М.О.З.Г. 4,5 или что мы знаем об инсульте

Неврология

Тэги: 

Илья Акинфиев:

Программа «Профилактика заболеваний». Ведущие я, Илья Акинфиев.

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов. Сегодня мы хотим поговорить на такую тему, как инсульт. Очень и очень серьезная и важная тема, которая может коснуться любого человека, от молодого до старого. Нам поможет в этом разобраться наш сегодняшний гость, И Сун Чер – врач-невролог, организатор здравоохранения, специалист Организационно-методического отдела по неврологии Департамента здравоохранения города Москвы. Также Сун Чер является членом Молодежного совета при Департаменте здравоохранения города Москвы.

Сун Чер, расскажите немного о себе с профессиональной плоскости.

Денис Хохлов:

Мы знаем, что пациенты называют вас Анатолий Николаевич, да?

И Сун Чер:

Благодарю вас. Я думаю, всем, и вам так будет проще.

Окончил Владивостокский государственный медицинский университет. В последующем – ординатура и аспирантура на базе Второго медицинского. Заведующей кафедрой у нас была на тот момент Вероника Игоревна Скворцова. Немного поработал в научно-исследовательском, НИИ цереброваскулярной патологии инсультов. Сейчас работаю в Департаменте здравоохранения Москвы в Организационно-методическом отделе по неврологии.

Денис Хохлов:

Давайте, перейдем к нашей теме. Все знают, что инсульт – это поражение центральной нервной системы. В чем заключается его суть? Как вы можете объяснить для наших зрителей и слушателей более доступно?

И Сун Чер:

Инсульт – это острое нарушение мозгового кровообращения, которое характеризуется неврологическом дефицитом и длится более 24 часов. Причины, на самом деле, основные могут быть две. Первая – это закупорка сосуда. Вторая – это если кровь изливается за просвет сосуда. При первом варианте это ишемический инсульт, при втором – это геморрагический инсульт.

Илья Акинфиев:

Мы уже типы инсульта разбираем, ишемический и геморрагический. Есть же еще микроинсульты?

И Сун Чер:

По поводу микроинсультов. Зачастую, в народе называют «микроинсультом». Профессиональным языком это правильнее называть транзиторной ишемической атакой. Здесь важную роль играет временной промежуток. Если симптомы, которые появились во время заболевания (слабость, онемение, либо речевые нарушения) длятся более 24 часов – мы это относим к инсульту. Если в течение суток это все проходит, длится до 24 часов – мы относим это к транзиторным ишемическим атакам. В народе очень часто их называют микроинсультом. Но именно в научной, профессиональной, медицинской сфере данный диагноз не является правильным.

Денис Хохлов:

На самом деле, люди думают, что уже прошло и пронесло.

И Сун Чер:

Да. Но при этом нужно, как раз-таки, обязательно быть максимально настороженными тем людям, у которых транзиторные ишемические атаки имели место быть, поскольку они являются грозным предвестником именно у них, звонок.

Илья Акинфиев:

По статистике в Москве сколько инсультов происходят за сутки? Есть такие исследования?

И Сун Чер:

В Москве ежегодно регистрируется более 42 000 острых нарушений мозговых кровообращений. Большая часть из них – это, конечно же, инсульты. Часть – это транзиторные ишемические атаки. Если брать статистику именно по инсультам, то более 80% примерно – это ишемические инсульты, и порядка 15-20% – это геморрагические инсульты. В принципе, и по России, и мировая тенденция, что выше показатели распространенности ишемических инсультов.

Илья Акинфиев:

Получается, на город, если 12 миллионов москвичей…

Денис Хохлов:

Действительно, показатели очень большие. Следующий вопрос будет заключаться в том, а какова социальная составляющая?

И Сун Чер:

Социальная составляющая является безусловной. Поскольку, зачастую, пациенты с инсультом теряют трудоспособность, они не могут о себе позаботиться в случае возникновения пареза или паралича, когда человек не может подняться и не может ходить. Это определенным образом также играет, и задействует родственников, семью. При этом также бремя ложится и на государство, так как непосредственно лечение и реабилитация являются очень дорогостоящей составляющей, которую на данный момент люди получают в рамках ОМС.

Денис Хохлов:

Бесплатно, то есть, получается?

И Сун Чер:

Да.

Илья Акинфиев:

Денис в начале сказал, что инсульт может коснуться каждого. Какие-то возрастные рамки есть? Ведь, вроде чаще у пожилых людей встречается?

