Глаза как зеркало болезней

Офтальмология

Тэги: 

Юлия Титова:

Здравствуйте! В эфире канал «MediaDoctor» и программа «Здоровые глаза с доктором Городецким», которую веду я, Юлия Титова, и Борис Городецкий – кандидат медицинских наук, врач-офтальмолог и медицинский директор офтальмологической клиники «ВИЗИОН». Борис, здравствуйте!

Борис Городецкий:

Добрый вечер!

Юлия Титова:

Тема нашего сегодняшнего эфира звучит так: «Глаза – зеркало болезни». Мы сегодня выясним, что под этим подразумевается. Эфир мне хочется начать с такого понятия, как иридодиагностика, так как оно самое для меня загадочное и, наверное, для нашего слушателя тоже. Разъясните, что это такое и чем занимается это направление?

Борис Городецкий:

Иридодиагностика – это одна из методик нетрадиционной медицины. В этом слове заключен смысл этого явления или метода: ирида или ирис – это радужка (передняя часть сосудистой оболочки глаза), диагностика – соответственно – выявление каких-то симптомов, то есть исследование. По канонам нетрадиционной медицины есть несколько в человеческом организме мест, в которых на коже, на поверхности, есть представительства – нервные окончания, которые представляют различные органы и системы всего организма. Это ладонь, это стопа, это ушная раковина. Наверное, уже всем известно, что с помощью определенных нажатий даже на определенные точки можно изменить функцию или состояние какого-то органа. В свое время, где-то в начале 70-х годов прошлого века, очень активно начало развиваться направление такой же диагностики представительств разных органов на поверхности радужки. Это направление получило название иридодиагностика. Люди, которые описывали различные варианты рисунка радужной оболочки, утверждали, что можно, рассматривая определенные зоны радужки, увидеть, какой орган заболел и какое заболевание в этом органе происходит. Но в 80-90-е годы в Америке были проведены довольно… Так как это было очень популярно, просто был бум на иридодиагностику, все побежали искать свои болезни по радужке, по рисунку радужки. С приходом в нашу жизнь компьютеров и видеосистем стало очень легко и интересно делать такие исследования по иридодиагностике. Но ученые серьезные, медики, дали фотографии «прославленным» в Америке иридодиагностам радужных оболочек глаз людей, заведомо имеющих заболевания определенные и здоровых людей. И процент ошибок в их прогнозах, в их исследованиях, в их описаниях был от 70 до 80, они не смогли. В здоровых глазах они находили признаки заболеваний, а у людей с серьезными заболеваниями они не находили. То есть это позволило сказать, что этот метод крайне недостоверен, и серьезно к нему относиться я бы не рекомендовал тоже.

Юлия Титова:

Понятно, его называют псевдометодом. Но у нас народ достаточно доверчивый, к сожалению или к счастью, может быть, но не в тех моментах, что касается здоровья. Все-таки, на сегодняшний день псевдо, скажем, врачи практикуют такой метод?

Борис Городецкий:

Вы знаете, прошло увлечение иридодиагностикой, потому что в 1990-е годы очень во многих местах, даже в лечебных учреждениях, были кабинеты, где этим занимались. Сейчас ушло, ушло, потому что неэффективно. Жизнь сама ставит все на свои места.

Юлия Титова:

Попытка была хорошая и достаточно громкая, так как в Интернете большое количество информации касательно этого метода. Мне хочется, так как мы затронули нашу радужку, обсудить такой вопрос: можем ли мы заведомо, до прихода к врачу, оценить нашу радужку на предмет каких-то отклонений? Или без профессионала мы ничего не сможем выявить?

