Реабилитация сегодня. Инновационные взгляды

Неврология

Тэги: 

Тамара Барковская:

Добрый вечер, уважаемые зрители и слушатели. В эфире Mediametrics программа «Консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня речь пойдет о современных методах реабилитации и восстановительной медицины. И в гостях у меня врач-невролог, кандидат медицинских наук, член Европейской ассоциации неврологов, член Международной ассоциации по изучению боли, главный врач клиники реабилитации в Хамовниках Мироненко Мирослава Олеговна. Здравствуйте, Мирослава.

Мирослава Мироненко:

Здравствуйте, Тамара, добрый вечер, наши радиослушатели. Конечно, это очень актуальная проблема, поэтому прекрасно, что Вы пригласили меня, спасибо большое, для того чтобы я немножко все-таки приоткрыла ту информацию, которую необходимо знать не только пациентам, а всем людям о понятии реабилитация.

Понятие реабилитация сейчас на слуху, потому что у нас входит в моду, и это является современным направлением – направление реабилитации, которое включает в себя целый комплекс различных мероприятий, направленных на улучшение качества жизни наших пациентов, больных людей, пациентов с какими-то определенными жалобами и имеющих хронические заболевания, потому что реабилитация используется чаще всего при хронической патологии. Как врач-невролог, я должна сказать, что основное направление в реабилитации затрагивает пациентов с заболеваниями опорно-двигательной системы. На сегодняшний момент это широкая группа: мы все знаем, что остеохондроз —  это термин, который на слуху у всех. Это известно и доказано, что он не является самостоятельной болезнью, патологией, что это такой же физиологический процесс, как морщины на лице, и мы все с Вами предрасположены...

Тамара Барковская:

Подвержены этому заболеванию.

Мирослава Мироненко:

Да, этому явлению. Ускоряется наша жизнь, ускоряется стрессами, некачественным питанием, окружающими факторами, и начинают бурно развиваться с 25-летнего возраста дегенеративные изменения в межпозвонковых дисках (это те же суставы) либо в суставах. И активный, и пассивный образ жизни, пресловутая гиподинамия и, конечно, активные спортсмены — изнашиваемость суставов является тем фактором, который дает осложнения этого термина, этого процесса в организме и вызывает уже какие-то определенные изменения, ведущие к ухудшению качества жизни.

Тамара Барковская:

Безусловно, как гиперактивность, сверхнагрузки, так и недостаточная физическая активность имеют неблагоприятные последствия. И помимо этой большой группы пациентов, которые нуждаются в реабилитации, в этапе восстановительной медицины с патологией опорно-двигательного аппарата, какой еще контингент пациентов чаще всего проходит реабилитацию в Вашей клинике? Какой профиль пациентов?

Мирослава Мироненко:

Реабилитация включает что — восстановление. То есть это восстановление после травм, после операций, после обострения хронических болезней и восстановление после острых состояний. Какие острые состояния на сегодня самые частые, это известно всем: второе место в мире по заболеваемости занимают болезни сердечно-сосудистой системы, это острые состояния — инсульты и инфаркты. Поэтому в зависимости уже от любого дефицита они требуют дальнейшего факта, чтобы профилактировать повторы и восстановиться после этой катастрофы.

Тамара Барковская:

В России буквально каждую минуту пациенты страдают от инсультов. Давайте немножко поясним, о какой категории инсультов идет речь, поскольку есть же геморрагические, есть ишемические инсульты. И, соответственно, пациенты, которые у Вас реабилитируются, это больше все-таки группа с ишемическими инсультами. И дальше Вы уже боретесь с последствиями, восстанавливаете этих пациентов.

Мирослава Мироненко:

Все инсульты требуют восстановления – и геморрагия, и ишемия. Просто ишемия более доброкачественная, чем геморрагия.

Тамара Барковская:

Да, большая летальность присутствует при геморрагических инсультах.

Мирослава Мироненко:

Геморрагия тяжелее переносится, и дефект, конечно, восстанавливается тяжело, но у нас восстанавливаются. Просто ишемия встречается более часто, чем геморрагические инсульты, и она мягче в клиническом течении, поэтому меньше осложнений и можно реабилитироваться в более короткие сроки.

Ишемия встречается более часто, чем геморрагические инсульты, и она мягче в клиническом течении, поэтому меньше осложнений и можно реабилитироваться в более короткие сроки.

