Инфаркт миокарда

Кардиология

Тэги: 

Юлия Титова:

Здравствуйте, в эфире программа «Кардиология с доктором Грачевым». Я представляю Сергея Грачева, врача-кардиолога. 

Сергей Грачев:

Здравствуйте!

Юлия Титова:

Сергей, здравствуйте. Помогать буду сегодня я, Юлия Титова, обсуждаем мы инфаркт миокарда. И прежде всего хочется узнать у практикующего врача что на сегодняшний день люди знают об инфаркте миокарда, и какие существуют ошибочные мнения. 

Сергей Грачев:

Люди, которые еще не пережили инфаркта миокарда, обычно никакого толком представления не имеют. Они знают, что это смертельно опасное заболевание, которое где-то далеко, возрастное, и что это рано или поздно приходит ко всем, и предсказать невозможно. Обычно произносят фразу из фильма «Инфаркт миокарда, вот такой рубец». И в голове у нормального человека инфаркт – это некий рубец, который вдруг появляется на сердце и мешает жить. Отчасти это действительно так, но следует разобраться. Я сегодня расскажу об инфаркте миокарда, о своей практике. И так как недавно на нашем канале уже обсуждали инфаркт миокарда и все в подробностях описали, еще раз вкратце вспомним, я расскажу о стереотипах, о мифах и об основных ошибках пациентов. Надеюсь, что кому-то это пригодится и, может быть, даже поможет. 

Юлия Титова:

Это наша первая цель – донести истинную, правильную информацию до нашего слушателя. Вы сказали, что многие действительно знают, что инфаркт миокарда – это зачастую смертельное заболевание, это смертельный случай. А какова смертность на сегодняшний день от инфаркта миокарда, есть у Вас какие-то цифры? 

Сергей Грачев:

Если происходит инфаркт миокарда, средняя смертность от него 10 %. В ряде клиник бывает и меньше, до 5 %, при стандартном лечении, даже в плохой клинике, даже самое основное лечение, о котором знает любой студент, снижающее смертность, позволяет ограничить смертность до 15 % от инфаркта миокарда. Инфаркт миокарда – это форма ишемической болезни сердца. Заболеваемость ишемической болезни сердца зависит от возраста. То есть в типичном случае в 65 лет смертность по причине ишемической болезни сердца 160 на 10.000 населения. 

Юлия Титова:

Вы сказали, что в различных клиниках разный процент смертности. По какой причине так получается?

Сергей Грачев:

Потому что есть определенные центры, где все выполняется по международным стандартам. Но везде так сделать невозможно, в основном, потому что это связано с тем, что теряется время по пути в такой стационар. 

Юлия Титова:

Какой путь приводит человека к инфаркту миокарда? Мы уже поняли, что настичь он может человека любого возраста, но наверняка этому предшествуют какие-то действия. Расскажите, пожалуйста, об этом пути. 

Сергей Грачев:

Существуют так называемые факторы риска, которые характеризуют вероятность умереть от инфаркта или инсульта, и факторы риска относятся к атеросклерозу, потому что инфаркт – форма ишемической болезни сердца. Ишемическая болезнь сердца – это частное проявление атеросклероза. Есть факторы риска атеросклероза, которые у всех на слуху. Это ожирение, сахарный диабет, курение, давление, возраст, мужской пол тоже фактор риска. Каждый год добавляются новые факторы риска, малоизученные. Прежде, чем произойдет инфаркт, в организме очень долго, годами происходят изменения, которые можно диагностировать, визуализировать даже за десятки лет. Собственно, почему к кардиологу нужно идти пораньше, когда ничего не беспокоит? Потому что когда появляются сердечно-сосудистые симптомы, это уже признак необратимости процесса.

