Эндокринная система. Лайфхаки с доктором Агафоновой

Эндокринология

Елизавета Каширина:

Друзья, с вами «Лайфстайл блог Елизаветы Кашириной». Поговорим мы сегодня о насущной теме: работа эндокринной системы. У меня в гостях Анна Агафонова, кандидат медицинских наук, врач-эндокринолог.

Анна, нам вокруг обещают безоблачную жизнь, долголетие, что мы будем без морщин прекрасно жить в наших запылённых мегаполисах. Проблемы эндокринной системы, и её изучение — это относительно молодая наука, насколько я понимаю, довольно динамичная. Скажите пожалуйста, как вы выбрали профессию эндокринолога и как сейчас развивается эндокринология?

Анна Агафонова:

Я бы не сказала, что это молодая наука. Молодое направление. Молодое направление, anti-aging, как раз то, чем занимаются и любят сейчас заниматься очень многие специалисты, тянут в разные стороны, буквально разрывая на части эндокринологию, кусками, практически. Я пришла к этому после встречи с профессором С.Калинченко, я этого не скрываю. Изначально по образованию я гинеколог и уже много лет занимаюсь эндокринологией, благодаря Светлане Юрьевне, спасибо ей большое. Она привела меня в эндокринологию и научила, что это не сложно. Самое главное в этой науке – понять, что это не сложно, не так, как нас учили в университете: что это очень сложно, вы не поймёте этого никогда, но продолжайте заниматься. Такие установки априори ни к чему хорошему не приводят. Скорее всего, это научный взгляд, профессорский, чтобы запугать студентов.

Сейчас есть очень много новых направлений. С этим и связано то, что пациенты не могут, – даже не пациенты, неправильно я говорю – люди не могут сориентироваться. Сориентироваться, выбрать направление, что им делать, вообще, что это такое, что за эндокринология? Да, они привыкли исследовать отдельно щитовидную железу, они считают, что эндокринолог – это сахарный диабет и щитовидная железа, и всё, на этом всё заканчивается.

Елизавета Каширина:

Но ведь это же одни из главных факторов работы внутренних систем, как я понимаю?

Анна Агафонова:

Я бы не сказала, я не могу с этим согласиться. Да, при какой-то стрессовой программе может запуститься патология щитовидной железы, может запуститься процесс сахарного диабета, но это не всегда так, не всегда с этого начинается, не всегда это первые звонки.

Елизавета Каширина:

Разрешаете всю оставшуюся жизнь есть сладкое, десерты?

Анна Агафонова:

Нет, не так. Но слово «диета» я стараюсь исключить из своего лексикона. Очень много сейчас, очень популярны кето-диета, разные диеты. На всех каналах говорят последнее время, буквально, кричат о разных диетах. Но мне кажется, «диета» – очень заезженное слово, так же, как и «ЗОЖ». Термины сами по себе очень хорошие, прекрасные, но их испохабили немного, я прощу прощения за вульгаризм. Эта терминология хорошая, но не в нашем обществе. «Диета» нельзя говорить, особенно женщине. «Изменение питания» звучит по-другому, и женщина уже относится по-другому. «Необходимо изменить питание», или «необходимо сесть на диету» – жёстко? Жёстко. Женщина пойдёт на это? Скорее всего, нет. Да, дня 2 она посидит на диете, но потом сойдёт с неё благополучно и будет делать всё то же самое, что делала до этого. Максимум, под наблюдением врача месяц, и потом вернётся к тому же.

Елизавета Каширина:

Но как же, наши привычки складываются 21 день? 21 день меняли систему питания и всё стало хорошо. Или это не так?

Анна Агафонова:

Меняли привычки и меняли систему, всё правильно. Потом всё стало хорошо, а через определенное время всё возвращалось на круги своя. Потому что есть определённая система, эндокринная система, которая состоит не только из щитовидной железы. Это весь организм, практически, то есть каждая клеточка. Нет ничего в организме, ни косточки, ни клеточки, ничего, что не подлежало бы влиянию гормонов. Гормоны влияют на всё, на весь организм сразу, на поведенческие реакции, на всё-всё-всё. Поэтому говорить о том, что гормоны — это только щитовидная железа, или только сахарный диабет, и проявление только в этом, априори неправильно.

Нет ничего в организме, ни косточки, ни клеточки, ничего, что не подлежало бы влиянию гормонов.

