Как с учётом состояния экологии и образа жизни большинства людей родить и вырастить здорового ребёнка?

Педиатрия

Тэги: 

Евгения Горкина:

Программа «Горкина правда», у микрофона Евгения Горкина. В преддверии Всемирного дня здоровья мы хотим вспомнить о важном – о здоровье, о котором нужно заботиться с самого рождения. В своём обращении президент обозначил необходимость увеличения продолжительности жизни, но для этого необходимо, чтобы дети рождались, в первую очередь, здоровыми. Как с учётом всего, что мы имеем, особенно, экологической обстановки и образа жизни, который мы ведем, который ведут большинство людей, как родить и вырастить здорового ребенка? Сегодня нам в этом поможет разобраться Виктор Васильевич Зубков, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела неонатологии и педиатрии ФГБУ Национальный медицинский исследовательский Центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова.

Виктор Васильевич, все знают ваш Центр, колоссальный Центр и опыт, который у вас имеется. Очень хочется, чтобы вы поделились какими-то данными, статистикой о том, что происходит сейчас в нашей стране, в Москве, как меняется ситуация. Что, самое главное, делать мамам, женщинам, и папам, мужчины тоже стали думать, как сделать так, чтобы потомство было здоровым, чтобы все об этом подумали.    

Виктор Зубков:

Наш институт – ёмкий, крупнейший национальный институт в стране, является основополагающим в области акушерства и гинекологии и перинатологии в целом. Ту проблему, которую обозначил наш президент В. Путин о продолжительности жизни, конечно, нужно начинать с истоков, с рождения ребёнка, для того чтобы заложить полноценные подходы к его воспитанию, к его физическому состоянию, чтобы он был полноценным членом общества, членом семьи, дал такое же полноценное потомство. Поэтому, я думаю, что нам было бы правильным поговорить вообще, в целом, о грудном вскармливании, потому что молоко – это основа жизни для новорождённого ребёнка. Даже недоношенных детей мы стараемся кормить.

Я хотел бы такие данные привести. Всемирной организацией здравоохранения в 2016 году принят новый гайдлайн по грудному вскармливанию, и было отмечено: если бы детей кормили грудным молоком, 820 тысяч детей ежегодно оставались бы живых. Вдумайтесь: 820.000! Как раз элемент прироста населения, в том числе и в Российской Федерации, и в мире в целом. Это данные по миру, по тем странам, которые дают статистику в ВОЗ.

Евгения Горкина:

Это, видимо, те данные, которые можно напрямую связать. А что происходило с этими детьми?

Виктор Зубков:

Причины? Я думаю, что у нашей аудитории нет медицинского образования, немного расскажу, поясню. Проблемы, которые возникали с желудочно-кишечным трактом у детей, некротизирующие энтероколиты, являются основной причиной смертельных исходов у детей. Грудное вскармливание даёт на них очень положительный эффект. У нас в институте Кулакова ведётся много научных исследований, и кандидатские диссертации выполняются, и докторские, где четко показано о позитивном влиянии грудного молока, начиная от молозива. Мы сейчас стали использовать новые технологии, это закладывать за щечку ребёнка первые капли молозива, даже тем, которые родились с экстремально низкой массой тела, от 1000 до 500 г, потому что мы стали регистрировать этих детей, они полноценные члены нашего общества. Это тоже отчасти будет влиять и на прирост населения, когда мы будем полноценно выхаживать, чтобы они были здоровыми. Все начинается, первое, что мы делаем, это закладываем за щечку ребёнку первые капли молозива. Это вещество, которое содержит много полезных элементов, которые дальше предотвратят развитие некротизирующих энтероколитов и снизят летальность из этих ежегодных 820 тысяч детей.

Параллельно хочу сказать о проблеме, касаясь грудного вскармливания. Мы последнее время стали отмечать сахарный диабет II типа у детей, если они не находились на грудном вскармливании. Это проблема на сегодняшний день. Раньше не сталкивались с этой проблемой, другого типа были сахарные диабеты у ребёнка. II тип – это инсулинозависимые. Хотел бы сказать такой момент по поводу матерей. Многие женщины гонятся за красотой, за сохранением своих красивых форм, все можно понять, но ежегодно 20.000 женщин, которые не кормили грудью, заболевают онкологическими заболеваниями. В то же время хочу сказать, чтобы понимали женщины, что мы не нагоняем страх на нашу аудиторию, что раньше была другая идеология. Мы многое не знали, недопонимали. Сначала было принято кормить грудью, так как не было никаких заменителей. Все старались кормить грудью, потому что не было ничего. Потом в процессе развития человечества, развития технологий стали появляться заменители грудного молока. Пошла мода, можно кормить смесями, что это удобно, это комфортно, и женщины очень быстро переориентировались, перестроились.

