Дополнительные возможности быстрой реабилитации пациентов с полной адентией

Стоматология

Тэги: 

Андрей Григорьянц:

Программа «Красивая улыбка с доктором Григорьянцем». В гостях у меня сегодня уважаемый человек, известный очень многим специалистам в нашей индустрии, а также и многим пациентам. Руслан Ергешев – генеральный директор компании Nobel Biocare Russia.

Руслан Ергешев:

Прежде чем мы перейдем к теме передачи, мне хотелось бы отметить, что компания, которую я сегодня возглавляю и которая представляет всевозможные новые методы лечения, в том числе и пациентов с полной адентией (с беззубыми челюстями), начиналась именно здесь, в этом здании, в этой студии. Такое интересное совпадение я сегодня для себя отметил. Наверное, это знак.

Андрей Григорьянц:

Символично, я бы сказал. Да, очень интересно, можно провести целую цепочку событий и понять, как вы выросли и сколько всего изменилось за многие годы.

Руслан Ергешев:

За эти, на самом деле, 20 лет, дело было в 1998 году, мы начинали здесь, буквально, этажом выше. Это была маленькая комната, за таким, как здесь, примерно, круглым столом. Нас было около пяти человек. Сегодня наша компания в России – это 75 человек по всем регионам, во всех крупных городах есть наши представители. Конечно, сегодня масштаб совершенно другой.

Андрей Григорьянц:

Я полностью согласен с тем, что вы говорите.

Тема нашего эфира сегодня будет очень интересна и стоматологам, и пациентам, всем нашим слушателям и зрителям. Мы поговорим о том, что нового можно внести для того, чтобы реабилитировать пациента с полной адентией. На сегодняшний день данная проблема стоит очень остро. Пациентов с полной адентией, так называемой, когда у человека отсутствуют зубы вообще, реабилитировать непросто. Применяя имплантаты, применяя те или иные методы, мы расскажем вам о том, как можно решить эту проблему, как можно её устранить. В первую очередь, очень важно нам с вами поделиться, мне – как клиницисту, вам – как руководителю столь крупной компании. Ваш опыт – он, однозначно, международный, вы владеете достаточно большой статистикой.

Первое, о чем хотелось бы поговорить, – о том, как проблема ощущается пациентом, как человек живет с отсутствием зубов. Насколько это тяжело для личности? Насколько это сложно для проживания в социуме? Чего лишен человек, не имеющий зубов во рту? К счастью, многие из нас не представляют себе, что это, но также достаточно большое количество людей знает, что это такое. Будучи доктором, ежедневно ведущим практику, я могу сказать, что люди крайне некомфортно чувствуют себя в таких условиях. Речь даже не идет о том, как что жевать, а в целом идет очень много и функциональных нарушений и, скажем так, социального ограничения.

Поэтому, Руслан, в первую очередь хотелось бы услышать от вас, какой информацией вы владеете на тему того, как тяжело пациентам, которые не могут позволить себе иметь хоть один зуб на челюсти.

Руслан Ергешев:

Так как мы работаем в этой индустрии давно, понятно, что, несмотря на коммерческую деятельность, мы очень плотно соприкасаемся с клинической частью проблем, существующих в этой области. Безусловно, проблема полной адентии – серьезная и острая проблема. Во-первых, непосредственно для самого человека. Как вы уже отметили, как клиницист, по большому счету человек с отсутствием зубов полностью и на верхней и на нижней челюсти – это, как бы, может быть, некрасиво не звучало, это человек-инвалид. Человек не может нормально жевать, человек испытывает достаточно серьезный дискомфорт в социуме. Во время общения всегда есть опасность, что протез, изготовленный традиционными методами, без использования имплантатов, сместится или выпадет. Также психологически для человека это достаточно тяжело, помимо того, что функционально такого рода протезы не состоятельны, не восстанавливают функцию на 100 %.

