперта, который сможет установить, правильно ли вы действуете.

Виктор Шахнович:

Какие жалобы должны быть, или какие ощущения человек должен испытывать в фитнесе для того, чтобы понимать, хорошо это или плохо?

Игорь Гончаров:

Если человек выходит после тренировки уставшим, с головной болью, с дискомфортом, и на протяжении, как минимум, 1 часа после тренировки эти жалобы сохраняются, то это первый критерий того, что тренировка проходила в красной зоне, которую переходить нельзя. То есть, на уровне анаэробной физической нагрузки, когда все мышцы находились в состоянии гипоксии, нехватки кислорода и питательных элементов, отвечающих за их работу. Своего рода движение на спортивном болиде, но со сломанным бензонасосом. Вроде, мы пытаемся ехать, но мотор, чихая, двигает нас вперёд, но это не добавляет здоровья нашему двигателю.

Виктор Шахнович:

Это бесспорно так, потому что вызывает турбулентные потоки крови. Мы говорили уже о том, что принимающим органом является головной мозг. Эти турбулентные вихревые потоки крайне опасны, потому что дальше встаёт вопрос эластичности сосудистой стенки. При нарушении эластичности сосудистой стенки турбулентные потоки крайне опасны.

Игорь Гончаров:

Более того, хочется заметить, что избыточные физические нагрузки в той или иной степени влияют не только на мышцы нашего тела, мышцы рук, ног, но они и задействуют нашу основную помпу – наше сердце. Избыточная физическая нагрузка в сочетании с изменениями в сосудах сердца, коронарных артериях, которые могут иметь на своих поверхностях атеросклеротические изменения, то есть, бляшки, которые сужают их просвет и изменяют ток крови по сосудам сердца, могут вызывать временнную ишемию, ишемическую болезнь сердца. Ишемия определённых зон сердца, в свою очередь, может провоцировать нарушение ритма сердца, и именно эти нарушения ритма сердца в сочетании с физической нагрузкой, в сочетании со стрессом воздействия на наш организм могут приводить к изменениям, о которых Вы рассказали.

Виктор Шахнович:

Вопрос эластичности сосудистой стенки очень важен. На сегодняшний день известно, что для нормальной сердечно-сосудистой регуляции необходимо, чтобы сосуд был эластичный или податлив к изменениям нагрузок, изменениям атмосферного давления, кризисных состояний и так далее.

Всё-таки, мы все не любим идти к врачу просто так. Как мы можем на догоспитальном уровне оценить эластичность сосудистой стенки и где грань, когда можно ещё наблюдать, а когда нужно обратиться к врачу?

Игорь Гончаров:

Существует несколько методик, позволяющих оценить эластичность сосудистой стенки. Это могут быть как лабораторные показатели, липидограммы, которые могут включать в себя расширенные генетические дислипидемии, это могут быть методы ультразвуковой диагностики, которые показывают состояние сосудистой стенки. Это могут быть методы измерения артериального давления, в том числе суточного, и определения эластичности по распределению пульсовой волны. Постановка суточного монитора, который позволяет, помимо измерения артериального давления, также считывать целый ряд определённых индексов по графику пульсовой волны, позволяет оценить в каком состоянии находится сосудистое русло не только в момент проведения обследования, но и на протяжении 24 часов, составить индекс соотношения, насколько эластичность восстанавливается в состоянии покоя, как человек реагирует на физическую нагрузку и оценить сосуд с точки зрения его физики, насколько он готов к стрессовой нагрузке. Наш сосуд только на первый взгляд шланг, на самом деле, это целая многослойный система, которая состоит из гладкой поверхности внутри, нескольких следующих слоев над ними, мышечного слоя, который отвечает за сужение сосуда в стрессовой ситуации и за расслабление его в тот момент, когда нам, наоборот, нужно расслабить и снизить стрессовые факторы.

Виктор Шахнович:

Суточный монитор – это исследование, которое должен назначать врач, причём, врач-кардиолог, на основе определённых данных сбора анамнеза и жалоб пациента, и наблюдений, которые есть у доктора и у самого пациента. Какой первый фактор, когда человек должен задуматься о том, что ему нужно идти к кардиологу?

Игорь Гончаров:

Первым фактором является наличие любой жалобы. Я не считаю, что суточный мониторинг должен быть только обследованием по назначению кардиолога. Применение суточного мониторинга и в старшей возрастной группе, и в качестве профилактического метода в более младших возрастах, в некоторых ситуациях даже начиная с 30 лет, является основным механизмом выявления тех или иных грозных заболеваний на этапе, когда они ещё не успели нанести ущерб, не успели повредить органы и системы нашего организма. Поэтому, если человек пришел к неврологу с теми или иными жалобами и проблемами с его головой, то невролог должен удостовериться, проводилось ли это обследование. Ведь аритмия, которую вызывает микроэмболы, маленькие, крохотные сгущения крови, маленькие тромбы, которые летят по нашему кровотоку и бомбардируют головной мозг и многие-многие другие органы внутри нашего организма – это то, что человек на первом этапе не чувствует. Их можно увидеть только по некоторым биохимическим показателям крови и на суточном мониторинге, когда мы видим нарушение ритма сердца, такие, как мерцательная аритмия, фибрилляция предсердий или пробежки наджелудочковой тахикардии.