И Сун Чер:

Да, безусловно, возрастные рамки имеют место быть. Общемировые тенденции – это порядка 68 лет, в Москве отмечается, по возрасту что на год идет увеличение, средний возраст 69 лет. Это говорит о том, что: первое – в Москве увеличилась продолжительность жизни за счет проводимых Департаментом здравоохранения Москвы мероприятий, второе – говорит также о том, что сейчас в большей степени когорта именно возрастных людей страдает данным заболеванием.

Денис Хохлов:

То есть не является правдой такое утверждение, что инсульт молодеет?

И Сун Чер:

То, что вы говорите, является сейчас тенденцией, мировой тенденцией, общей. В России, в целом, это имеет место быть. Но в Москве есть свои особенности. При этом хотел бы отметить также, что, безусловно, сейчас и выявляемость инсультов у детей и в молодом возрасте намного выше, чем 5-10 лет назад.

Денис Хохлов:

У детей тоже возможно?

И Сун Чер:

Да. В Москве даже существует центр цереброваскулярной патологии именно у детей. В том числе, это связано с тем, что наши медицинские организации укомплектованы нейровизуализационным оборудованием: компьютерные томографы, магнитно-резонансные томографы, которые позволяют выявить и диагностировать инсульт на ранних этапах.

Илья Акинфиев:

Зависит ли прогноз лечения от возраста, в котором происходит инсульт? Ведь, с инфарктом, как раз, прогноз более неблагоприятный, если он происходит у молодых людей. Есть подобные моменты при инсульте?

И Сун Чер:

Касательно инсульта, безусловно, здесь играет роль возраст. Чем старше пациент, тем восстановительные процессы идут сложнее, в том числе, реабилитационная составляющая также является наиболее сложной. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, есть четкая закономерность и тенденция: чем выше возраст, тем прогноз менее благоприятный, нежели у молодых.

Чем старше возраст, тем сложнее реабилитация после инсульта.

Илья Акинфиев:

Здесь вы имеете в виду прогноз реабилитации. А прогноз смертности? Острые состояния?

И Сун Чер:

По острым состояниям, на самом деле, все очень гетерогенно. У ишемического инсульта, у геморрагического инсульта разные показатели. Соответственно, четко объяснить и сказать, что в такой-то группе является так-то, так-то, и смертность составляет столько, – на данный момент достоверно не представляется возможным.

Денис Хохлов:

Я думаю, нашим слушателям будет интересно узнать о факторах риска, которые приводят. Если уж, действительно, молодой возраст подвержен инсультам, то как себя обезопасить?

И Сун Чер:

Спасибо за вопрос. Если мы берем именно группу молодых возможных пациентов, то, безусловно, такие факторы риска, как: курение, вредные привычки, злоупотребление алкоголем, стрессы. Мы прекрасно понимаем, что в мегаполисе мы сейчас очень подвержены стрессу, как на работе, так и в обычной жизни. Это один из ведущих факторов. Если же мы говорим о старшем поколении, то на первом месте и лидером является, безусловно, артериальная гипертония. При этом, в дополнение такие факторы риска, как гиперхолестеринемия (повышенный холестерин) и факторы сопутствующего заболевания. Возможно, у человека сахарный диабет, это также повышает риск развития; кардиологическая составляющая: мерцательная аритмия даёт высокий риск кардиоэмболических инсультов. Из ишемических инсультов наиболее частые по типу – кардиоэмболические. Если у человека есть мерцательная аритмия, фибрилляция предсердий – для кого-то данный термин более знаком, если у человека выраженные атеросклеротические изменения – соответственно, это атеротромботический вариант инсульта. Наиболее часто у людей, страдающих сахарным диабетом, чаще бывают лакунарные инсульты, когда размер очага менее 15 мм, но при этом он затрагивает именно дистальные, дальние сосуды. При этом есть даже определенные этнические особенности, были проведены определенные работы. У европейцев, европеоидной расы наиболее часто поражаются экстракраниальные сосуды, у представителей монголоидной расы определенные особенности, идет поражение интракраниальных сосудов. У представителей афро-этноса и интра- и экстракраниальные сосуды.

Денис Хохлов:

Действительно, важная информация для региональных врачей.

Илья Акинфиев:

А по половым признакам различия есть? Женщины, мужчины, частота?