Борис Городецкий:

Давайте начнем с того, что же такое радужка, потому что очень часто некоторые понятия в анатомии, в строении глаза, люди путают: что такое зрачок, что такое радужка, что такое роговица. Вот роговица – это прозрачная, блестящая передняя часть оболочки глаза, которую образно можно назвать часовым стеклышком, которая закрывает переднюю часть глаза. Она действительно прозрачна, через нее поступает свет, и это дает возможность глазу принимать изображение. За роговицей находится та самая радужка. Ее можно сравнить с диафрагмой фотоаппарата. В центре радужки имеется отверстие, которое меняет свой размер в зависимости от освещенности. Вот это отверстие называется зрачок, то есть это (извините за вульгарный термин) дырка, и через нее поступает весь световой поток. Чем ярче окружающий нас свет, чем ярче обстановка, в которой мы находимся, чем больше света, тем уже зрачок, он суживается рефлекторно на свет. Чем света меньше, тем зрачок шире, чтобы больше поступало изображения в глаз, и человек мог ориентироваться ночью. Зрачок может расшириться практически на диаметр всей радужки, то есть такие огромные могут быть зрачки.

Сама по себе радужка – очень интересное и многослойное структурное образование внутри глаза, это передняя часть сосудистой оболочки. И радужка несет в себе огромное количество клеток, внутри которых находится пигмент меланин. В зависимости от количества этих клеток и от количества пигмента мы можем видеть разный цвет радужки. Различаются от светлых, светло-голубых, серых радужек (это голубые глаза) до очень и очень ярко-карих, практически черных радужек. Вот весь спектр между этими двумя пограничными состояниями можно описать в виде цветного состояния радужки: от серо-голубого, через желто-зеленый, коричневый, к черному.

Юлия Титова:

А есть ли какая-то статистика, что тот или иной цвет глаз говорит о том, что данный глаз более подвержен заболеваниям или отклонениям, может быть, в качестве зрения?

Борис Городецкий:

Дело в том, что количество пигмента в радужке не изолировано от всего организма. Радужка отражает наличие пигмента и в других тканях и органах, в частности, в коже. У смуглых людей, у южных людей (не будем говорить об африканских и американских народах), чем больше пигмента, тем темнее радужка. У северных народов, у европейских людей, особенно у скандинавских народов, немного пигмента, соответственно, и глаза так же отражают количество пигмента во всем организме. Что касается, обусловлен ли цветом радужки какой-то набор заболеваний, которые могут возникнуть или возникают – есть специфические заболевания, которые характерны для людей с малым количеством пигментов в организме и с большим количеством пигментов в организме. Поэтому можно сказать, что от цвета радужки иногда зависит, будет или не будет какое-то заболевание, предположить можно.

Юлия Титова:

Борис, скажите, пожалуйста, в Интернете на форумах вычитала большое количество жалоб, где-то в позитивном, где-то в негативном ключе, что у людей цвет радужки с годами меняется. Мол в детстве были ясно-голубые глаза, к более взрослому они стали серо-зеленые или темно-голубого, синего оттенка. У кого-то из зеленого они превратились в карие. О чем говорят эти изменения, и говорят ли они о каких-то заболеваниях?

Борис Городецкий:

Вы задели интересную тему – возрастных изменений глаза. А то, что мы видим, всегда это первое, что мы замечаем – это, действительно, глаза, радужки: что в молодости, в детстве были яркие глаза, или ярко-голубого цвета, или ярко-карие. А с возрастом, даже такой есть термин литературный: взгляд тускнеет, потускнел взгляд, потому что радужка теряет свою яркость. Это естественный процесс, который с возрастом развивается у всех. Если были очень яркие коричневые, карие глаза, пигмент потихонечку с возрастом вымывается, радужка бледнеет, и уже не такие они карие. А у голубоглазых, с серыми радужками, наоборот, пигмент с задней стороны радужки перемещается на переднюю, и они из голубых приобретают желтовато-зеленоватый оттенок. Это изменение цвета – естественный процесс. Хотя есть и патологический, и заболевания, которые вызывают смену цвета радужки. Но, чаще всего, это односторонний процесс, то есть в одном глазу, тогда мы подозреваем, что какой-то идет процесс нездоровый.

Изменение цвета глаза с возрастом – естественный процесс.

Юлия Титова:

Но раз тема у нас заявлена «Глаза как зеркало болезни», давайте разберем этот случай, когда меняет цвет радужки лишь один глаз. О чем это может нам говорить?

