Гомеопатия или классика?

Профилактика заболеваний

Татьяна Буцкая:

Приглашаем вас на серьезный разговор о том, что ещё не наступило. Ольга, что ещё не наступило в этом году?

Ольга Пушкина:

Наверное, эпидемия гриппа?

Татьяна Буцкая:

К счастью она ещё не пришла. Все ее ждали, обычно она начинается где-то в декабре, к январю уже все классы не то, что пустые — с каникул сразу на карантин. Сидят дома, болеют. В этом году в декабре ничего не наступило, но говорят, что январь вместе с холодами. Ольга, я слышала, -20° … -26°С ожидается, поэтому, вместе с холодами могут прийти и инфекционные болезни. Наш сегодняшний эфир мы посвятим тому, как с ними бороться. Причем не совсем, может быть для кого-то, стандартными методами. Представляем наших гостей.

Ольга Пушкина:

Поговорим сегодня на эту тему мы с Ириной Никулиной, врачом и генеральным директором компании «Буарон», а также с Ким Ириной Анатольевной, профессором кафедры ЛОР-болезней РМАНПО. Объясните, пожалуйста, что это такое? Я не рискнула все это выговаривать.

Ирина Ким:

РМАНПО — это сложная аббревиатура, расшифровывается довольно просто: Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования.

Татьяна Буцкая:

Давайте начнем с того, насколько часто дети болеют вирусными инфекциями?

Ирина Ким:

Дорогие друзья, в начале программы был задан вопрос, будет эпидемия гриппа или не будет. Хотелось бы сказать, что грипп является основной частью инфекционных заболеваний, которыми болеют дети. Нужно понимать, что дети болеют часто, и будут болеть, как бы мы того не хотели. Острые респираторные вирусные инфекции составляют 90% всей инфекционной заболеваемости ребенка. Эпидемическая ситуация, например, 2016 года представлена такой статистикой: в целом, по России, и взрослые, и дети болели 32 миллиона острыми инфекционными заболеваниями. Из них 21 миллион — дети до 14 лет. Представляете, какое количество! Конечно же, дети и Москвы, и других городов обязательно будут болеть. Будет ли эпидемия гриппа, то на этот вопрос, наверное, мы не можем однозначно ответить. Да, мы ее ждем, да, мы пытаемся быть готовыми к эпидемии, но ее вполне может не быть. Но будут респираторные вирусные инфекции, вызванные другими вирусами, не вирусом гриппа, — это известно, отрицать это мы никак не можем.

Татьяна Буцкая:

Если можно, я сейчас хочу сделать небольшую паузу, и обратить внимание на информацию: 90% инфекций — это ОРВИ, и посмотрите ещё раз: 21 миллион детей до 14 лет болели ОРВИ.

Есть особенности лечения детей?

Ирина Ким:

Прежде, чем говорить о лечении детей, хочется сказать, что, в целом, известно более 200 вирусов, которые могут вызвать респираторную инфекцию верхних дыхательных путей. Наиболее часто заболевание вызывается риновирусами. На их долю приходится от 40 до 80 заболеваний. На втором месте, как бы ни было обидно, все же стоит грипп, как более агрессивное, более тяжелое заболевание. Не могу не отметить, что сейчас большое значение имеет вирус, который называется респираторно-синцитиальный вирус. Особенностью именно этого вируса является то, что он поражает маленьких детей, особенно детей до 6-месячного возраста, проявляется такой тяжелой патологией как бронхиолит. У ребенка сразу же наступает острая дыхательная недостаточность, которая может закончиться в том числе и летальным исходом. Наиболее часты всё-таки риновирусы, которые протекают менее агрессивно.

В отличие от респираторно-вирусных заболеваний грипп — это всегда внезапное начало, это высокая температура и выраженный интоксикационный синдром, который проявляется ознобом, головной болью, болью в мышцах и суставах. Еще одной особенностью гриппа по сравнению с другими респираторными заболеваниями является наиболее часто отсутствие как раз респираторной симптоматики, т.е. Симптоматики со стороны носа, со стороны глотки. Выраженная интоксикация, температура, — как правило, это, всё-таки, грипп. Если этого нет, температура невысокая, то, как правило, есть респираторная симптоматика — это, всё-таки, ОРИ, сегодня принята такая аббревиатура острой респираторной инфекции, потому что мы не всегда можем определить, вирусные это или вирусно-бактериальные инфекции. В общем, ОРИ. Такое отличие.