Хотелось бы немного обратиться к истории. Профессор Бранемарк, с которого начиналась наша компания, с которого начиналась вся наша имплантологическая индустрия, основную часть времени уделял тому, что путешествовал по миру и реабилитировал пациентов с дефектами челюстно-лицевой области. Он очень трепетно относился к пациентам с отсутствием зубов. Его мечтой было предоставить имплантологическое лечение как можно большему количеству пациентов. Всю свою жизнь он с этой мечтой прожил и искал всевозможные варианты и методы лечения, чтобы осуществить свою мечту. Первый пациент, которому установили стоматологические имплантаты, был пациент с беззубой нижней челюстью. Вы знаете, если на верхней челюсти съемный традиционный протез пациентами еще более-менее принимается, потому что условия такие, что он может хорошо держаться в полости рта и функционировать, то на нижней челюсти, зачастую, проблема с фиксацией этого протеза в полости рта. Как только Бранемарк обнаружил процесс остеоинтеграции, первое, что ему пришло в голову, это возможность реабилитации пациентов с беззубой нижней челюстью – установка имплантатов как якорей, как удерживающих элементов для съемного протеза.

Андрей Григорьянц:

Совершенно верно! Акцент в том, что нижняя челюсть была в приоритете, так как съемный протез держится гораздо хуже, чем на верхней челюсти. Я думаю, что эта информация людям очень хорошо знакома – тем, кто прошли все этапы, прошли эти периоды, кому пришлось терпеть ношение съемных протезов, их использование. Действительно, мы, клиницисты, прекрасно понимаем, и хочется донести до наших слушателей и зрителей, поставить своеобразную точку: съемное протезирование, когда можно изготовить пластмассовые съемные протезы – это достаточно легко и технически просто на сегодняшний день, и очень экономично. На верхней челюсти очень большая площадь фиксации, что является основной причиной, по которой протез держится гораздо лучше. Так как площадь фиксации достаточно большая, то и стабильность его, и крен – всё намного выше, эти позиции. На нижней челюсти – это просто дуга, и крайне сложно стабилизировать протез. Удается в определенных анатомических условиях, что, может быть, даже и хорошо. Но, так или иначе, это большой компромисс. Люди, которые прошли через это, прекрасно понимают, насколько это некомфортно. То, о чем говорил Руслан, на что половину своей жизни потратил профессор Бранемарк, в первую очередь он сделал акцент на нижней челюсти, чтобы была возможность уйти от съемного протезирования на нижней челюсти. Дальше уже, естественно, это перешло на всю полость рта и также стало работать и на верхней челюсти.

Руслан, я бы еще хотел добавить по поводу полной адентии, по поводу ношения съемных протезов. Очень много пациентов, которые чувствуют себя очень некомфортно. Состояние их зубов, скажем так, без преувеличения, ужасное. Но они не хотят с ними прощаться, они их не удаляют, при том, что там может быть очень высокая степень пародонтита и т.д., то есть речь идет о том, что, действительно, все зубы нужно удалить. Неважно, сколько их осталось: пять, семь, десять или больше. Люди боятся прощаться с уже абсолютно не функциональными и неэстетичными зубами только потому, что они не знают, у них нет опыта и они не понимают, каким образом решить проблему. Носить съемные протезы они не хотят, а что такое имплантаты они не знают. Либо встает проблема недостатка средств, человеку это недоступно с точки зрения денег. Либо это страхи, связанные с незнанием, что это такое, ему достаточным образом не объяснили и т.д. То есть, человек действительно испытывает большой дискомфорт.

Я бы хотел более конкретно проговорить врачебные и клинические нюансы: в чем проблема отсутствия зубов? Это уже имеет отношение к здоровью человека. Отсутствие зубов на верхней и на нижней челюсти, если человек не реабилитирован, влечет за собой проблемы, в первую очередь, функционального характера. Вся система желудочно-кишечного тракта, состояние височно-нижнечелюстных суставов – всё, во-первых, взаимосвязано. Во-вторых, всё начинает сильно страдать. Как мы уже с вами отметили, это очень серьезная социальная проблема. У людей, особенно тех, кто активно задействован в работе, в личной жизни, в социуме, возникает достаточно большое количество блоков, которые не позволяют им полностью раскрыться и жить полноценно. Я лишний раз хочу подчеркнуть, насколько важно работать над проблемой реабилитации пациентов с полной адентией и насколько важно разрабатывать новые методики, насколько важно усовершенствовать старые методики, насколько важно всё оптимизировать и постоянно дорабатывать. Мы на сегодняшний день, обладая огромным арсеналом разных методов, прекрасно понимаем, что многие аспекты можно оптимизировать, в том числе сократить стоимость того или иного лечения. Поэтому очень хочется послушать вас именно на тему разных методов реабилитации беззубых челюстей, именно концептуальных, именно тех, которые были разработаны со стороны компании Nobel Biocare. Расскажите нам, пожалуйста, об этом.