Тамара Барковская:

То есть здесь имеет значение длительность восстановления и какие-то может быть еще факторы?

Мирослава Мироненко:

И размер дефекта, размер очага, который сформировался в мозге.

Тамара Барковская:

Какая возрастная категория пациентов чаще обращается к Вам?

Мирослава Мироненко:

Смотря что Вы имеете в виду. Чаще, конечно, встречаются заболевания опорно-двигательной системы, но не настолько редко встречается и патология мозговая, сосудистая. То есть это инсульты, ишемические инсульты, к сожалению, это частая проблема на сегодня. И она является проблемой семейной, потому что зачастую больные, которые перенесли инсульт и прошли какую-то реабилитацию в условиях стационара, потому что это стационарные больные, после выписки бывают просто выброшены и переданы семье, которая тяжело переносит это состояние и просто не знает, что дальше делать с этим человеком, как поступать. И они уже бросаются в какие-то крайности, им говорят – лечебная физкультура, какие-то физиопроцедуры, они все это ищут, но это не систематизированный подход, поэтому результат, ожидаемый ими, зачастую не получается. И для этого существуют определенные центры, которые занимаются этим и которые комплексно подходят к решению этого вопроса.

Тамара Барковская:

В постинсультных состояниях, в этом комплексе восстановительных мероприятий что имеет значение? Есть ли там своя этапность, какие специалисты задействованы, и насколько важен момент восстановления с помощью медицинского оборудования?

Мирослава Мироненко:

Спасибо за вопрос, потому что именно на специализированное оборудование делается акцент. Разрабатываются специальные тренажеры, которые дают возможность заниматься с обратной связью. Они стимулируют не только утраченные двигательные функции, но и стимулируют параллельно когнитивные стимуляции, то есть высшую нервную деятельность.

Тамара Барковская:

Так называемая физиологическая обратная связь.

Мирослава Мироненко:

Они разрабатываются и для движения, для мелкой моторики, разрабатываются для устойчивости, для координации движений. И это позволяет более оптимально развить процесс самой реабилитации и получить результаты за более короткие сроки.

Тамара Барковская:

С точки зрения неврологии, через какой период времени необходимо уже вертикализировать пациента после инсульта? Это период месяца, двух недель после инсульта, когда по сегодняшним меркам необходимо приводить человека в движение?

Мирослава Мироненко:

Вертикализация —  это стандартные стационарные сроки, и это все укладывается в течение 7-10 дней.

Тамара Барковская:

То есть это достаточно короткий срок.

Мирослава Мироненко:

Это зависит от тяжести перенесенного инсульта. Уже начинают вертикализировать в стационаре: его усаживают, потом устанавливают, и простую реабилитацию, упрощенную начинают на этапе медикаментозного лечения, первой помощи. А в дальнейшем существуют определенные сроки восстановления, то есть это ранний восстановительный период инсульта и поздний восстановительный период. Ранний восстановительный период, как правило, в зависимости опять же от тяжести перенесенной катастрофы, длится от месяца до трех месяцев, и поздний – это уже полгода. То есть мы так и настраиваем пациента, что Вы получите в течение первых шести месяцев, год максимум — это то, что с Вами останется на оставшуюся жизнь.

Тамара Барковская:

Это та основа, которая закладывает последующее...

Мирослава Мироненко:

Будет прибавляться все равно. Если Вы будете позже заниматься реабилитацией, будет прибавляться, но не с такой скоростью, с которой бы Вы хотели.

Тамара Барковская:

То есть этот первичный этап, пожалуй, самый важный.

Мирослава Мироненко:

Он самый важный, это тот этап, который самый благоприятный в восстановлении, там, где Вы можете получить хорошие результаты благодаря лечению и труду.

Тамара Барковская:

А какие специалисты занимаются непосредственно восстановлением? Кто  принимает участие из специалистов, по каким направлениям?

Мирослава Мироненко:

Весь комплекс реабилитационных мероприятий, конечно, идет в параллели с лечащим врачом, как правило, это либо невролог, если мы затрагиваем инсульты, либо это ортопед, травматолог, который курирует пациента и раскладывает ту этапность реабилитации, которую он видит для данного пациента, данного клинического случая. И на помощь ему приходят основные направления реабилитационного лечения, включающие физиотерапевта, врача лечебной физкультуры либо врача-реабилитолога, и параллельно может присоединяться врач-рефлексотерапевт к этой связке.

