Общественное здоровье

Профилактика заболеваний

Тэги: 

Денис Остроушко:

Добрый вечер, уважаемые слушатели, зрители! В эфире радио Mediametrics, передача «ЗОЖ через молодежь». Здесь мы говорим об общественном здоровье, о профилактике различных заболеваний и, конечно, о том, как вести здоровый образ жизни. Сегодня мы выбрали очень важную тему – онкология, в частности женская онкология, если быть еще более конкретным, то это рак молочной железы. Меня зовут Денис Остроушко. И сегодня у меня в гостях два замечательных гостя, два замечательных человека. Это директор Благотворительной программы «Женское здоровье» Екатерина Башта и кандидат медицинских наук, хирург-онколог, научный сотрудник Московского клинического научного центра имени А.С. Логинова Александр Белоусов. Здравствуйте, Александр! Здравствуйте, Екатерина!

Александр Белоусов:

Добрый вечер!

Екатерина Башта:

Добрый вечер!

Денис Остроушко:

Если позволите, я начну с вопроса Александру. Насколько актуальна сегодняшняя тема, которую мы выбрали, и не зря ли мы к ней обратились?

Александр Белоусов:

Если мы выбрали, она уже актуальна. Конечно же, не зря. Тут стоит обратить внимание на цифры. Рак молочной железы занимает по частоте встречаемости среди всех онкологических заболеваний третье место. У женщин рак молочной железы стоит на первом месте среди причин смерти. Ежегодно в России заболевают раком молочной железы порядка 60-65 тысяч женщин, и в последние годы этот показатель только увеличивается. И за последние двадцать лет он увеличился как минимум на 20-25%. Поэтому эта проблема, безусловно, актуальна и с точки зрения распространенности, и с точки зрения того дискомфорта, который он приносит женщинам, страдания и психологические, и физические. И поэтому, конечно же, необходимо все больше и больше уделять внимания этой проблеме.

Денис Остроушко:

Какие факторы риска? Если сейчас нас слушают девушки, они узнали о том, что очень большой процент заболевших.

Александр Белоусов:

Такое увеличение количества заболевших, наверное, можно связать и с фактором риска, и с диагностикой. Если возвращаться к Вашему вопросу про факторы риска, то есть рак молочной железы – это гормонозависимое заболевание, и, соответственно, факторы риска тоже связаны с этим. На первом месте, по всем данным литературы, это либо раннее начало менструации (до 11-12 лет) и позднее наступление менопаузы (после 50-55 лет). Следующим пунктом идет поздняя беременность (после 30 лет) либо же вообще нерожавшая женщина, что тоже связано с воздействием гормонального фона на ткань молочной железы, и что определяет ее дифференцировку.

Если углубляться в медицинскую терминологию, есть несколько типов долек молочной железы. То есть молочная железа состоит из долек и протоков, и вот эти дольки проходят этапы дифференцировки, в том числе под действием гормонов, которые в той или иной степени вырабатываются в зависимости от женского цикла, если общими словами. Также немаловажное влияние оказывает употребление алкоголя. То есть доказанный факт, что алкоголь влияет на развитие рака молочной железы. И можно сюда же отнести такие распространенные вещи, как ожирение, малоподвижный образ жизни. Это все в меньшей степени, но также влияет на развития рака молочной железы. Также есть генетическая предрасположенность, когда у близких родственников (мама, тетя, сестра) был рак молочной железы. И также есть мутации в определенных видах гена, так называемые BRCA 1, 2 типа.

Доказанный факт, что алкоголь влияет на развитие рака молочной железы. И можно сюда же отнести такие распространенные вещи, как ожирение, малоподвижный образ жизни.

Денис Остроушко:

Александр, были несколько очень сложных слов. Я думаю, не все могли понять. И девушки, которые могут столкнуться с этим или задумываются о том, что они могут столкнуться, тоже не все слова, которые Вы сейчас сказали, понимают. Вот девушка приходит к Вам в фонд. Какой первый вопрос она задает зачастую?

Екатерина Башта:

Зависит от того, какая девушка к нам пришла, потому что у нас два основных направления, в которых мы работаем. Первое – это информирование широкого населения женщин, и, на самом деле, не только женщин, потому что мы думаем, что любому человеку, независимо от пола, важно понимать про рак молочной железы и про то, что можно профилактически сделать в связи с этим заболеванием. То есть информирование – это одно наше направление, и, соответственно, люди к нам приходят за информацией по поводу профилактики. И второе наше направление – это поддержка, информационная и психологическая, прежде всего, поддержка женщин, у которых уже есть диагноз «рак молочной железы» или другие онкологические заболевания женской репродуктивной системы.