Борис Городецкий:

Вы знаете, допустим, у человека произошло проникающее ранение глаза. Иногда эти ранения даже не заметны для самого пациента. Молотком стучал по какому-то металлическому предмету, отскочил мельчайшей осколок металла, особенно закаленного, пробил оболочку глаза, это бывает тоже бессимптомно, и остался он внутри глаза. Но металлы, особенно если это такие активные металлы, которые окисляются – медь, железо, начинают внутри глаза выделять окислы свои, окислы меди, или окислы железа. Эти вещества химически сразу меняют цвет радужки. Эти явления имеют даже свое название. При наличии окислов железа в глазу и воспалительного соответствующего процесса (потому что глаз воспаляется при этом, это состояние называется сидероз), глаз приобретает ржавую окраску. При медных инородных телах состояние называется халькоз, и радужка становится зеленоватой, зеленый оттенок приобретает. Это один из примеров, как может даже такая, казалось бы, небольшая травма, но с проникающим инородным телом, повлиять на цвет глаза.

Юлия Титова:

Это профессиональная, чаще всего, травма?

Борис Городецкий:

Ну, это бытовые и профессиональные…

Юлия Титова:

И исправляет ситуацию извлечение?

Борис Городецкий:

Только удаление. Удаление в короткие сроки обязательно.

Юлия Титова:

Есть еще какие-то причины?

Борис Городецкий:

Есть ряд заболеваний, которые вызывают воспаление. А если идет воспаление и отек радужной оболочки, она тускнеет, она теряет свой яркий оттенок – это тоже один из симптомов. Сосуды в радужке могут изменяться – расширяться и становятся видимыми, что также меняет рисунок и цвет радужки. Есть несколько симптомов, чаще всего это воспалительные заболевания, которые меняют цвет радужки. Но также есть и врожденные состояния, когда вдруг у человека один глаз карий, а другой голубой, или часть радужной оболочки каряя, а часть голубая.

Юлия Титова:

Это гены, они договорились, наверное?

Борис Городецкий:

Это врожденные такие аномалии, которые называются невус. Невус – это родимое пятно. Если на коже для нас это привычно (родинки, родимые пятна), то на радужке это выглядит необычно. Но там тоже могут быть невусы, то есть пигментные пятна. Не диффузно, не полностью вся радужка имеет какой-то цвет, а половинка, или какой-то сектор один.

Юлия Титова:

Если родимое пятно, как мы его называем в народе, находится в радужке, с ним нужно что-то делать, стоит ли переживать, что оно там образовалось?

Борис Городецкий:

Как правило, эти образования всю жизнь у человека присутствуют, и ничего с ними не происходит. Но за этими невусами, за этими родимыми пятнами, конечно, надо, чтобы наблюдал офтальмолог, желательно в одном месте. Почему? Потому что редко, но бывают случаи, когда эта доброкачественная родинка вдруг перерождается, она начинает в себе рождать клетки злокачественные. И чтобы не пропустить, не упустить этот момент, поэтому мы всегда настораживаем пациентов: у вас есть родинка, она не представляет никакой угрозы, но периодически, хотя бы раз в год, надо наблюдаться у офтальмолога, смотреть за ее консистенцией, размерами, и тогда не пропустим никакой беды.

В глазах, как и на коже человека, могут возникать невусы, их не стоит бояться, но необходимо периодически проверять их у офтальмолога.

Юлия Титова:

Борис, насколько я знаю, наши глаза могут сказать о наличии сахарного диабета у пациента. Давайте поговорим об этих симптомах, о проявлениях, которые нам скажут об этом заболевании.