И Сун Чер:

Все данные в общем плане у нас представлены и в Интернете, мы с ними знакомы. Ситуация следующая. В России распространенность инсультов среди мужчин намного чаще. Кто-то это связывает с эмоциональным фоном, скажем так, у мужчин он более закрытый, нежели у представительниц нашего замечательного слабого пола. При этом, именно по полу также играет роль распространенность факторов риска. Часть факторов риска, таких как курение, злоупотребление алкоголем, наиболее часто и выражены, к сожалению, у мужского пола.

Денис Хохлов:

Во-первых, мужчин не защищают эстрогены, правильно? Во-вторых, потому что мужчины любят это делать больше, чаще, серьезнее, глубже. К сожалению, да.

И Сун Чер:

Мы знаем, что ключевым является факт влияния на реологические свойства крови при употреблении алкоголем. Касательно вязкости, как следствие, либо за счет изменений в сторону уменьшения мы видим развитие ишемических инсультов. С другой стороны, диаметрально противоположной, мы прекрасно понимаем: если человек употребляет алкоголь, то изменения в сосудах – либо спазм, либо расширение – напрямую связаны с изменением артериального давления. Эти скачки являются очень благодатной почвой для развития геморрагического инсульта.

Денис Хохлов:

Кстати говоря, и никотин воздействует. Действительно, двухфазное воздействие: сначала расширение, потом спазмы.

И Сун Чер:

Совершенно верно.

Илья Акинфиев:

Существуют ли опросники, где человек посчитает количество баллов и поймет, есть у него риск или нет. Такие, чтобы не нужно было идти в поликлинику. Просто журнал «Cosmopolitan» открыл.

И Сун Чер:

С учетом того, что данная программа разрабатывалась не коммерческим сектором, а Всемирной ассоциацией по борьбе с инсультом, это не является рекламой – это является рекомендацией. Есть, вы можете даже скачать в Web Store, как вариант, есть рискометр инсульта. Вы вводите всю необходимую информацию: пол, возраст, индекс массы тела (там всё идет, расчеты такие), рост, вес, и те факторы, которые анамнестически человек может рассказать о себе: курит, не курит, есть ли у него сопутствующие заболевания. По окончании ему дается конкретный процент вероятности возникновения инсульта, вплоть до 5-летнего риска. Такие анкеты существуют.

Илья Акинфиев:

Интересно, научная статистика подводилась к этой анкете?

И Сун Чер:

Совершенно верно, да, безусловно. Эта анкета была разработана Всемирной организацией по борьбе с инсультом, она имеет под собой доказательную базу. Показатели получаемого результата сначала были соответствующим образом обработаны, чтобы дать определенную вероятность.

Денис Хохлов:

Хорошо. Я думаю, нам интересно будет узнать: какие признаки инсульта, чтобы определить их у себя или у своих родственников. Всякое может случится, действительно. Как можно узнать, что инсульт?

И Сун Чер:

Наиболее частые признаки инсульта из мировых данных, по данным литературных обзоров, которые были проведены. Первое. Если у человека асимметрия лица, перекосило лицо, как в народе говорят, или искривлена улыбка. Либо мы увидим это при общении, либо попросим человека улыбнуться – мы увидим перекос лица. Следующее. Если у человека ослабла рука или нога, слабость в руке или ноге, при инсульте она будет одноименной, либо может ослабнуть только рука или нога – это также является симптомом инсульта. Ключевым признаком является речь, нарушение речи. Нарушения могут быть различного плана: как восприятия, человек не будет вас понимать, так и воспроизведение, человек не сможет вам сказать, как будто у него каша во рту. Научным термином это называется афазия – речевое нарушение. Это наиболее частые симптомы, которые встречаются и которые помогают распознать инсульт.

Илья Акинфиев:

Я еще в Интернете видел СМС-симптом, что человек не может написать СМС. Он может написать все слова, но слова не будут связаны логически друг с другом. Это так?

И Сун Чер:

Совершенно верно. Это также относится к нарушению воспроизведения, именно к речевым высшим психическим функциям, которыми также сопровождается инсульт. Построение речи как таковое, когда мы с вами беседуем, или написание, в любом случае, контролируется речевыми центрами, зонами Брока и Вернике. Если они будут поражены, Брока – соответственно, это моторная афазия, Вернике – это, соответственно, сенсорная. При сенсорной афазии вероятность того, что человек не сможет написать СМС, наиболее высокая.

Денис Хохлов:

Человек сам осознает, что он не может писать? Или он не понимает, что он не может писать, ему кажется, что он достаточно все правильно пишет?

