Повышение артериального давления

Кардиология

Алексей Безымянный:

Программа «Терапевт рекомендует». У нас сегодня очень интересная тема, посвященная молодым пациентам. Очень актуальная, и для России, и, я думаю, для многих других стран мира. Тема, связанная с повышением артериального давления. Гипертония это или не гипертония – мы разберемся, всё выясним и узнаем с нашим гостем. Сегодня у нас в гостях врач-кардиолог, кандидат медицинских наук Константин Павлович Иванов.

Константин Иванов:

Алексей, тему, на которую ты меня пригласил, надо поднимать, поднимать много раз. Я бы хотел прежде всего сказать о том, что сегодня закончился форум по легочной гипертензии. Чрезвычайно важная тема. К сожалению, о ней очень мало что известно. Пока многие знают только, что это орфанное заболевание, то есть очень редкое. Что с ним делать – по сути, многие не знают.

Алексей Безымянный:

Давай, разберемся. Начнем с того, что такое гипертония? Гипертония ли разовое повышение артериального давления? Тема распространена, в том числе, среди моих пациентов, моих друзей, знакомых, близких мне людей. Да, действительно, многие у себя в голове и в сердце считают себя молодым, будучи 60-70-летним мужчиной или женщиной, но мы говорим сейчас о более молодом с точки зрения года рождения населении, а именно о 25-30-35-летних. О наших с тобой ровесниках, 40-летних.

В последнее время многие обращаются ко мне и я, измеряя артериальное давление, сообщаю: 150/90, 145/95. При этом начинается уже симптоматика, такая как: головная боль, у кого-то головокружение. Опять же, про головокружение мы сейчас говорим несколько с дилетантской точки зрения, потому что у неврологов понятие головокружения совершенно другое. У кардиологов тоже, и у терапевтов, но, тем не менее. Мы говорим о том, что есть определенная симптоматика. Это может быть головная боль, может быть помутнение, нарушение концентрации внимания, может быть слабость, отдышка и прочее.

Так вот, эти пациенты, эти люди, знакомые, друзья, обращаясь ко мне, измеряют давление, и выясняется, что давление у них повышенное. В их понимании и в моем понимании, как врача, тоже. Цель сегодняшней программы – выяснить, какие же показатели артериального давления для человека нормальные? В каких случаях нужно бежать к врачу, какие должны быть первые меры, неотложные мероприятия? Конечно же, причины, почему это происходит? Образ ли жизни? Неправильное питание? Предлагаю начать с основных причин повышенного артериального давления. Расскажи подробнее: какие сейчас нормальные показатели давления, когда стоит уже переживать и предпринимать меры?

Константин Иванов:

Я думаю, что начать нужно с другого. Поскольку сейчас люди у нас стали достаточно осведомленные, большая работа сейчас ведется в СМИ, большая работа ведется в социальных сетях, сейчас врачи стали вести достаточно активную работу, многие услышали о том, что поменялись американские рекомендации. Теперь в американских рекомендациях повышенные показатели давления – выше 130/80. Я хочу, чтобы сейчас очень многие задумались, насколько это возможно, насколько это важно, и почему не всегда мы должны следовать существующим гайдлайнам. Я хочу сразу поправиться: мы, все-таки, ориентируемся на европейские гайдлайны. Тут у нас ничего не поменялось: 140/90 и выше. Я считаю, что, с точки зрения американцев, это было в корне неверное решение. Почему? Я думаю, не секрет, что есть определенные исследования, показывающие, что 63% американцев, так или иначе, употребляют антидепрессанты. Теперь просто вдумайтесь. Молодой человек, 25 лет, который занимается очень интересным занятием, например, биохакинг, хочет сделать из себя некоего биоробота, дожить до 200 лет и заработать все деньги Стива Джобса.

Алексей Безымянный:

При том, что биохакинг включает в себя ненормированное употребление ноотропов.

Константин Иванов:

Там куча препаратов, в том числе и два вида антидепрессантов, транквилизаторы одновременно. Теперь говорю, почему это беда. Он видит, что у него давление 132/82, не 131. Я хочу поправиться, и особенно хочу акцентировать внимание кардиологов: когда вы измеряете давление, там нет нечётных единиц, там есть чётные: 2, 4, 6, 8. То есть, будьте компетентны, в этом плане иногда это очень смешно звучит. Но, возвращаясь к людям. Они видят: 132. Что они делают? У них начинается паника: ты уже гипертоник. У нас циклы повышения давления в течение суток колеблются в пределах 10-12 миллиметров ртутного столба, это норма. Так же, как и 0,1℃ температуры нашего тела. Они что делают? Они идут к доктору, к кардиологу. Я не исключаю того момента, что кардиолог им назначает даже небольшие дозы, но препаратов первого ряда: может быть либо ингибитор АПФ, либо БРА. У него давление начинает снижаться. У кого-то постепенно, если ему повезло и ему титруют дозировку грамотно, а кому-то назначили фиксированную дозу – у него давление упало. В результате мы получили уже больного человека на выходе.