Борис Городецкий:

Вы знаете, сахарный диабет, если мы касаемся этого заболевания, основное страдание при сахарном диабете – это страдание касаемо сосудов, причем самых мелких сосудов, с этого и начинаются все проблемы при сахарном диабете. Избыток сахара в крови влияет на состояние сосудов. Что такое мелкие сосуды? Это артериолы – сосуды, которые являются прекапиллярами. После артериол идет капилляр, потом венула, и дальше вены. И этот участок сосудистой системы перехода артерии в вены, этот микроциркуляторный участок характеризуется очень лабильным поведением относительно каких-то заболеваний. Потому что нигде больше в организме нельзя увидеть сосуды этого калибра, кроме как в глазу. Поэтому к нам на консультацию всегда присылают пациентов эндокринологи, терапевты, неврологи, чтобы мы оценили состояние сосудов, причем микроциркуляторного русла, то есть самых мелких сосудов, от состояния которых зависит течение очень многих заболеваний, в том числе и упомянутого Вами диабета, гипертонической болезни и многих-многих других.

Юлия Титова:

А если у пациента есть перечисленные заболевания (гипертония, сахарный диабет), чем может грозить не визит к офтальмологу в дальнейшем?

Борис Городецкий:

Значит, давайте начнем. В двух аспектах рассмотрим Ваш вопрос. Первый аспект. Иногда мы, офтальмологи, ставим первыми диагноз пациентам, у которых мы видим первичные симптомы, характерные для сахарного, допустим, диабета.

Юлия Титова:

Скажите, как они выглядят?

Борис Городецкий:

Это микроизменения, которые в зеркале не увидеть. Это мы видим под большим-большим увеличением, с помощью нашей специальной аппаратуры. А выглядят они в виде мелких расширений капилляров и прекапилляров. Эти расширения называются аневризмами. Мелкие-мелкие аневризмочки, микроскопические красные пятнышки на сетчатке, вдоль сосудов.

Юлия Титова:

Покраснение глаз это не дает?

Борис Городецкий:

Нет, это невидимо. И мы замечаем эти аневризмы и говорим пациенту: «Пожалуйста, сходите к эндокринологу, проверьте уровень сахара, чтобы вас обследовали на диабет». И появляется какой-то в начальной стадии уже процесс или подозрение на диабет или повышенный сахар, но еще без развития диабета. То же самое, мы, глядя на сосуды внутри глаза (на сетчатке, на сосуде, на конъюнктиве), можем заподозрить у пациента гипертоническую болезнь. Тоже можем рекомендовать померить давление, и выявляется повышение давления. Это один аспект. Второй аспект уже, когда у человека развилось заболевание (или гипертоническая болезнь, или диабет), то в глазу уже присутствуют вторичные изменения, характерные для этих заболеваний, которые вызывают снижение, а иногда и потерю зрения (при диабете и при гипертонической болезни).

Юлия Титова:

А что делает офтальмолог, что он может сделать, если сочетанное есть изменение в глазу и, допустим, сахарный диабет? Можно ли изменить состояние глаза отдельно от, скажем так, снижения сахара в крови?

Борис Городецкий:

Нет. Всегда мы лечим не глаз и не поджелудочную железу, мы лечим пациента. И здесь лечение всегда комплексное. Если есть нарушение зрения, нарушения в глазу, связанные с диабетом, без общего лечения эндокринологического, без компенсации сахаров, как это называется, то есть нормализации сахарного обмена внутри организма, мы не сможем помочь и со зрением. Но есть методы лечения изменений, которые в глазу проявляется. Допустим, есть такой диагноз как диабетическая катаракта. При диабете развивается катаракта, она своеобразная, то есть человек начинает терять зрение за счет помутнения хрусталика, связанного с развитием диабета. Мы выполняем свой этап: мы лечим, убираем катаракту, мы возвращаем прозрачность всем средам глаза. Но, не скомпенсировав сахарный диабет, добиться положительного результата функционального, то есть зрения, не удается. Всегда в комплексе лечим.

Юлия Титова:

Я еще вычитала, что вследствие сахарного диабета можно все довести до паралича глазодвигательных нервов. Так ли это, и на какой стадии это происходит?