Весь комплекс реабилитационных мероприятий идет в параллели с лечащим врачом, как правило, это либо невролог, если мы затрагиваем инсульты, либо это ортопед, травматолог.

Тамара Барковская:

Скажите, насколько имеет значение сочетание тех тренажеров, которые стационарно находятся в wellness зале, в зале лечебной физкультуры, и тех, которые можно использовать в домашнем обиходе в период восстановления? Или же отдельно тоже можно применять различные медицинские приспособления для восстановления? Как правильно, как грамотно, на каком этапе чередовать или использовать первично, повторно? Что сначала —  зал или домашние приборы? Или наоборот? Как это грамотно делать, если речь идет о длительном восстановлении при постинсультных состояниях?

Мирослава Мироненко:

Я еще раз повторюсь, эту схему выстраивает невролог вместе с пациентом и врачом лечебной физкультуры. То есть это зависит, прежде всего, от клиники, какая картина, какой дефект. Второе, от чего это зависит, от сопутствующих заболеваний, потому что они могут тормозить. Состояние неустойчивое, поэтому дробно рассчитывается нагрузка и уже применяется. Конечно, это все должно применяться в комплексе и желательно в ранние сроки. Нагрузка все равно рассчитывается врачом-реабилитологом, то есть это может быть комбинация, например, тренажеров, той же обратной связи, облегченный вариант с домашними заданиями для того, чтобы часто не посещать. Потому что какие-то вопросы, вдруг не получается, в зал он не может. В какие-то дни он посещает, проходит там комплекс, пересматривает свой график лечения, который дает эту пассивную гимнастику либо элементарную домашнюю. Врач ЛФК проверяет раз в неделю, может быть три раза в неделю.

Тамара Барковская:

То есть частота разная, зависит от индивидуальных моментов пациента?

Мирослава Мироненко:

Это зависит от дефекта и от состояния пациента.

Тамара Барковская:

Скажите еще по поводу патологий постинсультников, что особенного Вы можете отметить для таких пациентов? На что стоит заострить внимание именно в современной реабилитации, в современной восстановительной медицине? Что мы можем предложить на сегодняшний день такого, чего мы не могли предложить пациентам 20-30 лет назад?

Мирослава Мироненко:

Это тренажеры.

Тамара Барковская:

Это именно медицинское оборудование?

Мирослава Мироненко:

Это наше инновационное медицинское оборудование, которое может нам позволять делать, можно сказать, чудеса, которое позволяет нам заниматься на тренажере с полным нарушением движения, когда параллельно включается миостимуляция, и пассивно получается то, что он не получит дома.

Тамара Барковская:

То есть сразу включается разный механизм воздействия.

Мирослава Мироненко:

Да, это на моторику, задействованность проприорецепторов, плюс когнитивная реабилитация параллельно с элементарными движениями. То есть все эти возможные варианты обыгрываются, это очень важно, потому что головной мозг — очень сложный механизм, и он требует стимуляции как периферической, так и центральной, и получается хороший эффект.

Тамара Барковская:

Какие-то интересные клинические случаи Вы бы привели сегодня, интересные истории восстановления из Вашей практики могли бы озвучить?

Мирослава Мироненко:

Они все по-своему интересны, но я должна сказать, что когда пациент приезжает, его привозят на кресле-каталке или на каталке, и уже через месяц ты видишь результат, он начинает ходить с палочкой, и он, конечно, счастлив безумно, и счастливы родные — это самое лучшее для доктора.

Тамара Барковская:

Благодарность родственников, пациентов.

Мирослава Мироненко:

Да, тот стимул, который может быть. В этом и заключается, собственно говоря, наша работа. К нам ходит пациент, я курирую его как врач-невролог после геморрагического инсульта...

Тамара Барковская:

Тяжелейшие пациенты.

Мирослава Мироненко:

Да, тяжелейший пациент, которого я помогала возить к нам в клинику и который сегодня уже ходит на работу и ездит за рулем. Он буквально поступил к нам в апреле прошлого года, и к Новому году он уже вышел на работу.

Тамара Барковская:

А что можно отметить в особенностях восстановления после операций грыжи позвонкового диска?