Так вот, когда мы видим повышенные показатели давления, давайте, мы будем трезво к ним относиться. Да, есть рекомендации, да, есть гайдлайны, есть статьи. Но, прежде всего, есть еще здравый смысл. Ты правильно поднял тему, потому что не 20-25-30 лет, увы, Алексей! К сожалению, 6-8-10-12-14-16 лет. Первые всплески подъема давления, помимо хронических заболеваний, или генетики, разумеется – это 10-11 класс школы.

Алексей Безымянный:

Я понял. Экзамен по географии в 7 классе. Я понял, что это было тогда: это было повышение артериального давления. Те, кто не смог дать правильную формулировку «СНГ», и назвали вместо «Содружество» «Союзом независимых государств», получили за это «2». Вот так. У школьников нужно проверять артериальное давление.

Константин Иванов:

Это, кстати, очень большая проблема, о которой надо обязательно говорить. Мы в 2015 году, к сожалению, последний раз уточняли с педиатрами, потому что у них не очень простая система выставления именно этого диагноза. У них выставляется диагноз именно «артериальная гипертензия» и всё очень зависит от больше или меньше определенных перцентилей.

Но, возвращаясь к взрослым. Возьмём точку отсчета, 25-летние. Если у тебя давление 146/90 однократно – это совершенно не значит, что ты уже гипертоник.

Алексей Безымянный:

Не значит. А что делать-то?

Константин Иванов:

Во-первых, разумеется, в этой ситуации надо последить за своим артериальным давлением – раз. У тебя должен быть тонометр – два. Следить за собой – это просто необходимость. Но, сейчас в чем большой плюс? Ты идешь в спортзал, сейчас же мы все увлеклись здоровым образом жизни. Это, кстати, вторая проблема, из-за которой, в итоге, возникает гипертония. Но все должно быть спокойно, без эмоциональных всплесков, которые я все чаще и чаще вижу. Ко мне приходит 30-летний парень и говорит: «Я 8 раз померил свое давление». Я говорю: «А зачем вы 8 раз померили себе давление?» Даже если бы я 8 раз померил себе давление – я больше бегал бы за тонометром, что у меня давление поднимется. Понимаете, такой перфекционизм и приводит к появлению проблемы.

Алексей Безымянный:

Хорошо, давление 140/90, однократно. Человек же не просто так, шел мимо аптеки и вдруг решил зайти, спросить. Я думаю, что те, кто гуляют мимо аптеки и нормально себя чувствуют, не будут туда заходить.

Серьезно, у человека дискомфорт, проблемы, связанные с переутомлением, с другими симптомами. Головная боль может быть. Измерил человек давление, никогда раньше не жаловался. Первый раз измерил давление, 140/90. По европейским гайдлайнам, я так понимаю, это будет верхняя граница нормы. По американским это уже больной человек. Что делать? Бежать в страховую компанию? Если у вас нет до сих пор страховки – вам грозит все плохое. Честно скажу, я очень скептически отношусь не только к последним американским гайдлайнам, но и к исследованиям, которые проходят. Ни для кого не секрет, что одновременно проходит несколько исследований с примерно похожим количеством респондентов, они многоцентровые, рандомизированные. Потом вдруг выясняется, что проводились исследования, сравнивались чуть ли не две группы препаратов, доказана эффективность при тех или иных обстоятельствах. Все понятно. Все понятно: исследования выгодны тем, кто их заказывает.

Константин Иванов:

Очень хороший вопрос. Разумеется, все чаще и чаще определенные группы людей, во всех сферах, говорят, что мы должны действовать исключительно по доказательной медицине. С этим, конечно, нужно соглашаться, потому что весь мир так работает. Но, вопрос поднят очень правильно. Многие ли из врачей, даже молодых, даже с прекрасным знанием английского языка, понимают до конца, что такое «репрезентативная выборка», например, и как строятся эти группы? Кто из них исключается, как они включаются? Какие методы существуют, какие статистические методы обработки существуют? Есть прекрасные исследования, где выборка может быть в 1000 человек, и они многое объясняют, а есть исследования, где 30 000 человек, и там можно ставить очень много знаков вопроса. Поэтому, очень важно, чтобы тот человек, тот ментор, который будет объяснять молодым врачам, смог всё объяснить и донести. Потому что, как вы будете трактовать то или иное исследование, – это очень важно. Опять же, не стоит забывать про очень простые методы.