Мы стали отмечать сахарный диабет II типа у детей, которые не находились на грудном вскармливании.

Евгения Горкина:

Причём, не только в нашей стране, вообще по всему миру был бум, даже я знаю, был бум на кесарево. Так развивалось, в Штатах было. Были дети, которые рождались только таким способом, и считалось самым правильным.

Виктор Зубков:

Мы пережили этот период. Сейчас, к счастью, мы совершенно другими глазами смотрим. У нас сейчас очень много мотивированных девушек, которые начинают достаточно много читать, благодаря вашей просветительской работе. Вы носите, все средства массовой информации, колоссальную информацию, вы правильно объясняете: пусть не переживают те, которые не кормили, потому что так было принято. Сегодня мы смотрим другими глазами на эти вещи, объясняем, почему.

Сейчас очень много внимания уделяется стволовым клеткам, которые содержатся в молоке, и много работ идет по стволовым клеткам, которые находятся в молоке. Наш директор, академик Г. Сухих достаточно много своего времени посвящает исследованиям по стволовым клеткам, в том числе в молоке. Наши лаборатории занимаются исследованиями стволовых клеток в грудном молоке, их влиянии на развитие, на интеллект ребёнка. Масса работ проведено, где было показано, банальные вещи сейчас скажу: если ребёнок находится на грудном вскармливании, его IQ значительно выше, нежели у ребёнка на искусственном вскармливании. Я хочу ещё раз оговориться и буду все время говорить, чтобы матери не испытывали какой-то вины, потому что жизнь по-разному складывается. Надо реально смотреть. Если есть возможность кормить – нужно кормить, если нет такой возможности, к сожалению, – надо искать.

Мы развиваем новое направление, это банки грудного молока. К сожалению, это ещё не регламентировано юридически, но мы в институте Кулакова планируем внедрить принципиально новую систему работы специалистов по поддержке грудного вскармливания. Будет сформировано научное подразделение, сформирован штат специалистов по поддержке грудного вскармливания, по изучению состава и влияния молока, в том числе, некоторых структур на состояние здоровья ребёнка, на его дальнейшее развитие. Особенное внимание будет отдельным категориям женщин. Раньше, например, онкология у женщины была противопоказанием к родам. Но онкология не приговор для родов на сегодняшний день. У нас создан институт онкологии в институте, на базе национального института, который полностью занимается этими проблемами, и онкология на сегодняшний день — это не приговор материнству. К сожалению, не всегда они могут кормить, потому что получают очень много препаратов антибиотиков, цитостатиков. Тяжелейшие препараты, которые проникают в молоко, и мы не хотели бы, чтобы на детей было это влияние. У нас идут исследования в этом направлении. Академик Г. Сухих настолько передовой человек в этом плане! У нас открыто огромное количество новых лабораторий по изучению всевозможных проблем. Я не буду загружать аудиторию научно-медицинскими терминами, но хотелось бы поделиться, потому что действительно, это гордость нашего национального института, когда мы можем проводить такие научные исследования.

Евгения Горкина:

Ваш институт и исследования проводит, и реально ведете лечение, беременности, роды. Не просто каждый желающий может к вам попасть. Вы берёте людей с самыми тяжелейшими случаями.

Виктор Зубков:

Да, совершенно верно. Я занимаюсь клиническим аудитом, считаем абсолютно все. Весь наш коллектив, наше отделение неонатологии и педиатрии, работают потрясающие специалисты неонатологи. Сами понимаете, работать с новорождёнными очень сложно, особенно, когда у детей экстремально низкая масса тела при рождении. Требуется определённый подход, определенные навыки. Это способствует тому, что мы начинаем выхаживать очень сложных детей. У нас по статистике в 2017-м родилось 53 % больных детей, по отчётности, именно в нашем Центре.

Евгения Горкина:

Но они родились, потому что к вам поступают такие женщины.

Виктор Зубков:

Конечно. Мы на всю страну, по сути, позиционируем, что мы берем самые сложные случаи. Есть, например, патология, иммунная водянка называется, связанная с отёками, практически, всего организма. Все от них отказываются, потому что сложности в выхаживании. Мы сейчас стали пробовать выхаживать таких детей. У нас огромное количество детей, рождённых с пороками развития. Например, диафрагмальные грыжи, очень сложный порок. Вся страна, практически, сейчас приезжает к нам. Я абсолютно с чувством гордости могу сказать от нашего института, от нашего отделения, от наших неонатальных хирургов, у нас выживаемость 64%. Таких данных нет в мире, так что мы концентрируем на себя, в основном. Везде выживаемость 30 %, 40%, у нас по итогам 2017 года 64%. Поэтому, конечно, все стараются попасть к нам.