Если мы сейчас говорим о тех женщинах, которые здоровы, которые беспокоятся и у которых есть настороженность по поводу рака молочной железы, то у нас есть 4 таких месседжа (4 пункта), которые, нам кажется, важно понимать каждой женщине. Во-первых, важно понимать, относится ли данная женщина к группе высокого риска по поводу рака молочной железы или среднего и низкого. Потому что именно от этого зависит тактика ее профилактических обследований по жизни и время, в которое ей нужно начинать обращаться к специалисту по поводу молочной железы.

Если это группа высокого риска. Как это можно выяснить? Посмотреть на свою семейную историю, поговорить с родственниками, поговорить в семье. Если есть случаи повторяющихся раков из поколения в поколение (молочная железа и яичники), в особенности, если это раки в раннем возрасте, до 50 лет, значит, скорее всего, есть наследственная история и есть генетическая история. И это серьезный фактор риска, который относит человека к группе высокого риска. То есть первое – поговорить с семьей, второе – пойти к врачу, к гинекологу. Сейчас гинекологи занимаются молочной железой. Гинеколог задаст ряд вопросов относительно репродуктивного здоровья, гормонального. В общем, задаст ряд вопросов, и на основании этого будет определено. Если это группа высокого риска, мы рекомендуем с 20 лет уже иметь своего онколога-маммолога и индивидуальную программу обследований, которая будет рекомендована специалистом.

Если это группа высокого риска, мы рекомендуем с 20 лет уже иметь своего онколога-маммолога и индивидуальную программу обследований, которая будет рекомендована специалистом.

Если это средняя или низкая группа риска, то мы говорим: «Если Вас ничего не беспокоит, то Вы спокойно до 40 лет можете ни о чем в плане профилактических обследований не думать, но здоровый образ жизни». Это то, что мы можем для себя сделать профилактически. Если что-то беспокоит, что-то изменилось по сравнению с нормой – к врачу, гинеколог, онколог-маммолог.

Старше 40 лет имеет смысл женщинам, даже если их ничего не беспокоит, делать профилактическую скрининговую маммографию. И это можно сделать у нас бесплатно по программе диспансеризации. То есть, в общем, вот такие простые вещи. И в целом что мы говорим? Рак молочной железы достаточно легко диагностируется по сравнению с другими онкологическими заболеваниями. Хоть это распространенное заболевание, но оно распространено среди онкологических. Не каждый заболеет. Оно хорошо диагностируется и хорошо поддается лечению. Большинство форм рака молочной железы достаточно хорошо поддается лечению. На самом деле, когда мы говорим о раке, здесь рекомендован скрининг, потому что он действительно может спасти жизнь, вот именно когда мы говорим о раке молочной железы. Поэтому не надо бояться, а надо просто знать, что делать. И не надо тоже лишние обследования делать.

Денис Остроушко:

Девушка пришла к Вам, послушала все, что Вы ей рассказали и думает, куда идти дальше. Видимо, дальше она должна идти непосредственно к Александру?

Александр Белоусов:

К нам, да. Я внесу маленькую корректировку. Просто основной сейчас упор идет на маммологов, то есть гинекологи в меньшей степени. В центре, в котором я работаю (Московский клинический научный центр), есть огромное подразделение – «Клиника женского здоровья». Идея главного внештатного онколога Москвы Хатькова Игоря Евгеньевича – создание вот этих «Клиник женского здоровья».

В чем суть? Это клиника, куда приходит женщина. И тут она может получить помощь и гинеколога, и маммолога. То есть любая жительница Москвы, и не только Москвы, может прийти и в рамках ОМС получить всю необходимую помощь при наличии заболевания, и также может пройти скрининговую программу по маммографии, получить консультативную помощь, ответы на эти вопросы. Мы стараемся говорить на одном языке с пациентом. И мы к этому стремимся, потому что основная наша идея – донести информацию, особенно здоровым людям, потому что здоровых лечить все-таки легче, чем заболевших. То есть болезнь легче, во-первых, предотвратить, а во-вторых, лечить ее на ранних стадиях.

И что касаемо рака молочной железы, то за последние несколько лет наметилась хорошая тенденция по выявлению рака молочной железы на ранних стадиях (на 1 и 2). Это порядка 60-70% из всего общего пула пациентов, которым поставлен в этом году диагноз рак молочной железы. А чем раньше выявлено, тем, соответственно, лучше прогноз для лечения.