Елизавета Каширина:

Какие вы можете выделить наиболее частые заболевания эндокринной системы у жителей мегаполиса?

Анна Агафонова:

Жители мегаполиса априори подвержены влиянию стресса. Мегаполис сам по себе уже стресс. Проживание в мегаполисе – это всегда гонка. Это всегда родить детей, обеспечить детей, дальше дать им хорошее образование и так далее, одно цепляется за другое. Люди не выдерживают темпа и происходит сбой системы. Здесь и заключаются фишки, которые я хочу преподнести в конце программы, научить людей, как распознавать первые звоночки, о чем нужно задуматься, к кому нужно пойти, куда, на что обратить внимание, к кому обратиться. Мужчины меньше реагируют на это, больше реагируют женщины. Мужчины по природе своей меньше обращают внимания на себя, потому что им нужно работать, работать, работать. Только когда в интимной сфере происходит проблема, тогда – да, это святое, они могут пойти к врачу и обратиться с проблемой. Грамотный врач раскрутит и объяснит мужчине, что вот отсюда идут корни проблемы. Женщина пойдет, но она пойдет по пути длинному-длинному, пока она найдет своего врача. Очень важна степень доверия врачу.

Елизавета Каширина:

Какова природа стресса? Сам мегаполис – это уже для нас стресс. Как он влияет на эндокринную систему, что ломается прежде всего?

Анна Агафонова:

Сам мегаполис – однозначно. Проживание в мегаполисе это уже стресс, начиная с детского возраста. Прежде всего, естественно, ломается… Я не могу сказать «ломается мозг», было бы очень круто. Естественно, ломается нервная система, потому что стресс в первую очередь воздействует на нервную систему. Если человек подготовлен, если он ведёт здоровый образ жизни, занимается физической культурой, не уходит в спорт, что неправильно немного (мы не будем затрагивать эту тему, физической культурой назовём), питается правильно, то у него есть больше шансов, что стресс не повлияет, либо в меньшей степени окажет влияние на организм. Если этого не происходит, если человек не приучен, то стресс обязательно даст о себе знать. Сначала среагирует нервная система, и потом постепенно, там, где тонко, там и будет поломка в каком-то из органов и систем. Как правило, поломка происходит на клеточном уровне, внутри запускаются определённые механизмы, целый каскад реакций, который приводит к тому, что возникают различные проявления.

Елизавета Каширина:

Мы, с одной стороны, на них не реагируем, или можем «забить», а с другой стороны, наверное, начинаем очень глубоко копать. Мы начинаем ходить по врачам и обязательно хотим докопаться до сути.

Анна Агафонова:

Да, совершенно верно.

Елизавета Каширина:

Но где же тогда здесь правда? Не обращать внимания на симптомы стресса, «оно само пройдёт», или все-таки обращать внимание и пытаться бережно относиться к своему организму?

Анна Агафонова:

Конечно, в любом случае, на всю симптоматику нужно обращать внимание, не углубляться и не уходить, не становиться ипохондриком. Все сразу идут в интернет, сразу «ОК Гугл», все знают эту волшебную фразу, и начинается поиск: что у меня? А вот этот, вот этот, вот этот симптом?

Елизавета Каширина:

Потом находим симптомы 150-ти болезней. Мы хватаемся за голову начинаем перебирать.

Анна Агафонова:

Да, симптом 3-го курса медицинского университета, когда все болезни находишь у себя, совершенно верно. Я тоже через это прошла, я находила у себя все болезни, абсолютно.

Елизавета Каширина:

Потом начинаем из списка вычёркивать, как «ненужные».

Анна Агафонова:

Совершенно верно, потом голова забивается совершенно другим. Здесь нельзя не обращать внимание на проявления. Не нужно, вы правильно выразились, «забивать» на это, как сейчас говорит молодёжь. Нужно обращать внимание на симптомы, но не уходить в них глубоко, а понять, что есть такой симптом. Нужно разобраться, что это такое, пойти к врачу и расставить точки над i, понять: это мимолетное проявление, или это признак уже сформировавшегося процесса? Дальше уже разбираться в причине.

Елизавета Каширина:

Давайте, попробуем сформулировать симптомы неполадок эндокринной системы. Первый сбой – это упадок сил или настроения?