Виктор Шахнович:

Сейчас во многих страховых медицинских центрах открываются кабинеты доврачебных обследований. Вы считаете, что суточное мониторинг может быть в составе этих кабинетов?

Игорь Гончаров:

Абсолютно правильно. Любой доврачебный контроль делает срез только того состояния пациента, в котором он находится сейчас, находясь в кабинете. А в каком состоянии должен находиться наш организм, когда мы лежим в состоянии покоя, более того, нас просят хотя бы за 10 минут до того, как проводится электрокардиография, прийти, посидеть в коридоре, дальше абсолютно спокойно лечь на кушетку, подождать некоторое время, пока сердечный ритм успокоиться, и только после этого снимается плёнка. Это идеальные условия, в которых можно выявить только те состояния нашего организма, которые уже дошли до определённой грани, когда они прогрессирует даже в том состоянии, когда наш организм отдыхает. Мы должны идти на опережение, мы должны не констатировать изменение внутри нашего организма, которое уже произошло, мы должны выявить первое звено, которое дальше за собой, как в поломанном колесе, начинает ломать и крушить все механизмы, связанные с ним.

Виктор Шахнович:

Существуют разные мониторы. Существуют мониторы электрокардиограммы, существует монитор артериального давления, существует бифункциональные мониторы: и артериального давления, и ЭКГ. Какой монитор на каком этапе должен применяться? Или пришло время говорить о том, что бифункциональные мониторы более физиологичны для понимания состояния сердечно-сосудистой системы?

Игорь Гончаров:

Технический прогресс идёт семимильными шагами. Алгоритмы, которые разрабатывались 10-15 лет назад, по-прежнему остаются актуальными, но, всё-таки, стоит идти в ногу со временем. Если мы можем за короткий промежуток времени получить большее количество данных о состоянии здоровья нашего пациента и правильно поставить диагноз в более короткий срок, то, конечно, правильнее идти по пути бифункциональных и трифункциональных аппаратов. Раньше мы могли говорить только об аппаратах, которые регистрируют частоту сердечных сокращений, регистрируют кардиограмму, изменение сегмента ST как маркер дисбаланса между потребностью сердца в кислороде и возможностями его доставки, то есть ишемической болезни сердца, измерение артериального давления, которое, к слову, сейчас шагнуло ещё вперёд и многие современные аппараты позволяют не просто получить показатели давления 120/180, а ещё и оценить эластичность сосудистой стенки.

Сейчас добавляется и третий показатель – это насыщение крови кислородом. Этот показатель очень важен для нас, особенно, если пациент страдает метаболическим синдромом, у него есть ожирение или он храпит во сне. Этот аппарат, регистрирующий сразу несколько показателей, позволяет оценить, что происходит с организмом в момент, когда мы спим. Не изменяется ли насыщение крови кислородом, не возникает ли дефицита, и недополучает ли ночью кислород наш головной мозг, то есть, скрининг, диагностика синдрома обструктивного апноэ сна. Поэтому, применение большего количества показателей в более короткий промежуток времени позволяет более чётко узнать, какие звенья внутри нашего организма изменены, и предупредить их поражение и необратимые последствия.

Виктор Шахнович:

Я полностью согласен, что, действительно, три фактора, о которых Вы подробно рассказали, обосновали их необходимость, закрывают огромный раздел клинической медицины и, в частности, клинической неврологии. Любые изменения гемодинамики этих трёх показателей могут приводить к болезни нервной системы.

Благодаря нашему тесному сотрудничеству с Дмитрием Аркадьевичем Еделевым, мы вместе с Вами участвуем во многих новаторских, инвестиционных программах Московского государственного университета, будучи базовой клиникой и площадкой инновационных технологий в неврологии научно-образовательного центра BioMed. Ваше мнение, к чему на сегодняшний день должны свестись инновационные проекты в мониторинге? Какие ещё системы хотелось бы просить ввести наших разработчиков мониторинга в тот же суточный мониторинг?

Игорь Гончаров:

В первую очередь хочется оценивать показатели по коротким участкам, моделирующим те или иные состояния организма. Существует множество нагрузочных проб и нагрузочных тестирований. В Европе очень популярно кардиореспираторное тестирование, которое позволяет оценивать не только состояние нашего мотора, не только состояние нашего головного мозга, но и состояние бронхолегочной системы. Потому что даже банальная простуда, хронические обструктивные болезни лёгких могут приводить к изменениям в функционировании нашего организма. Добавление этих алгоритмов также может позволить нам оценить состояние здоровья нашего организма.