Борис Городецкий:

Паралич глазодвигательных нервов, или мышц глазодвигательных – это нехарактерно для диабета, это несколько для других заболеваний. Для диабета более характерно страдание самой сетчатки глаза за счет изменения сосудов. Сосуды перестают питать сетчатку в той должной мере, которой необходимо для жизнеспособности этой нервной ткани. Возникают так называемые голодные зоны в сетчатке или зоны ишемии, и там происходят необратимые процессы в нервной ткани, в сетчатке, которые потом никак не вернуть, не восстановить. Поэтому очень важно общее лечение диабета, соблюдение пациентом всех требований. Одно из требований – это диета, нельзя нарушать; второе требование – следить за тем, чтобы уровень сахара не скакал, не было резких подъемов и не было резких падений сахара, уровня сахара в периферии, в крови, что также может вызвать довольно серьезные изменения глаз.

Юлия Титова:

Перед нашей рекламной паузой вопрос, наверное, заключительный по сахарному диабету. При нормализации сахара (при стабильной нормализации сахара) через какое время состояние глаза так же нормализуется, исправляется?

Борис Городецкий:

Вы знаете, есть такие формы диабета и такое течение диабета, когда, действительно, пациент очень аккуратно следит, и ему удается вместе с врачом-эндокринологом удерживать сахар в нормальных цифрах долгие годы, это залог того, что зрение будет сохраняться. Если зрение начало изменяться в результате диабетических проявлений, здесь без вмешательства офтальмолога уже трудно сохранить зрение. Всегда при диабете вопрос идет не о восстановлении, а о сохранении зрения. Мы не говорим это, если у человека катаракта. Убрал катаракту – зрение восстановилось. А все, что происходит в сетчатке, с этим всегда мы пациенту говорим: наша задача с вами сохранить то, что есть.

Юлия Титова:

Борис, спасибо большое! Мы прервемся сейчас на короткую рекламу, после которой вернемся к нашему диалогу.

Юлия Титова:

Мы возвращаемся в студию канала «MediaDoctor» и с Борисом Городецким говорим о глазах как о зеркале болезни. Сейчас мне хочется поподробнее разобраться с гипертонической болезнью. Как она проявляется в глазу, есть ли какие-то отличия в этом отношении от сахарного диабета, есть ли какие-то другие проявления?

Борис Городецкий:

Опять же, говоря о таком заболевании, как артериальная гипертония или гипертензия, мы говорим о сосудах, опять все связано с сосудами. Возвращаясь к тому, о чем мы говорили вначале, о строении сосудистой системы, в том числе в глазу, мы, как офтальмологи, можем оценить состояние сосудов на сетчатке. Сосуды сетчатки показывают, насколько гипертоническая болезнь изменила микроциркуляцию во всем организме, потому что уплотнение сосудистой стенки артериол ведет к ускорению тока крови и повышению давления внутри сосуда, это, в общем-то, физический аспект. Стенка перестает быть эластичной, артерия не растягивается под прохождением крови, это повышает внутрисосудистое давление. Вот принцип повышения артериального давления и возникновения гипертонических болезней от так называемого всем известного атеросклероза. Когда затвердевает, склерозируется, стенка сосуда, мы это видим на глазном дне. Рассматривая с помощью нашей аппаратуры эти мелкие сосуды, можем оценить, насколько стенки сосудов стали плотными, насколько они сопротивляются току крови, насколько выражены изменения в сосудах. Они приводят к тому, что начинает меняться и сама сетчатка, эти изменения в сосудах начинают следующим этапом изменять состояние сетчатки, это приводит к нарушению зрения. Самое неприятное, что может случиться, когда сосуд неэластичен, он не растягивается, а вдруг повышается резко давление, то этот сосуд не выдерживает и рвется, лопается, происходит кровоизлияние. Если это кровоизлияние произошло где-то на коже, если это кровоизлияние произошло на слизистой, и человек говорит: «Ой, у меня глаз покраснел ужасно, я вижу, что у меня сосуд лопнул», это все рассосется и пройдет. Но если такой сосуд лопнул где-то во внутренних органах: в головном мозге, в легких, в печени, в сердечной мышце – там уже очень серьезные могут быть заболевания и нарушения состояния, связанные с угрозой уже жизни.