Алексей Безымянный:

И интуицию.

Константин Иванов:

Полагаться на интуицию врача, я думаю, не следует, потому что она развита у нас у всех совершенно по-разному. Врач, прежде всего, надо помнить – это сострадание. Если врач будет сострадать, значит, он будет к тебе внимателен. Это принципиальный момент. Если будет сострадание, значит, он полностью тебя опросит, полностью узнает твой анамнез и постарается тебе помочь, в том числе, и словом. Когда говорят о том, что может быть очень грамотный врач, но он отвратительный психолог – значит, это плохой врач.

Но, вернемся к давлению – самому главному, по большому счету, что мы обсуждаем сегодня.

Алексей Безымянный:

Да. 140/90, что человеку делать?

Константин Иванов:

Чаще всего в этой ситуации молодые люди ничего не испытывают. У них нет головных болей в затылочной области, как мы привыкли, мелькания мошек перед глазами. Или бывают, но крайне редко, честно. Что делать? Разумеется, пойти к врачу. В этой ситуации нас нередко спасает суточный мониторинг артериального давления. Это диагностика, безусловно, мы его опрашиваем. Более того, мы вот коснулись генетики. В одном из исследований было установлено, что из тех, у кого в генетическом анамнезе была гипертония, у их детей в 76% гипертония повторилась. Врач должен расспрашивать внимательно. С другой стороны, пациент, что немаловажно, должен знать о себе все. Зачастую, спросишь: «А что было с дедушкой? А что было с бабушкой? А как у мамы? А как у папы?» – «А я не знаю». Это начинает пугать, потому что ты понимаешь, что, возможно, этот человек также не будет знать, что у его ребенка.

Алексей Безымянный:

Об этом и речь, что нужно чаще общаться со своими родителями, бабушками, дедушками и попытаться им помочь. Кстати, я из практики своей работы участковым терапевтом знаю, что многие люди преклонного возраста скрывают свои заболевания от детей. Я уж не знаю, в силу каких причин это происходит, но люди преклонного возраста стесняются, не сообщают своим, и тем самым ухудшают свое состояние, сокращают жизнь. Почему? Потому что у больного человека самокритика со временем снижается. Если человек на протяжении десяти-двадцати-тридцати лет страдает такими заболеваниями, как: сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, то, к сожалению, самокритика...

Константин Иванов:

Самое интересное, даже если нет хронических заболеваний, есть важный момент, который мы часто упускаем, к сожалению. Я это могу сказать не как врач, а как журналист, потому что в программе «Медицина будущего» я нередко встречаюсь с биологами. Вот на что я обратил внимание. Принципиальный момент – биологический возраст. 50, 60, 70 и 80 лет – это совершенно разные состояния. Ты можешь не иметь хронических заболеваний, таких как артериальная гипертензия, сахарный диабет и иже с ними, но метаболические аспекты в организме работают совершенно по-другому. Совершенно по-другому работает сердечно-сосудистая система, совершенно по-другому работает головной мозг. Это всегда стоит помнить. Действительно, наверное, это больше из прошлого, что родители стараются не беспокоить, сами справляться. Я абсолютно согласен: беспокоить, как раз, надо. Вашему ребенку будет легче вам помочь, потому что у него будет возможность, у него будет отрезок времени, когда можно будет что-то предотвратить.

Биологический возраст – принципиальный момент, потому что даже при отсутствии заболеваний организм работает совершенно иначе.

Алексей Безымянный:

Потому что вы зададите психоэмоциональную систему, которая поможет потом вашим внукам ухаживать и помогать вашим детям, то есть их родителям. То есть, не хотите помогать себе – помогите своим детям.

Константин Иванов:

Алексей, ты сейчас поднял важную тему. Да, мы можем говорить про вазоренальную форму, можем говорить про Иценко–Кушинга. Я думаю, уже очень много говорили, почему возникают вторичные гипертонии. Но сейчас остро стоит именно социальная проблема. Потому что стресс впереди планеты всей на данный момент.

Алексей Безымянный:

Мы постепенно пришли к этиологии, к основным причинам возникновения повышения артериального давления у молодых пациентов. Я предлагаю сделать шорт-лист.

Константин Иванов:

Давай, так. Мы делаем короткий шорт-лист, чтобы всем было понятно, для чего существуют исследования и почему есть определенные показания.