Инфаркт то же самое. Даже если произошел просто острый коронарный синдром и не дошло до инфаркта, то уже нужно принимать те же препараты, чтобы он не произошел, или если произошел, чтобы не произошло повторного. Препараты нужно принимать пожизненно. Чтобы не заболеть, нужно сходить хотя бы за 35-40 лет один раз к кардиологу, просто поговорить, оценить риск, учитывая наследственность и основные факторы риска, которые присутствуют в жизни пациента. И тогда уже можно примерно сказать, сколько лет ждать инфаркта, как проводить профилактику, как не допустить этого, режим активности, режим питания, исследования, которые иногда нужно проводить.

Юлия Титова:

Я абсолютно с Вами согласна, что нужно идти к врачу на обследование, делать это регулярно, но все-таки не все доходят до врачей. Есть ли какие-то звоночки или сигналы, к которым нужно прислушиваться в состоянии нашего здоровья? Есть ли яркие проявления, которые в итоге могут привести уже к инфаркту?

Сергей Грачев:

Есть, конечно. Обычно инфаркт происходит на фоне уже имеющегося официально поставленного диагноза «ишемическая болезнь сердца». Чаще всего это стенокардия, то есть типичные боли в грудной клетке, проявляющиеся при физической нагрузке. Но инфаркт миокарда существует еще как форма ишемической болезни сердца, без каких-то предвестников, без ощущений, без симптомов, то есть сразу происходит инфаркт миокарда. 

Инфаркт миокарда существует еще как форма ишемической болезни сердца, без каких-то предвестников, без ощущений, без симптомов, то есть сразу происходит инфаркт миокарда. 

Юлия Титова:

Давайте вернемся к определению инфаркта миокарда. Что такое миокард, бывает ли инфаркт чего-то другого, нежели миокарда, давайте разберемся в самом термине. 

Сергей Грачев:

Инфаркт – это форма ишемической болезни сердца, при которой происходит повреждение части сердечной мышцы, которое может привести к летальным последствиям или к снижению функции сердца, то есть к сердечной недостаточности. Инфаркт – это общее патологоанатомическое определение, которое бывает не только в сердце, но и в почках, легких, других органах, и везде это происходит по-своему. То есть в каждом органе свои особенности повреждения. Отличие, в основном, в способе заживления этого инфаркта.

Инфаркт, как я уже сказал, это не просто рубец, который появляется одномоментно. Это сначала некроз, то есть нарушается кровообращение в сердечной мышце в каком-то определенном очаге из-за того, что туда плохо поступает кровь из-за атеросклеротического поражения. Клетки отмирают уже в течение часа после полной окклюзии артерий, перекрытия кровообращения, умирает 80% клеток, и следующие 6 часов остальные 20%. Поэтому время всегда важно. Дальше они, грубо говоря, расправляются, рассасываются, и на это место приходят клетки, которые замещают миокард структурной тканью типа соединительной, как бывает в коже или в связках. Происходит то же самое, когда мы, например, пораним кожу: сначала воспаление, слабое место, больное, потом постепенно уже происходит формирование рубца. Но сердце – не кожа, сердце бьется и постоянно испытывает нагрузку. Поэтому формирование рубца, его качество зависит от работы сердца, точнее от того, какую нагрузку дает пациент после того, как инфаркт произошел. Собственно, и задача врачей – это снять нагрузку с сердца после того, как произошел инфаркт.

Юлия Титова:

Каким образом можно дать сердцу передохнуть и что под этим подразумевается?

Сергей Грачев:

Если есть очевидные факторы, которые нагружают, нужно их устранить. Например, препараты, снижающее давление. Частоту сердечных сокращений нужно снижать обязательно. Поэтому в стандартной схеме лечения присутствуют препараты, снижающие частоту сердечных сокращений. Причем работа сердца и нагрузка на сердце имеют квадратичную зависимость частоты сердечных сокращений. Например, снижение частоты сердца, частоты сердечных сокращений на 10 ударов в минуту снижает нагрузку примерно в полтора раза. Сначала, конечно, воздействуют на причины, снижают нагрузку на сердце с помощью медикаментозных препаратов, потом отправляют пациента на этой схеме на реабилитацию, и дальше все зависит от него. 