Анна Агафонова:

Да, первые симптомы, вы правы. Я бы, пожалуй, отнесла к первым симптомам это упадок сил и нарушение сна обязательно. Нарушение сна — это не значит, что не можете заснуть. Вы можете засыпать, как убитая, пришли, покушали и сразу легли спать, и заснули. Но сон будет поверхностным, вы утром встаёте и чувствуете, что не выспались, вам не хватило времени. Вы чувствуете себя разбитой, усталой, к середине дня вы понимаете, просто ловите себя на мысли, что вы засыпаете, либо раздражаетесь. Окружающие начинают говорить: «Ой, ты какая-то раздражённая, может, у тебя ПМС?» Это самое распространённое, что могут сказать, причём, в любой возрастной категории. «Что-то случилось?»

Елизавета Каширина:

А потом мы начинаем винить свою семью и говорить: «Да вы меня раздражаете!»

Анна Агафонова:

Да, совершенно верно. Потом начинаются срывы на близких, потому что на работе этого делать нельзя. Нам нужно удержаться на работе, нам нужно удержаться в должности, нам нужно зарабатывать деньги. Сколько бы не было работ, 10, 20, 5, 2 или 1, но там мы не можем ничего сделать, мы можем это сделать только дома на близких, оторваться по полной программе. Мужчины могут уходить в запой, такой момент есть, такой момент существует, все об этом знают. Женщин эта тема касается меньше, но, тем не менее, тоже присутствует и мы не можем сбрасывать со счетов. Либо женщина говорит: всё, у меня началась депрессия, я буду пить антидепрессанты. Самый худший вариант, когда женщины сами себе назначают антидепрессанты, либо спрашивают у подруг, и начинают пить то же самое. Это самое ужасное, мы начинаем вытаскивать потом их из этого состояния.

Елизавета Каширина:

Давайте, вернемся к списку симптомов, которые мы можем сформулировать, симптомов неполадок в эндокринной системе. Плохое настроение – раз, стресс – два. Ещё что?

Анна Агафонова:

Следствие состояния хронического стресса, это, как раз, упадок сил, нарушение сна, раздражительность. Раздражительность – когда начинают замечать окружающие.

Елизавета Каширина:

При этом мы теряем вес, или наоборот, набираем?

Анна Агафонова:

Чаще всего идёт набор веса, мы начинаем «заедать» стресс. Женщины так и говорят на приёме: я заедаю стресс, я хочу сладенького. А почему нет? Почему они должны себе отказывать в мелочах? Дальше это могут быть головокружения, частые головные боли, частые ОРЗ. Но чаще всего это не истинные ОРЗ, а маскировка. Это признаки. У женщин может сбиваться менструальный цикл, он может удлиняться, может укорачиваться, всё что угодно может быть. Наверное, грубовато будет звучать, но появляются проблемы в семье разного характера. Проблемы в общении с детьми – это один момент, проблемы в общении с мужем – это тоже очень важный момент для семьи, тоже один из признаков того, что идёт гормональный сбой. Женщина прекращает ходить по своим любимым косметологам, парикмахерам, перестаёт следить за собой. Сделала «хвостик» или «шишечку», побежала на работу. Максимум, что она сделала, это умылась и где-то в пробке накрасила губы.

Елизавета Каширина:

Можем ли мы сами провести диагностику эндокринных заболеваний, хотя бы поверхностную, и начать разбираться в симптоматике?

Анна Агафонова:

Да, всё что мы перечислили, если вы нашли у себя, то – welcome, я вас жду на прием. Я вам помогу, у меня есть универсальный подход к этому, и как с этим бороться.

Елизавета Каширина:

Бывают ли у вас мастер-классы или лекции, консультации?

Анна Агафонова:

Да, конечно. Лекции, консультации и мастер-классы. Больше, скорей всего, в формате лекции-консультации. Но в будущем я планирую, что это будут и мастер-классы.

Елизавета Каширина:

Давайте, вернёмся к универсальным быстродействующим средствам. Как мы сейчас любим: выпили баночку, или получили таблетку от счастья. Таблеток от счастья много, а рекомендателей – море, весь Инстаграм завален: ЗОЖ, правильным питанием, быстродействующими диетами, системами, все повернуты на системах. Кому доверять: интернету, врачам, поликлиникам?

Анна Агафонова:

Всё, что вы сейчас перечислили, все это присутствует. С одной стороны, хорошо, что люди имеют информацию, люди получают информацию в руки. Но они не знают, что с ней делать, они не знают, куда идти, кому довериться, где есть истина? Что значит ЗОЖ в интернете? Это что, я могу открыть интернет, сразу заказать баночки себе и провести детокс, например?