На данный момент у нас три филиала – на Таганке, на Пресне и на Шоссе Энтузиастов, куда женщина может записаться через колл-центр, через сайт Московского клинического научного центра, куда она может получить направление в районной поликлинике. Прийти и записаться на прием к маммологу и уже там рассказать всю свою семейную историю, сдать при необходимости генетические исследования, сделать маммографию на оборудовании высокого класса с хорошим разрешением, и самое главное, что не оборудование определяет, а специалист, который расшифровывает. То есть получить высококвалифицированную интерпретацию этих результатов. И далее уже определиться с дальнейшим планом обследования. Поэтому за счет вот этих всех мер и отмечается такая положительная динамика в плане ранней диагностики рака молочной железы.

Денис Остроушко:

И, соответственно, после этого она получает, если все не очень хорошо, план лечения от врача?

Александр Белоусов:

Да, план лечения от врача. И в плане лечения тоже нужно сказать, что сейчас тенденция к малотравматичным, органосохраняющим операциям, потому что мы можем выявить на ранних стадиях. У женщины выявился рак молочной железы, что нужно делать? Либо хирургическая, но чаще всего комбинированная терапия: хирургическая, химиотерапевтическая, лучевая. И все это сопряжено в большинстве случаев с радикальным удалением молочной железы. Это колоссальная психологическая травма для женщины. То есть мало того, что она узнает, что у нее рак, потом проходит сложное лечение, и еще калечащая часть операции, но она вынужденная – унести полностью железу, в которой находится опухоль, а дальше еще облучение и химиотерапия. Это сложно психологически. Мы со своей стороны стараемся это все-таки минимизировать, при этом необходима, конечно, поддержка, которую мы проводим в нашей «Клинике женского здоровья», сотрудничаем с Екатериной, знаем, что они оказывают всестороннюю помощь и пациенткам, и их семьям. И это очень важно, помогает в нашей работе.

Денис Остроушко:

Насколько я понимаю, Екатерина, Вы поддерживаете с момента постановки диагноза и до окончания лечения, и после окончания лечения?

Екатерина Башта:

И после окончания лечения. Когда мы говорим про поддержку, я бы хотела обратить внимание, что онкологический диагноз всегда очень мобилизует человека. Это очень сильный стресс и для человека, и для его окружения. И мы привычно всегда думаем прежде всего о медицинских аспектах вопроса: где получить хорошую диагностику, где получить современное адекватное лечение, как найти хорошего врача. И надо сказать, что наша система лечения онкологических заболеваний все-таки достаточно сложная. Подчас это такой квест, в котором пациент должен сориентироваться, потому что не всегда в одном месте проходят все этапы лечения, не всегда есть команда, которая ведет этого пациента от начала до конца. То есть это, в общем, достаточно сложный путь.

Помимо того, что тяжелое лечение, это еще и ресурсный, затратный путь этого лечения. Мы думаем о медицинских аспектах, но мы не всегда понимаем, что в центре всего этого человек, который испытывает колоссальный стресс, который испытывает колоссальные изменения своей жизни, у него актуализируется страх смерти, у него меняются отношения часто в семье и на работе. То есть это серьезное жизненное изменение, которое требует больших сил, ресурсов, в том числе психологических. И поэтому очень важно на этого человека обратить внимание и поддержать его психологически, информационно, чтобы была нормальная навигация, чтобы он понимал, куда ему идти и что ему делать, что ему предстоит на каждом этапе лечения, что его ждет, как ему лучше подготовиться, как ему лучше поговорить со своими родными, с мужем, с детьми, как ему лучше вообще пройти все это не с медицинской точки зрения, а именно с человеческой. Мы уделяем особенное внимание простой человеческой поддержке того, кому она нужна, с момента постановки диагноза и на протяжении всего лечения. И очень часто много-много времени спустя после окончания лечения тоже такая поддержка бывает нужна.

Мы уделяем особенное внимание простой человеческой поддержке того, кому она нужна, с момента постановки диагноза и на протяжении всего лечения. И очень часто много-много времени спустя после окончания лечения тоже такая поддержка бывает нужна.