Возвращаясь к вопросу грудного вскармливания, мы стараемся здесь тоже учитывать этот факт на ту категорию пациентов, новорождённых детей, которых стараемся максимально рано прикладывать к груди.

Евгения Горкина:

Знаю, были такие случаи, когда мама рожала ребёночка с пороком сердца, ещё что-то, буквально не давали кормить грудью. Понятно, что они лежали в специализированных учреждениях, всё по часам. Чуть ли не бегали. Я знаю, как моя знакомая пряталась, буквально, чтобы покормить грудью собственного ребёнка. Но это же ужасно. Это больной, ребёнок, который максимально больше нуждается в уходе. Почему-то у людей было противоречие: ему и так плохо, давайте, сделаем ему ещё хуже!

Виктор Зубков:

 К сожалению, много моментов, которые мы сейчас оцениваем ретроспективно. Они были, по крайней мере, странными, но так было устроено общество. Считалось нормой, что ребёнок должен находиться отдельно, мама должна находиться отдельно, якобы из благих соображений, что мама отдыхает, восстанавливается, хотя это совершенно неправильно. Сейчас достаточно выраженная тенденция, в больницах развивается доброжелательное отношение. Отношение к грудному вскармливанию полностью изменилось на сегодняшний день. Мы стараемся, чтобы с мамой находились не только доношенные, обычные здоровые дети, но и недоношенные в том числе, и больные дети, даже в отделении реанимации и интенсивной терапии. Мы сейчас делаем, получаем нормативную базу разрешительных документов. Многое регламентировано СанПиНами, которые надо пересматривать, потому что на данный период не все вопросы в них отражены, как это было несколько лет назад. Мы сейчас пересматриваем нормативную базу документов, для того чтобы даже в реанимации ребёнок находился совместно с мамой.

Беда в другом: мамы теперь не готовы. Если мы, медики, готовы к этой ситуации, мамы не готовы, они боятся оставаться со своими детьми. Представьте, ребёнок находится на искусственной вентиляции легких, мы берем ребёнка, прикладываем к маминой груди, метод кенгуру, так называемый. Ребёнок с трубками находится, так и бывает, скажу, чтоб понятно было. У ребёнка находится зонд, всевозможные пластиковые трубки от него отходят. Мама его берет, на грудь прикладывает себе, естественно, страшно маме, прежде всего. Поначалу для нас это было странно, так как мы работаем в этой системе, а для матерей это страшно. Но меняется ментальность, в том числе и меняется ментальность именно к грудному вскармливанию, потому что сейчас все понимают.

Мы развиваем тенденцию, чтобы новорождённый находился с мамой в любом случае, даже в реанимации.

Евгения Горкина:

То есть заниматься надо мамой вместе с ребёнком. Неразделимый союз, говорят же, это симбиоз, особенно, до года мама и ребёнок – это 2 неотделимых, это одно целое.

Виктор Зубков:

Помимо онкологических женщин ещё есть целая категория. Сейчас интенсивно развивается трансплантология. У нас проходит, практически, большая часть женщин, которые рожают детей с трансплантированными органами, мы столкнулись с новой проблемой. Дети совершенно хорошие. Когда мы стали изучать их состояние здоровья – они абсолютно полноценные члены общества. Та же проблема, что и у онкологических: мамы получают препараты, конкретно цитостатики, которые влияют. Но мы сейчас решаем вопрос с кормлением у этой категории женщин. Пока они не кормят из-за лекарств. Возвращаясь к ВОЗу, когда мы обсуждали гайдлайн новый по грудному вскармливанию, вы, наверное, слышали о нововведении: матери, которые получают антибиотики, могут кормить ребёнка грудью. Но антибиотики все равно снижают полноценную активность грудного молока в отличие от чисто нативного, если бы мама не получала антибиотики. Но, все равно, это более полезно, даже с антибиотиком.

Евгения Горкина:

Даже с антибиотиком. Это все равно полезнее, чем совсем убрать.

Виктор Зубков:

Но тут мы ещё должны получить научные данные, мы должны научно обосновать, чтобы не навредить ребёнку впоследствии. Мы не кидаемся, сломя голову. Обязательно должна быть доказательная база, обязательно должны провести научные исследования, посмотреть иммунитет у ребёнка и состояние его желудочно-кишечного тракта. Чтобы не было детей, о которых я говорил, 820.000, которых мы теряем ежегодно, к сожалению.

Евгения Горкина:

Как вы внутри Центра работаете с мамами? Вообще, что происходит? Она родила ребёночка, приложили к груди.