Мирослава Мироненко:

Сейчас все оперативные вмешательства позволяют нам реабилитировать этих пациентов довольно-таки рано, сразу после выписки, даже не снимая швов.

Тамара Барковская:

Это же тоже очень частый диагноз.

Мирослава Мироненко:

Начиная с физиотерапии, опять же, смотря какое состояние пациента. И они очень хорошо после этих малоинвазивных операций приходят в норму и реабилитируются. Это прекрасно, что наши хирурги уже находятся на таком этапе, мы можем оказать им помощь, потому что это большая проблема. И они очень быстро приходят к нормальной жизни, но всегда говорим им о том, что не забывайте, что реабилитация и поддержание Вашего здоровья —  это долгий этап.

Тамара Барковская:

То есть настраиваете сразу на длительный период.

Мирослава Мироненко:

И занятия лечебной физкультуры — это Ваш дальнейший план жизни.

Тамара Барковская:

Сейчас затронем тему пациентов с патологией крупных суставов. Очень часто обращаются также за восстановительными мероприятиями пациенты после реконструктивных операций коленного сустава, при миниинвазивных операциях с резекцией пораженных частей менисков. В чем заключается реабилитация у таких пациентов? И чем она отличается при восстановлении в данных категориях, когда идет полная замена сустава и когда идет восстановление после операции при частичном вмешательстве?

Мирослава Мироненко:

Опять же я должна сказать, что все зависит от ситуации у данного пациента, потому что реабилитация начинается сразу после операции, можно сказать со швами. То есть здесь приходит на помощь физиотерапевт, который назначает определенный спектр своих процедур, снимающих отек, улучшающих репарацию или так называемое заживление в этой области для того, чтобы уже приступить к последующей разработке с врачом-реабилитологом. Поэтому все острые состояния рекомендуется все-таки начинать с врачом-реабилитологом, потому что врач тестирует на определенные движения, на определенных тренажерах для того, чтобы четко для себя представить какой объем движений, что нам нужно восстанавливать, какие мышцы, как прошел послеоперационный период, где больше всего дефект, и на что мы делаем акцент. Поэтому все-таки любую реабилитацию, даже если потом она переходит в домашние условия, нужно начинать с врачом, чтобы выработать тот комплекс, с которым дальше пойдет пациент уже работать и будет показываться динамически доктору.

Любую реабилитацию, даже если потом она переходит в домашние условия, нужно начинать с врачом, чтобы выработать тот комплекс, с которым дальше пойдет пациент уже работать и будет показываться динамически доктору.

Тамара Барковская:

Помимо физиотерапии, помимо комплексных упражнений восстановительного свойства по лечебной физкультуре, что еще может входить в группу восстановительных  мероприятий, реабилитационных, именно при патологии коленного сустава?

Мирослава Мироненко:

При патологии коленного сустава ортопеды рассматривают, есть методики, когда вводится гиалуроновая кислота...

Тамара Барковская:

То есть инъекции внутрь сустава?

Мирослава Мироненко:

Да, для того, чтобы улучшить этот процесс восстановления. Почему все-таки хорошо реабилитируется, потому что очень хорошие результаты инъекции, параллельно с физиотерапией, то есть она помогает ускорить все процессы, которые мы для себя построили, вот эту цепочку патогенетического лечения. Она ускоряется, мы ее видим и получаем результат лучше и быстрее. И это ведет к раннему восстановлению динамической функции в суставе. Это самое главное, потому что в любом случае какая-то патология, хирургическое вмешательство на сустав все равно вызывают контрактуру, все равно вызывают рубцевание. И наша цель направлена на то, чтобы эта контрактура была минимальной, чтобы объем движений, то есть биомеханика сустава была максимально сохранена. Этого хочет и врач, этого хочет и пациент. Поэтому всегда это все начинается в ранние сроки.

Тамара Барковская:

В этой группе пациентов четко работает правило: чем раньше мы начнем этап реабилитации...

Мирослава Мироненко:

Тем лучше получится результат.

Тамара Барковская:

А бывает такое, что родственники направляют, нацеливают пациента на восстановительный этап, а сам пациент отказывается, не хочет прикладывать физические, когнитивные усилия, ментально включаться в сам процесс восстановления? И как с этим быть, как с этим бороться или как помочь этому пациенту включиться в восстановительный этап?