Мы развиваем сообщество женщин, которые имеют опыт жизни с онкологическими заболеваниями женской репродуктивной системы и которые поддерживают друг друга по принципу «равная равной». Потому что они как никто другой понимают, имея опыт, и когда-то они тоже получали этот диагноз, когда-то они прошли лечение, они с этим справились, приняли эту ситуацию, себя в этой ситуации. И они вот этим жизненным опытом могут поделиться с теми, кто только что получил диагноз, и им кажется, что это вообще конец, обрыв, стена выросла до неба, и непонятно, как пройти через эту стену.

Мы делаем много поддерживающих сервисов, например, группы взаимопомощи, которые работают по принципу «равная равной». И эти группы ведут женщины, которые когда-то прошли лечение по поводу рака молочной железы, потом они хотят помогать другим, они прошли обучение у нас, потому что мы отбираем активистов и обучаем их, как оказывать это консультирование «равная равной». И я очень часто вижу, что женщина, получившая диагноз, приходит вновь на группу, и просто даже от того, что она видит тех, кто пятнадцать лет назад получил этот диагноз, одно это ее уже поддерживает, дает силы и понимание, что это можно пройти. Я смогла – значит, и ты сможешь.

Но кроме того сообщества, это, конечно, аккумуляция всей нужной для сообщества информации. Здесь можно получить актуальную информацию, плечо, поддержку, окружение, в котором ты можешь себя чувствовать безопасно и не бояться, что тебя не поймут, осудят, отвернутся, побоятся с тобой общаться. Потому что, к сожалению, такие стереотипы тоже в России до сих пор существуют, что рак заразный. Вот Вы удивляетесь, а мы много работаем не только в Москве, но и в регионах. И слышим истории про то, как женщина возвращается из больницы, а семья ей выделяет отдельное полотенце, отдельную кружку и т.д. И много могу историй рассказать про то, как на бытовом уровне у нас относятся к раку.

Наша задача, как не коммерческой организации, а как фонда, менять отношение к онкологическим пациентам в нашей стране, в том числе и к женщинам с диагнозами рака. Там совершенно обычные, нормальные люди, которых мы встретим и не узнаем никогда, что у нее это было, или она сейчас даже проходит это лечение. Потрясающие совершенно женщины, которых мы видим, которые приходят в наше движение, активные, невероятно добрые, которые готовы помогать, которые готовы вкладываться, у которых много энергии, которые проходят это все, и растят детей, внуков, работают, живут активно.

Мы когда говорим про рак, все время вспоминаем про тех, кто умер от этого в нашем окружении. Мы все сталкиваемся, так или иначе. Но мы не всегда помним, какое количество девочек с этим живет. 600 тысяч женщин в России только с раком молочной железы на учете. Это же армия.

600 тысяч женщин в России только с раком молочной железы на учете. Это же армия.

Денис Остроушко:

Это Тюмень, по сути, в Тюмени живет 600 тысяч.

Екатерина Башта:

Да, какое количество людей живет с этим, и живет полноценно, активно. Вот мы про это хотим говорить, и в том числе с теми, кому поставили только что диагноз, чтобы они верили в себя, верили во врачей, потому что доктор поддержит. У меня нет статистики, но я точно знаю, что мы теряем часть пациентов. Получив диагноз, они теряются и не доходят до лечения или потом не справляются с тем достаточно непростым путем, который нужно пройти. Наша задача, и в том числе равных консультантов, которых мы готовим, и нашего сообщества – поддержать, сформировать эту лояльность к лечению, доверие к врачу. В Интернете полно всего, и многие скатываются в альтернативную медицину, которая, на самом деле, не дает результата.

Александр Белоусов:

Я очень благодарен вот именно за этот посыл и за те фразы, на которых я просто не могу не остановиться. Когда человек первый раз узнает, что у него рак, до того как начинать действовать, у него проходит колоссальный промежуток времени. Не у всех, конечно, потому что у всех разные психотипы. Кто-то быстро мобилизовался, пошел все сделал, ничего не боясь. Но зачастую рак – это удар, это «я не знаю, что мне делать». И тут человек заходит в Интернет, и на него просто обрушивается колоссальное количество сайтов, которые несут медицинскую информацию – просто копирайтеры переписывают человеческим языком. Она, по сути, для пациента. Не знаю, может быть, люди, которые нас слушают, со мной не согласятся, но она бессмысленна, потому что без специального медицинского образования в ней очень сложно разобраться. А вот именно сайтов, которые говорят «не бойтесь, это все не опасно, не заразно, не страшно», можно перечесть по пальцам. Я сам периодически их мониторю. Но это обычно сайты очень крупных фондов либо движений – глобальных или локальных, которые посвящены узкой теме – женскому здоровью, что очень важно. Это первый момент.