Виктор Зубков:

Сразу в родблоке прикладываем к груди, если это допустимо. Есть категории женщин, совсем единичные, когда мы не можем приложить ребёнка к груди, а в целом, практически, всех прикладываем к груди. Дальше мы переводим маму на совместное пребывание. Но тут ещё беда: иногда мама бывает после кесарева сечения. Мы сейчас это начинаем практиковать совместное пребывание и во взрослой реанимации, когда ребёнок находится рядом, возле мамы. Ей комфортно, она слышит плач своего ребёнка, она быстрее восстанавливается, понимает, группируется, что ей нужно кормить своего ребёнка, быстрее выйти из ситуации, в которой она оказалась. Дети у нас находятся, в основном, все на совместном пребывании.

Если по стране сказать, есть часть родильных домов, к сожалению, где ещё существует родильное отделение с раздельным пребыванием: мамы отдельно, дети отдельно. Это старые здания, к сожалению. Введение в эксплуатацию новых перинатальных центров (их порядка 96, по-моему, сейчас введено), решило эту проблему очень значительно. Я говорю про современные перинатальные центры по России. Этот вопрос хорошо меняется в лучшую сторону. Когда стали открываться перинатальные центры, наш национальный институт взял направление, мы стараемся быть своего рода законодателями, чтобы, испытав или проведя какие-то вещи у себя, популяризировать их на страну, чтобы они использовали наши данные. Ещё раз говорю, что наш директор настолько живёт страной, проблемами, очень государственный человек. Действительно, мы очень много ездим, все сотрудники нашего учреждения, ездим по регионам, делимся опытом. Нас с удовольствием встречают, приглашают. Очень доброжелательные наши коллеги в регионах, которые абсолютно стараются перенять опыт, который мы имеем у себя в институте, которым мы обладаем, чем мы можем поделиться.

Евгения Горкина:

Много открылось, но насколько большой процент вообще подобных раздельных роддомов? Насколько это шагает по стране? Популяризация грудного вскармливания, совместного пребывания, прикладывание к груди – как на сегодняшний момент?

Виктор Зубков:

В новых перинатальных центрах подавляющее большинство находится на совместном пребывании. Роддома, которые старые по своей сути конструкции, в них не предусмотрено совместное пребывание, так как, если занять палату, где находилось 2 женщины или 3 женщины, а поместить одну или две с малышами – сами понимаете, дискомфорт. Один ребёнок спокойный, спит, второй беспокойно ведёт себя, идёт некое раздражение. Сейчас все любят, чтобы было собственное пространство.

Евгения Горкина:

По 6 человек было в палатах.

Виктор Зубков:

 К сожалению, да, есть такие моменты до сих пор. Вы понимаете, что одновременно решить одномоментно проблему невозможно во всей стране. Надо объективно смотреть на вещи, не надо огульно говорить, что всё плохо. Нет. К сожалению, не все стараются так делать.

Евгения Горкина:

Виктор Васильевич, на вас большая ответственность, на вашем Центре, на вас, как специалистах, врачах. Мамы тоже должны понимать: вы в таком роддоме, где ты не можешь пребывать совместно с ребёнком, но кто мешает тебе через 3 дня, вернувшись домой, наладить грудное вскармливание? Продолжай кормить, и даже в роддоме корми, потому что все равно ребёночка будут привозить, в любом случае будешь видеть. Понятно, что государство много делает, чтобы способствовать, чтобы создавать благоприятные условия, но при этом ответственность у женщины должна появляться с момента, как у неё зародилась жизнь внутри.

Виктор Зубков:

Согласен. Здесь ещё один момент существует по грудному вскармливанию. Есть очень мотивированные женщины; они следят за ситуацией, начиная с того, что они читают литературу, как они будут кормить ребёнка, насколько это важно, насколько неважно. Есть проведение консультаций, тренингов, по сути, когда женщины могут учиться. У нас в институте существует масса тренингов по подготовке к родам женщин, где масса вопросов разбирается по грудному вскармливанию, начиная от периода до беременности, во время беременности и после беременности. У нас создан отдел – я думаю, аналогов нет нигде, ни в каком учреждении в стране – отдел по поддержке грудного вскармливания, который состоит из нескольких отделов. Это именно специалисты по поддержке грудного вскармливания, это отделение, которое занимается заменителями грудного молока, это научная группа, которая занимается исследованием молока, и тенденция формирования банка грудного молока. Эти все структуры в одном подразделении, которыми мы стараемся закрыть всё. Сюда входит и консультирование по телефону, сюда же входит и горячая линия.

Евгения Горкина:

А вы показываете как-то там, да? Как приложить, ещё что-то? Когда первый ребёнок, особенно всё непонятно.