Юлия Титова:

Частота сердечных сокращений снижается в стационаре, то есть человек находится в полном покое. И какая-либо физическая нагрузка, даже пошевелиться, наверное, в каком-то смысле или понервничать абсолютно точно под запретом?

Сергей Грачев:

Да, здесь пора вспомнить основную проблему пациентов, которые попадают в кардиореанимацию. Их кладут в реанимацию, раздевают, отбирают телефон. Естественно, любой человек в этом состоянии испытывает стресс, и главное, он не видит, не понимает того, что несмотря на хорошее самочувствие, он в сознании, нужно находиться в реанимации с мочевым катетером, с капельницами, под наблюдением. То есть несоответствие, потому что люди думают, что реанимация – это какая-то постоянная кома. Нет, здесь самое главное – риск. То есть пока в сердце вот эти процессы не произошли, не заместился некроз структурной тканью, это место очень слабое. Любое превышение нагрузки на сердце даст разрыв, то есть это тампонада или разрыв миокарда, тампонада перикарда это называется, острое состояние, которое характеризуется высокой летальностью. 

Юлия Титова:

Сколько требуется времени на замещение этих клеток? 

Сергей Грачев:

Сейчас скажу. Кроме того, в реанимации могут произойти нарушения ритма. И все-таки от инфаркта снижается работа сердца, и нужно следить, как это происходит. В течение инфаркта миокарда выделяют периоды, когда действительно можно ожидать каких-то осложнений, связанных с разрывом самого тонкого места. Это 3 и 5-7 день. То есть, как правило, человек уже переводится из реанимации в отделение, ему даются рекомендации по активности, а он их не выполняет. Если Вас перевели в отделение, это не значит, что нужно ходить. Надо помнить о том, что нужно максимально разгрузить сердце. Доктора сделали свое, они назначили препараты, дальше все зависит от Вас. Нужно себя щадить, несмотря на самочувствие. Даже если Вы себя прекрасно чувствуете, нужно спокойно ходить, больше лежать, выполнять инструкции врача лечебной физкультуры, аккуратно все делать, сильно не переживать, сильно не радоваться, никаких нагрузок, никакого кофе и никаких сигарет. Как правило, такие осложнения происходят в туалете, потому что туда человек идет покурить. 

Если Вас перевели в отделение, это не значит, что нужно ходить. Надо помнить о том, что нужно максимально разгрузить сердце. Доктора сделали свое, они назначили препараты, дальше все зависит от Вас.

Юлия Титова:

Мы против курения, абсолютно точно. И у меня к Вам такой вопрос: в реанимацию родственников не пускают, я так понимаю? 

Сергей Грачев:

Да. 

Юлия Титова:

И касательно состояния Вы сказали, что может быть так, что человек вообще не чувствует никаких недомоганий, даже нет каких-то проявлений боли в области сердца на период заживления. 

Сергей Грачев:

Бывает и такое. Но в реанимации что происходит: снимается болевой синдром, назначается лечение, пациент наблюдается. Если человек поступил в первые сутки от начала приступа, чем раньше, тем больше манипуляций можно проводить. Можно проводить медикаментозное лечение инфаркта миокарда. То есть через час от начала инфаркта 80 % клеток отмирает, еще через 6 часов основные клетки, 100 %. И за них тоже борются, растворяют медикаментозно тромб, который обычно образуется в месте сужения артерии.

Почему инфаркт происходит при ишемической болезни сердца? Не просто бляшка перекрывает артерию, это не может неожиданно произойти, она разрыхляется, и на нее садится тромб. Это обычно непредсказуемый процесс. Плюс еще человек дает какую-то сильную нагрузку. И обычно всегда присутствует тромб, его можно растворить препаратами, они дорогие, они требуют врачебного контроля, имеют довольно серьезные побочные эффекты, поэтому постоянно нужно наблюдение.