Руслан Ергешев:

Безусловно, вы правы, что существуют две большие проблемы. Первая проблема: многие пациенты не осведомлены о возможных вариантах решения их проблем реабилитации, в данном случае – пациентов с беззубыми челюстями. Многие пациенты, у которых нет зубов, как размышляют? «Нет зубов – нет проблем. По большому счету, нет зубов – зачем мне идти к стоматологу?» Соответственно, многие из них, или подавляющее большинство, даже не осведомлены о том, что сегодня существуют действительно работающие методы реабилитации, которые доказали свою эффективность, которые эффективно применяются и служат достаточно долго. Вторая проблема – это доступность имплантологического лечения как таковая. Несмотря на то, что сегодня имплантологическое лечение стало более доступно, все равно, еще огромное количество пациентов, которые не могут позволить себе это лечение, по крайней мере, в том классическом варианте, который мы с вами знаем.

Сегодня, наверное, наиболее популярный и, скажем так, золотой стандарт лечения беззубых пациентов – это установка максимального количества имплантатов, от четырех и выше, равномерно по всей нижней или верхней челюсти, и изготовление на эти установленные имплантаты несъемного протеза и несъемной ортопедической конструкции. Безусловно, такой метод лечения, и вы, как клиницист, наверное, подтвердите: такой вариант реабилитации пациентов является наиболее предпочтительным. Единственное, такой метод лечения не всегда возможен. Ограничения могут быть разные. Из клинических – недостаток костной ткани для установки максимального количества имплантатов. Могут быть возрастные ограничения, когда невозможно провести обширную хирургическую работу у конкретного пациента. Опять же, финансовые ограничения.

Мы, как компания, которая много внимания уделяла проблемам беззубых челюстей, в свое время предложили метод лечения, который приобрел достаточно широкое распространение и сегодня пользуется большой популярностью. Это метод «All on 4», или «Всё на четырёх», который при наличии анатомических ограничений в полости рта позволяет провести реабилитацию несъемной ортопедической конструкцией с использованием четырех имплантатов. Такая методика возможна для применения как на верхней, так и на нижней челюсти. Данная методика применяется уже более 15-ти лет; она была принята клиницистами, она сегодня доказана, она работает, функционирует. При помощи этой методики можно также изготовить пациенту функционирующую и очень красивую ортопедическую конструкцию. А что вы думаете по поводу этих двух методов лечения?

Метод «All on 4», или «Всё на четырёх» позволяет провести реабилитацию при полной адентии с использованием четырех имплантатов.

Андрей Григорьянц:

Мы их применяем ежедневно. Я могу сказать, что я с интересом сейчас слушал про создание, потому что, так или иначе, в том или ином году был создан тот или иной концепт. Конечно же, «Всё на четырёх» я сам лично применяю уже более 10-ти лет. Что касается концептуальности этого метода, конечно же, каждый из нас может что-то добавлять, каким-то образом дорабатывать, доводить до совершенства и т.д. Но, абсолютно целостный продукт с точки зрения его реализации. Если у человека беззубая челюсть, я это называю некими анатомическими недостатками. Вы совершенно правильно отметили два самых важных момента: анатомический недостаток, либо это недостаток средств для полноценной реабилитации себя при помощи имплантатов. Поэтому есть метод «All on 4», который полноценно реабилитирует, но с гораздо меньшими затратами. Конечно, мы применяем его уже очень много лет, и сложно что-то добавить с точки зрения нового.