Итак, дорогие друзья, говорим о вторичных гипертензиях. Что нужно исследовать? Почки, почечные артерии, надпочечники, щитовидная железа, гипофиз, и, разумеется, органы-мишени – сердце, головной мозг. Это то, что делать необходимо. Это пока очень простые вопросы.

Алексей Безымянный:

Естественно. Электрокардиограмму делать?

Константин Иванов:

Если говорить об исследованиях, я бы тут был аккуратен, потому что у нас появилось то, чего не было еще несколько лет назад. Приходит пациент (я серьезно сейчас говорю), говорит: «Доктор! Первое: мы делаем МРТ с гадолинием сейчас. После этого мы делаем компьютерную томографию с контрастом. После этого, вы знаете, давайте, мы сделаем сцинтиграфию». Я с вот такими глазами сижу и спрашиваю: «Друг мой, а что такое гадолиний? Зачем тебе это исследование делать? Ты знаешь, что такое технеций, по сути? Зачем делать сцинтиграфию?»

Алексей Безымянный:

Доктор Гугл?

Константин Иванов:

Доктор Гугл, действительно. Он говорит: «У меня же всегда феохромоцитомы, доктор, ты ничего не понимаешь!» У меня волосы дыбом от того, что вся информация, которая появляется, они не знают, как ее связать. Я сразу говорю: «Так. Остановились. С этого момента вы не знаете ни-че-го из того, что вы прочитали. Вы мне просто рассказываете о своих симптомах». Они никак не могут от этого отвыкнуть, понимаешь?

Самое простое, что можно сделать очень быстро? Разумеется, это электрокардиограмма, конечно, если требуется; суточный мониторинг давления, суточный мониторинг ЭКГ, если есть к тому показания, опять же; и это определенные биохимические маркеры. Дальше кардиолог уже углубленно должен смотреть: нужны ли гормональные показатели? Их достаточно много, на самом деле, нужны ли те или иные исследования. Уже тогда решать, стоит ли прибегать к высоким технологиям, таким как МРТ, КТ и иже с ними. Иногда нужно просто взять фонендоскоп, поставить в нужные точки и послушать.

Алексей Безымянный:

Послушать сердце, послушать тон. Базисно, очень много информации. Боюсь, что люди просто потеряются. Как минимум, нужно измерять артериальное давление, чуть позже мы расскажем, как это делать, несколько раз в день. При возможности найдите врача, либо медицинский центр, в котором вы сможете провести суточный мониторинг. Это не значит, что вы будете в медцентре проводить сутки, нет. На вас определенным образом смогут закрепить датчики, измеряющие артериальное давление на сутки, если хватит заряда аккумулятора, который вы отдельно купите. Этот показатель для вас будет определяющим.

Итак, подведём некоторые промежуточные итоги первой части нашей программы. Если не контролировать давление, что может быть плохого у пациента?

Константин Иванов:

Я скажу очень быстро и очень кратко, чтобы люди, наконец-то, задумались. Прежде всего, чаще всего возникает нарушение мозгового кровообращения. В частности, это очень часто сопряжено с инфарктом, к которому впоследствии ведет сердечная недостаточность, например. Чтобы вы понимали: из-за того, что вы не контролируете свои показатели давления, вы можете превратиться в недееспособного человека.

Нарушение артериального давления сопряжено с нарушением мозгового кровообращения.

Алексей Безымянный:

Вот так. Инсульт, или инфаркт, и вы превращаетесь в недееспособного человека.

Константин Иванов:

Я хочу сказать, еще раз возвращаясь, что, безусловно, эта тема была и будет актуальна. Я думаю, что показатели будут, так или иначе, пересматриваться.

Самое главное, что вы пришли. Вы пришли, к кому вы должны обращаться? Разумеется, это терапевт, и кардиолог, безусловно.

Алексей Безымянный:

Собственно говоря, к нам. Константин, как попасть к вам на прием?

Константин Иванов:

Элементарно. Все знают мой Facebook и Instagram, мобильный телефон. Алексей, я думаю, что к вам можно обратиться, мы-то обращаемся друг к другу достаточно часто. Кардиоцентр ведет постоянный прием. Отделение Ирины Евгеньевны Чазовой – это, как раз, отделение, которое занимается, в частности, и вторичными гипертониями. Кардиоцентр всегда открыт для пациентов и всегда готов помочь. Более того, кардиоцентр – это уникальное место, где занимаются легочной гипертензией, с чего мы начали программу.