Мирослава Мироненко:

Конечно, это бывает довольно часто, особенно в группе пациентов-инсультников, перенесших уже катастрофу и имеющих очаг в мозге.

Тамара Барковская:

Поскольку там присоединяется депрессивный компонент.

Мирослава Мироненко:

Потому что у него уже высшая нервная деятельность страдает. Это будет и после операции сустава, и после операции грыжи, потому что включается депрессивный компонент, ипохондрия, то есть всегда в курс реабилитации должен входить психотерапевт, который проводит либо групповое занятие совместно семья-пациент...

Тамара Барковская:

Родственники тоже подключаются к процессу?

Мирослава Мироненко:

Да, это может чередоваться. Родственники обязательно подключаются к процессу, для родственников это нагрузка очень большая эмоционально, особенно, если это тяжелый пациент, это для них морально просто тяжело. Потому что пациент, если это уже очаг в мозге и это дефект, уже понятно, что он может быть сегодня настроен, а завтра у него может быть упадок, просто потому что он больной. Поэтому всегда с ним должен идти в параллели психолог, чтобы его стимулировать. Есть запал к реабилитации — значит, он будет идти, если он не хочет — он просто откажется и уйдет. Психологические тренинги обязательно нужны — и индивидуальные, и семейные.

Тамара Барковская:

Да, действительно, это хорошо делать на раннем этапе, поскольку когда пациент сам видит свои первые результаты, у него возникает желание и дальше продолжать процесс восстановления с помощью своих усилий, своей силы воли и, конечно же, при поддержке родственников, которые также заинтересованы в эффективном результате.

Мирослава Мироненко:

Да, Вы правы, так и есть, Тамара. И, конечно, это стимул для него, когда он видит свои успехи, это стимул в его дальнейшей работе. И мы должны это учитывать. Плюс, почему играет роль не только лечебный фактор, но и эмоциональный. Почему именно занятия в зале, просто сам факт – занятия под контролем, занятия с какой-то стимуляцией, с какими-то целями тоже играет определенную роль и складывается только в плюс во всей этой реабилитационной программе.

Тамара Барковская:

И под контролем спортивного врача в зале, когда происходят так называемые восстановительные тренировки у пациента, ведь пациенты также видят друг друга, зал-то общий, правильно? И может быть еще возникает такой элемент конкуренции, желание достигнуть еще больших результатов. Это присутствует или нет?

Мирослава Мироненко:

Все верно, они видят динамику.

Тамара Барковская:

Все находятся на разных этапах восстановления, общаются между собой.

Мирослава Мироненко:

Уже могут задружиться, они общаются. Как правило, это стационар, у нас в клинике тоже есть стационар, где они тоже пересекаются, они делятся, общаются, анализируют, оценивают. Это тоже очень важный фактор общения.

Тамара Барковская:

То есть это тоже имеет определенное значение в процессе восстановления. А какова роль в реабилитации ботулотерапии на сегодняшний день в современной восстановительной медицине?

Мирослава Мироненко:

Ботулотерапия помогает, но чаще всего мы ее используем неврологически, помогает ускорить процессы восстановления. Она доказана, она приемлема, она существует параллельно, и пациенты реально ее ощущают, и это упрощает нам работу с ними.

Тамара Барковская:

Давайте приоткроем механизм действия ботулотерапии.

Мирослава Мироненко:

Ботулотерапия помогает расслабить мышцы, потому что, как правило, после инсульта мышцы повышают свой тонус, что и ведет к развитию контрактур. Мы на улице встречали таких пациентов, которые с согнутой рукой и разогнутой ногой, просто потому что у них так формируется и распространяется мышечный тонус, и он не дает им двигать. Формируется так называемая вторичная контрактура. И они бы и рады, но они не могут этого сделать, и именно здесь на помощь приходит ботулотоксин, который вводится целенаправленно в определенные мышцы и расслабляет. Это очень сложная процедура, которая позволяет расслабить те мышцы, которые нам нужны.

Если мы оцениваем, видим пациента, важна именно командная работа, коллективная, потому что невролог всегда должен смотреть, как он достигает успехов. И он видит, где ему нужно помочь, и именно здесь приходит на помощь ботулотоксин, который нам позволяет снять блоки в определенных суставах и тем самым улучшить уже занятия и лечебной физкультурой, и разработку.