Грипп всегда начинается внезапно, с высокой температуры и выраженного интоксикационного синдрома: озноб, головная боль, боль в мышцах и суставах.

Татьяна Буцкая:

Значит, есть риновирусные инфекции, от 40 до 80%. Это если у ребенка…

Ирина Ким:

Сразу же мощные, обильные слизистые выделения из носа на фоне относительно невысокой температуры, не превышающей 37,0-37,2°, до 38°.

Татьяна Буцкая:

Друзья, нос течет — риновирус. Запоминаем: грипп — это всегда высокая температура. Во время вируса гриппа нос не течет.

Ирина Ким:

Нельзя сказать однозначно, что не течет, потому что мы учитываем, что бывают всё-таки миксты вирусной инфекции. Но, как правило, респираторной симптоматики нет в случае гриппа.

Татьяна Буцкая:

Мне очень нравится. Становится все понятно.

Ольга Пушкина:

То есть высокая температура и ломота в теле — значит грипп.

Ирина Ким:

У нас есть ещё и другие вирусы. Например, наиболее частая — это аденовирусная инфекция, которая нередко бывает именно у детей. Проявляется она тем, что возникает гипертрофия лимфоидной ткани, увеличенные лимфоузлы шейной области, подчелюстные лимфоузлы. У ребенка не только респираторная симптоматика и увеличенные лимфоузлы, но еще и вовлекается в процесс конъюнктива глаз. Ребенок проснулся, глаза слиплись, мощное отделяемое из глаз — это уже аденовирус, который может продолжаться 7-14 дней с постепенным утяжелением заболевания.

Аденовирусная инфекция нередко бывает именно у детей. Характерны увеличенные лимфоузлы шейной области, подчелюстные лимфоузлы.

Татьяна Буцкая:

Ирина, ответьте на самый главный вопрос всех родителей: правда ли, если лечить насморк, он пройдет за неделю, а не лечить — за 7 дней?

Ирина Ким:

Вопрос, действительно, хороший. Ответ на него может быть такой: если это риновирус, то, действительно, насморк пройдет не за 7, а, скажем, за 10 дней. Но, если к вирусу присоединились бактерии, скажем, пневмококк, гемофильная палочка, моракселла катаралис или биогенный стрептококк, — а это основные возбудители бактериальной инфекции — то, к сожалению, затянуться этот насморк может по европейским данным, по европейским программам до 12 недель, а по американским до 4 недель. Это все будет считаться острый ринит или, скорее даже, острый риносинусит.

Ольга Пушкина:

В этом случае лечение обязательно?

Ирина Ким:

Конечно! В этом, и в первом случае лечение желательно, оно совершенно не возбраняется. Никто же не говорит о том, что ребенка не нужно лечить. Но в случае бактериальной инфекции уже нужно серьезное лечение, которое, конечно, обязательно надо согласовывать с врачом.

Татьяна Буцкая:

Для меня стало неожиданностью, что есть насморк, который длится от 4 до 12 недель при условии того, что его все равно лечат. Он может не проходить.

Ирина Ким:

При условии того, что его лечат. Это говорит о том, что это не просто слизистая оболочка носовой полости, что процесс распространился в околоносовые пазухи. Так называемые синуситы, или, как в народе говорят, гаймориты и т.д.

Татьяна Буцкая:

Друзья, вы представляете, банальный насморк, про который мы шутим, лечить или не лечить, может длиться от 4 до 12 недель. Что-то можно сделать для того, чтобы у тебя в носу стояла защита? Поставить щиты – всё, на тебя вирус не сядет.

Ирина Ким:

На самом деле, так и делали в дореволюционной России наши предшественники, потому что лечением насморка считалась закупорка носовых ходов тампонами. Считалось, если у человека возник насморк, то ни в коем случае нельзя, чтобы нос соприкасался с окружающей средой. Его нужно было заткнуть, представляете? Затыкали тем, что было возможно под рукой. Может быть вата, марля или что было, уж не знаю. На самом деле, чрезвычайно важно, чтобы нос был открыт, дать носовое дыхание.

Защитить нос от инфекций невозможно, потому что природа создала нос как входные ворота инфекции. Слизистая оболочка носовой полости — это, можно сказать, орган, который противостоит инфекции, не дает возможности ей пройти в нижележащие дыхательные пути.

Ольга Пушкина:

Первые врата, которые на себя все принимают.

Ирина Ким:

Первые врата, конечно, да, это нос.

Ольга Пушкина:

А брызгать морской водой в качестве профилактики?