Алексей Безымянный:

Как называется кардиоцентр? Кардиоцентров несколько в России. Хотел бы, чтобы все, кто смотрит, слушает нашу программу, знали название и знали лучший.

Константин Иванов:

Он сейчас называется «Национальный медицинский исследовательский кардиологический центр». В народе его называют по-другому: «Институт кардиологии имени Мясникова». Два момента, о чём мы говорим в нашей программе сегодня: там очень давно, принципиально занимаются именно артериальной гипертензией, гипертонической болезнью и легочной гипертензией, и в частности хирургическим лечением. Я сейчас хотел бы обратиться к молодым докторам в нашей стране, чтобы они были наиболее внимательны к своим пациентам, к молодым пациенткам, к молодым пациентам уже. Не нужно дожидаться, когда вы услышите акцент 2 тона или шум Грэхема-Стилла. Вы должны знать определенные вещи, чтобы вовремя выявить легочную гипертензию и направить в федеральные центры, где можно быстро помочь. Очень прискорбно, когда молодая девочка в 25 лет из-за того, что ее недообследовали, или не сделали то или иное, или неправильно послушали, погибает у тебя на руках буквально за несколько месяцев.

Алексей Безымянный:

Какие критерии?

Константин Иванов:

Критерии – прежде всего, это ультразвуковая диагностика. ЭХО. Это врач функциональной диагностики, в Соединенных Штатах это был бы кардиолог.

Алексей Безымянный:

На простом, дилетантском языке – «УЗИ сердца».

Константин Иванов:

УЗИ сердца, принципиальный момент. Послушать анамнез, разумеется. Почему начала задыхаться? Когда начала задыхаться? Почему стала очень быстро переутомляться? Какие-то симптомы, которым нужно уделять внимание, и обязательно отправлять хотя бы на ультразвуковое исследование. Дальше уже целый комплекс процедур, на самом деле. Мы там видим повышение давления в системе легочной артерии чаще всего, показатель СДЛА.

Алексей Безымянный:

Будет ли сопровождаться этот показатель повышением артериального давления?

Константин Иванов:

Не всегда. Это может быть и падение артериального давления, в частности.

Алексей Безымянный:

Тогда каким образом врач примет решение направить пациента на ЭХО?

Константин Иванов:

Чаще всего это хроническая тромбоэмболия. Тромбоэмболия всегда сопряжена с тем, что может быть кровохарканье, а в последующем человеку становится трудно дышать, резко. Может быть отечность, как проявление сердечной недостаточности, но это уже другое. Прежде всего, нужно очень внимательно осмотреть пациентку, нужно очень внимательно ее послушать. Даже если вам дают всего 12-15 минут. Очень важный момент: внимательно выслушать пациентку и послушать ее. Взять фонендоскоп и обязательно послушать.

Алексей Безымянный:

Да, очень важно, чтобы врачи не забывали, что за писаниной и печатанием истории болезни необходимо смотреть и слушать пациентов. Даже если у одного из тысячи пациентов вы выявите – вы спасете ему жизнь.

Теперь я хотел бы рассказать о первичных мероприятиях. Если у пациента вдруг выясняется повышенное артериальное давление, а чаще всего это будет случайным исследованием, проведенным в медпункте, в аптеке. Хорошо, что в аптеках сейчас есть тонометры. Я считаю, это очень здорово.

Константин Иванов:

Это очень правильно и очень здорово! Ты, кстати, не акцентируешь внимание, а ведь тебя стоит похвалить, потому что ты не только активный участник спортивных мероприятий, но ты очень много делаешь для того, чтобы на этих мероприятиях было измерение артериального давления. У нас большое количество знакомых, друзей спортсменов. По сути, ты первый, кто у них это выявляет.

Алексей Безымянный:

Спасибо. Да, я выявляю. Самое главное ещё и контролировать свое состояние. Мы дальше перейдем к этому. Спорт – это отдельная история. На что хотел бы обратить внимание? Многие начинают вдруг резко готовиться к Ironman, к марафону. Да, это модно, это престижно, это классно. У многих достижение такого результата, как пробежать марафон, или сделать половинку, или целый Ironman сопрягается еще, ассоциируется с достижениями в бизнесе. Но, всё должно быть равномерно, постепенно. Друзья, за полгода готовиться к марафону – вы угробите себя, угробите свое здоровье!

Константин Иванов:

Да, даже к полумарафону.

Алексей Безымянный:

Поэтому у многих любителей, которые вдруг резко начинают готовиться к крупным, к серьезным физическим нагрузкам, наступают очень серьезные проблемы со здоровьем. Не артериальная гипертензия – гораздо больше проблема!