Ботулотерапия помогает расслабить мышцы, потому что после инсульта мышцы повышают свой тонус, что и ведет к развитию контрактур.

Тамара Барковская:

Если мы вернемся к комплексным программам, которые существуют непосредственно в Вашей клинике, это всегда какие-то готовые программы или то, о чем Вы уже рассказали, когда идет подбор индивидуальных компонентов этой реабилитации? То есть чего больше —  либо использование готовых программ реабилитации, либо это идет индивидуальный подбор для каждого конкретного пациента? Каким образом это все-таки происходит чаще?

Мирослава Мироненко:

Чаще это индивидуальный подбор, индивидуальное лечение приносит большие результаты. Да, существуют готовые программы.

Тамара Барковская:

По разным направлениям.

Мирослава Мироненко:

Как правило, да. Эти программы работают при более легкой патологии. Если патология сложная, то здесь нужно думать, как правильно работать вместе с пациентом для того, чтобы получить результат. Ведь мы направлены и нацелены на результат.

Тамара Барковская:

Конечно.

Мирослава Мироненко:

Зачем приходят к нам — за результатом. Поэтому индивидуальный подход — это все-таки ведущее звено в работе с пациентом.

Тамара Барковская:

То есть в большинстве случаев это даже необходимость, получается так?

Мирослава Мироненко:

Да, получается, что это необходимость. И, к сожалению, сейчас я должна заметить, что сложные патологии встречаются довольно часто, поэтому индивидуальность для каждого существует. И занятия лечебной физкультурой тем и отличаются от занятий фитнесом, потому что их проводит врач, их проводит инструктор-методист. Сейчас позволяют технологии, позволяет оснащенность тренажеров динамически смотреть с каждым занятием, какую нагрузку он выполняет, какая у него динамика, как он работает на тех или иных движениях, пусть это захват пальцами или что-то другое. Но уже даже на основании этого сразу же выстраивается программа на этот день. То есть вот такой даже дневной иногда нужен подход.

Тамара Барковская:

А в процессе реабилитации с какой частотой показано проводить контрольно-диагностические мероприятия? То есть это какой период времени должен быть относительно начала восстановительного периода? Допустим, какой-то промежуток времени прошел и показаны контрольно-диагностические мероприятия, их комплекс. Далее опять снова какой-то промежуток времени. Вот это какой обычно диапазон?

Мирослава Мироненко:

Как правило, стандартные курсы, включая занятия в зале реабилитацией, складываются либо из 10, либо из 12 занятий. Поэтому более продуктивно и информативно оценивать пациента на середине цикла реабилитации, то есть где-то на 5 занятии. Так как это все-таки не фитнес, нагрузки должны быть рациональные, дозированные. Это через день, как правило, занятия, то есть где-то в течение полутора недель, 10 дней мы оцениваем уже состояние, чтобы это было объективно. Можно оценивать по необходимости и каждый день, спускаться в зал и смотреть. И бывает такая необходимость, и смотришь, это зависит от пациента.

Тамара Барковская:

В среднем, это дней 10.

Мирослава Мироненко:

Где-то с таким промежутком.

Тамара Барковская:

Болезнь цивилизации — остеохондроз. Если мы будем говорить о нем, это тоже такая обширная тема, о которой, наверное, можно говорить бесконечно. И все же, какие реабилитационные мероприятия показаны, что необходимо делать при остеохондрозе шейно-грудного отдела?

Мирослава Мироненко:

Это бич…

Тамара Барковская:

Это бич, поэтому я и спрашиваю.

Мирослава Мироненко:

Это бич руля, бич компьютера, бич всего. Буквально сегодня у меня была модельер, молодая девочка совершенно…

Тамара Барковская:

Да, молодые люди обращаются с остеохондрозом.

Мирослава Мироненко:...где обнаружили уже довольно-таки больших размеров грыжу. Но здесь вопрос стоит чаще всего оперируемся или не оперируемся.

Тамара Барковская:

Когда мы с ним определились, то дальше у нас разделяется тактика?

Мирослава Мироненко:

Это да, основной вопрос, но зачастую операцию можно отложить, и можно получить хорошие результаты.

Тамара Барковская:

Консервативно.