Кстати, недавно я был в клинике у Паоло Мало в Лиссабоне, и это, как раз, разработчик этой системы, этого концепта. Масштаб, который принял данный метод по всему миру, тому доказательство. На сегодняшний день очень много специалистов-клиницистов применяют именно технологию «Всё на четырёх». Я думаю, что один из лучших методов на сегодняшний день, которые позволяют решить целую проблему достаточно быстро и недорого. Большое количество имплантатов на верхней и на нижней челюсти – да, мы это применяем. Часто у человека сегментарно отсутствуют зубы, и нам не нужно покрывать всё. У него присутствуют свои зубы, рядом стоят имплантаты, все эти клинические случаи, как вы понимаете, очень разные. Да и пациенты на сегодняшний день понимают, что у него могут отсутствовать все зубы, могут отсутствовать частично. Но сегодня хочется отметить и очень подробно дать информацию именно о беззубых челюстях.

Что касается тех или иных методик, конечно, иногда мы вынуждены прибегать даже к технологии, она концептуально не заявлена, но мы можем ставить и два имплантата на нижней челюсти, когда речь идет об очень сильной степени атрофии и об отсутствии в принципе, вообще какого-либо базиса и фундамента костной ткани. Возраст бывает совершенно разный, и в определенной степени мы даже должны оценивать степень готовности человека к той или иной операции, даже просто к анестезии. Потому что анестезия, как вы знаете, оказывает общее воздействие на организм и может спровоцировать те или иные реакции.

Руслан Ергешев:

Единственное, когда мы говорим о двух имплантатах, мы понимаем, что в данном случае обеспечить пациента несъемной конструкцией невозможно.

Андрей Григорьянц:

Невозможно, конечно, да. Речь идет о том, что нижняя челюсть очень сложная для фиксации съемного протеза. Она для этого, на мой взгляд, даже просто не подходит.

Вообще, в целом мое мнение по отношению к съемному протезированию сегодня, учитывая, что мы уже лет 20 успешно используем имплантологические системы, на мой взгляд, ношение съемных протезов сегодня если и должно быть, то исключительно как временная мера. Необходимо максимально оптимизировать, сделать максимально доступным это для пациента. В качестве временного решения – да, мы можем использовать тот или иной съемный протез, хотя я тоже противник, потому что съемные протезы очень негативно влияют на поверхность слизистой, на состояние той же костной ткани и т.д. Что касается постоянных решений, в худшем случае, когда речь идет о самых тяжелых условиях – да. Но то, о чем я проговорил, мы устанавливаем хотя бы два имплантата, которые позволяют иметь условно-съемную ортопедическую конструкцию. Естественно, вы тоже знаете, что это такое.

Съемные протезы на сегодняшний день должны быть исключительно как временная мера.

Руслан Ергешев:

Давайте тогда, если нас слушают пациенты, может быть, мы подведем не то чтобы итог, но обозначим, какие методы помощи беззубым пациентам существуют. Первые, скажем так, две основные группы – это съемное протезирование, или лечение беззубых пациентов съемными конструкциями и несъемными конструкциями. Съемное протезирование – это традиционный протез, либо это использование небольшого количества имплантатов, от двух до четырех, которые позволят удерживать лучше съемный протез.

Андрей Григорьянц:

Да. Но мы отметили, и я настаиваю на том, чтобы съемное протезирование было исключительно временной мерой, так как негативное влияние съемных протезов на костную систему, на систему мягких тканей абсолютно и давно доказано. Поэтому очень большая просьба при всех возможностях максимально все оптимизировать и дать человеку доступный метод реабилитации на имплантатах.

Руслан Ергешев:

Клинически сегодня мы можем пациенту предоставить, практически, в любом случае несъемную конструкцию с опорой на имплантатах. Я прав или нет? Я имею в виду, что, даже если у пациента недостаток костной ткани, мы ее разными методами можем нарастить. Если пациент по какой-то причине не может пройти через экстенсивную костную пластику, мы можем использовать такие методы как «All on 4», установить имплантаты во фронтальных участках и обеспечить пациента несъемной конструкцией. То есть, клинически ограничений нет. Единственное, что может ограничивать пациента от изготовления несъемной конструкции на имплантатах – это финансовый вопрос. Сегодня клиническая имплантология шагнула далеко вперед.