И есть подход – проводят ангиографию, коронароангиографию со стентированием или баллонной ангиопластикой, то есть в рентгеновском излучении просвечивают сердце, в кровоток пускают контраст, этот контраст отбрасывает тень на рентгеновский снимок в реальном времени, и мы видим все сосуды, где они сужены. Если таких сужений немного, то устанавливают туда стент или проводят баллонную ангиопластику. Заводят маленький баллончик, раздувается, весь процесс коронароангиографии обычно происходит под местной анестезией, и восстанавливается кровоток. Обычно это делается в первые 6 часов, редко в некоторых стационарах до двух суток позволяется это делать. Если неудобное положение бляшки или многососудистые поражения, пациенту по возможности проводят аортокоронарное шунтирование: берут сосуд с другого места организма и строят обходной путь вокруг этого сужения, чтобы кровь поступала не через то место, где бляшка. Это уже операция под общим наркозом. 

Юлия Титова:

Сергей, Вы уже неоднократно сказали, что здесь максимально ценно время, которое будет выделено на реакцию, на последующие меры, которые будут приняты врачами. Давайте поговорим о цифрах. В случае, если произошел инфаркт миокарда, сколько у нас есть времени, чтобы добраться до врачей, избежав при этом серьезных последствий?

Сергей Грачев:

У пациентов времени вообще нет. У врача есть рабочая схема на любую ситуацию в зависимости от сроков. Врач может определить очень точно, когда произошел приступ, по анализам в том числе. Пациент не может определить, когда приступ просто стенокардии, и когда он переходит в инфаркт. Обычно затяжной приступ стенокардии в течение получаса точно приводит к инфаркту. Это тоже проблема, когда пациент думает, что пройдет. Любой затяжной приступ стенокардии больше 10 минут имеет свои последствия. То есть нужно вызывать скорую и снимать кардиограмму, по крайней мере, разбираться. Приступ больше 20-30 минут приводит к инфаркту. Кроме того, сама боль может привести к шоку, даже если это не сильная боль, а просто тяжесть, в человеке есть такой физиологический механизм, который на боль реагирует снижением давления, шок. Это тоже состояние, характеризующееся высокой летальностью. Дальше, если доктор предлагает провести манипуляции, коронароангиографию ту же самую, не нужно думать – если доктор так считает, его нужно слушать и соглашаться с ним. 

Пациент не может определить, когда приступ просто стенокардии, и когда он переходит в инфаркт. Обычно затяжной приступ стенокардии в течение получаса точно приводит к инфаркту.

Юлия Титова:

Все-таки стараемся полагаться полностью на врача?

Сергей Грачев:

Да, слушать его надо. Если врач думает, что это опасно, или сомневается, то он даст понять, какой расклад, насколько это эффективно и может ли давать какие-то побочные эффекты. Но в современной медицине ни разу не видел, чтобы врач избегал своих обязанностей.

Сейчас каждый шаг пациента после того, как он обратился, стандартизирован, рассчитан. В идеале тромболизис, та самая капельница от инфаркта, предлагается уже в скорой помощи, и согласие на коронарографию берется в машине скорой помощи, чтобы не терять времени, потому что пока лифт, приемный покой, если к этому еще прибавить время, которое требуется на оформление документов, могут уйти те самые драгоценные минуты. Поэтому в идеале все делается именно так. Часть работы происходит даже в машине скорой помощи.

Дальше пациента сразу, минуя реанимацию, везут на каталке на коронарографию, смотрят масштаб происходящего и ставят стент, а если нельзя поставить стент, направляют на АКШ или, если возможно, сначала стабилизируют пациента, а потом делается в плановом порядке тоже АКШ, все это делается бесплатно. Если человек обратился по острому состоянию, по экстренным показаниям, у нас в России все это делается бесплатно. Не везде это доступно, потому что, опять же, если кто-то живет далеко в деревне, он не может, особенно в такую погоду, как сейчас, вовремя доехать до стационара. Принято ругать медицину в таких случаях, но очень многое зависит от пациента. Примерно в половине случаев на каком-то из этапов какая-то проблема. Либо человек недооценил свое состояние в самом начале, не вовремя вызвал, либо в скорой происходят какие-то проблемы, пациент не хочет госпитализироваться, не понимает, что ему дома никто не поможет, либо долго думает или отказывается от коронарографии, либо не хочет лежать в реанимации, или он курильщик со стажем и не может не курить, например, и только поэтому отказывается. Часто бывает так, что пожилые пациенты просто не хотят покидать надолго своих домашних питомцев. Их, конечно, жалко, но они могут остаться совсем без хозяйки, об этом они не думают. Естественно, когда выпускают из реанимации, половина случаев осложнений там и происходит. Я уже сказал, что пациент идет курить или просто начинает ходить, и увеличивается нагрузка на сердце с последствиями.