Виктор Зубков:

Конечно, да. У нашего специалиста по грудному вскармливанию, который имеет сертификат по поддержке грудного вскармливания, есть муляжи, симуляторы, искусственная грудь. Они показывают маме, как приложить ребёнка, есть искусственная кукла. У нас мощный симуляционный тренинговый центр, где, в том числе, и этой проблемой занимаются. Не всегда сами медицинские работники готовы правильно проконсультировать родившую женщину, как приложить. Есть нормативные моменты; например, специалист по поддержке грудного вскармливания, если он не медицинский работник, не имеет права прикасаться к груди женщины. По его функциональным обязанностям это не прописано. Тут некий диссонанс получается. Она может теоретически рассказать, как всё сделать, но практически не может прикасаться. Это может сделать или медицинская сестра, или акушерка, которая имеет средне-специальное образование. Но мы с этим вопросом решили по-другому. Мы сформировали отдел, где есть специалисты теории и практики.

Евгения Горкина:

Что Всемирная организация здравоохранения рекомендует по срокам, по самой методике? Потому что учить надо буквально всё, должно быть прописано: что и как, когда, как часто, почему?

Виктор Зубков:

Можно, я начну с нашего института? У нас есть протокол, национальное руководство, которое мы разработали именно по проведению грудного вскармливания в стационаре. Они будут опубликованы в ближайшее время. Часть мы опубликовали в журнале «Неонатология, акушерство и гинекология». Всемирная организация здравоохранения рекомендует 10 шагов поддержки грудного вскармливания. Там всё прописано: как кормить, каким образом, не должно быть в учреждении того или другого, какие шаги должны следовать со стороны мамы, если она начинает кормить грудью. В 2016-м году ещё приняты 2 шага, теперь 12, которые включают в себя тенденцию к платной выдаче смеси. В России мы бесплатно получаем смеси, оплачивает государство. Например, в Боливии, всё время пример привожу, 98 % грудного вскармливания в стране. Казалось бы, как можно было добиться? Только потому что бедная страна и не могут тратить деньги на покупку искусственных заменителей грудного молока. В данной ситуации потенцируется, и ВОЗ рекомендует тоже платную выдачу смеси.

Евгения Горкина:

Чем выше уровень жизни, тем меньше грудного вскармливания, к сожалению, с чем и столкнулись развитые страны.

Виктор Зубков:

По статистике в России в разных учреждениях, в разных городах грудное вскармливание от 40 до 80 %. Опять, как считать? ВОЗ рекомендует до 6 месяцев обязательно, и до 2-х лет грудное вскармливание носит рекомендательный характер. Поэтому на сегодняшний день разные подходы, разные принципы. Конечно, мама, родившая ребёнка, или женщина, точнее, должна осознавать, что, чем дольше она кормит своего ребёнка грудью, тем она больше переносит позитивных веществ не только с биохимических позиций, но и при контакте ребёнка и матери формируется связь биологическая, энергетическая, психологическая, которая способствует развитию. Когда ребёнок растёт в любви, в ласке, в прикосновении, всегда дальше это обеспечивает более качественный образ его жизни. Это все будет отражаться на формировании его иммунной системы в будущем, общего физического развития, и конечно качество жизни впоследствии.

Грудное молоко – не просто питание ребёнка. Это залог его здоровой, качественной жизни, хорошего умственного и эмоционального развития.

Евгения Горкина:

То есть, все пласты вы изучаете. Молоко — это не только питание.

Виктор Зубков:

Мы не рассматриваем как только питание. Это одна из функций молока.

Евгения Горкина:

Это огромный пласт взаимоотношений с ребёнком. Даже, мне кажется, можно делать только это, больше не заморачиваться особо, о развитии думать, и ты решишь массу проблем. Самое главное, сформируешь огромную привязанность ребёнка к тебе. Мы все хотим, чтобы наши дети выросли и сохранили с нами очень сильную связь, любили нас. Если мать кормит собственного ребёнка, это закладывает очень сильную привязанность, которую очень сложно потом разрушить, и иммунитет. Что касается иммунитета, вы сказали, интеллектуальное развитие, IQ выше.