Андрей Григорьянц:

Да, и костная хирургия, действительно, очень сильно развивается, поэтому нет клинического случая, в котором мы не могли бы это сделать. Я бы еще добавил причину, помимо финансовой: всё же, существует некое здоровье человека, и мы через него перешагнуть тоже не можем. Мы всегда должны и обязаны оценивать его достаточно строго и трезво.

Руслан Ергешев:

Вам, конечно, виднее, но при определённых ограничениях с точки зрения общего состояния, мы, все-таки, используя метод «All on 4», чаще всего можем реабилитировать пациента и предоставить ему несъемную конструкцию. Бывают действительно серьезные дефекты и серьезные анатомические ограничения, когда установить имплантаты даже во фронтальном участке челюсти, даже те четыре имплантата, которые нам необходимы для стабилизации несъемной конструкции, невозможно. Такие условия тоже бывают. Здесь хочется отметить, что на верхней челюсти, когда у нас, действительно, сложные анатомические условия и совсем нет костной ткани, мы можем использовать не только челюстную кость, а скуловые кости пациента, чтобы установить туда имплантаты. Эти имплантаты называются «скуловые имплантаты». Это тоже один из методов имплантации, который мы получили в свой арсенал средств, благодаря профессору Бранемарку и благодаря его работам, благодаря его постоянной заботе о пациентах с отсутствием зубов.

Андрей Григорьянц:

Вы проговорили достаточно много методов. Это, на самом деле, целый арсенал. Сейчас я позволю себе все сформулировать именно с клинической точки зрения.

Для пациента, обратившегося в клинику с беззубой челюстью, существует целый ряд методов для реабилитации, целый ряд методов устранения проблемы. Как мы проговорили, съемный протез – временная мера. Далее, если нет никаких ограничений, то существует классический метод реабилитации, классический метод восстановления – это шесть-восемь имплантатов на каждой челюсти, что позволяет установить несъемную ортопедическую конструкцию с определенным распределением нагрузки, с трансокклюзионной фиксацией, и т.д. То есть очень много возможностей. Далее, у человека могут существовать ограничения, как анатомические, так и материальные, финансовые. Здесь уже много лет блестяще работает технология «Всё на четырёх». Также, если у нас очень большие ограничения по анатомии, то мы можем использовать скуловые имплантаты на верхней челюсти. Скуловые имплантаты применяются только на верхней челюсти, так как скуловые кости расположены именно на верхней челюсти. Для пациентов, может быть, это сложно понимать с точки зрения анатомии, но это, действительно, отдельный метод решения проблемы. Также мы проговорили, что при очень высоком дефиците костной ткани, к примеру, на нижней челюсти, мы можем в центральном отделе устанавливать два имплантата, чтобы был условно-съемный протез, как крайняя мера.

Такое количество различных методик существует на сегодняшний день, которые не являются нововведением, а отработаны достаточно большим количеством стоматологов. Огромный опыт, количество исследований, лет, проведенных именно с этими системами, с имплантатами. Это очень здорово. Я очень хорошо понимаю, почему вы, как руководитель компании, нередко говорите о том, чтобы это стало доступным для пациентов. Доступность, действительно, очень важна, потому что, когда есть возможность чувствовать себя удобно, технологично, комфортно, еще и быстро решить проблему, – это очень здорово! Конечно же, нельзя лишать людей такой возможности. Надо, наоборот, как можно больше возможностей раскрывать, чтобы человек мог позволить себе это сделать.

Руслан, учитывая, что мы очень много интересной информации раскрыли, мы ее даже постарались сегментировать, сформулировать, мне, все-таки, хотелось бы, чтобы вы нам раскрыли некий секрет. Ничего не стоит на месте. Я знаю, что компания Nobel очень много работает над созданием, над разработками, над исследованиями, над усовершенствованиями. За последние пять лет, вообще, очень много чего нового происходит. Как мне известно, существует новая система. Она уже исследуется какое-то количество лет и имеет некие данные. Эта система также разработана для устранения проблемы беззубой челюсти, позволяет человеку с отсутствием зубов вернуть зубы на место, используя несъемную ортопедическую конструкцию. Так как у меня информации достаточно мало об этой новинке, я бы хотел, конечно, послушать вас.