Юлия Титова:

Расскажите, пожалуйста, о периоде реабилитации, о том самом времени, когда пациента выписывают из клиники. Его жизнь после лечения – какой она должна быть и какие ошибки зачастую допускают пациенты?

Сергей Грачев:

Все изменения, которые могут быть после инфаркта миокарда, анатомические, они происходят в первые полгода. И это считается периодом реабилитации, в который нужно обязательно выполнять определенные рекомендации для того, чтобы период этот прошел без последствий. Какие это последствия? Я сказал, что сердце работает постоянно, давление в нем меняется каждую секунду, плюс сокращается сама мышца, другие нагрузочные факторы и моменты. Если нагрузка слишком большая или небольшая, но длительная, продолжительная, то рубец формируется неправильно. Он растягивается и формируется мешкообразное расширение, которое называется аневризмой, оно потом доставляет человеку очень много неудобств. Аневризма не ощущается, но в ней может гнездиться тромб, потому что там происходит застой крови, и она, естественно, не участвует в сокращении и делает сокращение сердца неэффективным, другими словами, приводит к сердечной недостаточности.

Все изменения, которые могут быть после инфаркта миокарда, анатомические, они происходят в первые полгода. И это считается период реабилитации, в который нужно обязательно выполнять определенные рекомендации для того, чтобы период этот прошел без последствий.

Какие рекомендации обычно даются? Те же, что и в больнице, но уже полагаются больше на пациента. То есть меньше нагрузки, по крайней мере, дается программа нагрузки, частота сердечных сокращений, на которые нужно ориентироваться при активности и в покое. Надо сказать, что работающих пациентов в России направляют сначала в санаторий – всех, без исключения. Если человек не работает, пенсионер, например, некоторых тоже направляют, но обычно выписывают домой. Там они проходят курс лечебной физкультуры, то есть постепенный ввод в обычный режим, но смотря, опять же, на самочувствие. Человек себя хорошо чувствуют, но ему не позволяют сразу много двигаться, а выполнять определенные упражнения, которые помогают сердцу работать. Есть такие упражнения, все это проводит инструктор лечебной физкультуры.

Если пациент выписывается домой, он тоже ходит в поликлинику, или его посещает доктор, который руководит этим процессом. Периодически, естественно, проводится дообследование, анализы для того, чтобы выявить какие-то возможные нарушения ритма или другие осложнения, или чтобы не допустить повторный инфаркт. Через полгода оценивается состояние и могут дать инвалидность по перенесенному инфаркту миокарда. Дальше человек живет с диагнозом «постинфарктный кардиосклероз».

Часто бывают отдаленные осложнения, то есть после этого периода в полгода, даже не сразу, может быть, через годы, через десятки лет могут развиваться аритмии и сердечная недостаточность, потому что рубец влияет на общее сокращение сердца. Если он в неудобном месте левого желудочка, то сильнее влияет. Если где-то ближе к перегородке сердца, то меньше влияет. Но это не правило, так скажем. Иногда инфаркт происходит прямо на пути проводящей системы сердца, и происходит блокада, то есть сердце сокращается неправильно. Это тоже плохо и усугубляется течение инфаркта миокарда и все риски, с ним связанные. Стоит вспомнить, что бывает еще безболевая форма ишемической болезни сердца и безболевые инфаркты. 