Константин Иванов:

Я кстати, могу сказать, что я вообще против, честно, я против марафонов не для профессиональных спортсменов. Потому что это всегда заканчивается весьма плачевно.

В погоне за модой и престижем не следует вдруг становиться марафонцем. Лучше обратите внимание на состояние своего здоровья.

Алексей Безымянный:

Поэтому готовиться нужно несколько лет. Должна быть нагрузка под контролем врача. Не просто так у нас выдают справки в стране. Между прочим, многие страны отменили медицинское освидетельствование перед физическими нагрузками, а у нас есть Приказ Министерства здравоохранения РФ №134, регламентирующий объем медицинских исследований человека. Не покупайте справку-допуск к спортивным мероприятиям в Интернете, в переходе, где бы то ни было, не ходите в тот медицинский центр, где вам выдают справку без осмотра, как минимум, без измерения артериального давления и без снятия электрокардиограммы. Забудьте. Обследуйте себя, и тогда не наступят осложнения, о которых мы сегодня говорили: инфаркты, инсульты.

Константин Иванов:

Алексей, но, по сути, о чём ты меня исходно спросил: почему же у молодых? Один момент ты озвучил. Я считаю его принципиальным. Потому что, что такое «здоровый образ жизни»? Это когда мы делаем себе в удовольствие. Это может быть длительная прогулка, может быть – выйти с ребенком покататься на коньках, сейчас, в данный момент. Но это не значит, что четыре раза в неделю надо ходить в спортзал. Некоторые ходят ежедневно в спортзал, проводят там по два-три часа. Потом мы все удивляемся, что у 30-летнего парня, несмотря на рельефность тела, возникает артериальная гипертония.

Алексей Безымянный:

Некоторые выкладывают в Instagram, в Facebook отчеты после тренировок. 10 километров пробежал утром, 20 – вечером проехал на велике.

Константин Иванов:

Да. А сколько еще при этом фармы используется! Это второй момент. Многие, чтобы, например, быстро сбросить вес, используют определенные термогеники, которые повышают артериальное давление, ускоряют частоту сердечных сокращений и повышают температуру тела, чтобы быстрее происходили некие метаболические процессы, обменные процессы. В результате мы, опять же, получаем артериальную гипертонию.

Алексей Безымянный:

То есть первая причина – это не равномерные, а предельные или запредельные физические нагрузки.

Константин Иванов:

Первая причина, все-таки, я считаю, что в мегаполисе это стресс. Обрати внимание, прыгнуть с парашютом – это стресс?

Алексей Безымянный:

Безусловно.

Константин Иванов:

Но, когда ты прыгаешь с парашютом, помимо адреналина, у тебя также выделяются эндорфины. Это полезно. А когда ты едешь после 20-часового трудового дня, потому что тебе нужно заработать все деньги, ты садишься в машину, встаешь в пробку и что испытываешь на выходе? Тот же самый стресс. У тебя тот же самый выплеск адреналина, эндорфинов – ноль, и у тебя ко всему прочему еще снижается уровень (для мужчин очень важно) тестостерона, о чём мы очень редко говорим.

Алексей Безымянный:

И повышается уровень пролактина. О чем мы тоже не говорим.

Константин Иванов:

Нередко. Почему сейчас содружество невролог-эндокринолог-кардиолог? Это, по сути, беда, когда к тебе приходит молодой человек, 25-30 лет. Их много, целая выборка, кто уже жалуется на свою эректильную дисфункцию. Тоже важный критерий, что тебе нужно заняться этим молодым человеком.

Алексей Безымянный:

Но здесь, я хочу сказать, что спорт, как раз, является определенным лекарством борьбы со стрессом. Но, умеренный спорт, да. Поэтому человек должен испытывать нагрузки, после которых у него не будет дискомфорта, повышения артериального давления, работать дозированно. Мы, практически, в каждой программе цитируем нашего великого физиолога профессора Ивана Сеченова, который сказал, что для полноценной здоровой жизни нужно 8 часов работать, 8 часов отдыхать и 8 часов спать. Константин, вы, надеюсь, придерживаетесь рекомендаций?

Константин Иванов:

Было бы нечестно солгать нашим радиослушателям. В силу того, что мне, к сожалению, в таком графике жить не получается. Более того, если уж говорить с точки зрения доказательной медицины, то это все тоже немножко не так.

Алексей Безымянный:

То есть вы спите, наверное, часов 12?