По состоянию глаза врач может выявить сахарный диабет.

Юлия Титова:

Мы, скажем так, перешли к следующему вопросу по поводу покраснения глаз, по поводу красных пятен ярких в глазах. Это, действительно, должно нас насторожить и задуматься о том, что нужно пройти полное обследование и избежать, так скажем, такого серьезного последствия, как кровоизлияние наших внутренних органов.

Борис Городецкий:

Да, значит, давайте сейчас определимся, что такое покраснение глаз, потому что иногда люди путают 2 таких понятия: кровоизлияние и покраснение. Покраснение глаз, когда, допустим, человек вышел из бассейна с водой, в которых хлорка, и у него красные глаза. Или натер глаза, потер, глаз покраснел – такое покраснение связано с симптоматическим или рефлекторным расширением всех сосудов. Сосуды расширяются, и мы видим, когда их много, расширенных сосудов, глаз стал розовым или красным. Все глазное яблоко покраснело – это одно. А когда за счет хрупкости или ломкости сосудов, человек может потерять глаз, или наклониться, или поднять что-то тяжелое, и лопается маленький сосуд, на месте лопнувшего сосуда мы видим красное пятнышко, такое небольшое кровоизлияние – это несколько другое покраснение. Поэтому надо дифференцировать, о чем идет речь? Такие мелкие кровоизлияния в слизистой оболочке глаза, на фоне белой склеры вдруг мы видим красное пятно, человек, конечно, пугается: «Ой, что случилось?». Мы успокаиваем: «Ничего страшного, лопнул сосудик, это пройдет». Надо покопать капли, надо немножко времени, где-то несколько дней, до недели, если небольшое кровоизлияние, это все рассасывается. Причем рассасывание таких кровоизлияний идет по очень интересному типу: площадь увеличивается, то есть назавтра вдруг она становится больше, это пятно, это опять пугает человека. Площадь увеличивается, а интенсивность уменьшается, оно из красного, ярко-красно-алого становится менее красным, потом розовым и, рассасываясь, исчезает. Вот такие кровоизлияния мелких сосудов говорят о том, что сосудистая стенка потеряла свою эластичность. Сосуды стали хрупкими – надо заниматься с сосудами!

Юлия Титова:

Я неоднократно видела людей, действительно, с большим красным пятном в глазу, и всегда это наводило ужас!

Борис Городецкий:

Выглядит, конечно, не очень эстетично, даже страшновато…

Юлия Титова:

Достаточно быстро это проходит, но нельзя это игнорировать, как мы поняли, это может быть серьезным симптомом. Мы поговорили об обследовании глазного дна. Что еще мы можем там увидеть, говорящее о каких-либо серьезных заболеваниях?

Борис Городецкий:

Глазное дно представляет собой несколько различных структур или тканей человеческого организма. Там есть нервная ткань, о которой мы говорили, сетчатка, там есть сосудистая ткань, такое под сетчаткой довольно мощное сплетение сосудистое, там есть очень выраженная соединительная ткань, которая также доступна осмотру, чего нигде больше в организме не увидеть. Организм сокрыт от нас – кожа и прочие ткани закрывают все. А вот глаз вследствие того, что он пропускает свет к нервной ткани, то есть к мозгу. Мы можем туда заглянуть вместе с этим светом, что мы, как офтальмологи, и делаем, и можем увидеть первые признаки практически всех системных заболеваний в организме, которые связаны с изменением или нервной ткани, или сосудистой ткани, или соединительной ткани. Поэтому очень часто мы видим внутри глаза изменения. Что такое системное заболевание? Это заболевание, когда страдает какая-то ткань, допустим, соединительная ткань. Типичный случай заболевания соединительной ткани – это ревматизм, страдают все суставы, воспаление идет соединительной ткани практически всех суставов у человека – мы это видим. Ревматизм может осложняться воспалением соединительной ткани створок сердечных клапанов – это также одно из проявлений ревматизма. Мы предвестники этих изменений можем увидеть в глазу.