Юлия Титова:

Незаметно Вы имеете в виду, или на протяжении лечения человек не испытывает никаких ощущений?

Сергей Грачев:

Человек не испытывает ощущений или не придает им значения. И часто диагностируют перенесенный инфаркт, рубец, на кардиограмме видно, на УЗИ сердца видно, при сцинтиграфии миокарда видно. 

Юлия Титова:

Но это редкие случаи?

Сергей Грачев:

Это не редкие случаи, это бывает относительно часто. 

Юлия Титова:

И чем это чревато? То есть человек живет с таким самодельным рубцом?

Сергей Грачев:

Если этот рубец свежий, его госпитализируют, если нет, то проводят исследования функции сердца и дают рекомендации, которые обычно даются при инфаркте миокарда. Дальше он с этим живет. Люди различаются по физиологии, и некоторые могут умереть от первого инфаркта, а некоторые и от второго, от третьего не умирают. Некоторые обращаются уже, когда все сердце в рубцах. Есть такая интересная зависимость, что курящий человек не умирает от первого инфаркта, но инфаркт у него происходит раньше. И в целом смертность по сердечно-сосудистым причинам больше у курильщиков. Для некурящего человека инфаркт фатальнее, но если вовремя обращаться, все будет хорошо. 

Есть такая интересная зависимость, что курящий человек не умирает от первого инфаркта, но инфаркт у него происходит раньше.

Юлия Титова:

Сергей, давайте вернемся к периоду реабилитации, вопрос стрессов и переживаний. Есть ли какие-то рекомендации пациентам, как бороться со стрессами? Ведь когда человек возвращается домой, на него, скорее всего, сваливаются домашние заботы, и он еще на фоне того, что боится рецидива, наверняка находится постоянно в напряжении, в стрессе. Как с этим бороться, неужели тоже медикаментозно?

Сергей Грачев:

Иногда требуется медикаментозно. Лучше всего, конечно, найти специалиста, психотерапевта, который способен разобраться без таблеток. В большинстве случаев стресс – это повторяющаяся однотипная реакция нервной системы. Проблемы дома, на работе или страх смерти – это стереотипные реакции, которые прицепляются к человеку, то есть формируются рефлексы, которые потом трудно устранить. Даже если устранить провоцирующий фактор, они всегда будут давать нежелательные реакции и напряжения. Именно поэтому придумали гигиену труда, гигиену отдыха. И раньше была такая наука в советской медицине – бальнеология, наука о санаторно-курортном лечении. И все это давно известно: как, сколько, какие сроки отдыхать, как правильно отдыхать, чтобы сбросить патологические рефлексы, в том числе эмоциональные, и наработать новые, хорошие, позитивные, с которыми можно потом долго жить, пока не накопятся опять негативные стрессовые рефлексы. Но это все относится к сфере неврологии и психотерапии. То есть человек способен, в принципе, успокоиться до такой степени и постепенно подготовить себя физически, что лекарства перестанут быть актуальными. Но совсем от лекарств после перенесенного инфаркта не отказаться. Есть определенный список препаратов, которые нужно применять при ишемической болезни сердца. Но ишемическая болезнь сердца – это 99 % случаев. Бывают более редкие причины инфаркта, когда необязательно всю жизнь принимать препараты, но это бывает очень редко. Я сейчас хочу сказать о том, что ждет большинство из наших слушателей с факторами риска. 

Юлия Титова:

Есть ли абсолютные противопоказания для пациентов, переживших инфаркт миокарда? 

Сергей Грачев:

Прямо абсолютных я сейчас, честно говоря, не вспомню. Может быть, какие-то есть, но если все происходит по правилам, по международным рекомендациям, человек возвращается в прежнюю привычную активность. И даже если человек придерживается всех рекомендаций, как ни странно, он себя даже лучше чувствует. 

Юлия Титова:

А что касается перелетов, например, или сексуальной жизни?