Виктор Зубков:

Проводились исследования: у детей, которые находились на грудном вскармливании, IQ выше. Раньше, будучи молодым врачом, даже по гендерному признаку я понимал: есть женщина, которая родила ребёнка, которая кормит грудью. Что тут можно придумать? Но, постепенно погружаясь в эту тему, вы даже не представляете, сколько здесь интересного, сколько скрытых подводных камней, которые можно обсуждать часами. Это вопрос, о котором можно говорить, как всё формируется изначально и насколько важные позитивные моменты закладывает для будущего человека. Когда было заседание в ВОЗе, много экспертов выступало, мне понравилось, я даже сфотографировал. Один эксперт задал вопрос: «Почему в природе тигрица не кормится молоком слона? Почему человек должен пить коровье молоко?» Мне кажется, этой фразой наглядно отражается то, с чем мы сталкиваемся в жизни. Действительно, почему? Биологически заложен уникальный состав женского молока по белкам, жирам, углеводам, они полностью усваиваются ребёнком и дают позитив. Я не говорю о других вещах, факторах роста, лизоцим, который обеспечивает антимикробную защиту, противовирусную защиту, особенно в период эпидемии гриппа, особенно в межсезонье, когда гиповитаминозы. С молоком всё есть, и мама полноценно питает, всё получает ребёнок. Иммунитет, конечно.

Евгения Горкина:

Расскажите ещё про ваш Центр. Я знаю, вы активно внедряете новые технологии.

Виктор Зубков:

По выхаживанию, вы имеете ввиду? Если привязать к грудному вскармливанию, то у нас в каждом отделении оборудованы комнаты сцеживания, которые имеют определённую светонагрузку в разное время суток, в разный период – весна, лето, зима. Мы меняем световое освещение, потому что это увеличивает позитивную реакцию мамы на лактацию, увеличивает лактацию. Меняем свет. Также мы проводим эти манипуляции и с малышами, когда у нас дети находятся в палатах, где мы имеем возможность менять световые установки. Есть более тяжёлые дети, есть совсем дети маленькие, которым мы стараемся создать продолжение его внутриутробного нахождения, затемняем кювезы специальными попонами. Это способствует более комфортному развитию, формирует нервную деятельность, нервную систему ребёнка. Также мы используем музыкальную нагрузку как для мам, так и для детей, потому что, когда мама слушает приятную музыку, которая способствует её расслаблению, это повышает лактацию. Соответственно, для ребёнка, когда ребёнок слушает ту же музыку, какую музыку слушала мама во время беременности. Мы стараемся подстраиваться, если, конечно, технически такие возможности есть, потому что вы понимаете, есть реальная жизнь, когда нам хочется что-то сделать, но не всегда получается. Мы эти технологии используем.

Плюс, мы используем современные технологии по детям, у которых проблемы с сосанием. У нас в штате есть логопед, у нас есть дефектолог. Проводим детям массаж ротовой полости, языка, способствуем, как бы стимулируем, приближаем время, чтобы ребёнок самостоятельно сосал из груди, а не кормился через зонд. Очень хороший эффект. В нашем национальном институте мы стараемся внедрять всё, что мы где-то увидели. Сотрудники много ездят, смотрят за рубежом, и в России много на самом деле учреждений, которые тоже достаточно активно внедряют в свою практику новые технологии и по выхаживанию детей, и по развитию детей, особенно в перинатальных центрах. Я уже изначально сказал, что неонатологи отличаются даже от педиатров в целом, у них другой подход. Приходят молодые врачи, они совершенно другие, нежели даже педиатры, работающие в общей практике. Они, во-первых, мотивированы. Случайных людей в неонатологии не бывает. Кто оказался случайно, уходят из специальности. Сложно работать с новорождёнными, надо иметь внутренний посыл, для того чтобы заниматься такой категорией детей.

Евгения Горкина:

Вы сейчас рассказываете, я тоже подумала о том, что это совершенно другое направление в медицине. Это, наверное, единственное направление медицины, где учитывается эмоциональная сторона, где нельзя просто рассматривать как тело, орган, болезнь. Получается, столько всего нужно в комплексе! При этом всё должно быть научно и всё нужно обосновать, то, что задумано природой, а это, наверное, не так просто. Говорят, что человечество живое существо, а человек – сложнейшее, которое до конца не изучено. Не изучен человек сам, вообще, что в нём происходит, все процессы. Мы уникальны.

Виктор Зубков:

Ещё Гиппократ сказал о детях, что «Ребёнок – это не взрослый в миниатюре». Потом Филатов повторил: совершенно другое существо и требует другого подхода. Тогда неонатология не выделялась, общая была педиатрия. На сегодняшний день мы выделяем в отдельную специальность, хотя она по ВАКовскому грифу идёт как педиатрия. Тем не менее, это совершенно отдельная специальность, самая динамичная, самая развивающаяся, потому что мы все технологии начинаем использовать именно на этой категории пациентов.

Евгения Горкина:

Давайте, дальше пройдёмся. Ребёнок родился, грудное вскармливание, мама всё знала, наладила, нацелена кормить, как рекомендуют врачи и рекомендует Всемирная организация здравоохранения. Как сохранить здоровье ребёнка дальше?