Какие еще есть заболевания, которые также можно увидеть, заподозрить и вовремя сказать пациенту, что надо обратиться к такому-то специалисту, чтобы проверить? Это ряд эндокринных заболеваний. О диабете мы уже говорили. Есть эндокринные заболевания, связанные с нарушением обмена или функционирования других гормонов (не только инсулина), которые мы тоже можем увидеть в глазу. Это заболевания, связанные с дистрофией: дистрофия каких-то тканей, в том числе и нервной ткани, мы это тоже внутри глаза можем отметить и увидеть. То есть довольно широкий спектр глазных проявлений общих заболеваний может позволить нам, офтальмологам, заподозрить и пациенту сказать, что надо обратиться к такому-то специалисту.

Юлия Титова:

Но Вам нужен, как врачу, только визуальный контакт? Это все видно на глаз, или необходимо провести какие-то определенные глазные исследования, более глубокие анализы?

Борис Городецкий:

Да, на сегодняшний день, конечно, в арсенале офтальмологов, кроме зеркальца, как когда-то это было, которое называется офтальмоскоп, через который мы могли видеть глазное дно, и лампочки, мы имеем очень большое количество диагностических приборов, оборудования и аппаратуры: и лазерной, и ультразвуковой, которая позволяет на тончайшем, на микроуровне увидеть, оценить и диагностировать различные изменения в тканях глаза.

Юлия Титова:

Может ли глаз нам рассказать о наличии инфекционных заболеваний в организме?

Борис Городецкий:

Да.

Юлия Титова:

О каких?

Борис Городецкий:

Изменения часто, очень часто воспаление сосудистой оболочки глаза и того отдела, о котором мы сегодня говорили, радужки, бывает первым, а иногда и единственным проявлением некоторых инфекционных заболеваний, допустим, таких заболеваний, как токсоплазмоз, бруцеллез. Перечислять можно, их группа большая, но мы видим на глазном дне, на радужке, в сосудистой оболочке глаза изменения, характерные для таких заболеваний. Даже по глазному гною иногда можно поставить диагноз такого заболевания, как сифилис, потому что там тоже есть проявления, характерные для определенной стадии этого заболевания, и внутри глаза.

Юлия Титова:

По большому счету, все, что нужно офтальмологу – это заглянуть в сосуды глаза…

Борис Городецкий:

В глаз, внутрь глаза.

Юлия Титова:

Но именно изучить состояние сосудов, правильно я понимаю?

Борис Городецкий:

Немаловажно. Да.

Юлия Титова:

Мне еще любопытно такое состояние, не знаю, как правильно его Вам подать, назовем его «выпуклость глаза». О чем данное состояние нам может сказать?

Борис Городецкий:

Вы имеете в виду?..

Юлия Титова:

Когда глаз выпадает из орбит.

Борис Городецкий:

Это состояние, так называемое экзофтальм, когда глазные яблоки, действительно, смещаются вперед из орбит, глазная щель раскрывается, и мы видим огромные глаза необычные. У людей это симптом заболевания щитовидной железы. Экзофтальм (эндокринный так называемый экзофтальм) – это один из симптомов тиреотоксикоза, то есть заболевания, связанного с нарушением функции щитовидной железы.

Юлия Титова:

А можете объяснить связь между щитовидной железой и данным проявлением?

Борис Городецкий:

Да. Связь такова, что из-за повышенной выработки гормонов щитовидной железы начинает уплотняться жировая клетчатка в орбите. Уплотняясь, она выталкивает глазное яблоко вперед, и глазное яблоко занимает уже несвойственное для себя место, как бы выходя из век. Веки раскрываются, и мы видим иногда такое состояние у пациента, что даже веки не смыкаются, не могут закрыть глаз. Это довольно уже тяжелое состояние, требующее вмешательства офтальмолога. Это происходит из-за нарушений состояния жировой клетчатки орбитальной при нарушениях функции щитовидной железы.

Юлия Титова:

А вмешательство офтальмолога в чем проявляется? Это хирургическое какое-то вмешательство?