Второй момент, который просто пугает нас, как специалистов, это альтернативное лечение. Я еще раз упомяну, что для женщины проблема с молочной железой вдвойне переносится тяжело психологически, потому что: первое – это рак, а второе – это молочная железа, то есть это признак, определяющий женщину. Здоровая грудь – это здоровье женщины, это ее уверенность в себе, то, на чем строится вся маркетинговая компания пластических хирургов. Соответственно, и вот тут момент: она скрывает, утаивает, пытается пробовать что-то еще. И мы теряем время, потому что при раннем раке это может быть полноценная жизнь, как и у любого другого человека, порядка 90% длительность жизни и качество могут быть вполне достойными.

Денис Остроушко:

Если на ранней стадии диагностировать, то очень высокий процент того, что будет вылечено?

Александр Белоусов:

Вы поймите, тут выбор тактики лечения зависит от ряда факторов, то есть от стадии. Изучение онкологических проблем дошло до того, что мы уже некоторые типы рака идентифицируем и определяем, что они индивидуальны, как отпечатки пальцев у человека, потому что есть генетические маркеры, есть молекулярные. Если мы говорим про молочную железу, то тут очень важно смотреть на рецепторы, которые вырабатываются опухолью, чтобы понять, к чему она более чувствительна: к гормональной терапии либо к химиотерапии. То есть вот эти все аспекты должны учитываться. И, соответственно, из этого вывод должен быть один: лечиться нужно у специалиста.

Изучение онкологических проблем дошло до того, что мы уже некоторые типы рака идентифицируем и определяем, что они индивидуальны, как отпечатки пальцев у человека.

Если мы посмотрим на зарубежный опыт, то там вся медицина строится, особенно онкология, по принципу высокопотоковых центров. Есть центр, который занимается (к примеру, Корея) раком желудка. У них колоссальные положительные результаты по раку желудка. Сейчас мы потихонечку к этому приходим, что нельзя везде лечить рак.

Денис Остроушко:

Сегодня мы говорим конкретно про рак молочной железы и о том, что нужно проходить постоянную диагностику, почаще обращаться к врачам. Для чего? Если на ранней стадии очень высокий процент спасения, то это нужно делать.

Александр Белоусов:

Для этого и нужно, чтобы выявить на ранней стадии. То есть не зря у нас сейчас идет лейтмотивом слово «скрининг». Есть ряд онкологических заболеваний, под которые проходит скрининговая программа. Что такое «скрининг»? Изначально это ряд исследований, которые направлены на то, чтобы среди лиц с высоким риском развития того или иного заболевания выявить именно это заболевание, чтобы его лечить. Для рака молочной железы это простое исследование – маммография, по сути, рентгенологическое исследование на специальных аппаратах. Раньше это был просто рентген, какие-то снимки, сейчас уже речь идет о цифровой маммографии. И есть скрининговые программы, на Западе они приняты. У нас сейчас они входят более активно в рамках диспансеризации, уже отдельные направления. То есть это основное, что у женщин, которых уже упомянули (либо семейная история, либо генетическая предрасположенность), условно говоря, с 35 лет начинается ежегодное проведение маммографии. У женщин без рисков можно начинать в более в позднем возрасте, от 40 лет. Но в целом скрининг молочной железы нацелен на группу от 50 до 69 лет. Раз в год – маммография, осмотр маммологом. И, соответственно, живем спокойно дальше.

Денис Остроушко:

Екатерина, я еще хотел у Вас спросить. Когда именно к Вам чаще приходят девушки: до, в процессе или после выздоровления? Кого больше, чтобы понимать, какой у Вас поток?

Екатерина Башта:

У нас очень много женщин, которые получили диагноз только что, которые находятся на лечении, и много тех, которые закончили лечение и все равно нуждаются в поддержке и в помощи такого сообщества, как наше. Потому что мы развиваем именно для этой группы людей, для женщин с диагнозом. Мы говорим о женщинах с опытом жизни с раком молочной железы или женскими раками. И сюда включаем всех, у кого был такой диагноз когда-то. Мы для этих женщин развиваем самые разные сервисы не медицинского, но реабилитационного характера. То есть у нас есть всевозможные группы по принципу «равная равной» – группы взаимопомощи.