Мирослава Мироненко:

Существуют на сегодняшний день методы безоперационного лечения межпозвонковых грыж…

Существуют на сегодняшний день методы безоперационного лечения межпозвонковых грыж, которые включают в себя физиотерапию — это всем известная ХИЛТерапия.

Тамара Барковская:

Это интересно. Раскрывайте нам секреты.

Мирослава Мироненко:

...которые включают в себя физиотерапию — это всем известная ХИЛТерапия, то есть лазеротерапия, которая уже используется давно и не только в Москве.

Тамара Барковская:

И тем не менее, не в каждой клинике в Москве есть такая услуга.

Мирослава Мироненко:

Да, это услуга сложная. Почему ее нет? Потому что это, безусловно, сложно…

Тамара Барковская:

Требует квалификации врачей.

Мирослава Мироненко:

Она требует квалифицированного врачебного подхода, ее должен отпускать врач, который владеет этими методиками. Нужно направить правильно эту лазерную струю или луч для того, чтобы помочь пациенту. И она приносит хорошие результаты, они объективны, потому что динамически это факт, это доказано. И у нас есть наблюдения по этому поводу, когда размеры грыжи уменьшаются и довольно-таки хорошо уменьшаются благодаря этой терапии.

Тамара Барковская:

А ХИЛТерапия еще при какой патологии показана?

Мирослава Мироненко:

Там различные режимы воздействия, опять же при патологии суставов для того, чтобы улучшить заживляемость в суставе и улучшение трофики — это с дефартрозами тоже она дает положительные результаты.

Тамара Барковская:

Это тоже курсовая процедура?

Мирослава Мироненко:

Она курсовая, повторяющаяся, и она смотрится, и ее действие подтверждается заключением врача-рентгенолога, то есть МРТ.

Тамара Барковская:

Объективно абсолютно.

Мирослава Мироненко:

Объективно показывает, что есть результат. И плюс, нужно не забывать о том, что необходимо разрабатывать мышцы таким образом, чтобы наши физиологические искривления позвоночника, то есть западения и выпуклости фиксировались правильно мышцами, которые нужно специально разрабатывать, специально укреплять, а для этого существует опять же лечебная физкультура. Мы хотим вылечиться, а не сделать себе кубики и сделать себе какие-то бицепсы.

Необходимо разрабатывать мышцы таким образом, чтобы наши физиологические искривления позвоночника, то есть западения и выпуклости фиксировались правильно мышцами, которые нужно специально разрабатывать, специально укреплять, а для этого существует лечебная физкультура.

Тамара Барковская:

Цели немножко другие здесь.

Мирослава Мироненко:

Немножко другие цели, поэтому нужно затянуть пояс, вложить себе в голову то, что этим нужно заниматься. Либо, если лень, можно идти оперироваться, но опять же, после операции все равно нужно обращаться к врачу, потому что этот этап неизбежен, нужно приводить позвоночник в состояние сгибания-разгибания и нормального функционирования.

Тамара Барковская:

И если мы вернемся сейчас плавно к остеохондрозу, который не требует оперативного вмешательства, то помимо ХИЛТерапии, помимо зала лечебной физкультуры, что можно предложить таким пациентам?

Мирослава Мироненко:

Таким пациентам предлагается введение гиалуроновой кислоты. Это новая методика, которая тоже сочетается с физиотерапией, чаще с миостимуляцией, и дает свои эффекты при хронических болях и при уже непосредственно патологии именно в самом диске. Предлагаются различные варианты рефлексотерапии, которые подразумевают введение определенных лекарственных препаратов, улучшающих локально питание мышечной ткани и связочного аппарата в зоне введения. И уже в зависимости от какого-то ведущего симптома, что мешает жить обычно — мышечный спазм — предлагаются различные виды массажа, мануальной релаксации, опять же в комбинации с лечебной физкультурой, которая позволяет усилить этот механизм мышечной релаксации, снятия мышечного спазма. Поэтому существуют методики физкультуры, позволяющие снять боли в шейном отделе, в поясничном, которой чаще всего страдают.

Тамара Барковская:

Безусловно, здесь никто не будет спорить с тем, что реабилитацию лучше все-таки проходить в специализированных клиниках, а не в домашних условиях. Поэтому те, кто имеют возможность, конечно, лучше бы им обратиться к специалистам, в ту клинику, где есть определенное оснащение или хотя бы получить необходимые рекомендации, чтобы грамотно и правильно восстанавливаться пусть даже и в домашних условиях, если нет возможности в условиях клиники, правильно ведь?