И Сун Чер:

Очень хороший вопрос! На самом деле, как и при речевой продукции, так и при написании, не буду лукавить, я не встречал работ по поводу именно СМС, но касательно именно речевой продукции – человек не осознает. Он пытается донести, рассказать, но у него получается не то, что он хочет. При моторной афазии другая ситуация. Он понимает четко, но не может воспроизвести.

Денис Хохлов:

Он позвать себе на помощь не может, да, получается так?

И Сун Чер:

Совершенно верно. Это также является одной из ключевых проблем: человек понимает, что у него случился инсульт, но часть пациентов, к сожалению, самостоятельно не могут вызвать помощь. Либо есть телефон, но человек не может ни позвонить, ни написать, как вы заметили, либо он не может до него даже добраться, если у человека выраженная слабость, паралич конечностей, он не может воспользоваться телефоном.

Денис Хохлов:

То есть надо очень внимательно смотреть за близкими. Если что-то непонятное происходит в поведении – нужно сразу вызывать помощь.

И Сун Чер:

Совершенно верно. Данные, которые мы получили сейчас, проводя исследования на базе Первой Градской, в больнице №23, в Госпитале ветеранов войн, в больнице №31, показывают, что наиболее часто вызовы идут от родственников. Это является первым, в чём мы увидели закономерность. Каким образом проводилось исследование? Дежурные врачи заполняли анкеты с пациентами (и с пациентами, как таковыми, и с их родственниками), после чего выявлялось: кто вызывал, откуда вызывал, каким образом и можно ли было повлиять на процесс вызова, чтобы он был быстрее. Мы увидели, что, в основном, безусловно, скорую помощь вызывали именно находящиеся рядом люди. Это могут быть родственники и коллеги по работе.

Илья Акинфиев:

Вы описали симптомы, которые может увидеть либо прохожий, либо родственник. Как врач-невролог расскажите, сами пациенты что говорят, на что жалуются при инсульте?

И Сун Чер:

Работая в нейрореанимации в больнице №20 и общаясь с поступавшими пациентами, в случае сохранности сознания, когда человек не в оглушении, не в коме, не в ступоре, мы, безусловно, собирали жалобы, что произошло, чтобы человек мог описать, когда произошло и какие симптомы были. Наиболее часто мы сталкивались с тем, что человек обращал внимание только тогда, когда происходило какое-либо действие. К примеру, человек начинал чистить зубы – в зеркале видел, что что-то не так: перекосилось лицо, угол рта опущен. Либо человек пытался за завтраком налить в кружку воды из чайника – и он не может этого сделать, либо кружка падает. При этом также отмечается и, возможно, нарушение чувствительности. Очень часто мы слышим о том, что человек отлежал руку. «Доктор, вы знаете, утром проснулся – руку отлежал, а к концу дня понял, что оно все не проходит». Как раз, из-за этого тоже может быть очень запоздалый вызов скорой помощи, людям кажется, что все пройдет, все пройдет, пройдет.

Денис Хохлов:

Боли нет? Все представляют, если инсульт – значит, резкая боль в голове. Такое, может быть, вообще, отсутствует полностью?

И Сун Чер:

Совершенно верно. Ваш вопрос является ключевым. Если мы берем инфаркт миокарда – это боль. Боль, которая есть, является очень важной, поскольку сразу акцентирует и концентрирует внимание человека на том, что нужно вызвать скорую помощь. При инсульте боль, зачастую, не сопровождается симптомами, симптомы не сопровождаются болью. Здесь ключевым является скорость вызова скорой помощи. Поэтому, как вы и заметили ранее, очень важно быть внимательным к окружающим нас и близким людям.

При инсульте боль может не сопровождается симптомами, а симптомы не сопровождаются болью.

Денис Хохлов:

Сколько у нас времени есть до того, как наступит состояние, когда нельзя помочь человеку?

И Сун Чер:

4,5 часа. 4,5 часа – это время, которое позволяет использовать современные методы лечения, такие как тромболитическую терапию, как тромбоэкстракцию. Это методы, которые спасают жизнь, которые спасают от инвалидизации. 4,5 часа.

Илья Акинфиев:

Тромболитическая терапия начинается на дому или в стационаре?