У нас есть программа профессиональной психотерапевтической поддержки таких женщин. Есть программы, которые мы делаем в закрытых группах по арт-терапевтическим методикам. У нас есть группы, куда мы приглашаем женщин для танцев (бесплатные), йоги, фитнеса и много-много разных. А сообщество очень живое. Там барахолки, когда женщины собираются и обмениваются вещами, потому что в процессе лечения у них часто меняется вес. Кто-то стал больше на какое-то количество размеров, кто-то меньше, гардероб надо пересматривать. И есть такие барахолки, которые мы устраиваем, когда женщины собираются. То есть мы заинтересованы и развиваем живую жизнь вот такого сообщества, где люди знакомятся друг с другом.

Вот они пришли на танцы на два месяца, например, группа бесплатная. Но дальше мы видим, что они не расходятся по домам, они уже друг у друга есть, и они уже сдружились и сплотились там. Арт-терапия – это четырехмесячная программа профессиональной психотерапевтической поддержки. Но у нас действует уже второй год клуб выпускников этой программы, то есть те, кто закончили курсы, не хотят дальше расставаться, они уже друзья. Мы им помогли только с помещением. И они сами собираются и продолжают рисовать, с художником делать что-то, потому что творчество – это тоже терапевтическая история.

И, соответственно, поскольку мы развиваем такие сервисы и организуем живую жизнь сообщества, к нам приходят женщины, у которых когда-то был диагноз, на самых разных этапах. И ошибкой было бы думать, что когда женщина закончила лечение, то она сразу же полетела и стала жить так, как было до болезни. Часто от женщины этого ждут, и часто она сама ожидает от себя что-то такое: ну все, ты уже закончила лечение, у тебя последняя капельница – теперь ты должна быть как раньше. Но так не происходит, потому что все-таки это онкологическая история, это как взрыв под ногами, как война, которая происходит в душе, которая происходит в жизни. И после нее надо долго-долго восстанавливаться для того, чтобы принять себя.

Ошибкой было бы думать, что когда женщина закончила лечение, то она сразу же полетела и стала жить так, как было до болезни. Но так не происходит, потому что все-таки это онкологическая история, это как взрыв под ногами, как война, которая происходит в душе.

Я еще хочу сказать про то, что мы часто говорим: рак победим. И показываем, и рассказываем истории женщин, которые действительно вылечились. Но в то же самое время очень много людей, которые живут с этим, как с хроническим заболеванием, у которых есть рецидивы, которые знают, что эти рецидивы будут повторяться. И для нас (для «Женского здоровья») победителями являются те, кто приняли себя и этот свой жизненный опыт, научились с этим жить, и жить, радуясь жизни. Это сложно бывает. В этом мы хотим женщинам помогать.

Человек, который находится в мире с собой и имеет ресурсы жить сейчас несмотря на то, что у него лечение, несмотря на то, что у него диагноз, несмотря на то, что у него, может быть, рецидивы, быть со своей семьей, со своими детьми, со своей работой. В этом мы стараемся женщинам помогать разными способами, в том числе через сильное сообщество. И, конечно, у нас в основном женщины с диагнозом. Но в то же самое время мы делаем широкие информационные компании для здоровых женщин, просто чтобы сказать: не нужно бояться, эту историю можно вовремя поймать, ее можно хорошо пролечить. И достаточно щадяще пролечить, если вовремя и если будут биологические показания (показания самой опухоли). С этим можно жить. И возьмите инициативу в свои руки, не ждите, что вас кто-то куда-то приведет на аркане. Вы должны просто знать, что вам нужно делать, для того чтобы себя обезопасить: знать, в какой вы группе риска, в зависимости от этого выстраивать свою тактику обследований и обследоваться. Не беспорядочно обследоваться, а понимать, когда. Потому что любое обследование имеет определенные критерии, когда оно назначается. Когда риск высокий, тогда и назначается обследование. Маммография, в частности, это 40 +, 50 +.

Александр Белоусов:

При наличии рисков несколько раньше можно.

Екатерина Башта:

Да, если это высокая группа риска, тогда раньше. Но вообще просто бегать и обследоваться, бояться и трястись нет смысла, потому что гипердиагностика тоже никому ничего хорошего не приносит.

Денис Остроушко:

И еще один вопрос по таким замечательным группам. Я так понимаю, что это не только в Москве. Видел, что недавно и в Санкт-Петербурге Вы открыли филиал.