Руслан Ергешев:

Безусловно, пациентам с отсутствием зубов хотелось бы получить несъемную конструкцию. Ограничения, о которых мы с вами уже проговорили, клинические или финансовые, могут помешать пациенту получить эту несъемную конструкцию. На верхней челюсти в сложных анатомических ситуациях, как мы уже упоминали, есть метод скуловой имплантации, который многим пациентам может подарить надежду, в том числе тем, кто её потерял. На нижней челюсти, по большому счету, при сложной анатомической ситуации у пациента оставалось только одно решение: установить два имплантата и ходить со съемным протезом. Сегодня мы встретились для того, чтобы поговорить о новой методике.

Сегодня мы готовы уже запустить технологию, метод лечения, который называется «Trefoil». Это новый метод лечения, новый метод реабилитации пациентов с беззубой челюстью, но он лишь относительно новый. Бранемарк, мечтая предоставить максимальному количеству пациентов возможность реабилитации несъемной конструкцией, уже в 1999 году предложил такой метод лечения, как установка трех имплантатов на нижней челюсти и изготовление несъемной ортопедической конструкции на стандартной балке. В 1999 году наша компания запустила эту систему. Система называлась «Brånemark Novum». Тогда она получила какое-то распространение, было пролечено достаточно большое количество пациентов с использованием этой методики. Но методика была достаточно сложной с точки зрения хирургии; даже когда удавалось реализовать хирургическую часть, возникали проблемы с ортопедической стороны. В то время технологически было очень сложно изготовить балочную конструкцию – жесткую конструкцию, которая бы пассивно садилась, которая пассивно устанавливалась бы на три установленных имплантата. Именно из-за этих сложностей в долгосрочном периоде возникали осложнения: могли возникать переломы винтов имплантатов, могла возникать поломка самой конструкции.

Со временем от данной технологии и от данного метода лечения решили отказаться. Но группа инициативных клиницистов, все-таки, эту идею продолжала вынашивать, и к 2012 году они собрались вместе. Технологически стоматология шагнула далеко вперед, с появлением цифровых технологий, с появлением CAD/CAM решений. Они собрались, привлекли инженерную мысль и разработали усовершенствованный вариант метода лечения «Brånemark Novum», который сегодня выходит под названием «Trefoil».

Что такое «Trefoil»? «Trefoil» – это возможность предоставить пациенту несъемную ортопедическую конструкцию на нижней челюсти с использованием стандартного протокола лечения, стандартного набора. Это три имплантата, которые устанавливаются в заданное положение на нижней челюсти, и это готовая балочная конструкция, которая, скажем так, идет в наборе, и которую можно будет использовать для изготовления уже постоянной конструкции. Что позволило этот метод привнести в жизнь? Это разработка специального компенсаторного механизма, который позволяет нивелировать то расхождение между имплантатами, которое может возникнуть на этапе их хирургической установки.

Андрей Григорьянц:

То, о чем мы все говорим уже десятки лет.

Руслан Ергешев:

Да. С разработкой уникального компенсаторного механизма появилась возможность установить имплантаты в заданное положение под стандартную ортопедическую балку. Как это работает? Хирург, используя специальный шаблон, устанавливает три имплантата, затем берет из коробки готовую балочную конструкцию, при помощи нее снимает слепок, если простым языком объяснять, передает в лабораторию. В лаборатории на эту балку в тот же день или на следующий день, в зависимости от особенностей работы лаборатории, изготавливаются и наносятся зубы, передаются в клинику. Врач фиксирует на этих трех имплантатах готовую несъемную постоянную ортопедическую конструкцию. Что мы получаем? Пациент получает возможность получить несъемные зубы за относительно невысокие деньги. Потому что, во-первых, меньшее количество имплантатов, а во-вторых, использование стандартной ортопедической конструкции, которая позволяет изготовить постоянные зубы здесь и сейчас, буквально, за несколько дней.