Ирина Ким:

Нельзя однозначно ответить на этот вопрос. Скорее, это эффект плацебо, потому что убедительных данных, данных соответствующей литературы, которая бы достоверно нам сказала, что это эффективно, к сожалению, нет. Но в городах-мегаполисах считается, что как увлажняющие мероприятия, возможно, они имеют место. Но вряд ли предотвратят.

Татьяна Буцкая:

А как в Европе? Ирина, вы же долго жили во Франции. Какое там отношение к профилактике, к вирусным инфекциям?

Ирина Никулина:

Можно сказать, что в Европе, на мой взгляд, население больше внимания уделяет своему здоровью в целом. Конечно, стараются по максимуму использовать различные профилактические методы. Я сейчас не говорю про насморк, я говорю в целом, про вирусные заболевания, в том числе. В целом, про отношение к здоровью. Люди очень много внимания уделяют, скажем, не только профилактике, но и даже выбору лекарственных препаратов, делая преимущество на те средства, которые не только в момент лечения являются максимально эффективными и безопасными, но и в долгосрочной перспективе нанесут меньший вред вашему здоровью. Поэтому подход и к образу жизни, и к выбору питания, и лекарств для лечения, мне кажется, в Европе несколько другой.

Ольга Пушкина:

В чем принципиальная разница?

Татьяна Буцкая:

Чем мы отличаемся от них? Мы сейчас носы тоже уже не замазываем.

Ирина Никулина:

Глобально, мне кажется, мы не всегда задумываемся о последствиях принятия того или иного лекарственного препарата. У нас люди, все-таки, не боятся принимать зачастую достаточно сильнодействующие лекарственные препараты без консультации врача. Самолечение, в принципе, во Франции тоже достаточно развито, но там есть даже термин «ответственное самолечение». Всё-таки, люди больше уделяют внимания и темам здоровья, и выбору лекарства. У нас очень часто идет бесконтрольный приём достаточно сильнодействующих средств, которые не только в момент приема, но, как я и сказала, в средней долгосрочной перспективе могут оказать не всегда благоприятное воздействие на организм.

Ирина Ким:

Я хотела бы обратить внимание в этом контексте ещё на такой аспект. Мы говорим, что вирусные инфекции — это серьезная проблема. Но, к сожалению, медицинская грамотность основной части нашего населения, несмотря на наличие интернета, такова, что многие родители недооценивают состояние своего ребенка. Скажем, немножко сопельки появились — ребенка отправили в детский сад, в ясли, в школу. Мало того, что для организма ребенка это не совсем правильно, это еще и агрессия в отношении других детей, потому что вирусные заболевания — это высококонтагиозные заболевания. Они моментально передаются воздушно-капельным путем. Вот этот момент.

Многие родители, к сожалению, недооценивают, что острые вирусные инфекции, в том числе и грипп, не столько чреваты тем, что влияют на качество жизни всей семьи и ребенка, сколько опасны развитием осложнений. Среди них выделяют специфические осложнения — это осложнения, касающиеся жизненно важных органов, сердечно-сосудистой системы, головного мозга. Также есть вторичные осложнения, которые называются бактериальными осложнениями. К ним-то относятся, как раз, синуситы, о которых мы только что говорили, когда лечение длится до 12 недель, острые и средние отиты. Самое страшное в детском возрасте — это пневмония или, допустим, бронхиолит, когда у ребенка возникает острая дыхательная недостаточность.

Недооценка состояния приводит к тому, что люди либо вообще не лечатся, либо, как сказала Ирина, применяют средства, которые совершенно не приведут к желаемому эффекту при заболевании. Нельзя не сказать, что определенный вклад в неправильное лечение вносят работники аптек. У нас так сложилось, что людям проще не к врачу обратиться, а сразу же пойти в аптеку и на откуп провизору отдать своё состояние здоровья, своего ребенка, сказать: «Что вы нам посоветуете?» Но, учитывая определенные издержки, в том числе, и аптечной сети, конечно, скорее всего, им посоветуют не то. Анализ 500 аптек города Москвы показал, что при классических симптомах ОРВИ (т.е., респираторных: кашель, насморк) работники аптек рекомендуют – что бы вы думали? — антибактериальные препараты. И люди их покупают. Без рецептов, разумеется. Справедливости ради надо сказать, что сейчас эта ситуация несколько выправляется. Во многих аптеках, которые дорожат своей репутацией, без рецепта антибиотики уже не продают. Но, согласитесь, что есть много аптек, которые готовы продать антибиотики ради коммерческой выгоды.