Константин Иванов:

Разумеется, 12-14 обычно могу себе позволить. Раза два в неделю выхожу на работу, чтобы не забывали, как выгляжу, в конце концов. Но, по сути, говоря, возвращаясь к стрессу, я хочу, чтобы многие на это обратили внимание. Многие перестали полноценно общаться в семьях, перестали обращать внимание на своих детей.

Алексей Безымянный:

Как общаться в семьях? Для этого есть мессенджеры.

Константин Иванов:

Именно. Есть прекрасный видеоролик, когда сидит глава семьи, все дети сидят с гаджетами. В итоге он понимает, что – всё, больше нет его сил, и ставит на стол печатную машинку, начинает по ней колотить.

Я бы еще затронул фармакологию. Как мы говорили? «У нас нет туберкулеза». Сейчас на конференции ВОЗ мы выясняем, что у нас огромное количество людей с туберкулезом. «У нас нет ВИЧ». У нас огромное количество людей ВИЧ-инфицированных.

Алексей Безымянный:

Хочу вернуть тебя на одно предложение назад. Обязательно проговорим еще сегодня про гаджеты. Давай, вернемся к фармакологии, к стимуляторам. Очень актуальная тема. Ты рассказал о том, что человек после работы, 20-часового рабочего дня, едет домой, домой ему нужно как-то добраться. Наверняка хочется спать. Что человек делает перед тем, как поехать домой? Выпивает чашку кофе, наверняка.

Константин Иванов:

Ну, кофе. С кофе всегда очень интересно, одна из любимых тем – кофе и чай. Тут любимые наши кто? Англичане, разумеется. Но в этой ситуации сейчас выступили испанцы. Последнее их исследование, которое было представлено на европейском конгрессе кардиологов, показало, что четыре-пять кружек кофе только полезно. 33 000, по-моему, исследуемых было. Нормально, разумеется, для здорового человека. Потому что кофеин и теобромин, которые там содержатся, это стимуляторы, так или иначе.

Алексей Безымянный:

Но для пациентов, у которых есть фактор риска, у которых уже были выявлены повышения и скачки давления, которые испытывают стресс, перегрузки, недосып – для них не четыре чашки кофе, извините, для них, максимум, одна чашка кофе, а, может быть, и ни одной.

Константин Иванов:

Я бы не был так категоричен. Надо смотреть у каждого индивидуально, что будет, все-таки. Всё по-разному бывает. Кстати, друзья мои, надо прекрасно помнить, что, несмотря на кофе, кофеин, теобромин, как у вас ассоциируется, есть определенные виды и сорта чая. Например, пуэр тот же самый, в котором в 4 или в 6 раз больше кофеина и теобромина на самом деле, он больший стимулятор.

Но, оставим стимуляторы. Почему так мало говорят о том, что молодые люди живут на психоактивных, на психотропных препаратах? Если говорить совершенно честно. Наркотические и психотропные препараты. Я никогда не забуду, как поступила девочка 24 лет с инфарктом. 24 года. Инфаркт. Как ты думаешь, чем он был вызван?

Алексей Безымянный:

Инфаркт у пациента, 23 года. Мы недавно эвакуировали в «Склиф» с остановкой сердца. Не будем озвучивать название напитка.

Константин Иванов:

Не будем называть, но это наркотический препарат.

Алексей Безымянный:

А, извините, аневризма аорты?

Константин Иванов:

И аневризма аорты, и разрыв аневризмы аорты, уж тем более – повышение давления.

Алексей Безымянный:

Это хорошо в Москве. Настолько круто сейчас работает система сосудистых центров, главное – вовремя обратиться за медицинской помощью. 6 минут – приедет бригада скорой помощи. Через 30 минут он будет лежать на операционном столе. Даже с аневризмой ему спасут жизнь, и с инфарктом. А если рядом никого нет?

Константин Иванов:

А если это регион? Я из Нового Уренгоя сейчас приехал.

Алексей Безымянный:

Регион региону рознь. Вопрос не в этом.

Константин Иванов:

Вопрос и в этом тоже.

Алексей Безымянный:

А если никто не вызовет? А если находится на даче?

Константин Иванов:

А если… А если… А если… Самое главное, что об этом стоит говорить. Потому что это некий модный тренд, который закладывают, в том числе, многие университеты. Это некая тусовка. Ты же в медицинской тусовке, верно? Потому что нужно быть в медицинской тусовке. Так же и эти люди оказываются в тусовке, где модно употребление психоактивных веществ либо наркотиков. Они не понимают, к чему это все приведет. Об этом стоит говорить.