Андрей Григорьянц:

Прекрасно! Я думаю, что для наших слушателей и зрителей это звучит сейчас, наверное, как чудо. Руслан, раскройте для нас, пожалуйста, все секреты именно протезирования. Вы очень четко, очень конкретно и очень здорово объяснили саму суть системы, даже последовательность клинических действий: устанавливаются три имплантата, на которых можно сразу сделать постоянную несъемную конструкцию. Как быстро человек может получить несъемную конструкцию? Отработано ли это в компании Nobel? Или это в стадии разработки находится? В этот же день после установки трех имплантатов мы можем что-то предоставить готовое? Я, как клиницист, могу додумать, но, может быть, существуют технические решения?

Руслан Ергешев:

Во-первых, наш продукт, прежде чем выйти на рынок, проходит достаточно длительный период апробации, в том числе и клинической. Та инициативная группа клиницистов тестирует эту методику в целом ряде международных клинических центров уже в течение нескольких лет. В России уже год две группы клиницистов, в Санкт-Петербурге и в Москве, пробуют методику. Пробуют, скажем так, в локальных условиях.

Мы, помимо продукции имплантатов или других ортопедических компонентов, известны еще тем, что представляем разные готовые концепции лечения, такие как «All on 4». То же самое «Trefoil». Здесь пациент получает очень конкретный протокол, практически, нет никаких отклонений. Устанавливаются имплантаты, снимаются слепки, и стандартная ортопедическая балка, на нее делаются зубы и фиксируются в полости рта. По протоколу лечения всё можно сделать в течение одного дня. Сроки зависят от особенности взаимодействия клиники и лаборатории.

Андрей Григорьянц:

Лаборатории и клиники. Есть особенности оснащения той или иной клиники, квалификации того или иного специалиста. В этом я с вами полностью согласен.

Руслан Ергешев:

Тем не менее, сроки не более трех дней.

Андрей Григорьянц:

Прекрасно! Тогда мы можем с вами смело заявить, что созданная система, котору вы презентуете, будет доступной и для клиницистов, и для пациентов. Это максимально экономная система, которая быстрее других решает проблему отсутствия зубов во рту.

Руслан Ергешев:

Безусловно. Я, естественно, не хотел бы сказать, что это наилучший метод лечения, но это альтернативный.

Андрей Григорьянц:

Для меня очень важны именно два критерия: низкая стоимость и очень высокая скорость. Что, на мой взгляд, очень важно.

Руслан Ергешев:

Тем самым мы, действительно, воплощаем в жизнь мечту профессора Бранемарка – предоставить имплантологическое лечение максимальному количеству пациентов.

Методика «Trefoil» максимально экономична для пациента и одновременно имеет хорошее технологическое решение.

Андрей Григорьянц:

На этой ноте я бы пожелал всем пациентам избавиться от съемных протезов и любую проблему беззубых челюстей решать с помощью имплантатов.

Руслан Ергешев:

Обращайтесь к вашему врачу, к вашему лечащему стоматологу. Действительно, сегодня методы реабилитации существуют в огромном количестве. Нужно просто прийти, проконсультироваться с вашим стоматологом, какой метод лечения и реабилитации для вас будет наиболее подходящим. Я могу абсолютно точно сказать, что сегодня стоматология шагнула так далеко вперед, что безнадежных случаев, практически, не существует.

Андрей Григорьянц:

Так и есть. Поэтому я и вам, и себе желаю активной работы, активных исследований, успехов и достижений как можно чаще.

Спасибо, Руслан, за ваше время! Спасибо за то, что вы поделились с нами новой информацией, абсолютно новой информацией. Я думаю, что она будет применяться все чаще и чаще, и это интересно. Спасибо вам!

Руслан Ергешев:

Спасибо вам! Это наш первый анонс. Мы больше и больше будем об этом говорить в новом году, начиная примерно с февраля. Как раз, то время, когда данная методика станет доступной у нас в России.