Вот такому родителю, скажем, продали антибиотик, он идет и назначает сам при банальной риновирусной инфекции антибактериальный препарат, который, конечно же, не повлияет на лечение, но может вызвать ряд осложнений, включая аллергию, и будет способствовать формированию резистентных штаммов. Что это значит? Это значит, что при следующем заболевании, при более тяжелом заболевании уже не будет антибактериального препарата, который будет эффективен у данного ребенка. Это проблема, которая в России стоит очень, очень остро.

Татьяна Буцкая:

Давайте, я подведу мини-итоги. Значит, если есть насморк, мы ни в детский сад, ни в школу не идем, не считаем, что пройдет. Мы идем к врачу. Мы пришли к врачу, он назначил нам лечение, мы приходим в аптеку, и аптекарь предлагает антибиотик.

Ирина Ким:

Нет, не совсем так, Татьяна. Мы идём к врачу, врач назначил нам лечение, и грамотный врач антибиотик не назначит. Но многие люди идут не к врачу, а сразу идут сами, прочитав что-то в интернете, интерпретировав симптоматику с точки зрения того, что они прочитали, и предлагают аптекарю решить этот вопрос, и он тогда назначает антибиотик.

Ольга Пушкина:

То есть в аптеку идём с рецептом от врача.

Ирина Ким:

Лучше, конечно, с рецептом от врача, с рекомендациями врача.

Татьяна Буцкая:

Не занимаемся самодеятельностью, не спрашиваем.

Ирина Ким:

Нельзя сказать, что мы полностью можем отвергнуть народные методы. Конечно, все мы люди, мы работаем, нам бы не хотелось лишаться определенных условий своей жизнедеятельности. Немножко заболели, заболел немножко ребёнок — мы можем попробовать народные средства. Те же промывания, чай с маслом. Бусы из чеснока, кстати, является хорошей мерой профилактики для детских учреждений, потому что там наибольшая заболеваемость.

Татьяна Буцкая:

Как он работает?

Ирина Ким:

Как фитонцид работает, как средство, которое повышает защитные силы организма, и отпугивает, в том числе вирусы и бактерии.

Ольга Пушкина:

Кажется, конечно, фантастикой. Попахивает средневековьем.

Ирина Ким:

Конечно, мы, скорее, будем рассматривать его как профилактическое средство, нежели как средство терапии.

Татьяна Буцкая:

С точки зрения иммунитета насколько важно ребенка отдать в детский сад для того, чтобы он столкнулся с вирусами, бактериями, и в школу пришел подготовленный?

Ирина Ким:

Многие родители очень боятся респираторных вирусных инфекций, видимо, и ввиду возможных осложнений. Считают, что ребенка нужно содержать в тепличных условиях, что на него не дунуть, не плюнуть, чтобы он никогда не болел. Это большая глобальная ошибка, потому что природа устроила таким образом, что иммунитет ребенка развивается через инфекции. С каждой новой инфекцией он приобретает определенные звенья иммунитета, которые позволят ему в дальнейшем сопротивляться той или иной инфекции. Поэтому ребенок будет болеть, обязательно, и это хорошо, что он болеет, что у него формируется иммунитет.

Ольга Пушкина:

Родителям, наверное, это не совсем понравится.

Ирина Ким:

Но, с другой стороны, важно, насколько родители вооружены сведениями о том, как обратить внимание на заболевание, что предпринять, не паниковать, конечно. Думать о том, что таким образом формируется иммунитет. Мы, конечно, не рассматриваем крайние случаи — менингит, или сердечная недостаточность, или даже синусит. Мы говорим о банальных респираторных инфекциях, через которые формируется иммунитет. Кстати говоря, если говорить о гриппе, то, если ребенок оставлен в домашних условиях, если ему создан комфорт, покой и соответствующие препараты, то, конечно же, у такого ребенка не будет осложнений. Если с высокой температурой ребенка повели в детское учреждение (такие случаи тоже не редкость), то тут уже, конечно, можно ждать осложнений.

Татьяна Буцкая:

Что такое критические периоды иммунитета?

Ирина Ким:

Абсолютно правильный вопрос. Нужно понимать, и это, конечно, должны знать и грамотные родители, что в жизни ребенка во время формирования его организма существует несколько критических периодов иммунитета. Это периоды, когда ребенок, в силу определенных иммунологических сдвигов и формирования, может заболеть. До 28 дней— один критический период, затем это 4-6 месяцев — следующий критический период, когда формируется новое звено иммунитета, новые иммуноглобулины. Затем — до 2 лет — тоже критический период.