Елизавета Каширина:

Участвовать в марафоне, выиграть айфон. Выпить баночку, и всё будет хорошо.

Анна Агафонова:

Выпить баночку, а там, как правило, 4 баночки и это стоит недешево, и у меня все наладится? Такого не бывает. Чудес на свете не бывает. Я всегда говорю: для этого нужно приложить определённые усилия. Усилия должны быть сформулированы совершенно чётко: первое, второе, третье, или четвертое, пятое. Всё по пунктам должен разложить доктор, врач, даже по питанию. Есть нутрициологи – да, я согласна, есть диетологи – я согласна с этим. Изначально к этому должен подвести доктор и сказать: знаете, я считаю, что у вас такая-то проблема, потому-то и потому-то. Он должен объяснить пациенту, почему. У нас люди уходят, они не понимают, за что они заплатили деньги.

Елизавета Каширина:

Эндокринология стала очень коммерциализированной сферой. Все растаскивают эндокринологические симптомы на какие-то теории, на практики, методики. Но при этом, как вы уже сказали, вы не лечите анализы, вы лечите человека. Как вам удается среди коммерческой сферы увидеть действительно человека и понять, что же ему нужно, что лечить, как лечить?

Анна Агафонова:

Очень хороший вопрос. Как удаётся? Удаётся, наверное, за счет знаний, которые я получаю. Я не стараюсь внедрить какую-то одну методику: вот, я узнала что-то, и только так работаю. Или мне сказали, что тот препарат очень хороший – да он замечательный, он шикарный, но есть ещё аналоги, не дженерики, которые тоже замечательные. Есть такой тип питания, есть другой тип питания, а есть третий тип питания. Мы не можем одно всё испробовать на пациенте, или наоборот, сказать: возьмите, сами почитайте, что для вас удобно – то и выберите. Мы должны сами это сделать. Для того чтобы это сделать, мы должны знать человека от кончиков волос до кончиков ногтей. Когда ко мне приходит пациент, я спрашиваю и знаю о своём пациенте всё: чем он занимается, как он спит, хорошо ли он спит, высыпается или нет, о чем он думает, чем он озабочен и так далее. У меня первичный приём длится, практически, 1,5 часа, чтобы узнать всё. Многие сначала не понимают, но когда они возвращаются на второй приём, на консультацию, уже с обследованиями, они говорят: да, я согласна с вами! Но, опять же, я считаю, как кто-то у вас сказал из докторов, что для каждого есть свой доктор. Кому-то нужно прийти и просто сдать мазок, как просто к гинекологу, и больше ничего. Что бы ты ни говорил, что она весит 120 кг, что у неё давление и это неправильно, это не есть норма, что, возможно, будет сахарный диабет, что возможно развитие этого и этого процесса – не достучаться до человека. Человек не хочет это воспринимать. Пока человек сам не поймёт, что ему это нужно, это бесполезное занятие.

Елизавета Каширина:

Но как же найти внутреннюю мотивацию для того чтобы не побояться пойти к врачу? Наши страхи, наверное, первичный приём или первый шаг, чтобы вообще обратиться к врачу. Мы терпим, терпим, а потом становится иногда поздно.

Анна Агафонова:

Да, я согласна. Это сформировано, по большей части тем, что, когда ты идёшь к гинекологу-эндокринологу, первое, о чем ты думаешь, что ты идешь к гинекологу. Осмотр у него сам по себе является стрессовым фактором даже для меня. Я тоже не люблю гинекологов, на самом деле. Но нужно перебороть страх и подумать о том, что ждет впереди. Впереди ждет счастливое будущее: молодая, стройная, красивая, опять 35. Нужно думать об этом. Естественно, мы, как вы правильно заметили, не лечим анализы, мы лечим человека прежде всего. Я бы даже говорила не «лечим», а «корректируем». Происходит коррекция состояния, потому что не всегда необходимы лекарства. Кто-то приходит уже с набором лекарств, и человека удаётся снять с препаратов. Внутренней мотивацией должно служить понимание, что вы профилактируете. Во-первых, вы становитесь моложе, вы приобретаете молодость, вы приобретаете знание. Ведь врач – это не наркодилер, врач – это человек, который вводит вас в определённый мир знаний по эндокринной системе, объясняет все процессы, которые происходят именно в вашем организме, а не у тети или дяди. Он расскажет, что с этим делать и как часто нужно приходить. Да, на первых этапах это чаще, потом раз в полгода достаточно, чтобы приходить, узнавать о своём состоянии, всё ли правильно делает человек, и потом жить дальше спокойно, и весело, и радостно, и получать удовольствие от жизни, в конце концов.