Мирослава Мироненко:

Да, все верно. Если мы хотим получить качественный результат, то к этому вопросу нужно подходить серьезно. Если мы хотим получить не совсем качественный результат…

Тамара Барковская:

По интернету не лечимся.

Мирослава Мироненко:

...то мы можем много включить. Нет, почему, я не исключаю…

Тамара Барковская:

Или все-таки есть ресурсы какие-то?

Мирослава Мироненко:

Ресурсы есть, но, как правило, они носят общеукрепляющий характер.

Тамара Барковская:

Больше бытового свойства.

Мирослава Мироненко:

Да, из серии не навреди. Но, опять же, показано ли это тому человеку, который смотрит эти передачи.

Тамара Барковская:

В том-то и дело, поэтому необходима еще оценка лечащего врача.

Мирослава Мироненко:

Иначе он потом обвинит тренера, который показывал, в том, что он сделал ему хуже. Всегда нужно думать над этим. А это говорит о чем? О том, что всегда нужно перед тем, как куда-то идти, пройти необходимую себе диагностику. Хотя бы сделать МРТ либо рентгенографию позвоночника.

Тамара Барковская:

Достоверно понимать, в чем вопрос, в чем проблема.

Мирослава Мироненко:

Либо КТ, чтобы понимать, это ли вызывает боль.

Тамара Барковская:

И от того ли производится самолечение.

Мирослава Мироненко:

Да.

Тамара Барковская:

Ни для кого не секрет, что мануальный терапевты, остеопаты — это то звено врачей, которые всегда задействованы в восстановительной медицине. Какова их роль, на Ваш взгляд, в реабилитации пациентов разных категорий, разных профилей?

Мирослава Мироненко:

Их роль довольно значимая, они приносят результат. Этот результат, как правило, происходит сразу, пациент его чувствует прекрасно, он чувствует либо да, либо нет, идти туда или нет. Но, опять же, он чаще всего дает эффект улучшения для боли.

Тамара Барковская:

То есть мы снимаем болевой компонент с помощью этих техник.

Мирослава Мироненко:

Я хочу сказать для наших зрителей, что боль может быть не связана с позвоночником. И боль может быть связана с позвоночником и с очень большой проблемой в позвоночнике. Поэтому для того, чтобы идти к остеопату, к мануальному терапевту, к массажисту, сделайте себе обследование, подстрахуйте себя для того, чтобы не было потом никаких непредвиденных результатов.

Для того, чтобы идти к остеопату, к мануальному терапевту, к массажисту, сделайте себе обследование, подстрахуйте себя для того, чтобы не было потом никаких непредвиденных результатов.

Тамара Барковская:

И, как правило, если пациенты приходят без достоверных результатов исследований, то врач запрашивает результаты МРТ и снимки, чтобы не навредить.

Мирослава Мироненко:

Да. А как можно делать манипуляции на позвоночнике, не зная, что находится в позвоночнике?

Тамара Барковская:

Конечно, безусловно. И какие общие рекомендации Вы бы могли в заключение нашего диалога дать таким двум большим группам пациентов, требующих восстановительного лечения, как пациенты в постинсультном состоянии и пациенты с патологией опорно-двигательного аппарата? Лаконично, по пунктам, пожалуйста, для наших уважаемых зрителей и слушателей, и для их родственников обозначьте, пожалуйста.

Мирослава Мироненко:

Это слушать своего лечащего врача, в полном объеме владеть информацией и выстраивать дальнейшую работу только в сочетании с врачом. Врач Вас знает, врач знает, что лучше для Вас, и идите  вместе с ним, рассматривайте все методики и выздоравливайте. И все будет хорошо.

Тамара Барковская:

Спасибо, Мирослава, за интересную беседу. А вас призываю, уважаемые зрители и слушатели, все же не заниматься самолечением, это мы делаем из программы в программу. Цель программы просветительская, и, тем не менее, стоит обращаться к специалистам, доверять специалистам, и в позитивном ключе, что касается восстановительной медицины, в дальнейшем продолжать реабилитацию. Благодарю за внимание, всего самого доброго, замечательных предстоящих выходных и до встречи в эфире.

Мирослава Мироненко:

До встречи всем.