Но, мы с Вами пытаемся сконцентрироваться на том, что может сделать врач для своего пациента. Ни для кого не секрет, что мы, врачи, знаем, как помочь пациенту, как сделать его жизнь долгой и качественной, но самый большой вопрос, который всегда стоит перед нами: «Как заставить человека обратиться к врачу?» В том состоянии, в котором, как правило, приходит к нам человек, это состояние, из которого приходится его вытаскивать. Даже если получается вытащить, то к каким ресурсам, к каким средствам приходится прибегать для восстановления уровня его здоровья до исходного, до того, к которому он привык, к той жизни, которая позволяет ему активно общаться со своими друзьями, активно работать, творить, приносить пользу для общества и государства. Поэтому для пациентов необходимо создать алгоритм дистанционных устройств, которые бы позволили объективно оценить состояние его здоровья без участия врача на первом этапе, стать своего рода той конечной точкой, которая станет точкой принятия решения: «Сегодня я должен пойти к врачу. Сегодня я должен перенести свою деловую встречу, сегодня я должен отложить переговоры. Сегодня я не должен пойти на работу, а должен обратиться к врачу». Пациент должен понимать, какой врач в этой ситуации сможет оказать для него грамотную помощь.

Виктор Шахнович:

Я с Вами полностью согласен, что точно так же, когда лаборатории крови стали доступны, люди пошли не к врачу, а пошли в лабораторию крови, которая находится рядом с домом или рядом с работой. Здесь, конечно, компания «Инвитро» сделала огромное дело. Человека научили следить за своим состоянием – и онкомаркеры, и разработали панели, и разработали платформы. После этого, наверное, ошибкой медицины явилось широкое распространение методов магнитной резонансной томографии. Люди тоже побежали, если болит голова, не к врачу, а именно на магнитный томограф. Надо очень чётко в кабинетах доврачебного приема сформулировать объем кардиологических методов, когда заканчивается грань допустимого, где может решать пациент, а когда начинается грань, когда нужно пойти к врачу. Только вот в этой ситуации может быть консолидация, и человек может сам явиться контролёром своего здоровья. Вы согласны с этим принципом?

Игорь Гончаров:

Абсолютно правильная позиция. Более того, лаборатории, несмотря на свою доступность, становятся своего рода отстранённой точкой. Но современные тенденции диктуют нашему обществу другие правила: сейчас появляется огромное количество решений с телемедицинскими консультациями, когда врач и пациент становятся достаточно близки на уровне своего мобильного телефона. Несмотря на то, что в данный момент пока врач не может поставить диагноз по этому приложению, но тесный контакт через свой гаджет может позволить пациенту раньше и намного более верно определить точки соприкосновения, те обследования, которые на первом этапе человек может пройти, и те обследования, которые позволят в дальнейшем врачу определить, все ли хорошо с состоянием его здоровья.

Более того, у нас у каждого из родителей дома, наверняка, есть тонометр, а у многих и не один, но мы недооцениваем значимость этого инструмента. Многие из нас, зная, что есть тонометр, продолжают измерять давление, видят на нём высокие показатели и не принимают никакого решения о том, что надо прийти к врачу, видя давление выше 135/85. Я думаю, что основной проблемой является не просто пропаганда здорового образа жизни, а отсутствие чёткого понимания, что подразумевается под здоровым образом жизни. Поэтому, создание единой мобильной платформы, которая бы позволила объединить в себе алгоритмы, могла бы решить этот вопрос, чтобы человек, введя несколько показателей, которые уже ему известны о состоянии своего здоровья, получил чёткий ответ. Безусловно отбор этих показателей должен быть осуществлен достаточно большой группой квалифицированных специалистов.

К счастью, у Московского государственного института имени М.Ломоносова есть такие ресурсы. Мы сможем создать алгоритм, который позволит, с одной стороны, не перейти грань, где находится врач, где его место, и где место пациента, ту грань дозволенности, которая может привести к клиническим ошибкам. Но, в то же время, даже рутинный контроль показателей, которые пациент самовольно решил сдать, должен быть в некоторой степени автоматизирован и помочь принять решение. Это подробная фотография поля с очень высоким разрешением. Мы делаем снимок и в мельчайших подробностях можем разглядеть каждый колосок, но, если мы не знаем, что мы фотографируем, то мы никогда не найдём на этой фотографии лёгкий дымок, который клубится в конце поля и может привести к большому пожару.

Виктор Шахнович:

Спасибо большое! Совершенно ясно, почему должна быть такая стыковка, какие должны быть перспективы развития домедицинского, доклинического, доврачебного контроля. Я полностью поддерживаю то, что создание телемедицинских продуктов, наверное, позволит наших пациентов более тесно связать с нами.

Я благодарю Вас, Игорь Николаевич! Бесспорно, мы Вас пригласим ещё в ряд наших программ, потому что вопросов очень много. Спасибо Вам большое!

Игорь Гончаров:

Спасибо! Берегите себя и ваших близких!