Елизавета Каширина:

Существуют ли какие-то лайфхаки, или секреты по эффективной работе эндокринной системы, по её улучшению? Что нам нужно сделать, краткие советы?

Анна Агафонова:

Во-первых, я бы сказала: как бы не хотелось делать человеку, как бы трудно не было подвигнуть себя, найдите внутри мотивацию к тому, чтобы заниматься физической нагрузкой, любой. Начните хотя бы с ходьбы, поставьте подальше от дома машину и дойдите до дома пешочком. Если вы живете на 3-м, или на 5-м, или 8-м даже этаже – дойти пешочком, не ехать на лифте. Начните с этого. Попробуйте, протестируйте себя ради интереса, поспорьте с кем-нибудь. Сделайте что-то для себя: пойдите в салон, где есть SPA, походите по дорожке, не надо бежать, не надо сразу ставить себе спортивные рекорды. Хотя бы с этого начните. Потом, когда вы поймете, что у вас есть трудности, вы пойдете дальше. Сделайте первый шаг. Придите ко мне на приём, я расскажу дальше, в чём изюминки, в чём есть фишечки, которыми вы можете совершенно спокойно манипулировать. Вы будете замечательно выглядеть, вы будете профилактировать осенне-весенние стрессы, чтобы не было ситуации, как в кино: как пережить зиму, как перезимовать, как птичка.

Найдите внутри мотивацию к тому, чтобы заниматься физической нагрузкой, любой.

Елизавета Каширина:

Хороший вопрос: что нужно сделать, чтобы расцвести к весне?

Анна Агафонова:

Что нужно сделать, чтобы расцвести к весне? Нужно сходить ко мне на приём. Это первое. Но это идеальный вариант. Если не получается, то заняться собой всё-таки, больше полюбить себя. Пока вы не полюбите себя, вас не полюбит никто. Как только вы внутри принимаете себя такой, какая вы есть, вы понимаете: «Да, я такая, но я могу изменить ситуацию», если вам что-то не нравится. Если нравится всё – сходите к врачу. Понравится ли всё врачу? Если врачу что-то не нравится, он мотивирует вас, и объясняет, почему ему это не нравится – подумайте. Если вам не понравилось у врача, я не говорю сейчас про себя конкретно, про любого врача, если вам что-то кажется не так, подозрительно, сходите, как это в Европе принято, послушайте 2-3 мнения. Если вы найдёте сходство в рассуждениях, если вы поймёте, что это ваше – да, пойдите и сделайте этот шаг. Если нужно провериться – пойдите, проверьтесь. В конце концов, вы получите то, что вы хотите. Вы получите заряд бодрости, хорошего настроения, и вы будете прекрасно выглядеть к лету, лучше, чем любая фотомодель.

Елизавета Каширина:

Самый болезненный вопрос – это набор веса, снижение веса. Сначала мы соблюдаем диету, худеем, потом в 2 раза больше набираем. Зависит ли набор веса от эндокринной системы?

Анна Агафонова:

Безусловно, конечно, набор веса зависит от эндокринной системы.

Елизавета Каширина:

То есть всё гормоны, или надо обратиться к углеводам, или пойти в спортзал?

Анна Агафонова:

Здесь нужно сделать всё. Но не надо бросаться сразу и ставить себе задачу «Я завтра (или через неделю) хочу -10 кг». Организму это не понять. Для организма уже сама мысль, что «я через месяц сброшу 10 кг» – это стресс. Нужно делать всё постепенно. Никакие скачки не нужны для организма, это вредно. Всё должно быть плавно, постепенно, как в замедленном темпе. 5 кг, 5-7 кг, в зависимости от того, что имеем изначально. Если у вас вес 120 кг, то 10 кг, может быть, не сыграют роли, а если это 50 – 70 кг и вы хотите сбросить ещё парочку, допустим, чтобы что-то подкорректировать и быть ещё краше, чем вы есть, то почему нет?