И Сун Чер:

Если мы берем именно инсульты, то она начинается, безусловно, в стационаре, поскольку необходимо подтверждение в виде компьютерной томографии либо МРТ. Компьютерная томография позволяет понять: это ишемический инсульт или геморрагический. Тромболитическая терапия используется только при ишемическом инсульте, тоже очень важно. Возьмём параллельный пример, касательно инфаркта. По данным ЭКГ можно говорить: инфаркт это или нет. Здесь же нам необходимо именно нейровизуализационное подтверждение в обязательном порядке. Иначе можно навредить.

Денис Хохлов:

Противоположные моменты – ишемический и геморрагический. Что же делать, все-таки? Едет скорая, допустим, 10-15 минут, что делать родственникам? Какие есть советы?

И Сун Чер:

Очень важный совет. На самом деле, здесь больше советов с «не»: не давать ходить, не давать пить, не давать курить, и оптимально, чтобы человек находился в положении лежа. Если человек находится без сознания, желательно, чтобы у человека было положение на боку, чтобы не было аспирации в случае рвоты.

Почему не давать пить? В том числе может быть такой неврологический дефицит, как нарушение глотания. Соответственно, если человеку дать воду, он может ей поперхнуться и очень высокая вероятность той же самой аспирационной пневмонии, что в последующем напрямую сыграет отрицательную роль в восстановлении и реабилитации. Поэтому здесь жесткие, но конкретные рекомендации.

Есть определенные рекомендации, связанные с обратным: что можно сделать. Можно измерить артериальное давление, если человек страдает сахарным диабетом, в обязательном порядке измерить сахар крови, так чтобы люди, родственники, могли рассказать подробно по состоянию на данный момент: что было, когда произошло данное событие.

Денис Хохлов:

Анатолий, вы сказали: 4,5 часа. У нас есть картинки небольшие, называется «М.О.З.Г. 4,5». Я так понимаю, что «4,5» – это именно те 4,5 часа, да?

И Сун Чер:

Совершенно верно. Мы сейчас пройдемся по картинкам. «Мимика нарушена», «Ослабли рука или нога», «Затруднена речь», «Главное – успеть». Данная концепция, «М.О.З.Г. 4,5», была разработана коллективом авторов: Гордеев Михаил Николаевич, Николай Анатольевич Шамалов (главный невролог), Кирилл Владимирович Анисимов и я. В чем суть и в чем идея «М.О.З.Г. 4,5»?

Многие, кто видел данный слоган, соответственно, сразу уточняли: при чем тут 4,5, мозг? Первое, 4,5 часа – мы уже с вами разобрали. Это время, которое позволяет возможность проведения высокотехнологических методов лечения. «М.О.З.Г. 4,5» акцентирует внимание на том, где это произошло, локация. Многие люди даже путаются в локации, где именно инсульт происходит. Кто-то называет сердце, кто-то называет другой орган. Поэтому, такая замечательная у нас концепция.

Денис Хохлов:

Голову выделили.

Илья Акинфиев:

Наверное, этих человечков видел каждый человек, кто по Москве ездит, около остановок общественного транспорта.

И Сун Чер:

Да. Здесь огромное спасибо нашим партнерам – Фонд борьбы с инсультом, Фонд «ОРБИ». Одно из, скажем так, ноу-хау, которое было произведено касательно именно данной листовки, что мы видим как межведомственное взаимодействие, так и межсекторальное. Объясню. Фонд «ОРБИ» является социально ориентированной некоммерческой организацией. Проект «Стоп-Инсульт» инициирован Национальной ассоциацией по борьбе с инсультом – профессиональной организацией, которая занимается, как раз, инсультами. Департамент здравоохранения Москвы, отдел по неврологии. Благодаря именно сплоченной работе, нам удалось добиться результата общественного охвата.

Илья Акинфиев:

Также в каждой букве слова «М.О.З.Г.» зашифрован симптом.

Денис Хохлов:

Да, давайте, повторим еще раз для наших зрителей.

И Сун Чер:

Да. «Мимика нарушена». «Ослабли рука или нога». «Затруднена речь».

Денис Хохлов:

Это человечек с закрытым ртом.

И Сун Чер:

Так точно. «Главное – успеть». Для Москвы номер 103 является крайне важным. Наше старшее поколение еще помнит 03, но с сотового по 03 вы не сможете вызвать скорую помощь.

Илья Акинфиев:

Также 112.

Я помню еще аналогичные листовки, слово «У.Д.А.Р.» было. Почему ушли от этого?