Сергей Грачев:

Тут все зависит от благополучно пережитого периода. Если есть какие-то осложнения, они уже диктуют противопоказания. Например, нарушения ритма или проблемы с давлением. Если сформировался нормальный «здоровый» рубец, все хорошо, не противопоказан перелет, и секс не противопоказан, даже использованием виагры рекомендуют заменять нитроглицерин, потому что эти препараты обладают сходным действием на сердечное кровообращение. При нормальном течении инфаркта, при благоприятном периоде заживления, реабилитации, все происходит хорошо, каких-то серьезных ограничений не возникает. И сами инфаркты бывают разные: проникающие, непроникающие.

В отечественной медицине существует спорное понятие с точки зрения международного сообщества: мелкоочаговый инфаркт миокарда, это такое маленькое повреждение, которое не вовлекает все слои сердечной мышцы. У нас его считают инфарктом, в некоторых странах не считают это инфарктом, а таким недоинфарктом, нестабильным состоянием. То есть еще не до конца определились с тем, как это все называть. Поэтому всегда существуют какие-то оговорки. В любом случае, если аритмия возникает, то там уже есть серьезные противопоказания и по лекарствам, и по образу жизни. Если возникает сердечная недостаточность, то же самое. Но то, что у нас обычно в жизни бывает, вот Вы высказали перелет, другие нагрузочные моменты не противопоказаны. Если человек при этом еще продолжает физически проявлять активность, тренироваться, придерживаться рекомендаций по двигательной активности, то он тоже может пережить сравнительно большие нагрузки.

Я, кстати, не сказал: после инфаркта рекомендуют держать частоту сокращения с помощью препаратов и физических кардиотренировок меньше нормы, то есть 55-60, меньше, чем у здорового человека. При такой частоте минимальная нагрузка на сердце, поэтому обеспечивается функция сердца, у организма никакого дискомфорта не возникает. 

После инфаркта рекомендуют держать частоту сокращения с помощью препаратов и физических кардиотренировок меньше нормы, то есть 55-60, меньше, чем у здорового человека. При такой частоте минимальная нагрузка на сердце.

Юлия Титова:

А за этим показателем, за нашим пульсом, за частотой сокращения теперь всю жизнь следим, или как это все складывается?

Сергей Грачев:

Да, смотрит участковый врач или семейный врач, сам пациент, естественно, должен смотреть и наблюдать. Пульс может повышаться, я имею в виду в покое, просто человек садится вечером и несколько раз может замерить пульс. Он может отклоняться от этих идеальных значений, но вот такие цифры должны быть. Плюс еще целевые значения артериального давления должны быть тоже. 

Юлия Титова:

Есть ли профилактика инфаркта миокарда помимо очевидного: курение, вредные привычки?

Сергей Грачев:

Есть. То есть всегда есть какие-то диагностические признаки, которые можно за годы до инфаркта выявить и предположить с точностью до процента. Есть специальные таблицы, которые позволяют доктору применить тот или иной метод. Например, снизить давление, снизить холестерин или поработать с фракциями холестерина, или дать рекомендации, например, отказаться от курения, устранить другие устранимые факты риска, так называемые модифицируемые, которые можно устранить. Понятно, что с полом, с возрастом ничего не поделать. Можно начать принимать препараты, которые снижают в разы вероятность инфаркта, всем известный аспирин, или начать принимать статины или другие холестерин снижающие препараты, которые тоже снижают вероятность инфаркта и тяжесть его проявления, если он происходит. Иногда назначают препараты, которые уже назначаются при инфаркте, до инфаркта, пока он не произошел, если очень высокая вероятность, назначают сразу схему лечения, и это оправданный подход. 

Юлия Титова:

Наш эфир подошел к концу, спасибо Вам большое, очень подробно и, самое главное, понятно для неподготовленного слушателя и собеседника, такого, как я, например. Дорогие друзья, для вас выступал сегодня Сергей Грачев, врач-кардиолог, я, Юлия Титова, это программа «Кардиология с доктором Грачевым», будьте здоровы. 

Сергей Грачев:

До свидания.