Виктор Зубков:

Дальше, я думаю, правильно следующий шаг рассмотреть, уже после выписки домой. Во-первых, сейчас у нас в институте сокращено пребывание матерей в стационаре, достаточно быстро выписываем домой. Как правило, до 3-х суток, на 3-4 сутки выписываем. Раньше 7-8 суток лежали. Я говорю сейчас о здоровых детях. Мы ещё не переступили стадию 1 сутки, как за рубежом в некоторых клиниках, родила – сразу выписывают. К сожалению, наш контингент и родители пока не готовы. Мы выписывали детей с неотпавшей пуповиной – это ужас был! Нам шли звонки, когда мы внедряли первый протокол по обработке пуповины. Мы выписывали со скобой, и нам шли звонки: «Какой ужас! Что делать?» Участковые педиатры были в ужасе, потому что действительно не сталкивались. Не потому что безграмотность, просто не сталкивались люди, для них это было ново.

Евгения Горкина:

Зачем вы это делаете?

Виктор Зубков:

Для того чтобы самостоятельно пуповина отпадала, подсыхала культя и самостоятельно отпадала, ненасильственное удаление, как было раньше принято, или удаляли, отрезали ребёнку пуповину. Сейчас это все абсолютно естественным образом подсыхает, если здоровый ребёнок, никаких проблем нет. Это один из косвенных маркеров неблагополучия ребёнка. Если долго не отпадает пуповина, значит, что-то не так в организме, не так происходит процесс рубцевания. Значит, должна задуматься мама, должен задуматься участковый педиатр, понимая, что это один из косвенных признаков неблагополучия. Тем не менее, всё нужно понять. С одной стороны, с позиции диагностики неплохо, с другой стороны – мамы уже привыкли, что дети выписываются с неотпавшей пуповиной и купают их. Раньше боялись купать, потому что как, вообще? Мы сейчас изменили протоколы, не буду грузить аудиторию.

Евгения Горкина:

Нет, почему. Может быть, кто-то не знает ещё. Я, например, не знала об этом.

Виктор Зубков:

На сегодняшний день, по-простому могу сказать, мы не обрабатываем зеленкой, никаких анилиновых красителей пуповины. Это неправильно, потому что они наносят больше вреда здоровью ребёнка, нежели несут позитивные моменты. Сейчас диагноз омфалит, практически, мы не ставим. Раньше банальная гиперемия, как только покраснело пупочное кольцо – сразу ставили диагноз омфалит, ребёнку назначали антибиотики. Сейчас ситуация кардинально меняется, такого нет. Поэтому мы не обрабатываем никакими красителями, это обычное, совершенно сухое ведение пуповинного остатка. Если возникает проблема, конечно, врач назначает определённые препараты, которые будут способствовать, чтобы она не превратилась в инфекционный процесс. Во всём должен быть рационализм и никаких перегибов не должно быть, как если вдруг возникнет проблема с пуповиной, и врач не реагирует, ребёнок может получить какое-то инфекционное воспалительное заболевание, которое потом надо лечить и госпитализировать. Врач на участке должен чётко отслеживать ситуацию, но мама должна следить более, должна быть более информированной и должна понимать. Сейчас я думаю, по этому вопросу есть много литературы, можно почитать, и протоколы медицинские, и научно-образовательную, и популярную, по ведению пуповинного остатка в том числе.

Есть пограничные состояния, о которых можно много говорить. Что у новорождённого является, по своей сути, нормой, для детей старших это патология, которую нужно лечить. Эти границы, пограничные состояния, их огромное количество. Мы даже лекции читаем по этому вопросу, чтобы понимали, что женщины не пугались желтухи или сыпи, мы объясняем, почему и когда. В любом случае, если мама сомневается, должен врач обязательно смотреть малыша, в любом случае, в любом варианте, чтобы исключить более серьёзные проблемы. Пограничное состояние у новорождённых, если врач неправильно дифференцирует ситуацию, могут свидетельствовать или быть маркерами заболевания. Поэтому нужно отслеживать чётко.

Евгения Горкина:

Может быть, мы в частности ушли, но это очень хорошо отражает, насколько вы на передовой находитесь. Вы сообщаете сведения, о которых человек, который недавно родил ребёнка, и не в курсе. Поэтому, я думаю, слушателям тоже интересно.

Что касается дальнейших осмотров. Я знаю, что в России детская медицина очень неплохо развита. Мы постоянно ходим в поликлинику, есть грудничковые дни. Вообще не проблема попасть к врачу, получить хорошее качественное лечение или осмотр бесплатно, в рамках обязательного медицинского страхования. Я ни на что не жалуюсь, скажу честно.