Татьяна Буцкая:

До 2-х лет — это с какого периода? После 6 месяцев начинается?

Ирина Ким:

После 6 месяцев до 2-х лет, практически.

Татьяна Буцкая:

То есть, можно сказать, что с 0 до 6 месяцев.

Ирина Ким:

По сути, да, потому что ребенок утрачивает материнский иммунитет, а собственный иммунитет еще не сформировался. Он будет формироваться как раз через инфекционные острые респираторные заболевания. Следующий — это 4-6 лет. С 2 до 4 лет более-менее, но это все несколько умозрительно, тем не менее, нужно понимать, что в эти периоды ребенок будет болеть. Затем 5-ый период — это 12-15 лет, когда начинается гормональное созревание. Причем, у девочек — это 12-13 лет, у мальчиков — это 14-15, тогда тоже ребенок подвержен различным респираторным инфекциям в силу того, что идет гормональная перестройка организма.

Ещё необходимо сказать, что сегодня очень распространено такое заболевание как аллергический ринит, бронхиальная астма и другие проявления аллергии. Эти дети наиболее подвержены в том числе респираторным инфекциям, у них они возникают в разы чаще. Эти дети формируют, так называемую, группу часто болеющих детей, или детей с рекуррентными заболеваниями, у которых респираторные инфекции могут продолжаться 9-12 раз в год. Надо сказать, что это тоже сегодня проблема.

Татьяна Буцкая:

Друзья, обратите внимание: до 28 дней, и дальше — 4-6 месяцев, до 2 лет. В общем, тот период, когда ребенка надо защищать грудным молоком. Далее: 2-4 года и 6-12 лет – периоды, когда более или менее иммунитет у нас хороший. Знаете, что мне напомнили эти периоды? Что здесь ребёнок идёт в детский сад, а здесь в школу. Как будто подогнали.

Ирина Ким:

Знаете, что происходит? Ребенок ходил в детский сад, и его респираторные органы, носоглотка была колонизирована определенной микрофлорой. Он уже к ней адаптировался, сформировался иммунитет, она не вызывает никаких заболеваний. Тут ребенок приходит в новый коллектив, а там другая микрофлора. Происходит замещение той, прежней, а ребенок, скажем, не готов. Поэтому школа — это очередной этап заболеваемости. Здесь очень хорошо нужно подойти к профилактике.

Татьяна Буцкая:

Но, с профилактикой мы же сразу… Я каждый день отвечаю в Директ, у меня 99+ сообщений, даже не знаю, сколько. Из них точно у меня будет этой зимой треть о том, «какие нам таблеточки выпить профилактически, как нам повысить иммунитет», что-то такое. Иммуномодуляторы, все в поисках волшебной таблетки. Существует ли она?

Ирина Ким:

Не найдем. Мы вернёмся к тому, о чем говорила Ирина — формирование здорового образа жизни в семье, в первую очередь. Если ребенок растет в нормальной семье, где соблюдается чистота, где нормальные ценности, занимаются спортом, где ребенок окружен любовью, при нем не курят, он нормально занимается и одевается, гуляет, живет нормальной, полноценной жизнью, то такой ребенок, скорее всего, будет нормально формироваться с точки зрения иммунитета.

Ольга Пушкина:

Таблеточка называется «нормальная жизнь».

Ирина Ким:

Нормальная жизнь. Как бы это не казалось нереально. Элементарно.

Татьяна Буцкая:

Я всегда, когда я слышу о курении родителей, в этот момент говорю одну страшилку, я считаю, что ее надо сказать. Мало кто знает, но есть подтвержденные данные по очень страшному синдрому внезапной смерти ребенка. Никто не знает причину, но одна из них, когда в катамнез собирают, что было – это курящие родители.  Не факт, что при ребенке, не факт, что прямо на него дышите сигаретой. Покурил, подошёл, пахнет табаком. Либо беременная находилась в окружении табака. Поэтому каждый раз, когда я могу вставить, что курение вредно для детей, я всегда вставляю.

Ирина Ким:

Я хотела тоже поддержать эту тему. Когда мы говорим о беременных женщинах, одной из проблем вынашивания беременности является заложенность носа, так называемый ринит беременности. Ринит беременности возникает у 80% курящих женщин. 80% курящих женщин обязательно будут испытывать заложенность носа при беременности. Мы не можем сказать, что эти женщины бросают во время беременности, но до беременности курили – значит, вероятность 80%, что будет ринит. Тогда как среди некурящих ринит беременных (мы говорим даже о гормональном рините) встречается всего у 20% случаев. Конечно же, курящие беременные женщины наиболее подвержены вирусной инфекции, потому что не работает слизистая оболочка носа как орган защиты.