И Сун Чер:

Большое спасибо за вопрос. Концепцию «У.Д.А.Р.» также разработали под руководством главного невролога Департамента здравоохранения Москвы Николая Анатольевича Шамалова. Данная концепция включала в себя 4 составляющие: У – улыбка, Д – движение, А – афазия, Р – решение. Улыбка, Движение, Афазия, Решение. Данный вариант используется. Мы, на самом деле, увидели эффективность использования именно коммуникаций с молодежью. Были проведены широкомасштабные исследования, мы увидели, что данная концепция воспринимается четко. Слово, которое казалось непонятным, «афазия», было объяснено. Молодое поколение более подвижное, более когнитивно гибкое. Было объяснено, что «афазия» – это «а» – нарушение, «фазия» – это речь. «Нарушение речи». В принципе, все сразу стало на свои места. Поэтому концепцию «У.Д.А.Р.» мы используем именно для работы со школьниками и обучающимися.

Денис Хохлов:

Есть связь, допустим, с иностранными такими же программами? Есть похожие системы?

Илья Акинфиев:

Тоже какое-то слово, наверное, используется?

И Сун Чер:

Да, безусловно. Там используют аббревиатуру FAST. Это мнемонический акроним. Face, Arm, Speech, Time. Опять же, если перекошена улыбка, ослабла рука. Speech – нарушение речи, Time – нельзя терять время, нужно вызывать скорую помощь. Мы прекрасно понимаем, что международный опыт нужно обязательно использовать, модифицировать, адаптировать именно для России. Это крайне важно.

Денис Хохлов:

Чтобы запомнили лучше, нужно именно работать с местным колоритом, с местными особенностями.

Илья Акинфиев:

Расскажите, какую помощь получают как раз москвичи, если такое произошло в Москве?

И Сун Чер:

В Москве проводится и работает, функционирует инсультная есть. Это более 29 стационаров, региональных сосудистых центров и первичных сосудистых отделений, где проводятся все необходимые методы лечения, в том числе высокотехнологичные, как тромболизис, тромбоэкстракция.

Илья Акинфиев:

Можно провести параллель с инфарктной сетью? Получается, когда бригада везет пациента, то, куда они везут, там все о нем знают?

Денис Хохлов:

Уже подготавливают, да? Если нужна операционная – готовят.

И Сун Чер:

Совершенно верно. Вы зрите в корень. Я вам раскрою небольшой секрет. Департамент здравоохранения Москвы организовал рабочую группу, которой руководит Александр Вадимович Шпектор. Данная рабочая группа разрабатывала инфарктную сеть, и сейчас плодотворно работает по инсультной сети. При вызове скорой помощи диспетчер видит картину в целом по Москве, четко определяет, какой ближайший региональный сосудистый центр, либо первичное сосудистое отделение, которое может оказать эту высокотехнологичную помощь, направляет бригаду скорой помощи именно в конкретное место.

Илья Акинфиев:

То есть полностью аналогично все?

И Сун Чер:

Совершенно верно. По логистическим составляющим, по наполненности, безусловно, в рамках специфики данного заболевания.

Денис Хохлов:

Вы сказали «тромбоэкстракция». Что это такое? Кому она показана? Как это делают?

И Сун Чер:

Кстати, о тромбоэкстракции. Самый простой пример. Сосуд закупорен, и, соответственно, необходимо извлечь, по аналогии со стентированием при инфаркте миокарда. Показан людям, у которых нет грубых нарушений сознания, которые также попадают в терапевтическое окно.

Илья Акинфиев:

По возрасту есть критерии?

И Сун Чер:

По возрасту жестких ограничений нет. Мы сейчас говорим о взрослом населении, от 18 лет. По поводу старшей рамки уже нужно индивидуально подходить.

Денис Хохлов:

Вопрос реабилитации. Человек уже начинает выздоравливать. Какие есть действия, направленные на то, чтобы он вернулся в общество нормальным человеком?

И Сун Чер:

Уникальность состоит в том, что в региональных сосудистых центрах и в первичных сосудистых отделениях, фактически, с первого дня, даже находясь в реанимации, человек получает реабилитационные мероприятия, которые способствуют его восстановлению. Опять же, по показаниям, в зависимости от его состояния, тяжести, прогноза. Но все сосудистые центры и первичные сосудистые отделения укомплектованы всем необходимым для проведения реабилитации. В последующем уже, по выписке, человек получает рекомендации: каким образом, что необходимо делать.

Илья Акинфиев:

Бывают ли рецидивы инсульта?