Борис Городецкий:

Вы знаете, хирургически, к сожалению, очень тяжело компенсировать эти состояния, но иногда приходится. Приходится, потому что нет другого выхода. Конечно, когда начинаются такие явления, основная задача – это эндокринологов, которые должны лечить щитовидную железу. Если там есть узловые изменения, их удаляют, делают операцию по поводу зоба, это называется тиреотоксический зоб.

Юлия Титова:

Это сочетанная работа двух специалистов?

Борис Городецкий:

Да.

Юлия Титова:

У нас осталось не так много времени. Мне еще хочется поговорить о нетипичном цвете нашего глаза. Мы говорили о покраснениях. Есть еще такое явление, когда глаз желтеет. О чем это может говорить?

Борис Городецкий:

Желтизна склеры, то есть оболочки, которая в норме должна быть белой или голубовато-белой, говорит о том, что в слизистой накапливается определенный пигмент, который называется билирубин. Это продукт работы печени, если нарушается выделение из печени желчи, то так называемая желтуха возникает, как ее называют, или гепатит, связанный с нарушением пассажа или движения желчи. Все ткани прокрашиваются желчными пигментами, тем самым билирубином. И кожа, и склера становятся желтушными. Это один из симптомов механической желтухи, то есть нарушения движения и эвакуации желчи из печеночных протоков.

Юлия Титова:

Но это уже на стадии необратимой?

Борис Городецкий:

Нет, это лечится. Тут включаются терапевты, инфекционисты и лечат интенсивно заболевания печени, потом это все проходит.

Юлия Титова:

Очень хорошо. Главное вовремя все заметить и обратиться к врачу, как мы всегда говорим. А еще как-то наша склера себя может проявлять нетипично? Какие-то еще оттенки она на себя примеряет?

Борис Городецкий:

Вы знаете, говорить о каких-то таких казуистических заболеваниях, допустим, как врожденная глаукома, когда у детей из-за повышенного внутриглазного давления глазные яблоки растягиваются, склера становится тонкой, прозрачной, и через нее просвечивает сосудистая оболочка, она темная, практически черного цвета, и склера приобретает такой синюшный цвет, это тоже один из симптомов серьезного такого заболевания, как врожденная или юношеская глаукома. А так склера должна быть белая, красивая, а радужка любого цвета, который дала вам природа и ваши родители.

Юлия Титова:

Это, конечно, очень удивительно, что наш глаз может, действительно, рассказать о многих заболеваниях. Я вернусь к вопросу, стоит ли нам самим следить за нашим глазом, за какими-то визуальными изменениями, или регулярно приходить к врачу? И боюсь, что у нас настолько информативный и полезный эфир получился, что сейчас, обнаружив в своем глазу какие-то проявления тех или иных симптомов, о которых мы сейчас поговорили, народ побежит, скажем так, наутек к любому врачу, о котором он в первую очередь подумает, как о человеке, который вылечит их от причины. Но мы помним о том, что к офтальмологу обязательно нужно обратиться с тем или иным отклонением от нормы, от вашей нормы. Но все-таки стоит ли нам самостоятельно иногда посматривать наш глаз?

Борис Городецкий:

Обязательно! Обязательно, Юля! Это не альтернативно: или идти к врачу, или посмотреть в зеркало? Конечно, самоконтроль – это первое, чем должен нормальный человек в своей жизни заниматься, то есть следить за своим здоровьем. Если что-то замечено необычное, непривычное, надо идти к врачу и выяснять причину, и выяснять вопрос, что это и как с этим бороться? Обязательно!

Юлия Титова:

Самое главное, как мы всегда говорим, это не заниматься самолечением (что мы очень любим), а все-таки обратиться к специалисту. Наш эфир подошел к концу. Я с радостью представлю еще раз нашего прекрасного специалиста Бориса Городецкого – кандидата медицинских наук, врача-офтальмолога, а также медицинского директора офтальмологической клиники «ВИЗИОН». Помогала ему я, Юлия Титова. Всего вам доброго, и будьте здоровы!

Борис Городецкий:

Будьте здоровы! До свидания!