Алексей Безымянный:

Которые приводят к инфарктам, к инсультам, к аневризме. Все основные причины смерти у подобных пациентов связаны с сердечно-сосудистыми заболеваниями, точнее, с их осложнениями, поэтому огромный риск. Возможно, люди думают, что всё пройдет бесследно – это никогда не пройдет бесследно, никогда.

Но, помимо запрещенных наркотических препаратов, есть еще и разрешенные различные напитки, которые употребляют. Я недавно в магазине смотрел: вроде бы уже нет алкогольных энергетиков в продаже, но, я уверен, что где-то можно еще найти. Наверняка, или в регионах, или в маленьких магазинчиках. Это вред, яд.

Константин Иванов:

По сути, любые энергетики – уже яд, не только из-за содержания стимулирующих препаратов, стимулирующих веществ. Просто вдумайтесь: ведь там огромное количество сахара, который тоже стимулирует работу, в том числе работу головного мозга. Многие говорят: «Я выпил энергетик – и мне стало круто». Вот именно, «круто». Некий прилив почувствовал. А что будет потом? Дружище, а ты подумал, какое количество инсулина выделилось, чтобы подавить этот сахар? Ты подумал о том, что ты в 25 лет, помимо гипертонии, получишь сахарный диабет?

По сути, любые энергетики – яд, из-за высокого содержания сахара.

Алексей Безымянный:

Хорошо, чем бодриться тогда?

Константин Иванов:

Бодриться, прежде всего, нужно полноценным сном для себя. Разумеется, я очень рекомендую прогулки. Обязательно пешком ходить. Любые положительные эмоции, которые тебе приносят общение с ребенком, поход в театр, свои развлечения, та же самая книга. Почему-то мы все забыли.

Алексей Безымянный:

Но не видеопросмотры. Какие бы не были смешные ролики в Интернете, но человек не только смешные смотрит, но гораздо больше новостей, которые вызывают у него психоэмоциональную реакцию. В результате это приводит к переутомлению. Глаза человека устают, у человека, в том числе, повышается и внутриглазное давление, внутричерепное давление и т.д. Поэтому, меньше времени уделяем гаджетам, больше – общению с близкими. Гигиена сна обязательно.

Константин Иванов:

Принципиальный момент. Проблема со сном – бич нашего времени, в том числе. Дело даже не в 6-7 часах. Дело в том, что надо постараться ложиться в одно и то же время, создавать условия, чтобы было темно, прохладно.

Алексей Безымянный:

Проветривание помещения.

Константин Иванов:

То, что мне, например, никогда не удается, но я знаю, что тебе удается – это как ты просыпаешься. С первым звонком будильника нужно встать, а не откладывать будильник на каждые 5-10-15 минут.

Алексей Безымянный:

Да, у меня получается встать и идти делать гимнастику. Организм нужно завести, нужно с утра сделать зарядку, гимнастику.

Константин Иванов:

Потому что ты давно увлекся пилатесом, я знаю.

Алексей Безымянный:

Я не только пилатесом, я многими вещами увлекаюсь утром. Поэтому зарядка, душ, кофе, чай. Для каждого свой напиток. Не наедайтесь на ночь, иначе вы не будете высыпаться (к разговору о гигиене сна). Избавьтесь от храпа, ночного апноэ. В общем, вы должны высыпаться. Используйте браслеты, что угодно, засекайте время, во сколько вы ложитесь, во сколько вы просыпаетесь, для того чтобы понять, сколько вам нужно часов. Определите сами для себя фазы, либо обратитесь к сомнологу, который вам поможет.

Константин Иванов:

Не забывать, разумеется, про питание, ребята, мы про это часто говорим. Самая большая проблема – это метаболический синдром, ожирение. Конечно, общаться со своим сексуальным партнером. Чем чаще вы будете это делать, тем вы здоровее будете.

Алексей Безымянный:

Отлично! Двигайтесь, ходите. Ежедневно не менее 7-10 тысяч шагов проходите, двигайтесь. Что немаловажно, если вдруг у вас повысилось артериальное давление, появились головная боль, тошнота и прочее – обратитесь к врачу. Без назначения врача не принимайте лекарства ни в коем случае. Не гасите боль головную. Только по назначению врача! Тогда вы спасете себя, будете спокойны, будете здоровы. Найдите врача, которому вы доверяете, который компетентный, ходите к нему регулярно, потому что рано или поздно все равно придется обращаться к специалистам. Друзья, будьте здоровы!

Константин Иванов:

 Я, пользуясь моментом, хочу вам всем пожелать хорошего настроения, и, пользуясь моментом, всех поздравить с наступающим Новым Годом!

Алексей Безымянный:

Спасибо!