Татьяна Буцкая:

Ребята, оторвитесь и поймите, что надо срочно бросать курить, потому что быть беременной с ринитом очень тяжело, вам будет просто нечем дышать. Самое главное, что не будет никаких способов этот ринит купировать, потому что вам во время беременности запрещены препараты, которые способствуют нормальному носовому дыханию.  

Ирина Никулина:

Самое страшное, что и ребенку нечем будет дышать, если маме нечем. Все скажется на ребенке.

Татьяна Буцкая:

Кислород не поступает. С точки зрения гомеопатии, какие у нас есть пути профилактики вирусных инфекций? Потому что гомеопатия — это же не иммуномодуляция, она по-другому работает.

Ирина Никулина:

На сегодняшний день и в России есть разные гомеопатические лекарственные препараты, которые используются рядом наших граждан. Врачи тоже могут сказать, в каких случаях они их используют. Во Франции очень широко это распространено. Например, основной бренд нашей компании Оциллококцинум в течение уже 2 последних лет, 2015-2016 годы, занимает лидирующие позиции именно в сфере профилактики и лечения ОРВИ и гриппа.

Татьяна Буцкая:

Это там. А у нас… У нас же в прошлом году началась погоня за ведьмами, да?

Ирина Никулина:

Да, у нас в феврале вышел меморандум.

Татьяна Буцкая:

Интересно, а сейчас покупают Оциллококцинум?

Ирина Никулина:

Потребитель, который покупает сегодня Оциллококцинум, мне кажется, делает это совершенно осознанно. Он выбирает Оциллококцинум потому, что это гомеопатическое лекарственное средство, которое эффективно и безопасно, не имеет возрастных ограничений. Когда человек пришел к чему-то осознанно, понимает, что он делает, почему он это выбирает, то, собственно говоря, никакой меморандум, и тем более, который был раскритикован в средствах массовой информации…

Ирина Ким:

Получил полное опровержение. В этом контексте я хотела сказать, что в течение 200 лет самые элитарные слои общества использовали гомеопатические препараты как средство лечения. Один из примеров — Елизавета II, — правда же? — которая уже достигла 90-летнего возраста и лечится гомеопатическими препаратами. Другое дело, что не надо путать клиническую и классическую гомеопатию. Классическая гомеопатия — это уже исторический аспект, потому что она практикуется не врачами. Под это могут подписываться всевозможные шарлатаны, дилетанты, которые дискредитируют в целом прекрасный доказательный метод. Есть клиническая гомеопатия, которая имеет свои точки приложения. Та проблема, о которой мы говорим сегодня — респираторные инфекции — является одной из таковых.

Ирина Никулина:

Это действительно так. Интересно, что в 2006 году по запросу французского Минздрава было проведено одно очень крупномасштабное исследование EP-3, где изучались наиболее распространенные патологии. В одну группу вошли респираторные вирусные болезни. Очень интересно было показано на результатах трёх групп, которые лечились по-разному — либо гомеопатия, либо аллопатия, либо смешанное лечение. В двух группах, где в схему терапии были включены гомеопатические лекарственные препараты, почти в 2 раза удалось снизить потребление антибиотиков, нестероидных противовоспалительных препаратов при сохранении терапевтического эффекта.

Татьяна Буцкая:

Что я успела записать. Что гомеопатии 200 лет. Она всегда воспринималась как лечение для элитарных слоев населения.

Ирина Ким:

То есть самых образованных, самых продвинутых, которые имеют понимание о том, насколько токсичны могут быть химические препараты.

Татьяна Буцкая:

Но, еще и кому она была доступна 200 лет назад. Елизавета II, 92 года.  Спасибо, я сегодня столько от вас интересного узнала: Елизавета II лечится с помощью гомеопатии. Оциллококцинумом? Чем она лечится?

Ирина Ким:

Она не раскрывает свои секреты, правда же?

Татьяна Буцкая:

Жаль. Я хотела спросить, возможно, вы проводили исследования или нет: те, кто сейчас покупают ваш препарат – это те, кто его пил раньше и понял, что он эффективен, либо это те, которым рекомендуют провизоры, друзья? Как они на него выходят?