И Сун Чер:

Если вы сейчас говорите о повторных инсультах – безусловно. К сожалению, здесь, я бы назвал это командной игрой. После того, как человек выписался, врачи дают подробные рекомендации по терапии, по режиму, по питанию. Если человек все рекомендации выполняет, вероятность повторного инсульта, мы это относим к вторичной профилактике, снижается. По статистике, порядка 20-30% людей, которые уже перенесли инсульт, имеют вероятность повторного инсульта. Здесь ключевым является соблюдение рекомендаций врача: контроль артериального давления, прием необходимых лекарственных препаратов как по снижению, так и в случае сопутствующего заболевания, как фибрилляция предсердий, тех препаратов, которые показаны.

Илья Акинфиев:

Получается, как в знаменитой цитате: есть пациент, больной и болезнь, и пациент сам выбирает, на чьей стороне он будет.

И Сун Чер:

Вы процитировали Авиценну. На самом деле, так и есть. Работая в школах здоровья «Стоп-Инсульт», мы также задаем вопрос: кто контролирует давление? Руки люди подымают. Кто-то ведет дневник давления. К сожалению, многие не ведут.

Илья Акинфиев:

Есть статистика количества повторных инсультов к первичным?

И Сун Чер:

30%. Мы берем от тех людей, которые заболели, из них 30% повторно могут оказаться.

Илья Акинфиев:

По миру и России одинаковая примерно статистика?

И Сун Чер:

В целом, данные сопоставимы, плюс-минус, имеются определенные.

Денис Хохлов:

Постоянный вопрос, который возникает у наших пациентов: как часто нужно обследоваться, чтобы держать все под контролем?

И Сун Чер:

Здесь являются несколько подсказок, которые я сейчас скажу. Первое, крайне важно для трудоспособного населения – это проходить диспансеризацию. Это возможность больше узнать о своем здоровье, выявить факторы риска, которые приводят, в том числе, к инсульту. Это необходимо делать в обязательном порядке. Второй момент, центры здоровья. Центры здоровья, которые функционируют в Москве, их более 40, 46. Человек, имея паспорт и полис, может пройти бесплатное обследование, где он, в том числе, узнает о своем давлении, ему рассчитают индекс массы тела, холестерин, уровень сахара и прочие данные, которые позволят выявить факторы риска.

Денис Хохлов:

Абсолютно бесплатно, на самом деле?

И Сун Чер:

Да, абсолютно бесплатно. К сожалению, многие люди не знают о том, что у них есть такая возможность. Хотя, фактически, зайдя в Интернет, набрав: «Центр здоровья», найдя по геолокации наиболее ближайший к себе, позвонив и уточнив график работы, можно спокойно записаться и всё бесплатно пройти. Это рекомендация, которую я всегда даю на лекциях школ здоровья.

Илья Акинфиев:

Здесь еще, наверное, сложность в доступности информации. Многие пациенты, когда я им это рассказываю, говорят, что, правда, нигде не слышали, нигде не видели про центры здоровья. То есть, тут еще большая работа есть, как до населения донести информацию.

Денис Хохлов:

Вообще, как в Москве работают с информированием населения?

И Сун Чер:

В Москве проводятся широкомасштабные мероприятия. Если мы берем по тематике инсульта, буквально недавно, 29 октября проводился Всемирный борьбы с инсультом. По Москве были мероприятия с 16 по 27 октября включительно. Мероприятия проводились как в медицинских организациях, так и в образовательных, и на уровне межведомственного взаимодействия. В плане повышения информированности об инсульте хочется отдельно отметить фонд «ОРБИ», который проводит очень масштабные информационные кампании. В метро вы могли видеть, в общественном транспорте. Силами Департамента, безусловно, через средства массовой информации, сайт Департамента, сайты медицинских организаций. В нынешнем году руководством было утверждено, и во всех медицинских организациях были размещены на плазмах анимационные видеоролики «У.Д.А.Р.» по концепции, которая была наиболее отработана и внедрена. Также на всех сайтах была размещена листовка и информационная анимация.

Илья Акинфиев:

Школы были проведены. Раз невролог читал лекции, то...

И Сун Чер:

Илья, спасибо. Во всех поликлиниках единовременно были проведены школы здоровья «Стоп-Инсульт». 27 числа в 12:00 во всех поликлиниках централизованно по всей Москве читались лекции «Стоп-Инсульт».