Екатерина Башта:

Да, мы работаем сейчас. Я даже уже сейчас боюсь точно сказать количество регионов, но где-то в 15 регионах. У нас на сайте (zenskoezdorovie.ru) можно посмотреть все контакты всех координаторов в регионах, где мы присутствуем, с телефонами и т.д., присоединиться к группам, если они уже есть в регионе. Мы вообще просто ищем активистов, которые хотят у нас обучиться. Мы оплачиваем тренинги в Москве для активистов, которые хотели бы у себя в городе открыть группу взаимопомощи, например. Мы этому учим. У нас есть линейка тренингов. К нам через сайт можно подать заявку.

Денис Остроушко:

Теперь самое время пришло ответить на вопрос: как же сделать так, чтобы его не было, чтобы даже опасений таких не было? Мы поговорим о профилактике. И, конечно, вопрос специалисту. Александр?

Александр Белоусов:

Профилактика онкологических заболеваний в современной онкологии занимает очень большой пласт, потому что, как мы уже говорили, лучше предотвратить заранее, чем потом лечить. Вообще профилактику онкологических заболеваний можно разделить на три больших этапа: это первичная, вторичная и третичная. Но нас больше всего интересует в рамках сегодняшней передачи первичная и вторичная. Первичная – это стандартный ряд таких мероприятий, как активный образ жизни, здоровое питание, уход за своим организмом, здоровьем, который плавно переплетается со вторичной профилактикой, которая подразумевает под собой лечение хронических заболеваний. И с точки зрения именно женского здоровья это очень важно, потому что рак молочной железы – заболевание гормонозависимое. И, соответственно, доказано, что хронические воспалительные заболевания женской репродуктивной системы являются фактором риска. Своевременное их лечение и обращение к врачу является залогом успешного здоровья в перспективе.

Хронические воспалительные заболевания женской репродуктивной системы являются фактором риска. Своевременное их лечение и обращение к врачу является залогом успешного здоровья в перспективе.

В обществе сейчас диссонанс, допустим, по поводу естественного вскармливания в период лактации, то есть грудное вскармливание. Доказано, что грудное вскармливание, которое длится более пяти месяцев, но не дольше года, это хорошая профилактика развития рака молочной железы. Многим современным девушкам это кажется тяжело, сложно. Также сейчас актуальная проблема – это поздние роды. Соответственно, на эту ситуацию тоже отчасти можно влиять.

Женщины приходят к нам с хроническим заболеванием. Лучше вылечить доброкачественное хроническое заболевание либо его сдерживать, нежели чем оно перейдет в уже злокачественные заболевания. Если говорить про рак молочной железы, то, как ни удивительно, это лечение. Лечение хронических заболеваний печени, потому что печень – это тот орган, в котором разрушаются эстрогены. Все очень взаимосвязано. То есть при хронических заболеваниях печени происходит нарушение переработки эстрогенов, соответственно, негативное их влияние на молочную железу – риск развития рака молочной железы. то есть это тот комплекс мер, который необходимо проводить регулярно.

Также первичная профилактика – это, конечно, самообследование. Женщина должна следить за своей молочной железой, как минимум раз в месяц в душе перед сном в положении лежа, в положении стоя нужно оценивать состояние своей молочной железы: следить за внешним видом, за асимметрией, за кожными покровами, за появлением припухлостей, втяжений, уплощений. Это те вещи, на которые стоит обращать внимание. И выделения из сосков, какого бы характера они не были, это все – повод обратиться к врачу. За этими вещами нужно следить обязательно.

Денис Остроушко:

Александр, я спрошу про мужчин. Есть ли риск?

Александр Белоусов:

Если брать общую статистику рака, то 0,3% встречаемости у мужчин, он называется рак грудной железы. Да, он бывает. И те же абсолютно принципы лечения, как и у женщин. Крайне редко, но бывает.

Денис Остроушко:

Но сам мужчина не сможет у себя так же определить?

Александр Белоусов:

Почему? Это такая же шишка, такое же увеличение. Это повод молниеносно бежать к врачу, если уместно такое слово. Да, это повод обратиться к врачу.

Денис Остроушко:

Передача «ЗОЖ через молодежь», как и программа «ЗОЖ через молодежь» – это информационно-просветительское мероприятие. И мы не только рассказываем о заболеваниях, мы проводим различные лекции, семинары. К примеру, Александр, насколько я знаю, Вы ходили в школы детям читать лекции.