Ирина Никулина:

По-разному. Безусловно, потребитель, который использует Оциллококцинум уже не первый раз, использует его, потому что был эффект. Я сильно сомневаюсь, — независимо, какое лечение, гомеопатическое или нет — если оно вам не помогло, вряд ли вы его повторно приобретете. Поэтому у нас есть постоянные потребители, есть те, которые пришли после консультации врача, потому что сегодня во врачебном сообществе, особенно, среди педиатров, этот препарат достаточно широко используется.

Ирина Ким:

Его можно использовать с 0, этот препарат, разводя дозу для совсем маленьких детей.

Ирина Никулина:

Благодаря тому, что он эффективен. В России была проведена масса исследований, которые показали эффект уже в ближайшие 48 часов при отсутствии побочных эффектов.

Ирина Ким:

Среди потребителей существует такое мнение, что, когда только Оциллококцинум появился на рынке, он действительно очень хорошо работал. А теперь он работает очень плохо, потому что, скорее всего, это подделка. Некоторые обыватели такой вопрос задают. Что вы можете ответить?

Ирина Никулина:

Я могу сказать, что подделок нет, безусловно. Во-первых, идет постоянный мониторинг, во-вторых, с точки зрения подделывания, наверное, это не тот бренд, который был бы интересен для подделки. С точки зрения объемов…

Ирина Ким:

Производство только во Франции.

Ирина Никулина:

Безусловно. И с точки зрения самой формы: тубу не так дешево, наверное, делать. Я хочу вас уверить, у нас все поставки идут напрямую из Франции, с производства, которое сертифицировано GMP, которою и американские законодатели в лице FDA регулярно проверяют, поэтому здесь качество гарантировано. Но, в принципе, у нас потребитель любит новинки, любит пробовать, экспериментировать. Кажется, что каждая новая появившаяся таблетка…

Ольга Пушкина:

Более универсальна. Это же вообще нельзя.

Ирина Никулина:

Абсолютно, да. На самом деле, если посмотреть на этот сегмент, мы новинки видим достаточно часто, практически, каждый год появляются. Именно сегмент препаратов для лечения гриппа и простуды.

Ирина Ким:

Можно тогда в связи с этим добавить? Мы говорили об остром рините в рамках респираторной инфекции. Одной из проблем лечения является применение сосудосуживающих капель. При всей привлекательности этого вида лечения очень много нежелательных последствий. Не зря за рубежом топические деконгестанты, то есть местные сосудосуживающие препараты не используют, практически, а используют системные. У нас они не используются. Так вот, есть тоже гомеопатические препараты, в частности, препарат Коризалия, который прекрасно заменяет сосудосуживающие препараты и абсолютно безвреден, давая возможность устранить симптомы любого ринита. Можете записать. Это таблетки для рассасывания.

Татьяна Буцкая:

В какой момент их надо начинать рассасывать?

Ирина Ким:

С самого начала начинать, как только появился ринит.

Ольга Пушкина:

Как необычно. Лечим нос, а таблетки в рот.

Татьяна Буцкая:

С какого возраста он разрешен?

Ирина Ким:

С 1,5 лет.

Татьяна Буцкая:

А как ребёнку объяснить, что это надо сосать?

Ирина Ким:

Это все в инструкции, это вкусно, дети прекрасно откликаются.

Ольга Пушкина:

Как называется, еще раз?

Ирина Ким:

Коризалия.

Татьяна Буцкая:

Есть, я знаю, еще препарат, не гомеопатический, который впрыскивается в нос и создает защитную пленку, что вирусам просто некуда прицепляться.

Ирина Ким:

Такие препараты действительно есть, их тоже можно использовать, но, на самом деле, убедительных данных исследований, что действительно они предотвращают, нет.

Татьяна Буцкая:

Согласитесь, я могу представить, что я беру порошок, брызгаю, порошок создает защиту, вирус не проникает. Мне, человеку с высшим образованием, с любым, это понятно. Защита есть, вирус не проник. Работает.

Ирина Ким:

На самом деле знаете, что важно? Что хорошо работает мукоцилиарный транспорт. Эпителий слизистой оболочки носа устроен таким образом: реснитчатые клетки при попадании вируса или бактерии удаляют его из носа и, соответственно, из организма. Если такой эпителий не работает, потому что ребенка пичкают всевозможными препаратами, сосудосуживающими каплями, курят при нем, у него не развит иммунитет в силу разных причин, то тогда, возможно нужны такие пленки, которые предотвратят. На самом деле, природа прекрасно все устроила.

Татьяна Буцкая:

Кстати, эта пленка не блокирует действие мерцательного эпителия?