Денис Хохлов:

Мы принесли табличку, называется «ЗОЖ через молодежь». Расскажите, что это за концепция?

И Сун Чер:

Данный проект был разработан на Саммите «Новая Москва» лидерами в сфере здравоохранения. На данный момент данный проект ведет Департамент здравоохранения Москвы, Молодежный совет при Департаменте. Целью данного проекта является информирование москвичей о здоровом образе жизни, о профилактике заболеваний, таких как инсульт, инфаркт и социально значимых заболеваний посредством именно молодежи. Мы работаем со всеми целевыми аудиториями по концепции 70/30. 70% – максимально мы уделяем молодежи, работоспособному населению, 30% – нашему замечательному старшему поколению, пенсионерам, ветеранам. Площадками являются образовательные учреждения, ВУЗы, школы, центры социального обслуживания, также опыт проведения многофункциональных центров. Данный проект пилотировал в День борьбы с инсультом. Нам удалось охватить анкетированием более 2700 людей. Мы провели масштабные мероприятия в школах с охватом более 500 человек, как для школьников, так и для родителей. Проект уже зарекомендовал себя, в том числе, на День борьбы с диабетом. Идея его в том, чтобы стараться проводить их в рамках Всемирных дней борьбы по календарю мероприятий Всемирной организации здравоохранения. Ближайшее мероприятие у нас будет посвящено 1 декабря проблематике СПИДа, ВИЧ-инфекции, где также у нас будут мероприятия, лекции, семинары, тренинги.

Денис Хохлов:

То есть это всеобъемлюще, про все социально значимые заболевания?

И Сун Чер:

Да, мы идем планово. Каждый месяц посвящен какой-то тематике. Под эту тематику разрабатывается портфель: презентация школы здоровья, в обязательном порядке анкетирование. Плюс к этому, мы стараемся выходить именно на молодежь с чем-то новым и интересным. Это интерактивы. Что он под собой подразумевает? Если это День борьбы с инсультом, то это движения, которые помогают закрепить знания по принципу биологически активной обратной связи, когда школьники, студенты и родители повторяют эти движения за лектором и закрепляют те же самые симптомы.

Денис Хохлов:

Да, действительно, с молодежью должны разговаривать молодые люди, правильно? На одном языке, потому что им скучно слушать пожилого человека. Конечно, и интересно, но, все-таки, скучновато.

И Сун Чер:

Если позволите, вкратце. Здесь одна из ключевых идей, и мы надеемся, что к ней придем, что молодежь, те же школьники, выполняя задания с родителями по размещению в социальных медиа этих упражнений, этих движений, в том числе информируют своих родителей. Это, на самом деле, является мировой тенденцией. В России мы сейчас одни из первых, кто этим занимается.

Денис Хохлов:

Они сами станут когда-нибудь пожилыми людьми, и будут знать.

Илья Акинфиев:

В начале передачи мы с Денисом говорили про количество людей в Москве. На самом деле, я в Интернете посмотрел, 12 миллионов поживает, днем в Москве находятся 28 миллионов людей, а в метро ежедневно спускаются 9 миллионов, то есть половина населения Москвы. Наверное, информацию лучше всего доносить через метрополитен? Есть ли планы на это?

И Сун Чер:

Я даже скажу больше, Илья, у нас не только планы, у нас уже есть реализованные проекты. В День борьбы с артериальной гипертонией, когда Департамент здравоохранения Москвы устраивал масштабную акцию по измерению давления, по консультациям специалистов, в том числе мы распространяли листовки, посвященные именно обнаружению и распознаванию симптомов инсульта. Было распространено более 7000 листовок. Я полностью с вами согласен, что метрополитен является одним из самых важных стратегических партнеров по данному проекту.

Илья Акинфиев:

Каждый тысячный получил листовку.

Денис Хохлов:

Наша обязательная рубрика: пожелания от гостя нашим зрителям и слушателям.

И Сун Чер:

Я бы хотел пожелать самого главного – здоровья. Здоровья физического, духовного, здоровья эмоционального. Поскольку именно здоровье является фундаментом, который позволяет человеку быть счастливым. Поэтому, здоровья и счастья!

Денис Хохлов:

Спасибо огромное!

Дорогие друзья, сегодня мы говорили про инсульт. С нами был наш гость – замечательный доктор И Сун Чер, которого зовут Анатолий. Врач-невролог, организатор здравоохранения, член Молодежного совета при Департаменте здравоохранения города Москвы. Спасибо вам огромное!