Елизавета Каширина:

Советы эндокринолога, конечно же, всегда для нас очень важны и ценны. А что можно посмотреть на просторах интернета? Можете ли вы рекомендовать, или сайты, где можно почерпнуть информацию, и как в ней разобраться?

Анна Агафонова:

На самом деле, даже без моих рекомендаций, вы, зайдя в интернет, найдете кучу информации и запутаетесь. Естественно, я бы рекомендовала источники, которые ориентированы на докторов, которые давно занимаются этим, давно занимаются проблемой. Докторов, у которых, если мы будем говорить при Инстаграм или про Фейсбук, вы увидите много подписчиков. Он много выкладывает информации, и вы видите, что эта информация не просто «ни о чём», а конкретная. Доктор выложил информацию: вот такой-то процесс, в нём задействовано то-то. Если вы видите научный подход и доктор не пишет: «Вот, пожалуйста, пейте это, это и вот это, и ещё немного это». Если доктор так пишет, то, конечно это неправильно, доктор не должен лечить через интернет. Если вам предлагают: «Да, возьмите. Я вам пришлю специальную анкету заполните, и заполните ещё 10 анкет, и я узнаю всё о вашем состоянии и вышлю вам готовое лечение, а вы мне на счёт переведите деньги», – пожалуйста, не верьте! К сожалению, много таких докторов, и мы получаем много осложнений. Я сталкивалась конкретно с осложнениями от таких «лечений». От них очень трудно избавиться, трудно восстановить организм.

Елизавета Каширина:

В чём они заключались, если не секрет?

Анна Агафонова:

Это не секрет. Назначались очень серьёзные гормональные препараты, даже не БАДы, и женщины, я не могу сказать, что они превращались в мужчин, но были нарушения. Даже скелетизация лица менялась, менялась форма тела, фигура. Естественно, плохое самочувствие, что очень важно для женщины. Женщина не чувствовала себя женщиной, она чувствовала себя мужчиной. Но это крайний вариант, где был задействован спорт. В остальных вариантах были и наборы веса, и наоборот, такое критическое уменьшение, что пропадали все женские функции, очень сложно их восстанавливать. Или терялись волосы, приходила женщина с алопецией, с проблемой, потеряла все волосы с головы. Это очень трудно вообще восстановить. Разные осложнения можно получить от препаратов, если неправильно назначать, тем более, через интернет, не видя человека. Как можно так делать? Я считаю, что это априори невозможно.

Елизавета Каширина:

Анна, где можно посмотреть информацию о вас и ваших консультациях, куда обращаться?

Анна Агафонова:

Можно посмотреть в Фейсбуке на моей странице, можно посмотреть в ближайшем будущем на YouTube. Можно обращаться, задавать вопросы, я на все вопросы отвечу. Приходите на прём. Записывайтесь на приём, приходите, я приглашаю всех. Также на мастер-классы.

Елизавета Каширина:

Спасибо большое за столь содержательный, интересный разговор!

 

Как аллергопробы помогают в диагностике и лечении кожных заболеваний детей?   Что такое преимплантационная генетическая диагностика? Какие для неё показания и можно ли с её помощью произвести селекцию пола по желанию или показаниям?   К вапоризации необходимы показания?   Как снизить риск заболеваний почек? Рекомендации   С чего стоит начать процесс похудения?   Как женщине после родов быстрее вернуться к половой жизни?   Чем отличается выпадение волос у женщин и мужчин?   Как регулировать вязкость крови, липидный обмен и артериальное давление?   Что такое крауроз вульвы?   Можно ли лечить гепатит С амбулаторно? Обязательна ли госпитализация?   Насколько развита российская медицина в плане хирургического лечения дегенеративных заболеваний позвоночника?   Человек может излечиться от эпилепсии посредством операции?   Кроме псориаза, акне, розацеа какие ещё кожные патологии чаще всего связаны с проблемами желудочно-кишечного тракта?   Что считывают биопотенциалы?   Сколько нужно пить фолиевой кислоты?   Как все-таки определить, что у человека идеально ровные ноги? По слухам, они должны соприкасаться в 4-х точках. Это правда или миф?   Растет ли выявляемость рака предстательной железы по сравнению с прошлыми годами?   Каково Ваше мнение относительно телемедицины. Есть ли у неё будущее?   Какие симптомы характерны при нарушении функции почек?   Какое оптимальное количество слоев должно быть на очковой линзе?