Ирина Ким:

Я думаю, что блокирует на какое-то время. Любое нанесение чего бы то ни было на слизистую оболочку носа, тем более, различных пленок, мазей, все блокирует мерцательный эпителий. Самое лучшее — это промывание физиологическим раствором.

Ольга Пушкина:

Скажите, а маски? Если я, допустим, спускаюсь в метро...

Ирина Ким:

Неэффективны. Практически, нет.

Татьяна Буцкая:

Оксолинка?

Ирина Ким:

Вы знаете, мне бы не хотелось формализовать нашу с вами встречу, и сказать: вот это, вот это и вот это. Давайте, все-таки, чтобы наши зрители поняли, насколько важен индивидуальных подход. Каждый конкретный ребенок, каждая конкретная семья. Потому что у любого ребенка сейчас разные условия, разный background как он родился, разные у него заболевания, все разное. Поэтому мы можем использовать только в каждом конкретном случае. Может, кому-то и оксолинка, а может быть кому-то антибиотики, понимаете? Каждый ребенок отдельно должен рассматриваться.

Татьяна Буцкая:

Но, в принципе, у нее есть противовирусный эффект.

Ирина Ким:

Не возьмусь судить на эту тему.

Ирина Никулина:

Мне интересно было возражение по поводу: как так, насморк, а мы пьем таблетки. Это в России такой менталитет, а в Европе насморк прекрасно лечат таблетками. Очень интересно: когда у нас нарыв на пальце, мы пьем антибиотик, таблетку внутрь. Нас не удивляет, что это влияет на нарыв на пальце. А когда у нас насморк и мы пьем таблетку, мы задаемся такими вопросами.

Татьяна Буцкая:

Мы поговорили о том, что никто не минует, 90%. Конечно, есть вариант, что вы попадете в те 10%, которые не заболеют в этом году вирусной инфекцией. Может быть, вы попадете в 90%, но это будет легкая риновирусная инфекция, когда течет нос, это неприятно, но не так страшно. Самое главное, чтобы не перевести риновирусную инфекцию в бактериальную, когда сопли из прозрачных станут желтыми, зелеными.

Ирина Ким:

Возникнет боль.

Ольга Пушкина:

В простонародье — не запустить.

Татьяна Буцкая:

Не запустить, точно. Дальше мы поняли, что есть насморк, который 7 дней лечишь, не лечишь, проходит, не проходит. Есть насморк, который и 4, и 12 недель может быть. Это течение заболевания, поэтому насморк – это не так просто, как может нам казаться. Есть средства, которые помогают профилактировать вирусную инфекцию, но нет волшебной таблетки, которую выпьешь и повысишь иммунитет. Гомеопатические препараты есть, они работают, Европа тому подтверждение. Поэтому и самое главное: если вы заболели, идите, пожалуйста, к врачу.

Друзья, спасибо вам огромное за то, что вы к нам сегодня пришли!

Ольга Пушкина:

Спасибо большое!

Ирина Никулина:

Спасибо вам!

Ирина Ким:

Спасибо!

Нужна ли госпитализация перед брахитерапией в лечении рака предстательной железы? Какие противопоказания к брахитерапии существуют?   Есть ли тенденция к увеличению роста заболеваемости лимфедемой?   Если скорая приехала на вызов к пациенту, у которого родственник – медик. Случаются ли конфликты?   Что такое аневризмы и артериовенозные мальформации?   Как беременным избежать пиелонефрита?   Какова первопричина стрессового недержания мочи?   Каково будущее печати живой ткани?   Какие современные методы лечения варикоза сейчас применяются?   Сколько времени длится менструальный цикл?   Профилактика варикозной болезни вен. Благодаря чему можно избежать этого заболевания, или хотя бы его отодвинуть?   Насколько влияют на возможность заболевания генетические предрасположенности?   Какие существуют противопоказания для органосохраняющего лечения и реконструктивно-пластических операции при раке молочной железы?   Какую роль играет наследственность в развитии психозов?   Может ли остеохондроз быть причиной нарушения зрения?   Как должно происходить назначение иммуномодуляторов, иммуностимуляторов?   Что такое мерцательная аритмия? Насколько часто ставится этот диагноз? Мерцательная аритмия – серьезная проблема?   Какие методы хирургического лечения проводятся при мезотимпаните?   Что может выбирать пациент после выявления клинически незначимого рака простаты?   При небольших нарушениях менструального цикла, наверное, не стоит бежать сразу к врачу в панике?   Каковы могут быть противопоказания, если диагностировано то или иное образование? Есть какие-то рекомендации?