Александр Белоусов:

Наш центр (Московский клинический научный центр имени А.С. Логинова) совместно с Молодежным советом Департамента здравоохранения Москвы подключились к этой программе «ЗОЖ через молодежь» по направлению онкологии. И где-то раз в две недели мы ездим в различные школы Москвы, где читаем 9-10 классам лекцию по профилактике онкологических заболеваний, которые объединяют в себе эти все профилактические меры, которые надо начинать с раннего детства. Плюс рассказываем про ту симптоматику, на которую стоит обращать внимание. И, как ни странно, это вызывает очень живой отклик, как сейчас модно говорить, feedback, со стороны молодежи. И порой лекция длится 30 минут, а вопросы и потом обсуждение длится от часу до полутора. Ребята не отпускают, им интересно. И мне кажется, это то, с чем сейчас надо начинать работать, действовать, чтобы получить в перспективе здоровую нацию.

Раз в две недели мы ездим в различные школы Москвы, где читаем 9-10 классам лекцию по профилактике онкологических заболеваний, которые объединяют в себе эти все профилактические меры, которые надо начинать с раннего детства.

Денис Остроушко:

Екатерина, расскажите о Ваших проектах, которые также направлены, наверное, на профилактику.

Екатерина Башта:

На информирование. У нас есть крупная информационная компания, которую мы делаем уже не первый год. Она называется «Я прошла». Собственно говоря, она нацелена на то, чтобы привлечь внимание женщин к тому, что очень важно вовремя проходить профилактические обследования, не пренебрегать этим. И ближайшая акция в рамках этой компании начнется буквально через несколько дней. У нас это бывает в марте и в октябре. Октябрь – это месяц борьбы против рака груди во всем мире. Естественно, что много в этот месяц говорят о раке молочной железы. А март – это весна, там есть 8 Марта, акцент на женщину. И в этот момент нам кажется уместным женщине напомнить, чтобы она вспомнила про себя и про свое здоровье. Мы привлекаем известных людей, которые через свои соцсети делают флешмоб. И будем делать это в этом году, именно с хештегом «я прошла» и «я выбираю здоровье» про то, чтобы напомнить женщинам о важности таких профилактических обследований.

Денис Остроушко:

Екатерина, как девушка, которая сейчас нас слушает, может поучаствовать в этой акции? Что ей нужно сделать?

Екатерина Башта:

Ей нужно разместить у себя в социальных сетях. Вообще-то, ей нужно пройти профилактическое обследование.

Александр Белоусов:

Да, не просто разместить.

Екатерина Башта:

Не вообще какое-то обследование, а если она находится в той самой группе, когда уже можно это профилактическое обследование делать. Дальше разместить фотографию в социальных сетях с хештегом «я прошла» и с каким-то коротким своим личным обращением к другим женщинам о том, почему она считает, что ей это важно, потому что это действительно может спасти жизнь. И важно, чтобы эта информация любыми способами регулярно появлялась в информационном поле, и женщины друг другу это напоминали, и мужчины бы к этому подключались.

Александр Белоусов:

Мне, как врачу, очень хочется донести, особенно в преддверии 8 Марта, что женщины, пожалуйста, любите себя, заботьтесь о своем здоровье, ради нас, мужчин, а мы будем со своей стороны тоже все делать для вас. Поэтому не пренебрегайте своим здоровьем. Это очень важно.

Денис Остроушко:

Все верно. Спасибо большое, Александр. У нас осталась буквально минута и последний короткий вопрос. Мы будем его задавать всем нашим гостям. Вы к нему не готовы. Представьте, Вам прямо сейчас звонит Ваш лучший друг и говорит: «Изобрели универсальное средство от рака». Ваши эмоции? И что Вы будете делать дальше? Екатерина?

Александр Белоусов:

Давайте я облегчу Екатерине задачу. Этот вопрос регулярно задается мне на лекциях. Не существует такого лекарства, не надо обольщаться. Идеальное лекарство от рака – это профилактика, это диспансеризация, это следить за своим здоровьем.

Екатерина Башта:

«Универсальное лекарство от рака» – сразу возникает скепсис, потому что рак – это не универсальная история. И даже в раке молочной железы есть много разных подтипов, видов этих опухолей. И как раз наоборот, мировая наука и медицина идут по пути создания таргетных...

Денис Остроушко:

А так хотелось на позитивной ноте закончить сегодня...

Екатерина Башта:

Нет, это очень позитивная, на самом деле, нота, потому что наука приближается к этому и очень целенаправленно влияет на эти опухоли.

Денис Остроушко:

Спасибо большое, Екатерина. Спасибо большое, Александр. Это была передача «ЗОЖ через молодежь». Через несколько недель мы поговорим еще о каком-нибудь важном заболевании. Увидимся, услышимся. Пока!