Виктор Зубков:

Абсолютно подтверждаю ваши слова. Мы много сталкиваемся профессионально с разными ситуациями. Действительно, педиатрическая служба, как бы ни говорили, какие бы замечания нам ни делали, есть ситуации, естественно, есть ошибки, но в целом она работает абсолютно нормально. Я могу сравнить с зарубежными клиниками, госпиталями, даже с той же Англией: врачей очень сложно дождаться с температурой у ребёнка, независимо, маленьким или не маленьким, можно сидеть в течение нескольких часов, ждать. У нас априори недопустимо, через 7 минут будет скорая, малышу будет оказана помощь или госпитализируют ребёнка, и так далее.

Мы пошли разными путями. Государство полностью обеспечивает, действительно, по ОМС обслуживание детей в рамках детских поликлиник. Мы, все-таки, научно-исследовательский институт, мы на себя больше стараемся замкнуть, в силу нашей мощности, детей с проблемами. Мы естественно, изучаем со своих исследовательских позиций, как развиваются дети с той или иной патологией. Те же категории, о которых я говорил: женщины с патологиями, женщины с трансплантированными органами, или проблемы сахарного диабета, или перенесённые инфекционные заболевания – мы их по катамнезу обследуем и обслуживаем у себя в поликлинике, наблюдаем. Для здоровых детей мы предлагаем наблюдение в поликлинике. Пожалуйста, все могут к нам приехать, вопросов в этом плане нет по обслуживанию. У нас есть контрактная система работы, мы по контрактам можем обслуживать наших детей, если есть желание. Как правило, если к нам приходят, то подавляющее большинство стараются остаться у нас. Мы с ними работаем до следующей беременности, до следующих родов, и уже не одну беременность, как правило, они рожают у нас. Разные бывают ситуации, но в целом, основная идеология, основная линия, как правило – мы работаем с нашими пациентами не один год, и не с одним ребёнком. Это комфортно для всех, и для мамы, и для врачей, потому что мы знаем состояние здоровья ребёнка, акушеры или гинекологи наши знают состояние здоровья женщины, вовремя предотвращают ситуации, которые могут быть.

Евгения Горкина:

Только у нас в стране так часто показывают здорового ребёнка врачам. Ещё один показатель, может быть даже больше, чем нужно. Но в этом смысле мы можем быть спокойны.

Виктор Зубков:

Исторически сложилось, что профилактическая медицина существовала на уровне государства. Всегда ребёнок мог получить медицинскую помощь от рождения. Эта система так и осталась. Даже наоборот, сейчас и правительство, и президент уделяют колоссальное внимание здоровью населения. В общем это развивается, начиная от материнского капитала и заканчивая проектами, которые существуют по наблюдению детей. Всё это, естественно, бесплатно.

Евгения Горкина:

Подводя итог, можем попробовать сказать по пунктам. Вы родили ребёночка. Конечно, это осмотр, врачи и грудное вскармливание, потому что это очень важно, оказывается. Это залог будущего здоровья, развития личности и роста полноценного члена общества. Что ещё, прививки?

Виктор Зубков:

Прививки являются неотъемлемой частью, которые прописаны нашим государством. Это регламентировано. Мы поводим профилактические прививки. Существует масса спекулятивных подходов. Просто родители должны понимать, что прививки спасают детей от заболевания в большинстве случаев. Существуют спекулятивные подходы, кто-то за, кто-то против, кто статью прочитал. Нужно сесть и совершенно логичным способом поразмыслить над ситуацией, понимать, что может произойти, если ребёнку прививку не сделать. У каждого своя точка зрения есть, кто как считают.

Евгения Горкина:

Тоже профилактические меры, которые ввело государство, для того чтобы сохранить здоровье.

Наш эфир подошёл к концу. Приятная тема про рождение, материнство, тёплая, и такая интересная наука, которая изучает маленьких крошечек, которые от нас зависят. Как мы с ними будем обращаться, такими они потом и вырастут.

У меня сегодня в гостях был Виктор Васильевич Зубков, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела неонатологии и педиатрии научного исследовательского Центра акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова. Ещё хочу сказать, что с 2011 года Виктор Васильевич является членом международного центра динамики болезней и экономической политики, это всё взаимосвязано. А с 2012 года является экспертом ВОЗ и членом совета Российского общества неонатологов. Спасибо большое!

Виктор Зубков:

Спасибо, что пригласили! Хотел бы нашим слушателям сказать, что наш национальный крупнейший Центр имени Кулакова всегда открыт для пациентов, всегда готов оказать помощь, в которой нуждаются наши пациенты. Хотел бы передать от нашего директора тоже слова приветствия и благодарности за приглашение. Мы ждём всех. Академик Геннадий Тихонович Сухих всегда рад пациентам и всегда тепло встречает всех. Спасибо вам огромное!